Скрыть
13:6
13:9a
13:10
13:12
13:14
13:16
13:17
13:18
13:19
13:20
13:22
13:24
14:4
14:7
14:9
14:10
14:13
14:22
14:28
14:30
14:33
15:5
15:7
15:10
15:12
15:14
15:18a
15:21
15:23
15:24
15:26
15:27a
15:28
15:28a
15:29a
15:29b
15:30
15:31
15:32
15:33
16:2
16:8
16:9'
16:9
16:13
16:15
16:17
16:19
16:21
16:22
16:23
16:24
16:26
16:29
17:4
17:6a
17:7
17:8
17:10
17:11
17:12
17:14
17:16
17:16a
17:19
17:26
17:28
18:1
18:2
18:3
18:6
18:8
18:9
18:10
18:15
18:16
18:18
18:19
18:20
19:6
19:7
19:8
19:15
19:19
19:20
19:22
19:23
19:27
19:29
20:3
20:4
20:8
20:11
20:13
20:14
20:15
20:17
20:18
20:21
20:23
20:27
20:30
21:4
21:6
21:7
21:8
21:10
21:12
21:15
21:16
21:18
21:20
21:23
21:24
21:25
21:29
22:4
22:6
22:8a
22:9a
22:10
22:11
22:12
22:14
22:14a
22:15
22:16
22:17
22:18
22:19
22:21
22:29
23:2
23:3
23:5
23:7
23:8
23:12
23:14
23:16
23:18
23:19
23:23
23:25
23:28
23:29
23:31
23:32
23:34
24:3
24:4
24:5
24:8
24:9
24:10
24:13
24:14
24:18
24:22
24:22a
24:22b
24:22c
24:22d
24:22e
24:22f
24:25
24:26
24:27
24:28
24:30
24:32
25:1
25:4
25:6
25:8
25:10
25:10a
25:11
25:12
25:13
25:17
25:19
25:20
25:20a
25:21
25:23
25:26
25:28
Церковнославянский (рус)
Сы́нъ благоразу́мный послушли́въ отцу́, сы́нъ же непокорли́вый въ поги́бель.
От плодо́въ пра́вды снѣ́сть благі́й: ду́шы же беззако́н­ныхъ погиба́ютъ безвре́мен­но.
И́же храни́тъ своя́ уста́, соблюда́етъ свою́ ду́шу: проде́рзивый же устна́ма устраши́тъ себе́.
Въ по́хотехъ е́сть вся́къ пра́здный: ру́ки же му́же­с­т­вен­ныхъ въ при­­лѣжа́нiи.
Словесе́ непра́ведна ненави́дитъ пра́ведникъ: нечести́вый же стыди́т­ся и не воз­ъимѣ́тъ дерзнове́нiя.
Пра́вда храни́тъ незло́бивыя: нечести́выя же злы́ твори́тъ грѣ́хъ.
Су́ть богатя́ще себе́, ничесо́же иму́ще: и су́ть смиря́ющеся во мно́зѣ бога́т­ст­вѣ.
Избавле́нiе му́жа души́ свое́ ему́ бога́т­ст­во: ни́щiй же не терпи́тъ преще́нiя.
ду́ши льсти́выя заблужда́ютъ во грѣсѣ́хъ, пра́веднiи же ще́дрятъ и ми́луютъ.
Свѣ́тъ пра́веднымъ всегда́, свѣ́тъ же нечести́выхъ угаса́етъ:
Злы́й съ досажде́нiемъ твори́тъ зла́я: себе́ же зна́ющiи прему́дри [су́ть].
Имѣ́нiе поспѣша́емо со беззако́нiемъ ума́лено быва́етъ, собира́яй же себѣ́ со благо­че́стiемъ изоби́л­ст­вовати бу́детъ: пра́ведный ще́дритъ и дае́тъ.
Лу́чше начина́яй помога́ти се́рдцемъ обѣща́ющаго и въ наде́жду веду́щаго: дре́во бо жи́зни жела́нiе до́брое.
И́же презира́етъ ве́щь, презрѣ́нъ бу́детъ от­ нея́: а боя́йся за́повѣди, се́й здра́в­ст­вуетъ.
Сы́ну лука́вому ничто́же е́сть бла́го: рабу́ же му́дру благопоспѣ́шна бу́дутъ дѣла́, и испра́вит­ся пу́ть его́.
Зако́нъ му́дрому исто́чникъ жи́зни: безу́мный же от­ сѣ́ти у́мретъ.
Ра́зумъ бла́гъ дае́тъ благода́ть: разумѣ́ти же зако́нъ, мы́сли е́сть благі́я: путiе́ же презира́ющихъ въ поги́бели.
Вся́къ хи́трый твори́тъ съ ра́зумомъ, безу́мный же простре́тъ свою́ зло́бу.
Ца́рь де́рзостенъ впаде́тъ во зла́я, вѣ́ст­никъ же му́дръ изба́витъ его́.
Нищету́ и безче́стiе отъ­е́млетъ наказа́нiе: храня́й же обличе́нiя просла́вит­ся.
Жела́нiя благо­чести́выхъ наслажда́ютъ ду́шу, дѣла́ же нечести́выхъ дале́че от­ ра́зума.
Ходя́й съ прему́дрыми прему́дръ бу́детъ, ходя́й же съ безу́мными позна́нъ бу́детъ.
Согрѣша́ющихъ пости́гнутъ зла́я, пра́ведныхъ же пости́гнутъ блага́я.
Бла́гъ му́жъ наслѣ́дитъ сы́ны сыно́въ: сокро́вищ­ст­вует­ся же пра́веднымъ бога́т­ст­во нечести́выхъ.
Пра́веднiи насладя́т­ся въ бога́т­ст­вѣ лѣ́та мно́га: непра́веднiи же поги́бнутъ вско́рѣ.
И́же щади́тъ же́злъ [сво́й], ненави́дитъ сы́на сво­его́: любя́й же наказу́етъ при­­лѣ́жно.
Пра́ведный яды́й насыща́етъ ду́шу свою́: ду́шы же нечести́выхъ ску́дны.
Му́дрыя жены́ созда́ша до́мы: безу́мная же раскопа́ рука́ма сво­и́ма.
Ходя́й пра́во бо­и́т­ся Го́спода: развраща́яй же пути́ своя́ обезче́стит­ся.
Изъ у́стъ безу́мныхъ же́злъ досажде́нiя: устнѣ́ же му́дрыхъ храня́тъ я́.
Идѣ́же нѣ́сть воло́въ, я́сли чи́сты: а идѣ́же жи́та мно́га, я́вна волу́ крѣ́пость.
Свидѣ́тель вѣ́ренъ не лже́тъ: разжиза́етъ же ло́жная свидѣ́тель непра́веденъ.
Взы́щеши прему́дрости у злы́хъ, и не обря́щеши: чу́в­ст­во же у му́дрыхъ удо́бно.
Вся́ проти́вна [су́ть] му́жеви безу́мну: ору́жiе же чу́в­ст­вiя устнѣ́ прему́дры.
Прему́дрость кова́рныхъ уразумѣ́етъ пути́ и́хъ: бу́й­ст­во же безу́мныхъ въ заблужде́нiи.
До́мове беззако́н­ныхъ тре́буютъ очище́нiя, до́мове же пра́ведныхъ прiя́тни.
Се́рдце му́жа чу́в­с­т­вен­но печа́ль души́ его́: егда́ же весели́т­ся, не при­­мѣша́ет­ся досажде́нiю.
До́мове нечести́выхъ исче́знутъ, селе́нiя же пра́во творя́щихъ пребу́дутъ.
Е́сть пу́ть, и́же мни́т­ся человѣ́комъ пра́въ бы́ти, послѣ́дняя же его́ при­­хо́дятъ во дно́ а́да.
Ко весе́лиемъ не при­­мѣшава́ет­ся печа́ль: послѣ́дняя же ра́дости въ пла́чь при­­хо́дятъ.
Путі́й сво­и́хъ насы́тит­ся дерзосе́рдый, от­ размышле́нiй же сво­и́хъ му́жъ бла́гъ.
Незло́бивый вѣ́ру е́млетъ вся́кому словеси́, кова́рный же при­­хо́дитъ въ раска́янiе.
Прему́дръ убоя́вся уклони́т­ся от­ зла́, безу́мный же на себе́ надѣ́явся смѣшава́ет­ся со беззако́н­нымъ.
Остроя́ростный безъ совѣ́та твори́тъ, му́жъ же му́дрый мно́гая терпи́тъ.
Раздѣля́ютъ безу́мнiи зло́бу, кова́рнiи же удержа́тъ чу́в­ст­во.
Попо́лзнут­ся злі́и предъ благи́ми, и нечести́вiи послу́жатъ предъ две́рьми пра́ведныхъ.
Дру́зiе воз­ненави́дятъ друго́въ убо́гихъ: дру́зiе же бога́тыхъ мно́зи.
Безче́стяй убо́гiя согрѣша́етъ, ми́луяй же ни́щыя блаже́нъ.
Заблужда́ющiи [непра́ведницы] дѣ́лаютъ зла́я, ми́лость же и и́стину дѣ́лаютъ благі́и. Не вѣ́дятъ ми́лости и вѣ́ры дѣ́лателiе злы́хъ: ми́лостыни же и вѣ́ры у дѣ́лателей благи́хъ.
Во вся́цѣмъ пеку́щемся е́сть изоби́лiе: любо­сла́стный же и безпеча́льный въ ску́дости бу́детъ.
Вѣне́цъ прему́дрыхъ бога́т­ст­во и́хъ, житiе́ же безу́мныхъ зло́.
Изба́витъ от­ злы́хъ ду́шу свидѣ́тель вѣ́ренъ, разжиза́етъ же лжи́вая ле́стный.
Во стра́сѣ Госпо́дни упова́нiе крѣ́пости, ча́домъ же сво­и́мъ оста́витъ утвержде́нiе [ми́ра].
Стра́хъ Госпо́день исто́чникъ жи́зни, твори́тъ же укланя́тися от­ сѣ́ти сме́ртныя.
Во мно́зѣ язы́цѣ сла́ва царю́: во оскудѣ́нiи же лю́дстѣ сокруше́нiе си́льному.
Долготерпѣли́въ му́жъ мно́гъ въ ра́зумѣ, малоду́шный же крѣ́пко безу́менъ.
Кро́ткiй му́жъ се́рдцу вра́чь: мо́ль же косте́мъ се́рдце чу́в­с­т­вен­но.
Оклевета́яй убо́гаго раздража́етъ сотво́ршаго и́, почита́яй же его́ ми́луетъ ни́щаго.
Во зло́бѣ сво­е́й от­ри́нет­ся нечести́вый: надѣ́яйжеся на Го́спода сво­и́мъ преподо́бiемъ пра́веденъ.
Въ се́рдцы бла́зѣ му́жа почі́етъ прему́дрость, въ се́рдцы же безу́мныхъ не познава́ет­ся.
Пра́вда воз­выша́етъ язы́къ: умаля́ютъ же племена́ грѣси́.
Прiя́тенъ царе́ви слуга́ разу́мный, сво­и́мъ же благообраще́нiемъ отъ­е́млетъ безче́стiе.
Гнѣ́въ губи́тъ и разу́мныя: от­вѣ́тъ же смире́нъ от­враща́етъ я́рость, а сло́во же́стоко воз­виза́етъ гнѣ́вы.
Язы́къ му́дрыхъ до́брая свѣ́сть: уста́ же безу́мныхъ воз­вѣща́ютъ зла́я.
На вся́цѣмъ мѣ́стѣ о́чи Госпо́дни сматря́ютъ злы́я же и благі́я.
Исцѣле́нiе язы́ка дре́во жи́зни: храня́й же его́ испо́лнит­ся ду́ха.
Безу́мный руга́ет­ся наказа́нiю о́тчу: храня́й же за́повѣди хитрѣ́йшiй. Во мно́зѣ пра́вдѣ крѣ́пость мно́га: нечести́вiи же от­ земли́ искореня́т­ся.
