Быт. Исх. Лев. Чис. Втор. Нав. Суд. Руф. 1Цар. 2Цар. 3Цар. 4Цар. 1Пар. 2Пар. 1Ездр. Неем. 2Ездр. Тов. Иудиф. Эсф. 1Мак. 2Мак. 3Мак. 3Ездр. Иов. Пс. Притч. Еккл. Песн. Прем. Сир. Ис. Иер. Плч. Посл.Иер. Вар. Иез. Дан. Ос. Иоил. Ам. Авд. Ион. Мих. Наум. Авв. Соф. Агг. Зах. Мал. Мф. Мк. Лк. Ин. Деян. Иак. 1Пет. 2Пет. 1Ин. 2Ин. 3Ин. Иуд. Рим. 1Кор. 2Кор. Гал. Еф. Флп. Кол. 1Фес. 2Фес. 1Тим. 2Тим. Тит. Флм. Евр. Откр.

Книга пророка Наума
 

 
  • О, гра́де крове́й, ве́сь лжи́вый, по́лнъ непра́вды! не ося́жет­ся лови́тва.
  • Гла́съ биче́й и гла́съ тру́са коле́съ, и коня́ теку́ща и колесни́цы шумя́щiя,
  • и ко́н­ника ѣ́дуща, и блиста́юща меча́ и блиста́ющихъ ору́жiй, и мно́же­ст­ва я́звеныхъ и тя́жкаго паде́нiя, и не бя́ше конца́ язы́комъ ея́: и изнемо́гутъ въ тѣлесѣ́хъ сво­и́хъ от­ мно́же­ст­ва блуже́нiя.
  • Блудни́ца добра́ и прiя́тна, нача́лница волхвова́нiй, продаю́щая язы́ки во блуже́нiи сво­е́мъ и племена́ въ чародѣя́нiихъ сво­и́хъ.
  • Се́, а́зъ на тя́, глаго́летъ Госпо́дь Бо́гъ Вседержи́тель, и от­кры́ю за́дняя твоя́ къ лицу́ тво­ему́, и покажу́ язы́комъ срамоту́ твою́ и ца́р­ст­вамъ безче́стiе твое́,
  • и воз­ве́ргу на тя́ огнуше́нiе по нечистота́мъ тво­и́мъ, и положу́ тя въ при́тчу.
  • И бу́детъ, вся́къ ви́дяй тя́ сни́детъ съ тебе́ и рече́тъ: окая́н­ная Ниневі́а, кто́ постене́тъ по не́й? от­ку́ду взыщу́ утѣше́нiе е́й?
  • Угото́вити ча́сть, устро́ити струну́, угото́вити ча́сть Аммо́ну, живу́щая въ рѣка́хъ, вода́ о́крестъ ея́, е́йже нача́ло мо́ре, и вода́ забра́ла ея́:
  • и еѳiо́пiа крѣ́пость ея́ и Еги́петъ, и нѣ́сть конца́ бѣ́г­ст­ву тво­ему́: и Фу́дъ и Ливи́ане бы́ша помо́щницы ея́.
  • И сiя́ въ преселе́нiе по́йдетъ плѣ́н­ница, и младе́нцы ея́ разбiю́тъ въ нача́лѣхъ всѣ́хъ путі́й ея́, и о всѣ́хъ сла́вныхъ ея́ ве́ргутъ жре́бiя, и вси́ во­ево́ды ея́ свя́жут­ся пу́ты.
  • И ты́ упiе́шися и бу́деши презрѣ́на, и ты́ сама́ себѣ́ взы́щеши по́мощи от­ вра́гъ.
  • Вся́ твердѣ́ли твоя́ я́ко смокви́чiе стра́жу иму́щее: а́ще поколе́блют­ся, впаду́тъ во уста́ яду́щаго.
  • Се́, лю́дiе тво­и́, я́ко жены́ въ тебѣ́: враго́мъ тво­и́мъ отворя́ема отворя́т­ся врата́ земли́ тво­ея́, и поя́стъ о́гнь вереи́ твоя́.
