Скрыть
17:16a
Церковнославянский (рус)
Лу́чше укру́хъ хлѣ́ба со сла́стiю въ ми́рѣ, не́жели до́мъ испо́лненъ мно́гихъ благи́хъ и непра́ведныхъ же́ртвъ со бра́нiю.
Ра́бъ смы́сленъ облада́етъ влады́ки безу́мными, въ бра́тiихъ же раздѣли́тъ [имѣ́нiе] на ча́сти.
Я́коже искуша́ет­ся въ пещи́ сребро́ и зла́то, та́ко избра́н­ная сердца́ у Го́спода.
Злы́й послу́шаетъ язы́ка законопресту́пныхъ, пра́ведный же не внима́етъ устна́мъ лжи́вымъ.
Руга́йся убо́гому раздража́етъ сотво́ршаго его́, ра́дуяйся же о погиба́ющемъ не обезвини́т­ся: ми́луяй же поми́лованъ бу́детъ.
Вѣне́цъ ста́рыхъ ча́да ча́дъ: похвала́ же ча́домъ отцы́ и́хъ.
Неприли́чны су́ть безу́мному устнѣ́ вѣ́рны, ниже́ пра́ведному устнѣ́ лжи́вы.
Мзда́ благода́тей наказа́нiе употребля́ющымъ: и а́може а́ще обрати́т­ся, успѣ́етъ.
И́же таи́тъ оби́ды, и́щетъ любве́: а и́же ненави́дитъ скрыва́ти, разлуча́етъ дру́ги и дома́шнiя.
Сокруша́етъ преще́нiе се́рдце му́драго: безу́мный же бiе́мь не чу́в­ст­вуетъ [ра́нъ].
Прекосло́вiя воз­дви́жетъ вся́къ злы́й: Госпо́дь же а́нгела неми́лостива по́слетъ на́нь.
Впаде́тъ попече́нiе му́жу смы́слен­ну: безу́мнiи же размышля́ютъ зла́я.
И́же воз­дае́тъ зла́я за блага́я, не подви́гнут­ся зла́я изъ до́му его́.
Вла́сть дае́тъ словесе́мъ нача́ло пра́вды: предводи́тел­ст­вуетъ же ску́дости пря́ и бра́нь.
И́же су́дитъ пра́веднаго непра́веднымъ, непра́веднаго же пра́веднымъ, нечи́стъ и ме́рзокъ у Го́спода.
Вску́ю бя́ше имѣ́нiе безу́мному? стяжа́ти бо прему́дрости безсе́рдый не мо́жетъ.
И́же высо́къ твори́тъ сво́й до́мъ, и́щетъ сокруше́нiя: остроптѣва́яй же учи́тися впаде́тъ во зла́я.
На вся́ко вре́мя дру́гъ да бу́детъ тебѣ́, бра́тiя же въ ну́ждахъ поле́зни да бу́дутъ: сего́ бо ра́ди ражда́ют­ся.
Му́жъ безу́менъ пле́щетъ и ра́дует­ся себѣ́, я́коже поруча́яйся испору́читъ дру́га сво­его́, на сво­и́хъ же устна́хъ о́гнь сокро́вищ­ст­вуетъ.
Грѣхолю́бецъ ра́дует­ся сва́ромъ, а жестокосе́рдый не усря́щетъ благи́хъ.
Му́жъ удобопрело́жный язы́комъ впаде́тъ во зла́я: се́рдце же безу́мнаго болѣ́знь стяжа́в­шему е́.
Не весели́т­ся оте́цъ о сы́нѣ ненака́зан­нѣмъ: сы́нъ же му́дръ весели́тъ ма́терь свою́.
Се́рдце веселя́щеся благо­имѣ́тися твори́тъ: му́жу же печа́льну засы́шутъ ко́сти.
Прiе́млющему да́ры непра́ведно въ нѣ́дра не предуспѣва́ютъ путiе́: нечести́вый же укланя́етъ пути́ пра́вды.
Лице́ разу́мно му́жа прему́дра, о́чи же безу́мнаго на концѣ́хъ земли́.