Въ домѣ́хъ пра́ведныхъ крѣ́пость мно́га: плоды́ же нечести́выхъ погиба́ютъ.
Устнѣ́ му́дрыхъ связу́ют­ся чу́в­ст­вомъ, сердца́ же безу́мныхъ не тве́рда.
Же́ртвы нечести́выхъ ме́рзость Го́сподеви, обѣ́ты же правоходя́щихъ прiя́тни ему́.
Ме́рзость Го́сподеви путiе́ нечести́выхъ: гоня́щыя же пра́вду лю́битъ.
Наказа́нiе незло́биваго познава́ет­ся от­ мимоходя́щихъ: ненави́дящiи же обличе́нiя скончава́ют­ся сра́мно.
А́дъ и па́губа я́вна предъ Го́сподемъ, ка́ко не и сердца́ человѣ́ковъ?
Не воз­лю́битъ ненака́зан­ный облича́ющихъ его́, съ му́дрыми же не побесѣ́дуетъ.
Се́рдцу веселя́щуся, лице́ цвѣте́тъ: въ печа́лехъ же су́щу, сѣ́туетъ.
Се́рдце пра́вое и́щетъ чу́в­ст­ва: уста́ же ненака́зан­ныхъ уразумѣ́ютъ зла́я.
На вся́ко вре́мя о́чи злы́хъ прiе́млютъ зла́я: до́брiи же безмо́лв­ст­вуютъ при́сно.
Лу́чше части́ца ма́лая со стра́хомъ Госпо́днимъ, не́жели сокро́вища ве́лiя безъ боя́зни.
Лу́чше учрежде́нiе от­ зе́лiй съ любо­́вiю и благода́тiю, не́жели представле́нiе телце́въ со враждо́ю.
Му́жъ я́рый устроя́етъ бра́ни, долготерпѣли́вый же и бу́дущую укроща́етъ.
Терпѣли́вый му́жъ угаси́тъ суды́, нечести́вый же воз­двиза́етъ па́че.
Путiе́ пра́здныхъ по́стлани те́рнiемъ, му́же­с­т­вен­ныхъ же угла́ждени.
Сы́нъ прему́дръ весели́тъ отца́, сы́нъ же безу́менъ раздража́етъ ма́терь свою́.
Несмы́слен­наго стези́ ску́дны ума́: му́жъ же разу́менъ исправля́я хо́дитъ.
Отлага́ютъ помышле́нiя не чту́щiи со́нмищъ: въ сердца́хъ же совѣ́тныхъ пребыва́етъ совѣ́тъ.
Не послу́шаетъ злы́й его́, ниже́ рече́тъ поле́зно что́ и добро́ о́бщему.
Путiе́ живота́ помышле́нiя разу́мнаго, да уклони́вся от­ а́да спасе́т­ся.
До́мы досади́телей разоря́етъ Госпо́дь, утверди́ же предѣ́лъ вдови́цы.
Ме́рзость Го́сподеви по́мыслъ непра́ведный, чи́стыхъ же глаго́лы че́стны.
ми́лостынями и вѣ́рами очища́ют­ся грѣси́, стра́хомъ же Госпо́днимъ уклоня́ет­ся вся́къ от­ зла́.
Губи́тъ себе́ мздо­и́мецъ, ненави́дяй же даро́въ прiя́тiя спасе́т­ся:
Сердца́ пра́ведныхъ по­уча́ют­ся вѣ́рѣ, уста́ же нечести́выхъ от­вѣща́ютъ зла́я:
прiя́тни предъ Го́сподемъ путiе́ муже́й пра́ведныхъ, и́миже и врази́ дру́зiе быва́ютъ.
Дале́че от­сто­и́тъ Бо́гъ от­ нечести́выхъ, моли́твы же пра́ведныхъ послу́шаетъ:
лу́чше ма́лое прiя́тiе со пра́вдою, не́жели мно́га жи́та съ непра́вдою:
се́рдце му́жа да мы́слитъ пра́ведная, да от­ Бо́га испра́вят­ся стопы́ его́.
Ви́дящее о́ко до́брая весели́тъ се́рдце, сла́ва же блага́я утучня́етъ ко́сти.
Слу́шаяй обличе́нiй живота́ посредѣ́ прему́дрыхъ водвори́т­ся.
И́же от­мета́етъ наказа́нiе, ненави́дитъ себе́: соблюда́яй же обличе́нiя лю́битъ свою́ ду́шу.
Стра́хъ Госпо́день наказа́нiе и прему́дрость, и нача́ло сла́вы от­вѣща́етъ е́й [,*предъи́детъ же смире́н­нымъ сла́ва].
Человѣ́ку предложе́нiе се́рдца: и от­ Го́спода от­вѣ́тъ язы́ка.
Вся́ дѣла́ смире́н­наго явле́н­на предъ Бо́гомъ, и укрѣпля́яй ду́хи Госпо́дь.
Прибли́жи ко Го́споду дѣла́ твоя́, и утвердя́т­ся помышле́нiя твоя́.
Вся́ содѣ́ла Госпо́дь себе́ ра́ди: нечести́вiи же въ де́нь зо́лъ поги́бнутъ.
Нечи́стъ предъ Бо́гомъ вся́къ высокосе́рдый: въ ру́ку же ру́цѣ влага́яй непра́ведно не обезвини́т­ся.
6Нача́ло пути́ бла́га, е́же твори́ти пра́ведная, прiя́тна же предъ Бо́гомъ па́че, не́жели жре́ти же́ртвы.
7Ища́й Го́спода обря́щетъ ра́зумъ со пра́вдою:
8пра́вѣ же и́щущiи его́ обря́щутъ ми́ръ.
9Вся́ дѣла́ Госпо́дня со пра́вдою: храни́т­ся же нечести́вый на де́нь зо́лъ.
Проро́че­с­т­во во устнѣ́хъ царе́выхъ, въ суди́щи же не погрѣша́тъ уста́ его́.
Превѣ́са мѣ́рила пра́вда у Го́спода: дѣла́ же его́ мѣ́рила пра́ведная.
Ме́рзость царе́ви творя́й зла́я: со пра́вдою бо уготовля́ет­ся престо́лъ нача́л­ст­ва.
Прiя́тны царю́ устнѣ́ пра́ведны, словеса́ же пра́вая лю́битъ Госпо́дь.
Я́рость царе́ва вѣ́ст­никъ сме́рти: му́жъ же прему́дръ утоли́тъ его́.
Во свѣ́тѣ жи́зни сы́нъ царе́въ: прiя́тнiи же ему́ я́ко о́блакъ по́зденъ.
Угнѣжде́нiя прему́дрости избра́н­нѣе зла́та: вселе́нiя же ра́зума дража́йши сребра́.
Путiе́ жи́зни укланя́ют­ся от­ злы́хъ: долгота́ же житiя́ путiе́ пра́ведни. Прiе́мляй наказа́нiе во благи́хъ бу́детъ, храня́й же обличе́нiя умудри́т­ся. И́же храни́тъ своя́ пути́, соблюда́етъ свою́ ду́шу: любя́й же живо́тъ сво́й щади́тъ своя́ уста́.
Пре́жде сокруше́нiя предваря́етъ досажде́нiе, пре́жде же паде́нiя злопомышле́нiе.
Лу́чше кроткоду́шенъ со смире́нiемъ, не́жели и́же раздѣля́етъ коры́сти съ досади́тельми.
Разу́мный въ ве́щехъ обрѣта́тель благи́хъ, надѣ́яйся же на Го́спода блаже́нъ.
Прему́дрыя и разу́мныя злы́ми нари́чутъ, сла́дцiи же въ словеси́ мно́жае услы́шани бу́дутъ.
Исто́чникъ живо́тенъ ра́зумъ стяжа́в­шымъ, наказа́нiе же безу́мныхъ зло́.
Се́рдце прему́драго уразумѣ́етъ я́же от­ сво­и́хъ ему́ у́стъ, во устна́хъ же но́ситъ ра́зумъ.
Со́тове медо́внiи словеса́ до́брая, сла́дость же и́хъ исцѣле́нiе души́.
Су́ть путiе́ мня́щiися пра́ви бы́ти му́жу, оба́че послѣ́дняя и́хъ зря́тъ во дно́ а́дово.
Му́жъ въ трудѣ́хъ тружда́ет­ся себѣ́ и изнужда́етъ поги́бель свою́: стропти́вый во сво­и́хъ уста́хъ но́ситъ поги́бель.
Му́жъ безу́менъ копа́етъ себѣ́ зла́я и во устна́хъ сво­и́хъ сокро́вищ­ст­вуетъ о́гнь.
Му́жъ стропти́вый разсыла́етъ зла́я, и свѣти́лникъ льсти́ вжига́етъ злы́мъ, и разлуча́етъ дру́ги.
Му́жъ законопресту́пенъ прельща́етъ дру́ги и от­во́дитъ и́хъ въ пути́ не бла́ги.
Утвержда́яй о́чи сво­и́ мы́слитъ развраще́н­ная, грызы́й же устнѣ́ сво­и́ опредѣля́етъ вся́ зла́я: се́й пе́щь е́сть зло́бы.
Вѣне́цъ хвалы́ ста́рость, на путе́хъ же пра́вды обрѣта́ет­ся.
Лу́чше му́жъ долготерпѣли́въ па́че крѣ́пкаго, [и му́жъ ра́зумъ имѣ́яй па́че земледѣ́лца вели́каго:] удержава́яй же гнѣ́въ па́че взе́млющаго гра́дъ.
Въ нѣ́дра вхо́дятъ вся́ непра́веднымъ: от­ Го́спода же вся́ пра́ведная.
Лу́чше укру́хъ хлѣ́ба со сла́стiю въ ми́рѣ, не́жели до́мъ испо́лненъ мно́гихъ благи́хъ и непра́ведныхъ же́ртвъ со бра́нiю.
Ра́бъ смы́сленъ облада́етъ влады́ки безу́мными, въ бра́тiихъ же раздѣли́тъ [имѣ́нiе] на ча́сти.
Я́коже искуша́ет­ся въ пещи́ сребро́ и зла́то, та́ко избра́н­ная сердца́ у Го́спода.
Злы́й послу́шаетъ язы́ка законопресту́пныхъ, пра́ведный же не внима́етъ устна́мъ лжи́вымъ.
Руга́йся убо́гому раздража́етъ сотво́ршаго его́, ра́дуяйся же о погиба́ющемъ не обезвини́т­ся: ми́луяй же поми́лованъ бу́детъ.
Вѣ́рному ве́сь мíръ бога́т­ст­во, невѣ́рному же ниже́ пѣ́нязь.
Вѣне́цъ ста́рыхъ ча́да ча́дъ: похвала́ же ча́домъ отцы́ и́хъ.
Неприли́чны су́ть безу́мному устнѣ́ вѣ́рны, ниже́ пра́ведному устнѣ́ лжи́вы.
Мзда́ благода́тей наказа́нiе употребля́ющымъ: и а́може а́ще обрати́т­ся, успѣ́етъ.
И́же таи́тъ оби́ды, и́щетъ любве́: а и́же ненави́дитъ скрыва́ти, разлуча́етъ дру́ги и дома́шнiя.
Сокруша́етъ преще́нiе се́рдце му́драго: безу́мный же бiе́мь не чу́в­ст­вуетъ [ра́нъ].
Прекосло́вiя воз­дви́жетъ вся́къ злы́й: Госпо́дь же а́нгела неми́лостива по́слетъ на́нь.
Впаде́тъ попече́нiе му́жу смы́слен­ну: безу́мнiи же размышля́ютъ зла́я.
И́же воз­дае́тъ зла́я за блага́я, не подви́гнут­ся зла́я изъ до́му его́.
Вла́сть дае́тъ словесе́мъ нача́ло пра́вды: предводи́тел­ст­вуетъ же ску́дости пря́ и бра́нь.
И́же су́дитъ пра́веднаго непра́веднымъ, непра́веднаго же пра́веднымъ, нечи́стъ и ме́рзокъ у Го́спода.
