Скрыть
Церковнославянский (рус)
Лу́чше е́сть убо́гъ ходя́й въ простотѣ́ сво­е́й, не́же бога́тый стропти́въ устны́ сво­и́ми и несмы́сленъ.
Идѣ́же нѣ́сть уче́нiя души́, нѣ́сть добро́, и и́же ско́ръ е́сть нога́ма, по́ткнет­ся.
Неразу́мiе му́жа погубля́етъ пути́ его́, и Бо́га вино́вна твори́тъ въ се́рдцы сво­е́мъ.
Бога́т­ст­во при­­лага́етъ дру́ги мно́ги: ни́щiй же и от­ су́щаго дру́га оставля́емь быва́етъ.
Свидѣ́тель лжи́въ безъ му́ки не бу́детъ: оклевета́яй же непра́ведно не убѣжи́тъ ея́.
Мно́зи угожда́ютъ ли́цамъ ца́рскимъ: вся́къ же зо́лъ быва́етъ въ поноше́нiе му́жеви.
Вся́къ, и́же убо́гаго бра́та ненави́дитъ, и от­ содру́же­ст­ва дале́че бу́детъ. Мы́сль блага́я вѣ́дящымъ ю́ при­­ближа́ет­ся, му́жъ же му́дръ обря́щетъ ю́. Мно́го творя́й зла́ соверша́етъ зло́бу, а и́же раздража́етъ словесы́, не спасе́т­ся.
Стяжа́вый му́дрость лю́битъ себе́, а и́же сохраня́етъ ра́зумъ, обря́щетъ блага́я.
Свидѣ́тель лжи́вый не безъ му́ки бу́детъ, а и́же разжиза́етъ зло́бу, поги́бнетъ от­ нея́.
Не по́льзуетъ безу́мному сла́дость, и а́ще ра́бъ на́чнетъ съ досажде́нiемъ облада́ти.
Ми́лостивъ му́жъ долготерпи́тъ, похвала́ же его́ превосхо́дитъ законопресту́пныхъ.
Царе́во преще́нiе подо́бно рыка́нiю льво́ву, и я́коже роса́ зла́ку, та́ко ти́хость его́.
Сту́дъ е́сть отцу́ сы́нъ безу́менъ, и нечи́сты обѣ́ты от­ мзды́ блудни́цы.
До́мъ и имѣ́нiе раздѣля́ютъ отцы́ ча́домъ: от­ Го́спода же сочетава́ет­ся жена́ му́жеви.
Стра́хъ содержи́тъ му́жа женонра́вна: душа́ же пра́зднаго вза́лчетъ.
И́же храни́тъ за́повѣди, соблюда́етъ свою́ ду́шу, а нерадя́й о сво­и́хъ путе́хъ поги́бнетъ.
Ми́луяй ни́ща взаи́мъ дае́тъ богови, по дая́нiю же его́ воз­да́ст­ся ему́.
Наказу́й сы́на тво­его́, та́ко бо бу́детъ благонаде́женъ: въ досажде́нiе же не взе́млися душе́ю тво­е́ю.
Зло­у́менъ му́жъ мно́го отщети́т­ся: а́ще же губи́тель е́сть, и ду́шу свою́ при­­ложи́тъ.
Слу́шай, сы́не, отца́ тво­его́ наказа́нiя, да му́дръ бу́деши въ послѣ́дняя твоя́.
Мно́ги мы́сли въ се́рдцы му́жа: совѣ́тъ же Госпо́день во вѣ́къ пребыва́етъ.
Пло́дъ му́жеви ми́лостыня: лу́чше же ни́щь пра́ведный, не́жели бога́тъ лжи́въ.
Стра́хъ Госпо́день въ живо́тъ му́жеви: а безстра́шный водвори́т­ся на мѣ́стѣхъ, идѣ́же не наблюда́ет­ся ра́зумъ.
Скрыва́яй въ нѣ́дрѣхъ ру́цѣ сво­и́ непра́ведно ниже́ ко усто́мъ сво­и́мъ при­­несе́тъ я́.
Губи́телю ра́ны прiе́млющу, безу́мный кова́рнѣе бу́детъ: а́ще же облича́еши му́жа разу́мна, уразумѣ́етъ чу́в­ст­во.
Безче́­ст­вуяй отца́ и от­рѣва́яй ма́терь свою́ срамоту́ прiи́метъ и поноше́нiе.
Сы́нъ оставля́яй храни́ти наказа́нiе о́тчее по­учи́т­ся словесе́мъ злы́мъ.
Выруча́яй о́трока несмы́слена досажда́етъ оправда́нiю: уста́ же нечести́выхъ пожру́тъ су́дъ.
Уготовля́ют­ся невоз­де́ржнымъ ра́ны, и муче́нiя подо́бнѣ неразу́мнымъ.