Гнѣ́въ отцу́ сы́нъ безу́менъ, и болѣ́знь ро́ждшей его́.
Тщеты́ твори́ти му́жу пра́ведну не добро́, ниже́ преподо́бно навѣ́товати власте́мъ пра́веднымъ.
И́же щади́тъ глаго́лъ про­изнести́ же́стокъ, разу́менъ: долготерпѣли́вый же му́жъ прему́дръ, лу́чше и́щущаго нау́ки.
Несмы́слен­ному вопроси́в­шу о му́дрости, му́дрость вмѣни́т­ся: нѣ́ма же кто́ себе́ твори́тъ, воз­мни́т­ся разу́менъ бы́ти.
Вѣ́рному ве́сь мíръ бога́т­ст­во, невѣ́рному же ниже́ пѣ́нязь.
Синодальный
Лучше кусок сухого хлеба, и с ним мир, нежели дом, полный заколотого скота, с раздором.
Разумный раб господствует над беспутным сыном и между братьями разделит наследство.
Плавильня – для серебра, и горнило – для золота, а сердца испытывает Господь.
Злодей внимает устам беззаконным, лжец слушается языка пагубного.
Кто ругается над нищим, тот хулит Творца его; кто радуется несчастью, тот не останется ненаказанным [а милосердый помилован будет].
Венец стариков – сыновья сыновей, и слава детей – родители их.
Неприлична глупому важная речь, тем паче знатному – уста лживые.
Подарок – драгоценный камень в глазах владеющего им: куда ни обратится он, успеет.
Прикрывающий проступок ищет любви; а кто снова напоминает о нем, тот удаляет друга.
На разумного сильнее действует выговор, нежели на глупого сто ударов.
Возмутитель ищет только зла; поэтому жестокий ангел будет послан против него.
Лучше встретить человеку медведицу, лишенную детей, нежели глупца с его глупостью.
Кто за добро воздает злом, от дома того не отойдет зло.
Начало ссоры – как прорыв воды; оставь ссору прежде, нежели разгорелась она.
Оправдывающий нечестивого и обвиняющий праведного – оба мерзость пред Господом.
К чему сокровище в руках глупца? Для приобретения мудрости у него нет разума.
[Кто высоким делает свой дом, тот ищет разбиться; а уклоняющийся от учения впадет в беды.]
Друг любит во всякое время и, как брат, явится во время несчастья.
Человек малоумный дает руку и ручается за ближнего своего.
Кто любит ссоры, любит грех, и кто высоко поднимает ворота свои, тот ищет падения.
Коварное сердце не найдет добра, и лукавый язык попадет в беду.
Родил кто глупого, – себе на го́ре, и отец глупого не порадуется.
Веселое сердце благотворно, как врачевство, а унылый дух сушит кости.
Нечестивый берет подарок из пазухи, чтобы извратить пути правосудия.
Мудрость – пред лицем у разумного, а глаза глупца – на конце земли.
Глупый сын – досада отцу своему и огорчение для матери своей.
Нехорошо и обвинять правого, и бить вельмож за правду.
Разумный воздержан в словах своих, и благоразумный хладнокровен.
И глупец, когда молчит, может показаться мудрым, и затворяющий уста свои – благоразумным.
[У верного целый мир богатства, а у неверного – ни обола.]
Цр҃ко́внослав
Лꙋ́чше ᲂу҆крꙋ́хъ хлѣ́ба со сла́стїю въ ми́рѣ, не́жели до́мъ и҆спо́лненъ мно́гихъ благи́хъ и҆ непра́ведныхъ же́ртвъ со бра́нїю.
Ра́бъ смы́сленъ ѡ҆блада́етъ влады̑ки безꙋ́мными, въ бра́тїихъ же раздѣли́тъ (и҆мѣ́нїе) на ча̑сти.
Ꙗ҆́коже и҆скꙋша́етсѧ въ пещѝ сребро̀ и҆ зла́то, та́кѡ и҆збра̑ннаѧ сердца̀ ᲂу҆ гдⷭ҇а.