Вску́ю бя́ше имѣ́нiе безу́мному? стяжа́ти бо прему́дрости безсе́рдый не мо́жетъ.
И́же высо́къ твори́тъ сво́й до́мъ, и́щетъ сокруше́нiя: остроптѣва́яй же учи́тися впаде́тъ во зла́я.
На вся́ко вре́мя дру́гъ да бу́детъ тебѣ́, бра́тiя же въ ну́ждахъ поле́зни да бу́дутъ: сего́ бо ра́ди ражда́ют­ся.
Му́жъ безу́менъ пле́щетъ и ра́дует­ся себѣ́, я́коже поруча́яйся испору́читъ дру́га сво­его́, на сво­и́хъ же устна́хъ о́гнь сокро́вищ­ст­вуетъ.
Грѣхолю́бецъ ра́дует­ся сва́ромъ, а жестокосе́рдый не усря́щетъ благи́хъ.
Му́жъ удобопрело́жный язы́комъ впаде́тъ во зла́я: се́рдце же безу́мнаго болѣ́знь стяжа́в­шему е́.
Не весели́т­ся оте́цъ о сы́нѣ ненака́зан­нѣмъ: сы́нъ же му́дръ весели́тъ ма́терь свою́.
Се́рдце веселя́щеся благо­имѣ́тися твори́тъ: му́жу же печа́льну засы́шутъ ко́сти.
Прiе́млющему да́ры непра́ведно въ нѣ́дра не предуспѣва́ютъ путiе́: нечести́вый же укланя́етъ пути́ пра́вды.
Лице́ разу́мно му́жа прему́дра, о́чи же безу́мнаго на концѣ́хъ земли́.
Гнѣ́въ отцу́ сы́нъ безу́менъ, и болѣ́знь ро́ждшей его́.
Тщеты́ твори́ти му́жу пра́ведну не добро́, ниже́ преподо́бно навѣ́товати власте́мъ пра́веднымъ.
И́же щади́тъ глаго́лъ про­изнести́ же́стокъ, разу́менъ: долготерпѣли́вый же му́жъ прему́дръ, лу́чше и́щущаго нау́ки.
Несмы́слен­ному вопроси́в­шу о му́дрости, му́дрость вмѣни́т­ся: нѣ́ма же кто́ себе́ твори́тъ, воз­мни́т­ся разу́менъ бы́ти.
Вины́ и́щетъ му́жъ хотя́ от­лучи́тися от­ друго́въ, на вся́ко же вре́мя поноси́мь бу́детъ.
Не тре́буетъ прему́дрости му́жъ скудо­у́менъ, зане́ па́че во́дит­ся безу́мiемъ.
Егда́ прiи́детъ нечести́вый во глубину́ зо́лъ, неради́тъ: нахо́дитъ же ему́ безче́стiе и поноше́нiе.
Вода́ глубока́ сло́во въ се́рдцы му́жа, рѣка́ же изска́чущи и исто́чникъ жи́зни.
Чуди́тися лицу́ нечести́ваго не добро́, ниже́ преподо́бно укланя́ти пра́ведное на судѣ́.
Устнѣ́ безу́мнаго при­­во́дятъ его́ на зло́, уста́ же его́ де́рзостная при­­зыва́ютъ сме́рть.
Уста́ безу́мнаго сокруше́нiе ему́, устнѣ́ же его́ сѣ́ть души́ его́.
Лѣни́выя низлага́етъ стра́хъ: ду́ши же муже́й жена́мъ подо́бныхъ вза́лчутъ.
Не исцѣля́яй себе́ во сво­и́хъ дѣ́лѣхъ бра́тъ е́сть погубля́ющему себе́ сама́го.
Изъ вели́че­ст­ва крѣ́пости и́мя Госпо́дне, къ нему́же при­­тека́юще пра́ведницы воз­но́сят­ся.
Имѣ́нiе бога́ту му́жу гра́дъ тве́рдъ, сла́ва же его́ вельми́ при­­сѣня́етъ.
Пре́жде сокруше́нiя воз­но́сит­ся се́рдце му́жу и пре́жде сла́вы смиря́ет­ся.
И́же от­вѣща́етъ сло́во пре́жде слы́шанiя, безу́мiе ему́ е́сть и поноше́нiе.
Гнѣ́въ му́жа укроща́етъ ра́бъ разу́мный: малоду́шна же человѣ́ка кто́ стерпи́тъ?
Се́рдце разу́мнаго стя́жетъ чу́в­ст­вiе, ушеса́ же му́дрыхъ и́щутъ смы́сла.
Дая́нiе человѣ́ка распространя́етъ его́ и съ си́льными посажда́етъ его́.
Пра́ведный себе́ сама́го оглаго́лникъ во первосло́вiи: егда́ же при­­ложи́тъ супоста́тъ, облича́ет­ся.
Прекосло́вiя утоля́етъ молчали́вый и во власте́хъ опредѣля́етъ.
Бра́тъ от­ бра́та помога́емь, я́ко гра́дъ тве́рдъ и высо́къ, укрѣпля́ет­ся же я́коже основа́ное ца́р­ст­во.
От плодо́въ у́стъ му́жъ насыща́етъ чре́во свое́, и от­ плодо́въ усте́нъ сво­и́хъ насы́тит­ся.
Сме́рть и живо́тъ въ руцѣ́ язы́ка: удержава́ющiи же его́ снѣдя́тъ плоды́ его́.
И́же обрѣ́те жену́ добру́, обрѣ́те благода́ть, прiя́лъ же е́сть от­ Го́спода тишину́.
И́же изгоня́етъ жену́ до́брую, изгоня́етъ блага́я: держа́й же прелюбо­дѣ́йцу безу́менъ и нечести́въ.
Съ моле́нiи глаго́летъ убо́гiй, бога́тый же от­вѣща́етъ же́стоко.
Му́жъ любо­́венъ къ дру́жбѣ, и е́сть дру́гъ при­­лѣпи́выйся па́че бра́та.
Лу́чше е́сть убо́гъ ходя́й въ простотѣ́ сво­е́й, не́же бога́тый стропти́въ устны́ сво­и́ми и несмы́сленъ.
Идѣ́же нѣ́сть уче́нiя души́, нѣ́сть добро́, и и́же ско́ръ е́сть нога́ма, по́ткнет­ся.
Неразу́мiе му́жа погубля́етъ пути́ его́, и Бо́га вино́вна твори́тъ въ се́рдцы сво­е́мъ.
Бога́т­ст­во при­­лага́етъ дру́ги мно́ги: ни́щiй же и от­ су́щаго дру́га оставля́емь быва́етъ.
Свидѣ́тель лжи́въ безъ му́ки не бу́детъ: оклевета́яй же непра́ведно не убѣжи́тъ ея́.
Мно́зи угожда́ютъ ли́цамъ ца́рскимъ: вся́къ же зо́лъ быва́етъ въ поноше́нiе му́жеви.
Вся́къ, и́же убо́гаго бра́та ненави́дитъ, и от­ содру́же­ст­ва дале́че бу́детъ. Мы́сль блага́я вѣ́дящымъ ю́ при­­ближа́ет­ся, му́жъ же му́дръ обря́щетъ ю́. Мно́го творя́й зла́ соверша́етъ зло́бу, а и́же раздража́етъ словесы́, не спасе́т­ся.
Стяжа́вый му́дрость лю́битъ себе́, а и́же сохраня́етъ ра́зумъ, обря́щетъ блага́я.
Свидѣ́тель лжи́вый не безъ му́ки бу́детъ, а и́же разжиза́етъ зло́бу, поги́бнетъ от­ нея́.
Не по́льзуетъ безу́мному сла́дость, и а́ще ра́бъ на́чнетъ съ досажде́нiемъ облада́ти.
Ми́лостивъ му́жъ долготерпи́тъ, похвала́ же его́ превосхо́дитъ законопресту́пныхъ.
Царе́во преще́нiе подо́бно рыка́нiю льво́ву, и я́коже роса́ зла́ку, та́ко ти́хость его́.
Сту́дъ е́сть отцу́ сы́нъ безу́менъ, и нечи́сты обѣ́ты от­ мзды́ блудни́цы.
До́мъ и имѣ́нiе раздѣля́ютъ отцы́ ча́домъ: от­ Го́спода же сочетава́ет­ся жена́ му́жеви.
Стра́хъ содержи́тъ му́жа женонра́вна: душа́ же пра́зднаго вза́лчетъ.
И́же храни́тъ за́повѣди, соблюда́етъ свою́ ду́шу, а нерадя́й о сво­и́хъ путе́хъ поги́бнетъ.
Ми́луяй ни́ща взаи́мъ дае́тъ богови, по дая́нiю же его́ воз­да́ст­ся ему́.
Наказу́й сы́на тво­его́, та́ко бо бу́детъ благонаде́женъ: въ досажде́нiе же не взе́млися душе́ю тво­е́ю.
Зло­у́менъ му́жъ мно́го отщети́т­ся: а́ще же губи́тель е́сть, и ду́шу свою́ при­­ложи́тъ.
Слу́шай, сы́не, отца́ тво­его́ наказа́нiя, да му́дръ бу́деши въ послѣ́дняя твоя́.
Мно́ги мы́сли въ се́рдцы му́жа: совѣ́тъ же Госпо́день во вѣ́къ пребыва́етъ.
Пло́дъ му́жеви ми́лостыня: лу́чше же ни́щь пра́ведный, не́жели бога́тъ лжи́въ.
Стра́хъ Госпо́день въ живо́тъ му́жеви: а безстра́шный водвори́т­ся на мѣ́стѣхъ, идѣ́же не наблюда́ет­ся ра́зумъ.
Скрыва́яй въ нѣ́дрѣхъ ру́цѣ сво­и́ непра́ведно ниже́ ко усто́мъ сво­и́мъ при­­несе́тъ я́.
Губи́телю ра́ны прiе́млющу, безу́мный кова́рнѣе бу́детъ: а́ще же облича́еши му́жа разу́мна, уразумѣ́етъ чу́в­ст­во.
Безче́­ст­вуяй отца́ и от­рѣва́яй ма́терь свою́ срамоту́ прiи́метъ и поноше́нiе.
Сы́нъ оставля́яй храни́ти наказа́нiе о́тчее по­учи́т­ся словесе́мъ злы́мъ.
Выруча́яй о́трока несмы́слена досажда́етъ оправда́нiю: уста́ же нечести́выхъ пожру́тъ су́дъ.
Уготовля́ют­ся невоз­де́ржнымъ ра́ны, и муче́нiя подо́бнѣ неразу́мнымъ.
Неви́н­но вино́, укори́знен­но же пiя́н­ство, и вся́къ пребыва́яй въ не́мъ не бу́детъ прему́дръ.
Не ра́зн­ствуетъ преще́нiе царе́во от­ я́рости льво́вы: раздража́яй же его́ и при­­мѣша́яйся ему́ согрѣша́етъ въ свою́ ду́шу.
Сла́ва му́жу от­враща́тися от­ досажде́нiя: вся́къ же безу́менъ си́ми соплета́ет­ся.
Поноси́мь лѣни́вый не усрамля́ет­ся, та́кожде и зае́мляй пшени́цу въ жа́тву.
Вода́ глубока́ совѣ́тъ въ се́рдцы му́жа: му́жъ же прему́дръ исче́рплетъ ю́.
Вели́ка ве́щь человѣ́къ, и драга́я му́жъ творя́й ми́лость: му́жа же вѣ́рна [вели́ко] дѣ́ло обрѣсти́.
И́же безъ поро́ка живе́тъ въ пра́вдѣ, блаже́ны оста́витъ дѣ́ти своя́.
Егда́ ца́рь пра́веденъ на престо́лѣ ся́детъ, не проти́вит­ся предъ очи́ма его́ ничто́же лука́во.
Кто́ похва́лит­ся чи́сто имѣ́ти се́рдце? или́ кто́ де́рзнетъ рещи́ чи́ста себе́ бы́ти от­ грѣхо́въ?