Синодальный
Лучше бедный, ходящий в своей непорочности, нежели [богатый] со лживыми устами, и притом глупый.
Нехорошо душе без знания, и торопливый ногами оступится.
Глупость человека извращает путь его, а сердце его негодует на Господа.
Богатство прибавляет много друзей, а бедный оставляется и другом своим.
Лжесвидетель не останется ненаказанным, и кто говорит ложь, не спасется.
Многие заискивают у знатных, и всякий – друг человеку, делающему подарки.
Бедного ненавидят все братья его, тем паче друзья его удаляются от него: гонится за ними, чтобы поговорить, но и этого нет.
Кто приобретает разум, тот любит душу свою; кто наблюдает благоразумие, тот находит благо.
Лжесвидетель не останется ненаказанным, и кто говорит ложь, погибнет.
Неприлична глупцу пышность, тем паче рабу господство над князьями.
Благоразумие делает человека медленным на гнев, и слава для него – быть снисходительным к проступкам.
Гнев царя – как рев льва, а благоволение его – как роса на траву.
Глупый сын – сокрушение для отца своего, и сварливая жена – сточная труба.
Дом и имение – наследство от родителей, а разумная жена – от Господа.
Леность погружает в сонливость, и нерадивая душа будет терпеть голод.
Хранящий заповедь хранит душу свою, а нерадящий о путях своих погибнет.
Благотворящий бедному дает взаймы Господу, и Он воздаст ему за благодеяние его.
Наказывай сына своего, доколе есть надежда, и не возмущайся криком его.
Гневливый пусть терпит наказание, потому что, если пощадишь его, придется тебе еще больше наказывать его.
Слушайся совета и принимай обличение, чтобы сделаться тебе впоследствии мудрым.
Много замыслов в сердце человека, но состоится только определенное Господом.
Радость человеку – благотворительность его, и бедный человек лучше, нежели лживый.
Страх Господень ведет к жизни, и кто имеет его, всегда будет доволен, и зло не постигнет его.
Ленивый опускает руку свою в чашу, и не хочет донести ее до рта своего.
Если ты накажешь кощунника, то и простой сделается благоразумным; и если обличишь разумного, то он поймет наставление.
Разоряющий отца и выгоняющий мать – сын срамной и бесчестный.
Перестань, сын мой, слушать внушения об уклонении от изречений разума.
Лукавый свидетель издевается над судом, и уста беззаконных глотают неправду.
Готовы для кощунствующих суды, и побои – на тело глупых.
Цр҃ко́внослав
Лꙋ́чше є҆́сть ᲂу҆бо́гъ ходѧ́й въ простотѣ̀ свое́й, не́же бога́тый стропти́въ ᲂу҆стны̑ свои́ми и҆ несмы́сленъ.
И҆дѣ́же нѣ́сть ᲂу҆че́нїѧ дꙋшѝ, нѣ́сть добро̀, и҆ и҆́же ско́ръ є҆́сть нога́ма, по́ткнетсѧ.
Неразꙋ́мїе мꙋ́жа погꙋблѧ́етъ пꙋти̑ є҆гѡ̀, и҆ бг҃а вино́вна твори́тъ въ се́рдцы свое́мъ.
Бога́тство прилага́етъ дрꙋ́ги мнѡ́ги: ни́щїй же и҆ ѿ сꙋ́щагѡ дрꙋ́га ѡ҆ставлѧ́емь быва́етъ.
Свидѣ́тель лжи́въ без̾ мꙋ́ки не бꙋ́детъ: ѡ҆клевета́ѧй же непра́веднѡ не ᲂу҆бѣжи́тъ є҆ѧ̀.
Мно́зи ᲂу҆гожда́ютъ ли́цамъ ца̑рскимъ: всѧ́къ же ѕо́лъ быва́етъ въ поноше́нїе мꙋ́жеви.
Всѧ́къ, и҆́же ᲂу҆бо́гаго бра́та ненави́дитъ, и҆ ѿ содрꙋ́жества дале́че бꙋ́детъ. Мы́сль блага́ѧ вѣ́дѧщымъ ю҆̀ приближа́етсѧ, мꙋ́жъ же мꙋ́дръ ѡ҆брѧ́щетъ ю҆̀. Мно́гѡ творѧ́й ѕла̀ соверша́етъ ѕло́бꙋ, а҆ и҆́же раздража́етъ словесы̀, не спасе́тсѧ.
Стѧжа́вый мꙋ́дрость лю́битъ себѐ, а҆ и҆́же сохранѧ́етъ ра́зꙋмъ, ѡ҆брѧ́щетъ блага̑ѧ.
Свидѣ́тель лжи́вый не без̾ мꙋ́ки бꙋ́детъ, а҆ и҆́же разжиза́етъ ѕло́бꙋ, поги́бнетъ ѿ неѧ̀.
Не по́льзꙋетъ безꙋ́мномꙋ сла́дость, и҆ а҆́ще ра́бъ на́чнетъ съ досажде́нїемъ ѡ҆блада́ти.