  • Во́ду одержа́нiя восхи́ти себѣ́ сама́ и утверди́ твердѣ́ли твоя́: влѣ́зи въ бре́нiе и попери́ся въ пле́вахъ, утверди́ па́че пли́нѳа.
  • Та́мо поя́стъ тя́ о́гнь, потреби́тъ тя́ ме́чь, поядя́тъ тя́ а́ки пру́зи, и отягча́еши а́ки мши́ца.
  • Умно́жила еси́ ку́пли твоя́ па́че звѣ́здъ небе́сныхъ: мши́цы устреми́шася и воз­летѣ́ша.
  • Возскочи́ а́ки пру́гъ смѣ́сникъ тво́й, а́ки акри́да восходя́щая на огра́ду въ де́нь студе́ный: со́лнце взы́де, и от­летѣ́, и не позна́ся мѣ́сто ея́: лю́тѣ и́мъ!
  • Воздрема́шася пастуси́ тво­и́, ца́рь Ассирі́йскъ успи́ си́льныя твоя́, воз­двиго́шася лю́дiе тво­и́ на го́ры, и не бя́ше прiе́млющаго.
  • Нѣ́сть цѣльбы́ сокруше́нiю тво­ему́, разгорѣ́ся я́зва твоя́: вси́ слы́шащiи вѣ́сть твою́ воспле́щутъ рука́ми о тебѣ́: поне́же на кого́ не на́йде зло́ба твоя́ всегда́?
  • Weh der Stadt, die so viel Blut vergossen hat, die Meister ist in Lüge und Verstellung! Voll gestopft ist sie mit Raub und kann doch das Rauben nicht lassen.
  • Ihr Untergang naht mit Peitschenknall und Rädergerassel, galoppierenden Pferden, rasenden Wagen
  • und daherjagenden Reitern. Schwerter wie Flammen und blitzende Speere! Haufen von Gefallenen, man stolpert über die Leichen, sie sind nicht zu zählen!
  • Es geht an Ninive, die Hure, die mit ihren Reizen und Zauberkünsten die Völker versklavt hat.
  • »Jetzt rechne ich mit dir ab«, sagt der HERR, der Herrscher der Welt. »Ich hebe dir das Kleid hoch bis übers Gesicht, dass du nackt dastehst vor den Völkern und alle Königreiche deine Schande sehen.
  • Ich bewerfe dich mit Kot und stelle dich an den Pranger.
  • Alle, die dich sehen, werden sich von dir abwenden und sagen: ́Ninive ist verwüstet! Wer wird darüber trauern?́ Niemand wird sich finden, der bereit ist, dich zu trösten.«
  • Meinst du, es wird dir besser ergehen als der Stadt Theben, die am Nilstrom lag und rings von Wasser geschützt war?
  • Unzählige Ägypter und Äthiopier hatten sie verteidigt, dazu als Hilfstruppen die Leute von Put und Lud.
  • Trotzdem wurden ihre Bewohner in die Verbannung geführt. Ihre führenden Männer wurden gefesselt und durchs Los unter die Sieger verteilt, ihre Kinder an allen Straßenecken zerschmettert.
  • Auch du wirst den Zornbecher des HERRN leeren müssen und nicht mehr aus noch ein wissen; du wirst vergeblich Schutz suchen vor dem Feind.
  • Deine Grenzfestungen sind wie Feigenbäume und ihre Besatzungen wie die Früchte darauf: Schüttelt man den Baum, so fallen einem die Feigen in den Mund.
  • Die starken Männer sind zu Memmen geworden, dein Land ist dem Feind schutzlos preisgegeben, deine Festungen werden ein Raub der Flammen.
  • Auf, schöpfe Wasser als Vorrat für die Zeit der Belagerung! Verstärke deine Mauern! Stampfe den Lehm und forme Ziegelsteine!