Вѣ́съ вели́къ и ма́лъ, и мѣ́ра сугу́ба, нечи́ста предъ Го́сподемъ обоя́:
и творя́й я́ въ начина́нiихъ сво­и́хъ за́пнет­ся: ю́нота съ преподо́бнымъ, и пра́вый пу́ть его́.
У́хо слы́шитъ, и о́ко ви́дитъ: Госпо́дня дѣла́ обоя́.
Не люби́ клевета́ти, да не воз­несе́шися: от­ве́рзи о́чи тво­и́ и насыща́йся хлѣ́ба.
Зло́, зло́, рече́тъ стяжава́яй, и от­ше́дъ тогда́ похва́лит­ся.
Е́сть зла́то и мно́же­с­т­во ка́менiй драги́хъ, сосу́дъ че́стенъ устнѣ́ разу́мны.
Возми́ ри́зу его́, я́ко испору́чникъ бы́сть чужды́я, и за чужду́ю воз­ми́ зало́гъ от­ него́.
Сла́докъ е́сть человѣ́ку хлѣ́бъ лжи́, но пото́мъ испо́лнят­ся уста́ его́ ка́менiя.
Помышле́нiе въ совѣ́тѣ угото́вит­ся, въ правле́нiи же твори́тъ бра́нь.
Открыва́яй та́йну хо́дитъ ле́стiю: и прельща́ющему устна́ми сво­и́ми не при­­мѣша́йся.
Злосло́вящему отца́ или́ ма́терь уга́снетъ свѣти́лникъ, зѣ́ницы же оче́съ его́ у́зрятъ тму́.
Ча́сть поспѣ́шна въ нача́лѣ, въ послѣ́днихъ не благослови́т­ся.
Не рцы́: от­мщу́ врагу́: но потерпи́ Го́спода, да ти́ помо́жетъ.
Ме́рзость Го́сподеви сугу́бый вѣ́съ, и мѣ́рило лжи́во не добро́ предъ ни́мъ.
От Го́спода исправля́ют­ся стопы́ му́жу: сме́ртный же ка́ко уразумѣ́етъ пути́ своя́?
Сѣ́ть му́жеви ско́ро нѣ́что от­ сво­и́хъ освяща́ти: по обѣ́тѣ бо раска́янiе быва́етъ.
Вѣ́ятель нечести́выхъ е́сть ца́рь му́дръ и наложи́тъ на ня́ ко́ло.
Свѣ́тъ Госпо́день дыха́нiе человѣ́комъ, и́же испыта́етъ та́йная утро́бы.
Ми́лостыня и и́стина сохране́нiе царю́, и объи́дутъ престо́лъ его́ въ пра́вдѣ.
Лѣ́пота [е́сть] ю́нымъ прему́дрость: сла́ва же ста́рымъ сѣди́ны.
Ра́ны и сокруше́нiя срѣта́ютъ злы́хъ, я́звы же въ сокро́вищихъ чре́ва.
Я́коже устремле́нiе воды́, та́ко се́рдце царе́во въ руцѣ́ Бо́жiей: а́може а́ще восхо́щетъ обрати́ти, та́мо уклони́тъ е́.
Вся́къ му́жъ явля́ет­ся себѣ́ пра́веденъ: управля́етъ же сердца́ Госпо́дь.
Твори́ти пра́ведная и и́стин­ствовати уго́дна Бо́гу па́че, не́жели же́ртвъ кро́вь.
Велему́дрый во укори́знѣ дерзосе́рдъ, свѣти́ло же нечести́выхъ грѣси́.
Помышле́нiя тщали́ваго во изоби́лiи, и вся́къ неради́вый въ лише́нiи.
Дѣ́лаяй сокро́вища язы́комъ лжи́вымъ су́етная го́нитъ въ сѣ́ти сме́ртныя.
Всегуби́тел­ст­во на нечести́выя устремля́ет­ся: не хотя́тъ бо твори́ти пра́ведная.
Къ стро́потнымъ стро́потныя пути́ посыла́етъ Бо́гъ: чи́ста бо и пра́ва дѣла́ его́.
Лу́чше жи́ти во у́глѣ непокрове́н­нѣмъ, не́жели въ пова́плен­ныхъ съ непра́вдою и въ хра́минѣ о́бщей.
Душа́ нечести́ваго не поми́лует­ся ни от­ еди́наго от­ человѣ́ковъ.
Тщету́ прiе́млющу невоз­де́ржному, кова́рнѣйшiй бу́детъ незло́бивый, разумѣва́яй же му́дрый прiи́метъ ра́зумъ.
Разумѣва́етъ пра́ведный сердца́ нечести́выхъ и уничтожа́етъ нечести́выя въ злы́хъ.
И́же затыка́етъ ушеса́ своя́, е́же не послу́шати немощна́го, и то́й при­­зове́тъ, и не бу́детъ послу́шаяй его́.
Дая́нiе та́йно от­враща́етъ гнѣ́вы, щадя́й же даро́въ воз­двиза́етъ я́рость крѣ́пкую.
Весе́лiе пра́ведныхъ твори́ти су́дъ: преподо́бный же нечи́стъ у злодѣ́евъ.
Му́жъ заблужда́яй от­ пути́ пра́вды въ со́нмищи исполи́новъ почі́етъ.
Му́жъ ску́денъ лю́битъ весе́лiе, любя́й же вино́ и еле́й не обогати́т­ся.
Отре́бiе же пра́веднику беззако́н­никъ.
Лу́чше жи́ти въ земли́ пу́стѣ, не́же жи́ти съ жено́ю сварли́вою и язы́чною и гнѣвли́вою.
Сокро́вище вожделѣ́н­но почі́етъ во устѣ́хъ му́драго: безу́мнiи же му́жiе пожира́ютъ е́.
Пу́ть пра́вды и ми́лостыни обря́щетъ живо́тъ и сла́ву.
Во гра́ды крѣ́пки вни́де прему́дрый и разруши́ утвержде́нiе, на не́же надѣ́яшася нечести́вiи.
И́же храни́тъ своя́ уста́ и язы́къ, соблюда́етъ от­ печа́ли ду́шу свою́.
Проде́рзый и велича́вый и гордели́вый губи́тель нарица́ет­ся: а и́же памятозло́б­ст­вуетъ, беззако́ненъ.
По́хоти лѣни́ваго убива́ютъ: не про­изволя́ютъ бо ру́цѣ его́ твори́ти что́.
Нечести́вый жела́етъ ве́сь де́нь по́хоти злы́я, пра́ведный же ми́луетъ и ще́дритъ неща́дно.
Же́ртвы нечести́выхъ ме́рзость Го́сподеви: и́бо беззако́н­но при­­но́сятъ я́.
Свидѣ́тель ло́жный поги́бнетъ, му́жъ же послушли́въ сохраня́емь воз­глаго́летъ.
Нечести́въ му́жъ безсту́дно сто­и́тъ лице́мъ: пра́вый же са́мъ разумѣва́етъ пути́ своя́.
Нѣ́сть прему́дрости, нѣ́сть му́же­ст­ва, нѣ́сть совѣ́та у нечести́ваго.
Ко́нь уготовля́ет­ся на де́нь бра́ни: от­ Го́спода же по́мощь.
Лу́чше и́мя до́брое, не́же бога́т­ст­во мно́го, па́че же сребра́ и зла́та благода́ть блага́я.
Бога́тъ и ни́щь срѣто́ста дру́гъ дру́га, обо­и́хъ же Госпо́дь сотвори́.
Худо́гъ, ви́дѣвъ лука́ваго му́чима крѣ́пко, са́мъ наказу́ет­ся: безу́мнiи же мимоше́дше отщети́шася.
Ро́дъ прему́дрости стра́хъ Госпо́день, и бога́т­ст­во и сла́ва и живо́тъ.
Волчцы́ и сѣ́ти на путе́хъ стро́потныхъ, храня́й же свою́ ду́шу избѣжи́тъ и́хъ.
6Бога́тiи убо́гими и́мутъ облада́ти, 7и раби́ сво­и́мъ господе́мъ взаи́мъ даду́тъ.
Сѣ́явый зла́я по́жнетъ зла́я, я́зву же дѣ́лъ сво­и́хъ соверши́тъ.
9Му́жа ти́ха и дая́теля лю́битъ Госпо́дь, суету́ же дѣ́лъ его́ сконча́етъ.
10Ми́луяй ни́щаго са́мъ препита́ет­ся: от­ сво­и́хъ бо хлѣ́бовъ даде́ убо́гому.
Побѣ́ду и че́сть устроя́етъ дая́й да́ры, оба́че ду́шу погубля́етъ стяжа́в­шихъ.
11Изжени́ от­ со́нмища губи́теля, и изы́детъ съ ни́мъ прѣ́нiе: егда́ бо ся́детъ въ со́нмищи, всѣ́хъ безче́ститъ.
12Лю́битъ Госпо́дь преподо́бная сердца́, прiя́тни же ему́ вси́ непоро́чнiи въ путе́хъ сво­и́хъ: устна́ма пасе́тъ ца́рь [лю́ди своя́].
13О́чи Госпо́дни соблюда́ютъ чу́в­ст­во: презира́етъ словеса́ законопресту́пный.
14Вины́ и́щетъ и глаго́летъ лѣни́вый: ле́въ на стезя́хъ, на путе́хъ же разбо́йницы.
15Я́ма глубока́ уста́ законопресту́пныхъ: воз­ненави́дѣный же от­ Го́спода впаде́т­ся въ ню́.
Су́ть путiе́ злі́и предъ му́жемъ, и не лю́битъ воз­врати́тися от­ ни́хъ: воз­врати́тися же подоба́етъ от­ пути́ стро́потна и зла́го.
16Безу́мiе ви́ситъ на се́рдцы ю́наго: же́злъ же и наказа́нiе дале́че [от­го́нитъ] от­ него́.
17Оби́дяй убо́гаго мно́гая себѣ́ зла́ твори́тъ, дае́тъ же бога́тому во оскудѣ́нiе [себѣ́].
18Ко словесе́мъ му́дрыхъ при­­лага́й твое́ у́хо, и услы́ши моя́ словеса́: сво­е́ же се́рдце утверди́ [къ ни́мъ], да разумѣ́еши, я́ко добра́ су́ть.
19И а́ще вложи́ши я́ въ се́рдце твое́, воз­веселя́тъ тебе́ ку́пно во тво­и́хъ устнѣ́хъ.
20Да бу́детъ ти́ на Го́спода наде́жда, и пока́жетъ ти́ пу́ть сво́й.
21Ты́ же напиши́ я́ себѣ́ три́жды, на совѣ́тъ и смы́слъ и ра́зумъ, на широтѣ́ се́рдца тво­его́:
учу́ бо тя́ и́стин­ному словеси́, и ра́зума блага́го слу́шати на от­вѣ́ты словесе́мъ и́стин­нымъ предлага́емымъ тебѣ́.
Не наси́л­ст­вуй ни́щаго, зане́ убо́гъ е́сть, и не досажда́й немощно́му во вратѣ́хъ:
Госпо́дь бо и́мать суди́ти его́ су́дъ, и изба́виши твою́ безбѣ́дную ду́шу.
Не быва́й дру́гъ му́жу гнѣвли́ву и со дру́гомъ жестокосе́рдымъ не соводворя́йся:
да не когда́ научи́шися путе́мъ его́ и прiи́меши тене́та души́ тво­е́й.
Не вдава́йся въ поруче́нiе, стыдя́ся лица́:
егда́ бо не бу́деши имѣ́ти чи́мъ искупи́тися, во́змутъ посте́лю, я́же подъ ре́бры тво­и́ми.
Не прелага́й предѣ́лъ вѣ́чныхъ, я́же положи́ша отцы́ тво­и́.
Прозри́телну человѣ́ку и о́строму въ дѣ́лѣхъ сво­и́хъ предъ царьми́ подоба́етъ стоя́ти, и не стоя́ти предъ мужми́ просты́ми.
