Скрыть
1:14
Церковнославянский (рус)
При́тчи соломо́на сы́на дави́дова, и́же ца́р­ст­вова во Изра́или,
позна́ти прему́дрость и наказа́нiе и уразумѣ́ти словеса́ му́дрости,
прiя́ти же изви́тiя слове́съ и разрѣше́нiя гада́нiй, уразумѣ́ти же пра́вду и́стин­ную и су́дъ исправля́ти:
да да́стъ незло́бивымъ кова́р­ст­во, отроча́ти же ю́ну чу́в­ст­во же и смы́слъ.
Си́хъ бо послу́шавъ, му́дрый прему́дрѣе бу́детъ, а разу́мный стро­и́тел­ст­во стя́жетъ:
уразумѣ́етъ же при́тчу и те́мное сло́во, рѣче́нiя же прему́дрыхъ и гада́нiя.
Нача́ло прему́дрости стра́хъ Госпо́день, ра́зумъ же бла́гъ всѣ́мъ творя́щымъ его́: благо­че́стiе же въ Бо́га нача́ло чу́в­ст­ва, прему́дрость же и наказа́нiе нечести́вiи уничижа́тъ.
Слы́ши, сы́не, наказа́нiе отца́ тво­его́ и не от­ри́ни завѣ́товъ ма́тере тво­ея́:
вѣне́цъ бо благода́тей прiи́меши на тво­е́мъ версѣ́ и гри́вну зла́ту о тво­е́й вы́и.
Сы́не, да не прельстя́тъ тебе́ му́жiе нечести́вiи, ниже́ да восхо́щеши,
а́ще помо́лятъ тя́, глаго́люще: иди́ съ на́ми, при­­общи́ся кро́ве, скры́емъ же въ зе́млю му́жа пра́ведна непра́ведно:
пожре́мъ же его́ я́коже а́дъ жи́ва, и во́змемъ па́мять его́ от­ земли́,
стяжа́нiе его́ многоцѣ́н­ное прiи́мемъ, испо́лнимъ же до́мы на́шя коры́стей:
жре́бiй же тво́й положи́ съ на́ми: о́бще же влага́лище стя́жемъ вси́, и мѣше́цъ еди́нъ да бу́детъ всѣ́мъ на́мъ.
Не иди́ въ пу́ть съ ни́ми: уклони́ же но́гу твою́ от­ сте́зь и́хъ:
но́зѣ бо и́хъ на зло́ теку́тъ, и ско́ри су́ть излiя́ти кро́вь.
Не безъ пра́вды бо простира́ют­ся мре́жи перна́тымъ:
ті́и бо убі́й­ст­ву при­­обща́ющеся, сокро́вищ­ст­вуютъ себѣ́ зла́я: разруше́нiе же муже́й законопресту́пныхъ зло́.
Сі́и путiе́ су́ть всѣ́хъ творя́щихъ беззако́н­ная: нече́стiемъ бо свою́ ду́шу отъ­е́млютъ.
Прему́дрость во исхо́дѣхъ по­е́т­ся, въ сто́гнахъ же дерзнове́нiе во́дитъ,
на кра́ехъ же стѣ́нъ проповѣ́дует­ся, у вра́тъ же си́льныхъ при­­сѣди́тъ, во вратѣ́хъ же гра́да дерза́ющи глаго́летъ:
ели́ко у́бо вре́мя незло́бивiи держа́т­ся пра́вды, не постыдя́т­ся: безу́мнiи же доса́ды су́ще жела́телiе, нечести́вiи бы́в­ше, воз­ненави́дѣша чу́в­ст­во
и пови́н­ни бы́ша обличе́ниемъ. Се́, предложу́ ва́мъ мо­его́ дыха́нiя рѣче́нiе, научу́ же ва́съ мо­ему́ словеси́.
Поне́же зва́хъ, и не послу́шасте, и простира́хъ словеса́, и не внима́сте,
но от­мета́сте моя́ совѣ́ты и мо­и́мъ обличе́ниемъ не внима́сте:
у́бо и а́зъ ва́­шей поги́бели посмѣю́ся, пора́дуюся же, егда́ прiи́детъ ва́мъ па́губа,
и егда́ прiи́детъ на вы́ внеза́пу мяте́жъ, низвраще́нiе же подо́бно бу́ри прiи́детъ, или́ егда́ прiи́детъ ва́мъ печа́ль и градоразоре́нiе, или́ егда́ на́йдетъ на вы́ па́губа.
Бу́детъ бо егда́ при­­зове́те мя́, а́зъ же не послу́шаю ва́съ: взы́щутъ мене́ злі́и и не обря́щутъ.
Возненави́дѣша бо прему́дрость, словесе́ же Госпо́дня не прiя́ша:
ниже́ хотѣ́ша внима́ти мо­и́мъ совѣ́томъ, руга́хуся же мо­и́мъ обличе́ниемъ.
Тѣ́мже снѣдя́тъ сво­и́хъ путі́й плоды́ и сво­его́ нече́стiя насы́тят­ся:
и́бо, зане́ оби́дѣша младе́нцевъ, убiе́ни бу́дутъ, и истяза́нiе нечести́выя погуби́тъ.