  • Es wird dir nichts nützen, denn das Feuer verzehrt dich; deine Bewohner fallen durchs Schwert. Es bleibt genauso wenig von dir übrig wie von einem Saatfeld, in das ein Heuschreckenschwarm einfällt. Ihr könnt selber so zahlreich werden wie die Heuschrecken, es hilft euch nichts!
  • Deine Händler sind zahlreicher als die Sterne am Himmel, aber sie werden plötzlich verschwunden sein wie eine Heuschrecke, die soeben aus der Puppe geschlüpft ist – weg ist sie!
  • Deine Aufsichtsbeamten und Schreiber werden sich davonmachen wie ein Heuschreckenschwarm, der sich an einem kalten Tag auf einer Mauer niedergelassen hat: Sobald ihn der erste Sonnenstrahl wärmt, fliegt er fort; niemand weiß, wohin. Ja, wo sind sie geblieben?
  • Du König von Assyrien, deine Minister schlafen den Todesschlaf, deine Generäle liegen erschlagen, deine Krieger haben sich zerstreut wie eine hirtenlose Herde auf den Bergen.
  • Dir kann niemand mehr helfen, von diesem Schlag erholst du dich nie! Wer von deinem Unglück hört, klatscht vor Freude in die Hände; denn es gibt niemand, der nicht deine Grausamkeit zu spüren bekam.


  • Горе городу кровей! весь он полон обмана и убийства; не прекращается в нем грабительство.
  • Слышны хлопанье бича и стук крутящихся колес, ржание коня и грохот скачущей колесницы.
  • Несется конница, сверкает меч и блестят копья; убитых множество и груды трупов: нет конца трупам, спотыкаются о трупы их.
  • Это – за многие блудодеяния развратницы приятной наружности, искусной в чародеянии, которая блудодеяниями своими продает народы и чарованиями своими – племена.
  • Вот, Я – на тебя! говорит Господь Саваоф. И подниму на лице твое края одежды твоей и покажу народам наготу твою и царствам срамоту твою.
  • И забросаю тебя мерзостями, сделаю тебя презренною и выставлю тебя на позор.
  • И будет то, что всякий, увидев тебя, побежит от тебя и скажет: «разорена Ниневия! Кто пожалеет о ней? где найду я утешителей для тебя?»
  • Разве ты лучше Но-Аммона, находящегося между реками, окруженного водою, которого вал было море, и море служило стеною его?
  • Ефиопия и Египет с бесчисленным множеством других служили ему подкреплением; Копты и Ливийцы приходили на помощь тебе.
  • Но и он переселен, пошел в плен; даже и младенцы его разбиты на перекрестках всех улиц, а о знатных его бросали жребий, и все вельможи его окованы цепями.
  • Так и ты – опьянеешь и скроешься; так и ты будешь искать защиты от неприятеля.
  • Все укрепления твои подобны смоковнице со спелыми плодами: если тряхнуть их, то они упадут прямо в рот желающего есть.
  • Вот, и народ твой, как женщины у тебя: врагам твоим настежь отворятся ворота земли твоей, огонь пожрет запоры твои.
  • Начерпай воды на время осады; укрепляй крепости твои; пойди в грязь, топчи глину, исправь печь для обжигания кирпичей.
  • Там пожрет тебя огонь, посечет тебя меч, поест тебя как гусеница, хотя бы ты умножился как гусеница, умножился как саранча.
  • Купцов у тебя стало более, нежели звезд на небе; но эта саранча рассеется и улетит.
  • Князья твои – как саранча, и военачальники твои – как рои мошек, которые во время холода гнездятся в щелях стен, и когда взойдет солнце, то разлетаются, и не узнаешь места, где они были.
  • Спят пастыри твои, царь Ассирийский, покоятся вельможи твои; народ твой рассеялся по горам, и некому собрать его.
  • Нет врачевства для раны твоей, болезненна язва твоя. Все, услышавшие весть о тебе, будут рукоплескать о тебе, ибо на кого не простиралась беспрестанно злоба твоя?