А́ще ся́деши вечеря́ти на трапе́зѣ си́льнаго, разу́мно разумѣва́й предлага́емая тебѣ́,
и налага́й ру́ку твою́, вѣ́дый, я́ко сицева́я тебѣ́ подоба́етъ угото́вити:
а́ще же несы́тнѣйшiй еси́, не жела́й бра́­шенъ его́: сiя́ бо и́мутъ живо́тъ ло́женъ.
Не распростира́йся убо́гъ сы́й съ бога́тымъ, тво­е́ю же мы́слiю удаля́йся.
А́ще устреми́ши на него́ о́ко твое́, никогда́же яви́т­ся: содѣ́ланы бо су́ть ему́ кри́ла я́ко орлу́, и обраща́ет­ся въ до́мъ настоя́теля сво­его́.
Не вечеря́й съ му́жемъ зави́стливымъ, ниже́ похо́щеши пи́щей его́:
и́мже бо о́бразомъ а́ще кто́ поглоти́тъ власы́, си́це я́стъ и пiе́тъ: ниже́ къ себѣ́ да введе́ши его́ и снѣ́си хлѣ́бъ тво́й съ ни́мъ:
изблюе́тъ бо его́ и оскверни́тъ словеса́ твоя́ до́брая.
Во у́шiю безу́мнаго ничто́же глаго́ли, да не когда́ поруга́етъ разу́мная словеса́ твоя́.
Не прелага́й предѣ́лъ вѣ́чныхъ и въ стяжа́нiе сиро́тъ не вни́ди:
избавля́яй бо и́хъ Госпо́дь крѣ́покъ е́сть и разсу́дитъ су́дъ и́хъ съ тобо́ю.
Да́ждь въ наказа́нiе се́рдце твое́, ушеса́ же твоя́ угото́вай словесе́мъ чу́в­ст­вен­нымъ.
Не престава́й младе́нца нака́зовати: а́ще бо жезло́мъ бiе́ши его́, не у́мретъ [от­ него́]:
ты́ бо побiе́ши его́ жезло́мъ, ду́шу же его́ изба́виши от­ сме́рти.
Сы́не, а́ще прему́дро бу́детъ се́рдце твое́, воз­весели́ши и мое́ се́рдце,
и пребу́дутъ въ словесѣ́хъ тво­и́ устнѣ́ къ мо­и́мъ устна́мъ, а́ще пра́ва бу́дутъ.
Да не ревну́етъ се́рдце твое́ грѣ́шникомъ, но въ стра́сѣ Госпо́дни бу́ди ве́сь де́нь:
а́ще бо соблюде́ши я́, бу́дутъ ти́ вну́цы, и упова́нiе твое́ не от­сту́питъ.
Слу́шай, сы́не, и прему́дръ быва́й и исправля́й мы́сли тво­его́ се́рдца:
не бу́ди винопі́йца, ниже́ при­­лага́йся къ сложе́ниемъ и купова́ниемъ мя́съ:
вся́къ бо пiя́ница и блудни́къ обнища́етъ, и облече́т­ся въ раздра́н­ная и въ ру́бища вся́къ сонли́вый.
Слу́шай, сы́не, отца́ роди́в­шаго тя́, и не презира́й, егда́ состарѣ́ет­ся ма́ти твоя́.
И́стину стяжи́ и не от­ри́ни му́дрости и уче́нiя и ра́зума.
До́брѣ воспитова́етъ оте́цъ пра́веденъ, о сы́нѣ же прему́дрѣмъ весели́т­ся душа́ его́.
Да весели́т­ся оте́цъ и ма́ти о тебѣ́, и да ра́дует­ся ро́ждшая тя́.
Да́ждь ми́, сы́не, твое́ се́рдце, о́чи же тво­и́ моя́ пути́ да соблюда́ютъ.
Сосу́дъ бо сокруше́нъ чужді́й до́мъ, и студене́цъ тѣ́сенъ чужді́й:
се́й бо вско́рѣ поги́бнетъ, и вся́кiй законопресту́пникъ потреби́т­ся.
Кому́ го́ре? кому́ молва́? кому́ су́дове? кому́ го́рести и сва́ры? кому́ сокруше́нiя вотще́? кому́ си́ни о́чи?
Не пребыва́ющымъ ли въ винѣ́? и не назира́ющымъ ли, гдѣ́ пи́рове быва́ютъ?
Не упива́йтеся вино́мъ, но бесѣ́дуйте ко человѣ́комъ пра́веднымъ, и бесѣ́дуйте во прохо́дѣхъ: а́ще бо на ча́шы и сткля́ницы вда́си о́чи тво­и́, послѣди́ и́маши ходи́ти нажа́йшiй бѣли́лнаго дре́ва:
послѣди́ же я́ко от­ змі́а уя́звенъ простре́т­ся, и я́коже от­ кера́ста разлива́ет­ся ему́ я́дъ.
О́чи тво­и́ егда́ у́зрятъ [жену́] чужду́ю, уста́ твоя́ тогда́ воз­глаго́лютъ стро́потная:
и воз­ля́жеши я́ко въ се́рдцы мо́ря и я́коже ко́рмчiй во мно́зѣ волне́нiи.
Рече́ши же: би́ша мя́, и не поболѣ́хъ, и поруга́шася ми́, а́зъ же не разумѣ́хъ: когда́ у́тро бу́детъ, да ше́дъ взыщу́, съ ни́миже сни́дуся?
Сы́не, не ревну́й муже́мъ злы́мъ, ниже́ воз­желѣ́й бы́ти съ ни́ми:
лжа́мъ бо по­уча́ет­ся се́рдце и́хъ, и болѣ́зни устнѣ́ и́хъ глаго́лютъ.
Съ прему́дростiю зи́ждет­ся до́мъ и съ ра́зумомъ исправля́ет­ся.
Съ чу́в­ст­вiемъ исполня́ют­ся сокро́вища от­ вся́каго бога́т­ст­ва честна́го и до́браго.
Лу́чше му́дрый крѣ́пкаго, и му́жъ ра́зумъ имѣ́яй земледѣ́лца вели́ка.
Со управле́нiемъ быва́етъ бра́нь, по́мощь же съ се́рдцемъ совѣ́тнымъ.
Прему́дрость и мы́сль бла́га во вратѣ́хъ прему́дрыхъ: смы́слен­нiи не укланя́ют­ся от­ зако́на Госпо́дня,
но совѣ́туютъ въ со́нмищихъ. Ненака́зан­ныхъ срѣта́етъ сме́рть,
умира́етъ же безу́мный во грѣсѣ́хъ. Нечистота́ му́жу губи́телю:
оскверни́т­ся въ де́нь зо́лъ и въ де́нь печа́ли, до́ндеже оскудѣ́етъ.
Изба́ви ведо́мыя на сме́рть и искупи́ убива́емыхъ, не щади́.
А́ще же рече́ши: не вѣ́мъ сего́: разумѣ́й, я́ко Госпо́дь всѣ́хъ сердца́ вѣ́сть, и созда́вый дыха́нiе всѣ́мъ, се́й вѣ́сть вся́ческая, и́же воз­да́стъ кому́ждо по дѣло́мъ его́.
Я́ждь ме́дъ, сы́не, бла́гъ бо е́сть со́тъ, да наслади́т­ся горта́нь тво́й:
си́це уразумѣ́еши прему́дрость душе́ю тво­е́ю: а́ще бо обря́щеши, бу́детъ добра́ кончи́на твоя́, и упова́нiе не оста́витъ тебе́.
Не при­­води́ нечести́ваго на па́жить пра́ведныхъ, ниже́ прельща́йся насыще́нiемъ чре́ва:
седмери́цею бо паде́тъ пра́ведный и воста́нетъ, нечести́вiи же изнемо́гутъ въ злы́хъ.
А́ще паде́тъ вра́гъ тво́й, не обра́дуйся ему́, въ преткнове́нiи же его́ не воз­носи́ся:
я́ко у́зритъ Госпо́дь, и не уго́дно ему́ бу́детъ, и от­врати́тъ я́рость свою́ от­ него́.
Не ра́дуйся о злодѣ́ющихъ и не ревну́й грѣ́шнымъ,
не пребу́дутъ бо вну́цы лука́выхъ, свѣти́ло же нечести́выхъ уга́снетъ.
Бо́йся Бо́га, сы́не, и царя́, и ни еди́ному же и́хъ проти́вися:
внеза́пу бо истя́жутъ нечести́выхъ, муче́нiя же обо­и́хъ кто́ увѣ́сть?
Сло́во сохраня́яй сы́нъ кромѣ́ поги́бели бу́детъ: прiе́мляй же прiя́тъ о́ное.
Ничто́же ло́жно от­ язы́ка царе́ви да глаго́лет­ся, и ни еди́на лжа́ от­ язы́ка его́ да изы́детъ:
ме́чь [е́сть] язы́къ царе́въ, а не пло́тянъ: и и́же а́ще пре́данъ бу́детъ, сокруши́т­ся:
а́ще бо раздражи́т­ся я́рость его́, со жи́лами человѣ́ки губи́тъ,
и ко́сти человѣ́ческiя пояда́етъ и сожига́етъ я́ко пла́мень, я́ко не ядо́мымъ бы́ти птенца́ми о́рлими.
Мо­и́хъ слове́съ, сы́не, бо́йся, и прiи́мъ я́ пока́йся.
Сiя́ же ва́мъ смы́слен­нымъ глаго́лю разумѣ́ти: срамля́тися лица́ на судѣ́ не добро́.
Глаго́ляй нечести́ваго, я́ко пра́веденъ е́сть, про́клятъ от­ люді́й бу́детъ и воз­ненави́дѣнъ во язы́цѣхъ:
облича́ющiи же лу́чшiи явя́т­ся, на ня́же прiи́детъ благослове́нiе бла́го:
и устнѣ́ облобыза́ютъ от­вѣща́ющыя словеса́ бла́га.
Уготовля́й на исхо́дъ дѣла́ твоя́, и угото́вися на село́, и ходи́ вслѣ́дъ мене́, и сози́ждеши до́мъ тво́й.
Не бу́ди свидѣ́тель лжи́въ на тво­его́ граждани́на, ниже́ пространя́йся тво­и́ма устна́ма.
Не рцы́: и́мже о́бразомъ сотвори́ ми, сотворю́ ему́ и от­мщу́ ему́, и́миже мя́ преоби́дѣ.
Я́коже ни́ва му́жъ безу́мный, и я́ко виногра́дъ человѣ́къ скудо­у́мный:
а́ще оста́виши его́, опустѣ́етъ и траво́ю порасте́тъ ве́сь, и бу́детъ оста́вленъ, огра́ды же ка́мен­ныя его́ раскопа́ют­ся.
Послѣди́ а́зъ пока́яхся, воз­зрѣ́хъ избра́ти наказа́нiе:
ма́ло дремлю́, ма́ло же сплю́ и ма́ло объе́млю рука́ма пе́рси:
а́ще же сiе́ твори́ши, прiи́детъ предъиду́щи нищета́ твоя́ и ску́дость твоя́, я́ко бла́гъ тече́цъ.
Сiя́ при́тчи соломо́ни бы́в­шыя нерасположе́н­ны, я́же списа́ша дру́зiе езекі́и царя́ Иуде́йска.
Сла́ва Бо́жiя кры́етъ сло́во, сла́ва же царе́ва почита́етъ повелѣ́нiя его́.
Не́бо высоко́, земля́ же глубока́: се́рдце же царе́во необличи́телно.
Ку́й неискуше́н­ное сребро́, и очи́стит­ся чи́сто все́.
Убива́й нечести́выя от­ лица́ царе́ва, и испра́вит­ся въ пра́вдѣ престо́лъ его́.
Не горди́ся предъ лице́мъ царе́вымъ и на мѣ́стѣ си́льныхъ не ста́ни:
лу́чше бо ти́ е́сть, егда́ рече́тъ: взы́ди ко мнѣ́: не́жели смири́тися тебѣ́ предъ лице́мъ си́льнаго.
Я́же ви́дѣста о́чи тво­и́, глаго́ли. Не впа́дай въ тя́жбу ско́ро, да не раска́ешися по́слѣжди, егда́ тебѣ́ досади́тъ дру́гъ тво́й.