Ѕлы́й послꙋ́шаетъ ѧ҆зы́ка законопрестꙋ́пныхъ, првⷣный же не внима́етъ ᲂу҆стна́мъ лжи̑вымъ.
Рꙋга́йсѧ ᲂу҆бо́гомꙋ раздража́етъ сотво́ршаго є҆го̀, ра́дꙋѧйсѧ же ѡ҆ погиба́ющемъ не ѡ҆безвини́тсѧ: ми́лꙋѧй же поми́лованъ бꙋ́детъ.
Вѣне́цъ ста́рыхъ ча̑да ча̑дъ: похвала́ же ча́домъ ѻ҆тцы̀ и҆́хъ. Вѣ́рномꙋ ве́сь мі́ръ бога́тство, невѣ́рномꙋ же нижѐ пѣ́нѧзь.
Неприли̑чны сꙋ́ть безꙋ́мномꙋ ᲂу҆стнѣ̀ вѣ̑рны, нижѐ првⷣномꙋ ᲂу҆стнѣ̀ лжи̑вы.
Мзда̀ благода́тей наказа́нїе ᲂу҆потреблѧ́ющымъ: и҆ а҆́може а҆́ще ѡ҆брати́тсѧ, ᲂу҆спѣ́етъ.
И҆́же таи́тъ ѡ҆би̑ды, и҆́щетъ любвѐ: а҆ и҆́же ненави́дитъ скрыва́ти, разлꙋча́етъ дрꙋ́ги и҆ дома̑шнїѧ.
Сокрꙋша́етъ преще́нїе се́рдце мꙋ́драгѡ: безꙋ́мный же бїе́мь не чꙋ́вствꙋетъ (ра́нъ).
Прекослѡ́вїѧ воздви́жетъ всѧ́къ ѕлы́й: гдⷭ҇ь же а҆́гг҃ла неми́лостива по́слетъ на́нь.
Впаде́тъ попече́нїе мꙋ́жꙋ смы́сленнꙋ: безꙋ́мнїи же размышлѧ́ютъ ѕла̑ѧ.
И҆́же воздае́тъ ѕла̑ѧ за бл҃га̑ѧ, не подви́гнꙋтсѧ ѕла̑ѧ и҆з̾ до́мꙋ є҆гѡ̀.
Вла́сть дае́тъ словесє́мъ нача́ло пра́вды: предводи́тельствꙋетъ же скꙋ́дости прѧ̀ и҆ бра́нь.
И҆́же сꙋ́дитъ првⷣнаго непра́веднымъ, непра́веднаго же првⷣнымъ, нечи́стъ и҆ ме́рзокъ ᲂу҆ гдⷭ҇а.
Вскꙋ́ю бѧ́ше и҆мѣ́нїе безꙋ́мномꙋ; стѧжа́ти бо премꙋ́дрости безсе́рдый не мо́жетъ. И҆́же высо́къ твори́тъ сво́й до́мъ, и҆́щетъ сокрꙋше́нїѧ: ѡ҆строптѣва́ѧй же ᲂу҆чи́тисѧ впаде́тъ во ѕла̑ѧ.
На всѧ́ко вре́мѧ дрꙋ́гъ да бꙋ́детъ тебѣ̀, бра́тїѧ же въ нꙋ́ждахъ поле́зни да бꙋ́дꙋтъ: сегѡ́ бо ра́ди ражда́ютсѧ.
Мꙋ́жъ безꙋ́менъ пле́щетъ и҆ ра́дꙋетсѧ себѣ̀, ꙗ҆́коже порꙋча́ѧйсѧ и҆спорꙋ́читъ дрꙋ́га своего̀, на свои́хъ же ᲂу҆стна́хъ ѻ҆́гнь сокро́вищствꙋетъ.
Грѣхолю́бецъ ра́дꙋетсѧ сва́рѡмъ, а҆ жестокосе́рдый не ᲂу҆срѧ́щетъ благи́хъ.
Мꙋ́жъ ᲂу҆добопрело́жный ѧ҆зы́комъ впаде́тъ во ѕла̑ѧ: се́рдце же безꙋ́мнагѡ болѣ́знь стѧжа́вшемꙋ є҆̀.