Мене́ же слу́шаяй всели́т­ся на упова́нiи и почі́етъ безъ стра́ха от­ вся́каго зла́.
Синодальный
Притчи Соломона, сына Давидова, царя Израильского,
чтобы познать мудрость и наставление, понять изречения разума;
усвоить правила благоразумия, правосудия, суда и правоты;
простым дать смышленость, юноше – знание и рассудительность;
послушает мудрый – и умножит познания, и разумный найдет мудрые советы;
чтобы разуметь притчу и замысловатую речь, слова мудрецов и загадки их.
Начало мудрости – страх Господень; [доброе разумение у всех, водящихся им; а благоговение к Богу – начало разумения;] глупцы только презирают мудрость и наставление.
Слушай, сын мой, наставление отца твоего и не отвергай завета матери твоей,
потому что это – прекрасный венок для головы твоей и украшение для шеи твоей.
Сын мой! если будут склонять тебя грешники, не соглашайся;
если будут говорить: «иди с нами, сделаем засаду для убийства, подстережем непорочного без вины,
живых проглотим их, как преисподняя, и – целых, как нисходящих в могилу;
наберем всякого драгоценного имущества, наполним домы наши добычею;
жребий твой ты будешь бросать вместе с нами, склад один будет у всех нас», –
сын мой! не ходи в путь с ними, удержи ногу твою от стези их,
потому что ноги их бегут ко злу и спешат на пролитие крови.
В глазах всех птиц напрасно расставляется сеть,
а делают засаду для их крови и подстерегают их души.
Таковы пути всякого, кто алчет чужого добра: оно отнимает жизнь у завладевшего им.
Премудрость возглашает на улице, на площадях возвышает голос свой,
в главных местах собраний проповедует, при входах в городские ворота говорит речь свою:
«доколе, невежды, будете любить невежество? доколе буйные будут услаждаться буйством? доколе глупцы будут ненавидеть знание?
Обратитесь к моему обличению: вот, я изолью на вас дух мой, возвещу вам слова мои.
Я звала, и вы не послушались; простирала руку мою, и не было внимающего;
и вы отвергли все мои советы, и обличений моих не приняли.
За то и я посмеюсь вашей погибели; порадуюсь, когда придет на вас ужас;
когда придет на вас ужас, как буря, и беда, как вихрь, принесется на вас; когда постигнет вас скорбь и теснота.
Тогда будут звать меня, и я не услышу; с утра будут искать меня, и не найдут меня.
За то, что они возненавидели знание и не избрали для себя страха Господня,
не приняли совета моего, презрели все обличения мои;
за то и будут они вкушать от плодов путей своих и насыщаться от помыслов их.
Потому что упорство невежд убьет их, и беспечность глупцов погубит их,
а слушающий меня будет жить безопасно и спокойно, не страшась зла».
Таджикский
МАСАЛҲОИ Сулаймон, ибни Довуд, подшоҳи Исроил,
Барои донистани ҳикмат ва насиҳат, барои фаҳмидани суханони хирад,
Ва омухтани хулқу адаб, адолат, инсоф ва ҳаққоният,
То ки ба соддадилон зиракӣ бахшанд, ба ҷавонон – дониш ва фаросат;
Хирадманд бишнавад, ва донишаш биафзояд; ва оқил тадбирсоз гардад,
То ки масал ва гуфтори кинояомезро, суханони хирадмандон ва муаммоҳои онҳоро дарк намояд.
Худотарсӣ ибтидои дониш аст; беақлон аз ҳикмат ва насиҳат нафрат доранд.
Эй писарам! Насиҳати падари худро бишнав, ва таълими модари худро рад накун,
Чунки ин – тоҷи латофат аст бар сари ту ва тавқҳо бар гардани ту.
Эй писарам! Агар гуноҳкорон туро иғво кунанд, ба онҳо таслим нашав;
Агар гуянд: «Бо мо биё, то ки барои рехтани хун камин гирем, аз пайи бегуноҳе ки беайб бошад, бипоем;
Онҳоро зинда ба зинда, мисли касоне ки дар гур ва ба сояи дузах фурӯ мераванд; ба коми худ бикашем;
Ҳар навъ молу мулки гаронбаҳо ба даст меоварем, хонаҳои худро аз ғанимат пур мекунем;
Бо мо ҳамдасту шарик бош, ва ҳамаи моро як ҳамён хоҳад буд», –
Эй писарам! Бо онҳо дар як роҳ равона нашав, ва пои худро аз тариқи онҳо нигоҳ дор,
Чунки пойҳои онҳо сӯи бадӣ медавад ва барои хунрезӣ мешитобад.
Дар назари ҳамаи болдорон дом бар абас ниҳода шудааст,
Валекин онҳо барои рехтани хуни худ камин мегиранд ва аз пайи ҷонҳои худ мепоянд.