Вступа́й вспя́ть, не неради́, да не поно́ситъ у́бо тебѣ́ дру́гъ:
сва́ра же твоя́ и вражда́ твоя́ не от­сту́питъ, но бу́детъ ти́ ра́вна со сме́ртiю.
Благода́ть и любы́ свобожда́етъ, въ ни́хже утверди́ себе́, да не въ поноше́нiи бу́деши, но сохрани́ пути́ твоя́ до́брѣ устро́ены.
[Я́коже] я́блоко зла́то во усеря́зи сарді́йскаго ка́мене, си́це рещи́ сло́во при­­ при­­ли́чныхъ ему́.
И [я́коже] во усеря́зь златы́й сарді́йскiй ка́мень многоцѣ́н­ный вя́жет­ся, [си́це] сло́во прему́дро во у́хо благопослу́шно.
Я́коже исхо́дище снѣ́га въ жа́тву зно́я по́льзуетъ, та́ко вѣ́ст­никъ вѣ́ренъ посла́в­шихъ его́: ду́шы бо употребля́ющихъ его́ по́льзуетъ.
Я́коже вѣ́три и о́блацы и дожде́ве явля́ющiися, та́ко и хва́лящiйся о дая́нiи ло́жнѣмъ.
Въ долготерпѣ́нiи благополу́чiе царе́мъ: язы́къ же мя́кокъ сокруша́етъ ко́сти.
Ме́дъ обрѣ́тъ я́ждь умѣ́рен­но, да не ка́ко пресыще́нъ изблюе́ши.
Не учаща́й вноси́ти но́гу твою́ ко дру́гу тво­ему́, да не когда́ насы́щься тебе́, воз­ненави́дитъ тя́.
Дреко́ль и ме́чь и стрѣла́ остра́, та́ко и му́жъ свидѣ́тел­ст­вуяй на дру́га сво­его́ свидѣ́тел­ст­во ло́жное.
Пу́ть зла́го и нога́ законопресту́пнаго поги́бнутъ въ де́нь зо́лъ.
Я́коже о́цетъ неполе́зенъ вре́ду и ды́мъ очи́ма, та́ко при­­па́дшая стра́сть въ тѣлеси́ се́рдце оскорбля́етъ.
Я́коже мо́лiе въ ри́зѣ и че́рвiе въ дре́вѣ, та́ко печа́ль му́жу вреди́тъ се́рдце.
22А́ще а́лчетъ вра́гъ тво́й, ухлѣ́би его́: а́ще ли жа́ждетъ, напо́й его́:
23сiе́ бо творя́, у́глiе о́гнен­ное собира́еши на главу́ его́, Госпо́дь же воз­да́стъ тебѣ́ блага́я.
24Вѣ́тръ сѣ́верный воз­двиза́етъ о́блаки, лице́ же безсту́дно язы́къ раздража́етъ.
25Лу́чше жи́ти во у́глѣ непокры́тѣмъ, не́же во хра́минѣ о́бщей со жено́ю клеветли́вою.
26Я́коже вода́ студе́ная души́ жа́ждущей благопрiя́тна, та́ко вѣ́сть блага́я от­ земли́ издале́ча.
27Я́коже а́ще кто́ исто́чникъ загражда́етъ и исхо́дище воды́ губи́тъ, та́ко не лѣ́по пра́веднику па́сти предъ нечести́вымъ.
28Я́сти ме́дъ мно́го не добро́: почита́ти же подоба́етъ словеса́ сла́вна.
29Я́коже гра́дъ стѣна́ми разоре́нъ и не огражде́нъ, та́ко му́жъ творя́й что́ безъ совѣ́та.
Мудрый сын слушает наставление отца, а буйный не слушает обличения.
От плода уст своих человек вкусит добро, душа же законопреступников – зло.
Кто хранит уста свои, тот бережет душу свою; а кто широко раскрывает свой рот, тому беда.
Душа ленивого желает, но тщетно; а душа прилежных насытится.
Праведник ненавидит ложное слово, а нечестивый срамит и бесчестит себя.
Правда хранит непорочного в пути, а нечестие губит грешника.
Иной выдает себя за богатого, а у него ничего нет; другой выдает себя за бедного, а у него богатства много.
Богатством своим человек выкупает жизнь свою, а бедный и угрозы не слышит.
[Души коварные блуждают в грехах, а праведники сострадают и милуют.]
Свет праведных весело горит, светильник же нечестивых угасает.
От высокомерия происходит раздор, а у советующихся – мудрость.
Богатство от суетности истощается, а собирающий трудами умножает его.
Надежда, долго не сбывающаяся, томит сердце, а исполнившееся желание – как древо жизни.
Кто пренебрегает словом, тот причиняет вред себе; а кто боится заповеди, тому воздается.
[У сына лукавого ничего нет доброго, а у разумного раба дела благоуспешны, и путь его прямой.]
Учение мудрого – источник жизни, удаляющий от сетей смерти.
Добрый разум доставляет приятность, путь же беззаконных жесток.
Всякий благоразумный действует с знанием, а глупый выставляет напоказ глупость.
Худой посол попадает в беду, а верный посланник – спасение.
Нищета и посрамление отвергающему учение; а кто соблюдает наставление, будет в чести.
Желание исполнившееся – приятно для души; но несносно для глупых уклоняться от зла.
Общающийся с мудрыми будет мудр, а кто дружит с глупыми, развратится.
Грешников преследует зло, а праведникам воздается добром.
Добрый оставляет наследство и внукам, а богатство грешника сберегается для праведного.
Много хлеба бывает и на ниве бедных; но некоторые гибнут от беспорядка.
Кто жалеет розги своей, тот ненавидит сына; а кто любит, тот с детства наказывает его.
Праведник ест до сытости, а чрево беззаконных терпит лишение.
Мудрая жена устроит дом свой, а глупая разрушит его своими руками.
Идущий прямым путем боится Господа; но чьи пути кривы, тот небрежет о Нем.
В устах глупого – бич гордости; уста же мудрых охраняют их.
Где нет волов, там ясли пусты; а много прибыли от силы волов.
Верный свидетель не лжет, а свидетель ложный наговорит много лжи.
Распутный ищет мудрости, и не находит; а для разумного знание легко.
Отойди от человека глупого, у которого ты не замечаешь разумных уст.
Мудрость разумного – знание пути своего, глупость же безрассудных – заблуждение.
Глупые смеются над грехом, а посреди праведных – благоволение.
Сердце знает горе души своей, и в радость его не вмешается чужой.
Дом беззаконных разорится, а жилище праведных процветет.
Есть пути, которые кажутся человеку прямыми; но конец их – путь к смерти.
И при смехе иногда болит сердце, и концом радости бывает печаль.
Человек с развращенным сердцем насытится от путей своих, и добрый – от своих.
Глупый верит всякому слову, благоразумный же внимателен к путям своим.
Мудрый боится и удаляется от зла, а глупый раздражителен и самонадеян.
Вспыльчивый может сделать глупость; но человек, умышленно делающий зло, ненавистен.
Невежды получают в удел себе глупость, а благоразумные увенчаются знанием.
Преклонятся злые пред добрыми и нечестивые – у ворот праведника.
Бедный ненавидим бывает даже близким своим, а у богатого много друзей.
Кто презирает ближнего своего, тот грешит; а кто милосерд к бедным, тот блажен.
Не заблуждаются ли умышляющие зло? [не знают милости и верности делающие зло;] но милость и верность у благомыслящих.
От всякого труда есть прибыль, а от пустословия только ущерб.
Венец мудрых – богатство их, а глупость невежд глупость и есть.
Верный свидетель спасает души, а лживый наговорит много лжи.
В страхе пред Господом – надежда твердая, и сынам Своим Он прибежище.
Страх Господень – источник жизни, удаляющий от сетей смерти.
Во множестве народа – величие царя, а при малолюдстве народа беда государю.
У терпеливого человека много разума, а раздражительный выказывает глупость.
Кроткое сердце – жизнь для тела, а зависть – гниль для костей.
Кто теснит бедного, тот хулит Творца его; чтущий же Его благотворит нуждающемуся.
За зло свое нечестивый будет отвергнут, а праведный и при смерти своей имеет надежду.
Мудрость почиет в сердце разумного, и среди глупых дает знать о себе.
Праведность возвышает народ, а беззаконие – бесчестие народов.
Благоволение царя – к рабу разумному, а гнев его – против того, кто позорит его.
[Гнев губит и разумных.] Кроткий ответ отвращает гнев, а оскорбительное слово возбуждает ярость.
Язык мудрых сообщает добрые знания, а уста глупых изрыгают глупость.
На всяком месте очи Господни: они видят злых и добрых.
Кроткий язык – древо жизни, но необузданный – сокрушение духа.
Глупый пренебрегает наставлением отца своего; а кто внимает обличениям, тот благоразумен. [В обилии правды великая сила, а нечестивые искоренятся из земли.]
В доме праведника – обилие сокровищ, а в прибытке нечестивого – расстройство.
Уста мудрых распространяют знание, а сердце глупых не так.
Жертва нечестивых – мерзость пред Господом, а молитва праведных благоугодна Ему.
Мерзость пред Господом – путь нечестивого, а идущего путем правды Он любит.
Злое наказание – уклоняющемуся от пути, и ненавидящий обличение погибнет.
Преисподняя и Аваддон открыты пред Господом, тем более сердца сынов человеческих.
Не любит распутный обличающих его, и к мудрым не пойдет.
Веселое сердце делает лице веселым, а при сердечной скорби дух унывает.
Сердце разумного ищет знания, уста же глупых питаются глупостью.
Все дни несчастного печальны; а у кого сердце весело, у того всегда пир.
Лучше немногое при страхе Господнем, нежели большое сокровище, и при нем тревога.
Лучше блюдо зелени, и при нем любовь, нежели откормленный бык, и при нем ненависть.
Вспыльчивый человек возбуждает раздор, а терпеливый утишает распрю.
Путь ленивого – как терновый плетень, а путь праведных – гладкий.
Мудрый сын радует отца, а глупый человек пренебрегает мать свою.
Глупость – радость для малоумного, а человек разумный идет прямою дорогою.
Без совета предприятия расстроятся, а при множестве советников они состоятся.
Радость человеку в ответе уст его, и как хорошо слово вовремя!
Путь жизни мудрого вверх, чтобы уклониться от преисподней внизу.
Дом надменных разорит Господь, а межу вдовы укрепит.
Мерзость пред Господом – помышления злых, слова же непорочных угодны Ему.
Корыстолюбивый расстроит дом свой, а ненавидящий подарки будет жить.
Сердце праведного обдумывает ответ, а уста нечестивых изрыгают зло.
[Приятны пред Господом пути праведных; чрез них и враги делаются друзьями.]
Далек Господь от нечестивых, а молитву праведников слышит.
Светлый взгляд радует сердце, добрая весть утучняет кости.
Ухо, внимательное к учению жизни, пребывает между мудрыми.
Отвергающий наставление не радеет о своей душе; а кто внимает обличению, тот приобретает разум.
Страх Господень научает мудрости, и славе предшествует смирение.
Человеку принадлежат предположения сердца, но от Господа ответ языка.
Все пути человека чисты в его глазах, но Господь взвешивает души.
Предай Господу дела твои, и предприятия твои совершатся.
Все сделал Господь ради Себя; и даже нечестивого блюдет на день бедствия.
Мерзость пред Господом всякий надменный сердцем; можно поручиться, что он не останется ненаказанным.
*[Начало доброго пути – делать правду; это угоднее пред Богом, нежели приносить жертвы.
*Ищущий Господа найдет знание с правдою;
*истинно ищущие Его найдут мир.]
Милосердием и правдою очищается грех, и страх Господень отводит от зла.
Когда Господу угодны пути человека, Он и врагов его примиряет с ним.
Лучше немногое с правдою, нежели множество прибытков с неправдою.
Сердце человека обдумывает свой путь, но Господь управляет шествием его.
В устах царя – слово вдохновенное; уста его не должны погрешать на суде.