Не весели́тсѧ ѻ҆те́цъ ѡ҆ сы́нѣ ненака́заннѣмъ: сы́нъ же мꙋ́дръ весели́тъ ма́терь свою̀.
Се́рдце веселѧ́щесѧ бл҃гоимѣ́тисѧ твори́тъ: мꙋ́жꙋ же печа́льнꙋ засы́шꙋтъ кѡ́сти.
Прїе́млющемꙋ да́ры непра́веднѡ въ нѣ̑дра не пред̾ꙋспѣва́ютъ пꙋтїѐ: нечести́вый же ᲂу҆кланѧ́етъ пꙋти̑ пра́вды.
Лицѐ разꙋ́мно мꙋ́жа премꙋ́дра, ѻ҆́чи же безꙋ́мнагѡ на концѣ́хъ землѝ.
Гнѣ́въ ѻ҆тцꙋ̀ сы́нъ безꙋ́менъ, и҆ болѣ́знь ро́ждшей є҆го̀.
Тщєты̀ твори́ти мꙋ́жꙋ првⷣнꙋ не добро̀, нижѐ преподо́бно навѣ́товати власте́мъ пра́вєднымъ.
И҆́же щади́тъ глаго́лъ произнестѝ же́стокъ, разꙋ́менъ: долготерпѣли́вый же мꙋ́жъ премꙋ́дръ, лꙋ́чше и҆́щꙋщагѡ наꙋ́ки.
Несмы́сленномꙋ вопроси́вшꙋ ѡ҆ мꙋ́дрости, мꙋ́дрость вмѣни́тсѧ: нѣ́ма же кто̀ себѐ твори́тъ, возмни́тсѧ разꙋ́менъ бы́ти.
Ліпший черствий кусок зо спокоєм, ніж дім, повний учти м́ясної зо сваркою.
Раб розумний панує над сином безпутнім, і серед братів він поділить спадок.
Для срібла топильна посудина, а горно для золота, Господь же серця випробовує.
Лиходій слухається уст безбожних, слухає неправдомов язика лиходійного.
Хто сміється з убогого, той ображає свого Творця, хто радіє з нещастя, не буде такий без вини.
Корона для старших онуки, а пишнота дітей їхні батьки.
Не пристойна безумному мова поважна, а тим більше шляхетному мова брехлива.
Хабар в очах його власника самоцвіт: до всього, до чого повернеться, буде щастити йому.
Хто шукає любови провину ховає, хто ж про неї повторює, розгонює друзів.
На розумного більше впливає одне остереження, як на глупака сто ударів.
Злий шукає лише неслухняности, та вісник жорстокий на нього пошлеться.
Ліпше спіткати обездітнену ведмедицю, що кидається на людину, аніж нерозумного в глупоті його.
Хто відплачує злом за добро, не відступить лихе з його дому.
Почин сварки то прорив води, тому перед вибухом сварки покинь ти її!
Хто оправдує несправедливого, і хто засуджує праведного, обидва вони Господеві огидні.
Нащо ті гроші в руці нерозумного, щоб мудрість купити, як мозку нема?
Правдивий друг любить за всякого часу, в недолі ж він робиться братом.
Людина, позбавлена розуму, ручиться, поруку дає за друга свого.
Хто сварку кохає, той любить гріх;
хто ж підвищує уста свої, той шукає нещастя.
Людина лукавого серця не знайде добра, хто ж лукавить своїм язиком, упаде в зло.
Хто родить безумного, родить на смуток собі, і не потішиться батько безглуздого.
Серце радісне добре лікує, а пригноблений дух сушить кості.
Безбожний таємно бере хабара, щоб зігнути путі правосуддя.
З обличчям розумного мудрість, а очі глупця аж на кінці землі.
Нерозумний син смуток для батька, для своєї ж родительки гіркість.
Не добре карати справедливого, бити шляхетних за щирість!
Хто слова свої стримує, той знає пізнання, і холоднокровний розумна людина.
І глупак, як мовчить, уважається мудрим, а як уста свої закриває розумним.
Копировать текст Копировать ссылку Толкования стиха

Настройки