Чунин аст тариқи ҳар касе ки ба чизи дигарон тамаъ кунад: он чизони тасарруфкунандаи худро мегирад.
Ҳикмат дар кӯча нидо мекунад, дар майдонҳо овози худро мебарорад,
Дар сари гузарҳо даъват менамояд, дар даҳани дарвозаҳо ва дар шаҳр суханонашро мегӯяд:
«Эй соддадилон! То ба кай соддагиро дӯст хоҳед дошт? То ба кай масхарабозон аз масхарабозӣ лаззат хоҳанд бурд? Ва аблаҳон ба дониш адоват хоҳанд дошт?
Ба мазаммати ман руҷӯъ кунед! Инак, рӯҳи худро ба шумо ифода менамоям, суханонамро ба шумо баён мекунам.
Ман даъват намудам, ва шумо эътино накардед, дастамро дароз кардам, ва касе таваҷҷӯҳ накард.
Чун ҳамаи машваратҳои маро рад кардед, ва мазаммати маро қабул накардед,
Ман низ дар вақти мусибати шумо хоҳам хандид, ва ҳангоме ки тарсу бим бар шумо биёяд, истеҳзо хоҳам кард, –
Ҳангоме ки тарсу бим бар шумо мисли тундбод биёяд, ва мусибат шуморо мисли гирдбод фаро гирад, ҳангоме ки андӯҳ ва тангӣ бар шумо биёяд.
Он гоҳ маро хоҳанд хонд, ва ман иҷобат нахоҳам кард; аз субҳидам маро ҷустуҷӯ хоҳанд кард, ва маро нахоҳанд ёфт.
Азбаски онҳо ба дониш адоват доштанд ва худотарсиро интихоб накарданд,
Машварати маро напазируфтанд, аз ҳамаи мазамматҳои ман нафрат карданд, –
Бинобар ин аз меваи рафтори худ хоҳанд хӯрд ва аз дасисаҳои худ сер хоҳанд шуд,
Чунки каҷравии соддадилон онҳоро хоҳад кушт, ва худписандии аблаҳон онҳоро ба ҳалокат хоҳад расонд.
Валекин ҳар кӣ маро бишнавад, дар амният сукунат хоҳад дошт ва аз бими шарорат эмин хоҳад буд»..

Parabolae Salomonis filii David regis Israel
ad sciendam sapientiam et disciplinam, ad intellegenda verba prudentiae;
ad suscipiendam eruditionem doctrinae, iustitiam et iudicium et aequitatem,
ut detur parvulis astutia, adulescenti scientia et recogitatio.
Audiat sapiens et addet doctrinam, et intellegens dispositiones possidebit:
animadvertet parabolam et allegoriam, verba sapientium et aenigmata eorum.
Timor Domini principium scientiae. Sapientiam atque doctrinam stulti despiciunt.
Audi, fili mi, disciplinam patris tui et ne reicias legem matris tuae,
quia diadema gratiae sunt capiti tuo, et torques collo tuo.
Fili mi, si te lactaverint peccatores, ne acquiescas eis.
Si dixerint: «Veni nobiscum, insidiemur sanguini, abscondamus tendiculas contra insontem frustra;
deglutiamus eos sicut infernus viventes et integros quasi descendentes in lacum:
omnem pretiosam substantiam reperiemus, implebimus domos nostras spoliis;
sortem mitte nobiscum, marsupium unum sit omnium nostrum»;
fili mi, ne ambules cum eis, prohibe pedem tuum a semitis eorum.
Pedes enim illorum ad malum currunt et festinant, ut effundant sanguinem.
Frustra autem iacitur rete ante oculos pinnatorum.
Ipsique contra sanguinem suum insidiantur et moliuntur fraudes contra animas suas.
Sic semitae omnis ad rapinam intenti: animam ipsius possidentis rapiunt.
Sapientia foris praedicat, in plateis dat vocem suam,
in capite viarum frequentium clamitat, in foribus portarum urbis profert verba sua:
«Usquequo, parvuli, diligitis infantiam, et derisores sibi derisionem cupient, et imprudentes odibunt scientiam?
Convertimini ad correptionem meam; en proferam vobis spiritum meum et ostendam vobis verba mea.
Quia vocavi, et renuistis, extendi manum meam, et non fuit qui aspiceret;
despexistis omne consilium meum et increpationes meas neglexistis.
Ego quoque in interitu vestro ridebo et subsannabo, cum terror vobis advenerit,
cum irruerit ut procella terror, et interitus quasi tempestas ingruerit, quando venerit super vos tribulatio et angustia».
Tunc invocabunt me, et non exaudiam, instanter quaerent me et non invenient me,
eo quod exosam habuerint disciplinam et timorem Domini non elegerint
nec acquieverint consilio meo et despexerint universam correptionem meam.
Comedent igitur fructus viae suae suisque consiliis saturabuntur.
Aversio parvulorum interficiet eos, et securitas stultorum perdet illos.
Qui autem me audierit, absque terrore requiescet et tranquillus erit timore malorum sublato.
Копировать текст Копировать ссылку Толкования стиха

Настройки