Верные весы и весовые чаши – от Господа; от Него же все гири в суме.
Мерзость для царей – дело беззаконное, потому что правдою утверждается престол.
Приятны царю уста правдивые, и говорящего истину он любит.
Царский гнев – вестник смерти; но мудрый человек умилостивит его.
В светлом взоре царя – жизнь, и благоволение его – как облако с поздним дождем.
Приобретение мудрости гораздо лучше золота, и приобретение разума предпочтительнее отборного серебра.
Путь праведных – уклонение от зла: тот бережет душу свою, кто хранит путь свой.
Погибели предшествует гордость, и падению – надменность.
Лучше смиряться духом с кроткими, нежели разделять добычу с гордыми.
Кто ведет дело разумно, тот найдет благо, и кто надеется на Господа, тот блажен.
Мудрый сердцем прозовется благоразумным, и сладкая речь прибавит к учению.
Разум для имеющих его – источник жизни, а ученость глупых – глупость.
Сердце мудрого делает язык его мудрым и умножает знание в устах его.
Приятная речь – сотовый мед, сладка для души и целебна для костей.
Есть пути, которые кажутся человеку прямыми, но конец их путь к смерти.
Трудящийся трудится для себя, потому что понуждает его к тому рот его.
Человек лукавый замышляет зло, и на устах его как бы огонь палящий.
Человек коварный сеет раздор, и наушник разлучает друзей.
Человек неблагонамеренный развращает ближнего своего и ведет его на путь недобрый;
прищуривает глаза свои, чтобы придумать коварство; закусывая себе губы, совершает злодейство; [он – печь злобы].
Венец славы – седина, которая находится на пути правды.
Долготерпеливый лучше храброго, и владеющий собою лучше завоевателя города.
В полу бросается жребий, но все решение его – от Господа.
Лучше кусок сухого хлеба, и с ним мир, нежели дом, полный заколотого скота, с раздором.
Разумный раб господствует над беспутным сыном и между братьями разделит наследство.
Плавильня – для серебра, и горнило – для золота, а сердца испытывает Господь.
Злодей внимает устам беззаконным, лжец слушается языка пагубного.
Кто ругается над нищим, тот хулит Творца его; кто радуется несчастью, тот не останется ненаказанным [а милосердый помилован будет].
[У верного целый мир богатства, а у неверного – ни обола.]
Венец стариков – сыновья сыновей, и слава детей – родители их.
Неприлична глупому важная речь, тем паче знатному – уста лживые.
Подарок – драгоценный камень в глазах владеющего им: куда ни обратится он, успеет.
Прикрывающий проступок ищет любви; а кто снова напоминает о нем, тот удаляет друга.
На разумного сильнее действует выговор, нежели на глупого сто ударов.
Возмутитель ищет только зла; поэтому жестокий ангел будет послан против него.
Лучше встретить человеку медведицу, лишенную детей, нежели глупца с его глупостью.
Кто за добро воздает злом, от дома того не отойдет зло.
Начало ссоры – как прорыв воды; оставь ссору прежде, нежели разгорелась она.
Оправдывающий нечестивого и обвиняющий праведного – оба мерзость пред Господом.
К чему сокровище в руках глупца? Для приобретения мудрости у него нет разума.
[Кто высоким делает свой дом, тот ищет разбиться; а уклоняющийся от учения впадет в беды.]
Друг любит во всякое время и, как брат, явится во время несчастья.
Человек малоумный дает руку и ручается за ближнего своего.
Кто любит ссоры, любит грех, и кто высоко поднимает ворота свои, тот ищет падения.
Коварное сердце не найдет добра, и лукавый язык попадет в беду.
Родил кто глупого, – себе на го́ре, и отец глупого не порадуется.
Веселое сердце благотворно, как врачевство, а унылый дух сушит кости.
Нечестивый берет подарок из пазухи, чтобы извратить пути правосудия.
Мудрость – пред лицем у разумного, а глаза глупца – на конце земли.
Глупый сын – досада отцу своему и огорчение для матери своей.
Нехорошо и обвинять правого, и бить вельмож за правду.
Разумный воздержан в словах своих, и благоразумный хладнокровен.
И глупец, когда молчит, может показаться мудрым, и затворяющий уста свои – благоразумным.
Прихоти ищет своенравный, восстает против всего умного.
Глупый не любит знания, а только бы выказать свой ум.
С приходом нечестивого приходит и презрение, а с бесславием – поношение.
Слова уст человеческих – глубокие воды; источник мудрости – струящийся поток.
Нехорошо быть лицеприятным к нечестивому, чтобы ниспровергнуть праведного на суде.
Уста глупого идут в ссору, и слова его вызывают побои.
Язык глупого – гибель для него, и уста его – сеть для души его.
[Ленивого низлагает страх, а души женоподобные будут голодать.] 9Слова наушника – как лакомства, и они входят во внутренность чрева.
10Нерадивый в работе своей – брат расточителю.
11Имя Господа – крепкая башня: убегает в нее праведник – и безопасен.
12Имение богатого – крепкий город его, и как высокая ограда в его воображении.
13Перед падением возносится сердце человека, а смирение предшествует славе.
14Кто дает ответ не выслушав, тот глуп, и стыд ему.
15Дух человека переносит его немощи; а пораженный дух – кто может подкрепить его?
16Сердце разумного приобретает знание, и ухо мудрых ищет знания.
17Подарок у человека дает ему простор и до вельмож доведет его.
18Первый в тяжбе своей прав, но приходит соперник его и исследывает его.
19Жребий прекращает споры и решает между сильными.
20Озлобившийся брат неприступнее крепкого города, и ссоры подобны запорам за́мка.
21От плода уст человека наполняется чрево его; произведением уст своих он насыщается.
22Смерть и жизнь – во власти языка, и любящие его вкусят от плодов его.
23Кто нашел [добрую] жену, тот нашел благо и получил благодать от Господа.
[Кто изгоняет добрую жену, тот изгоняет счастье, а содержащий прелюбодейку – безумен и нечестив.]
С мольбою говорит нищий, а богатый отвечает грубо.
Кто хочет иметь друзей, тот и сам должен быть дружелюбным; и бывает друг, более привязанный, нежели брат.
Лучше бедный, ходящий в своей непорочности, нежели [богатый] со лживыми устами, и притом глупый.
Нехорошо душе без знания, и торопливый ногами оступится.
Глупость человека извращает путь его, а сердце его негодует на Господа.
Богатство прибавляет много друзей, а бедный оставляется и другом своим.
Лжесвидетель не останется ненаказанным, и кто говорит ложь, не спасется.
Многие заискивают у знатных, и всякий – друг человеку, делающему подарки.
Бедного ненавидят все братья его, тем паче друзья его удаляются от него: гонится за ними, чтобы поговорить, но и этого нет.
Кто приобретает разум, тот любит душу свою; кто наблюдает благоразумие, тот находит благо.
Лжесвидетель не останется ненаказанным, и кто говорит ложь, погибнет.
Неприлична глупцу пышность, тем паче рабу господство над князьями.
Благоразумие делает человека медленным на гнев, и слава для него – быть снисходительным к проступкам.
Гнев царя – как рев льва, а благоволение его – как роса на траву.
Глупый сын – сокрушение для отца своего, и сварливая жена – сточная труба.
Дом и имение – наследство от родителей, а разумная жена – от Господа.
Леность погружает в сонливость, и нерадивая душа будет терпеть голод.
Хранящий заповедь хранит душу свою, а нерадящий о путях своих погибнет.
Благотворящий бедному дает взаймы Господу, и Он воздаст ему за благодеяние его.
Наказывай сына своего, доколе есть надежда, и не возмущайся криком его.
Гневливый пусть терпит наказание, потому что, если пощадишь его, придется тебе еще больше наказывать его.
Слушайся совета и принимай обличение, чтобы сделаться тебе впоследствии мудрым.
Много замыслов в сердце человека, но состоится только определенное Господом.
Радость человеку – благотворительность его, и бедный человек лучше, нежели лживый.
Страх Господень ведет к жизни, и кто имеет его, всегда будет доволен, и зло не постигнет его.
Ленивый опускает руку свою в чашу, и не хочет донести ее до рта своего.
Если ты накажешь кощунника, то и простой сделается благоразумным; и если обличишь разумного, то он поймет наставление.
Разоряющий отца и выгоняющий мать – сын срамной и бесчестный.
Перестань, сын мой, слушать внушения об уклонении от изречений разума.
Лукавый свидетель издевается над судом, и уста беззаконных глотают неправду.
Готовы для кощунствующих суды, и побои – на тело глупых.
Вино – глумливо, сикера – буйна; и всякий, увлекающийся ими, неразумен.
Гроза царя – как бы рев льва: кто раздражает его, тот грешит против самого себя.
Честь для человека – отстать от ссоры; а всякий глупец задорен.
Ленивец зимою не пашет: поищет летом – и нет ничего.
Помыслы в сердце человека – глубокие воды, но человек разумный вычерпывает их.
Многие хвалят человека за милосердие, но правдивого человека кто находит?
Праведник ходит в своей непорочности: блаженны дети его после него!
Царь, сидящий на престоле суда, разгоняет очами своими все злое.
Кто может сказать: «я очистил мое сердце, я чист от греха моего?»
Неодинаковые весы, неодинаковая мера, то и другое – мерзость пред Господом.
Можно узнать даже отрока по занятиям его, чисто ли и правильно ли будет поведение его.
Ухо слышащее и глаз видящий – и то и другое создал Господь.
Не люби спать, чтобы тебе не обеднеть; держи открытыми глаза твои, и будешь досыта есть хлеб.
«Дурно, дурно», говорит покупатель, а когда отойдет, хвалится.
Есть золото и много жемчуга, но драгоценная утварь – уста разумные.
Возьми платье его, так как он поручился за чужого; и за стороннего возьми от него залог.
Сладок для человека хлеб, приобретенный неправдою; но после рот его наполнится дресвою.
Предприятия получают твердость чрез совещание, и по совещании веди войну.
Кто ходит переносчиком, тот открывает тайну; и кто широко раскрывает рот, с тем не сообщайся.
Кто злословит отца своего и свою мать, того светильник погаснет среди глубокой тьмы.
Наследство, поспешно захваченное вначале, не благословится впоследствии.
Не говори: «я отплачу за зло»; предоставь Господу, и Он сохранит тебя.
Мерзость пред Господом – неодинаковые гири, и неверные весы – не добро.
От Господа направляются шаги человека; человеку же как узнать путь свой?
Сеть для человека – поспешно давать обет, и после обета обдумывать.
Мудрый царь вывеет нечестивых и обратит на них колесо.
Светильник Господень – дух человека, испытывающий все глубины сердца.
Милость и истина охраняют царя, и милостью он поддерживает престол свой.
Слава юношей – сила их, а украшение стариков – седина.
Раны от побоев – врачевство против зла, и удары, проникающие во внутренности чрева.
Сердце царя – в руке Господа, как потоки вод: куда захочет, Он направляет его.
Всякий путь человека прям в глазах его; но Господь взвешивает сердца.
Соблюдение правды и правосудия более угодно Господу, нежели жертва.
Гордость очей и надменность сердца, отличающие нечестивых, – грех.
Помышления прилежного стремятся к изобилию, а всякий торопливый терпит лишение.
Приобретение сокровища лживым языком – мимолетное дуновение ищущих смерти.
Насилие нечестивых обрушится на них, потому что они отреклись соблюдать правду.
Превратен путь человека развращенного; а кто чист, того действие прямо.
Лучше жить в углу на кровле, нежели со сварливою женою в пространном доме.
Душа нечестивого желает зла: не найдет милости в глазах его и друг его.
Когда наказывается кощунник, простой делается мудрым; и когда вразумляется мудрый, то он приобретает знание.
Праведник наблюдает за домом нечестивого: как повергаются нечестивые в несчастие.
Кто затыкает ухо свое от вопля бедного, тот и сам будет вопить, – и не будет услышан.
Подарок тайный тушит гнев, и дар в пазуху – сильную ярость.
Соблюдение правосудия – радость для праведника и страх для делающих зло.
Человек, сбившийся с пути разума, водворится в собрании мертвецов.
Кто любит веселье, обеднеет; а кто любит вино и тук, не разбогатеет.
Выкупом будет за праведного нечестивый и за прямодушного – лукавый.
Лучше жить в земле пустынной, нежели с женою сварливою и сердитою.
Вожделенное сокровище и тук – в доме мудрого; а глупый человек расточает их.
Соблюдающий правду и милость найдет жизнь, правду и славу.
Мудрый входит в город сильных и ниспровергает крепость, на которую они надеялись.
Кто хранит уста свои и язык свой, тот хранит от бед душу свою.
Надменный злодей – кощунник имя ему – действует в пылу гордости.
Алчба ленивца убьет его, потому что руки его отказываются работать;
всякий день он сильно алчет, а праведник дает и не жалеет.
Жертва нечестивых – мерзость, особенно когда с лукавством приносят ее.
Лжесвидетель погибнет; а человек, который говорит, что знает, будет говорить всегда.
Человек нечестивый дерзок лицом своим, а праведный держит прямо путь свой.
Нет мудрости, и нет разума, и нет совета вопреки Господу.
Коня приготовляют на день битвы, но победа – от Господа.
Доброе имя лучше большого богатства, и добрая слава лучше серебра и золота.
Богатый и бедный встречаются друг с другом: того и другого создал Господь.
Благоразумный видит беду, и укрывается; а неопытные идут вперед, и наказываются.
За смирением следует страх Господень, богатство и слава и жизнь.
Терны и сети на пути коварного; кто бережет душу свою, удались от них.
Наставь юношу при начале пути его: он не уклонится от него, когда и состарится.
Богатый господствует над бедным, *и должник делается рабом заимодавца.
Сеющий неправду пожнет беду, и трости гнева его не станет.
[Человека, доброхотно дающего, любит Бог, и недостаток дел его восполнит.]
Милосердый будет благословляем, потому что дает бедному от хлеба своего.
[Победу и честь приобретает дающий дары, и даже овладевает душею получающих оные.]
Прогони кощунника, и удалится раздор, и прекратятся ссора и брань.
Кто любит чистоту сердца, у того приятность на устах, тому царь – друг.
Очи Господа охраняют знание, а слова законопреступника Он ниспровергает.
Ленивец говорит: «лев на улице! посреди площади убьют меня!»
Глубокая пропасть – уста блудниц: на кого прогневается Господь, тот упадет туда.
Глупость привязалась к сердцу юноши, но исправительная розга удалит ее от него.
Кто обижает бедного, чтобы умножить свое богатство, и кто дает богатому, тот обеднеет.
Приклони ухо твое, и слушай слова мудрых, и сердце твое обрати к моему знанию;
потому что утешительно будет, если ты будешь хранить их в сердце твоем, и они будут также в устах твоих.
Чтобы упование твое было на Господа, я учу тебя и сегодня, и ты помни.
Не писал ли я тебе трижды в советах и наставлении,
чтобы научить тебя точным словам истины, дабы ты мог передавать слова истины посылающим тебя?
Не будь грабителем бедного, потому что он беден, и не притесняй несчастного у ворот,
потому что Господь вступится в дело их и исхитит душу у грабителей их.
Не дружись с гневливым и не сообщайся с человеком вспыльчивым,
чтобы не научиться путям его и не навлечь петли на душу твою.
Не будь из тех, которые дают руки и поручаются за долги:
если тебе нечем заплатить, то для чего доводить себя, чтобы взяли постель твою из-под тебя?
Не передвигай межи давней, которую провели отцы твои.
Видел ли ты человека проворного в своем деле? Он будет стоять перед царями, он не будет стоять перед простыми.
Когда сядешь вкушать пищу с властелином, то тщательно наблюдай, что перед тобою,
и поставь преграду в гортани твоей, если ты алчен.
Не прельщайся лакомыми яствами его; это – обманчивая пища.
Не заботься о том, чтобы нажить богатство; оставь такие мысли твои.
Устремишь глаза твои на него, и – его уже нет; потому что оно сделает себе крылья и, как орел, улетит к небу.
Не вкушай пищи у человека завистливого и не прельщайся лакомыми яствами его;
потому что, каковы мысли в душе его, таков и он; «ешь и пей», говорит он тебе, а сердце его не с тобою.
Кусок, который ты съел, изблюешь, и добрые слова твои ты потратишь напрасно.
В уши глупого не говори, потому что он презрит разумные слова твои.
Не передвигай межи давней и на поля сирот не заходи,
потому что Защитник их силен; Он вступится в дело их с тобою.
Приложи сердце твое к учению и уши твои – к умным словам.
Не оставляй юноши без наказания: если накажешь его розгою, он не умрет;
ты накажешь его розгою и спасешь душу его от преисподней.
Сын мой! если сердце твое будет мудро, то порадуется и мое сердце;
и внутренности мои будут радоваться, когда уста твои будут говорить правое.
Да не завидует сердце твое грешникам, но да пребудет оно во все дни в страхе Господнем;
потому что есть будущность, и надежда твоя не потеряна.
Слушай, сын мой, и будь мудр, и направляй сердце твое на прямой путь.
Не будь между упивающимися вином, между пресыщающимися мясом:
потому что пьяница и пресыщающийся обеднеют, и сонливость оденет в рубище.
Слушайся отца твоего: он родил тебя; и не пренебрегай матери твоей, когда она и состарится.
Купи истину и не продавай мудрости и учения и разума.
Торжествует отец праведника, и родивший мудрого радуется о нем.
Да веселится отец твой и да торжествует мать твоя, родившая тебя.
Сын мой! отдай сердце твое мне, и глаза твои да наблюдают пути мои,
потому что блудница – глубокая пропасть, и чужая жена – тесный колодезь;
она, как разбойник, сидит в засаде и умножает между людьми законопреступников.
У кого вой? у кого стон? у кого ссоры? у кого горе? у кого раны без причины? у кого багровые глаза?
У тех, которые долго сидят за вином, которые приходят отыскивать вина приправленного.
Не смотри на вино, как оно краснеет, как оно искрится в чаше, как оно ухаживается ровно:
впоследствии, как змей, оно укусит, и ужалит, как аспид;
глаза твои будут смотреть на чужих жен, и сердце твое заговорит развратное,
и ты будешь, как спящий среди моря и как спящий на верху мачты.
[И скажешь:] «били меня, мне не было больно; толкали меня, я не чувствовал. Когда проснусь, опять буду искать того же».
Не ревнуй злым людям и не желай быть с ними,
потому что о насилии помышляет сердце их, и о злом говорят уста их.
Мудростью устрояется дом и разумом утверждается,
и с уменьем внутренности его наполняются всяким драгоценным и прекрасным имуществом.
Человек мудрый силен, и человек разумный укрепляет силу свою.
Поэтому с обдуманностью веди войну твою, и успех будет при множестве совещаний.
Для глупого слишком высока мудрость; у ворот не откроет он уст своих.
Кто замышляет сделать зло, того называют злоумышленником.
Помысл глупости – грех, и кощунник – мерзость для людей.
Если ты в день бедствия оказался слабым, то бедна сила твоя.
Спасай взятых на смерть, и неужели откажешься от обреченных на убиение?
Скажешь ли: «вот, мы не знали этого»? А Испытующий сердца́ разве не знает? Наблюдающий над душею твоею знает это, и воздаст человеку по делам его.
Ешь, сын мой, мед, потому что он приятен, и сот, который сладок для гортани твоей:
таково и познание мудрости для души твоей. Если ты нашел ее, то есть будущность, и надежда твоя не потеряна.
Не злоумышляй, нечестивый, против жилища праведника, не опустошай места покоя его,
ибо семь раз упадет праведник, и встанет; а нечестивые впадут в погибель.
Не радуйся, когда упадет враг твой, и да не веселится сердце твое, когда он споткнется.
Иначе, увидит Господь, и неугодно будет это в очах Его, и Он отвратит от него гнев Свой.
Не негодуй на злодеев и не завидуй нечестивым,
потому что злой не имеет будущности, – светильник нечестивых угаснет.
Бойся, сын мой, Господа и царя; с мятежниками не сообщайся,
потому что внезапно придет погибель от них, и беду от них обоих кто предузнает?
Сказано также мудрыми: иметь лицеприятие на суде – нехорошо.
Кто говорит виновному: «ты прав», того будут проклинать народы, того будут ненавидеть племена;
а обличающие будут любимы, и на них придет благословение.
В уста целует, кто отвечает словами верными.
Соверши дела твои вне дома, окончи их на поле твоем, и потом устрояй и дом твой.
Не будь лжесвидетелем на ближнего твоего: к чему тебе обманывать устами твоими?
Не говори: «как он поступил со мною, так и я поступлю с ним, воздам человеку по делам его».
Проходил я мимо поля человека ленивого и мимо виноградника человека скудоумного:
и вот, все это заросло терном, поверхность его покрылась крапивою, и каменная ограда его обрушилась.
И посмотрел я, и обратил сердце мое, и посмотрел и получил урок:
«немного поспишь, немного подремлешь, немного, сложив руки, полежишь, –
и придет, как прохожий, бедность твоя, и нужда твоя – как человек вооруженный».
И это притчи Соломона, которые собрали мужи Езекии, царя Иудейского.
Слава Божия – облекать тайною дело, а слава царей – исследывать дело.
Как небо в высоте и земля в глубине, так сердце царей – неисследимо.
Отдели примесь от серебра, и выйдет у серебряника сосуд:
удали неправедного от царя, и престол его утвердится правдою.
Не величайся пред лицем царя, и на месте великих не становись;
потому что лучше, когда скажут тебе: «пойди сюда повыше», нежели когда понизят тебя пред знатным, которого видели глаза твои.
Не вступай поспешно в тяжбу: иначе что будешь делать при окончании, когда соперник твой осрамит тебя?
Веди тяжбу с соперником твоим, но тайны другого не открывай,
дабы не укорил тебя услышавший это, и тогда бесчестие твое не отойдет от тебя.
[Любовь и дружба освобождают: сбереги их для себя, чтобы не сделаться тебе достойным поношения; сохрани пути твои благоустроенными.]
Золотые яблоки в серебряных прозрачных сосудах – слово, сказанное прилично.
Золотая серьга и украшение из чистого золота – мудрый обличитель для внимательного уха.
Что прохлада от снега во время жатвы, то верный посол для посылающего его: он доставляет душе господина своего отраду.
Что тучи и ветры без дождя, то человек, хвастающий ложными подарками.
Кротостью склоняется к милости вельможа, и мягкий язык переламывает кость.
Нашел ты мед, – ешь, сколько тебе потребно, чтобы не пресытиться им и не изблевать его.
Не учащай входить в дом друга твоего, чтобы он не наскучил тобою и не возненавидел тебя.
Что молот и меч и острая стрела, то человек, произносящий ложное свидетельство против ближнего своего.
Что сломанный зуб и расслабленная нога, то надежда на ненадежного [человека] в день бедствия.
Что снимающий с себя одежду в холодный день, что уксус на рану, то поющий песни печальному сердцу.
[Как моль одежде и червь дереву, так печаль вредит сердцу человека.]
Если голоден враг твой, накорми его хлебом; и если он жаждет, напой его водою:
ибо, [делая сие,] ты собираешь горящие угли на голову его, и Господь воздаст тебе.
Северный ветер производит дождь, а тайный язык – недовольные лица.
Лучше жить в углу на кровле, нежели со сварливою женою в пространном доме.
Что холодная вода для истомленной жаждой души, то добрая весть из дальней страны.
Что возмущенный источник и поврежденный родник, то праведник, падающий пред нечестивым.
Как нехорошо есть много меду, так домогаться славы не есть слава.
Что город разрушенный, без стен, то человек, не владеющий духом своим.
Копировать текст Копировать ссылку Толкования стиха
Библ. энциклопедия Библейский словарь Словарь библ. образов
Цитата из Библии каждое утро в Telegram.
Наш канал: https://t.me/azbible