Ми́лостивъ мꙋ́жъ долготерпи́тъ, похвала́ же є҆гѡ̀ превосхо́дитъ законопрестꙋ́пныхъ.
Царе́во преще́нїе подо́бно рыка́нїю льво́вꙋ, и҆ ꙗ҆́коже роса̀ ѕла́кꙋ, та́кѡ ти́хость є҆гѡ̀.
Стꙋ́дъ є҆́сть ѻ҆тцꙋ̀ сы́нъ безꙋ́менъ, и҆ нечи̑сты ѡ҆бѣ́ты ѿ мзды̀ блꙋдни́цы.
До́мъ и҆ и҆мѣ́нїе раздѣлѧ́ютъ ѻ҆тцы̀ ча́дѡмъ: ѿ гдⷭ҇а же сочетава́етсѧ жена̀ мꙋ́жеви.
Стра́хъ содержи́тъ мꙋ́жа женонра́вна: дꙋша́ же пра́зднагѡ вза́лчетъ.
И҆́же храни́тъ за́пѡвѣди, соблюда́етъ свою̀ дꙋ́шꙋ, а҆ нерадѧ́й ѡ҆ свои́хъ пꙋте́хъ поги́бнетъ.
Ми́лꙋѧй ни́ща взаи́мъ дае́тъ бг҃ови, по даѧ́нїю же є҆гѡ̀ возда́стсѧ є҆мꙋ̀.
Наказꙋ́й сы́на твоего̀, та́кѡ бо бꙋ́детъ благонаде́женъ: въ досажде́нїе же не взе́млисѧ дꙋше́ю твое́ю.
Ѕлоꙋ́менъ мꙋ́жъ мно́гѡ ѡ҆тщети́тсѧ: а҆́ще же гꙋби́тель є҆́сть, и҆ дꙋ́шꙋ свою̀ приложи́тъ.
Слꙋ́шай, сы́не, ѻ҆тца̀ твоегѡ̀ наказа́нїѧ, да мꙋ́дръ бꙋ́деши въ послѣ̑днѧѧ твоѧ̑.
Мнѡ́ги мы̑сли въ се́рдцы мꙋ́жа: совѣ́тъ же гдⷭ҇ень во вѣ́къ пребыва́етъ.
Пло́дъ мꙋ́жеви ми́лостынѧ: лꙋ́чше же ни́щь првⷣный, не́жели бога́тъ лжи́въ.
Стра́хъ гдⷭ҇ень въ живо́тъ мꙋ́жеви: а҆ безстра́шный водвори́тсѧ на мѣ́стѣхъ, и҆дѣ́же не наблюда́етсѧ ра́зꙋмъ.
Скрыва́ѧй въ нѣ́дрѣхъ рꙋ́цѣ своѝ непра́веднѡ нижѐ ко ᲂу҆стѡ́мъ свои̑мъ принесе́тъ ѧ҆̀.
Гꙋби́телю ра̑ны прїе́млющꙋ, безꙋ́мный кова́рнѣе бꙋ́детъ: а҆́ще же ѡ҆блича́еши мꙋ́жа разꙋ́мна, ᲂу҆разꙋмѣ́етъ чꙋ́вство.
Безче́ствꙋѧй ѻ҆тца̀ и҆ ѿрѣва́ѧй ма́терь свою̀ срамотꙋ̀ прїи́метъ и҆ поноше́нїе.
Сы́нъ ѡ҆ставлѧ́ѧй храни́ти наказа́нїе ѻ҆́тчее поꙋчи́тсѧ словесє́мъ ѕлы̑мъ.
Вырꙋча́ѧй ѻ҆́трока несмы́слена досажда́етъ ѡ҆правда́нїю: ᲂу҆ста́ же нечести́выхъ пожрꙋ́тъ сꙋ́дъ.
Оу҆готовлѧ́ютсѧ невоздє́ржнымъ ра̑ны, и҆ мꙋчє́нїѧ подо́бнѣ неразꙋ̑мнымъ.
Melior est pauper, qui ambulat in simplicitate sua, quam qui torquet labia et est insipiens.
Ubi non est scientia animae, non est bonum; et, qui festinus est pedibus, offendit.
Stultitia hominis supplantat gressus eius, et contra Deum fervet animo suo.
Divitiae addunt amicos plurimos; pauper autem ab amico suo separatur.
Testis falsus non erit impunitus; et, qui mendacia loquitur, non effugiet.
Multi blandiuntur faciei potentis, et omnes amici sunt dona tribuenti.
Omnes fratres hominis pauperis oderunt eum, insu7per et amici procul recesserunt ab eo; qui tantum verba sectatur, nihil habebit.
Qui autem possessor est mentis, diligit animam suam, et custos prudentiae inveniet bona.
Falsus testis non erit impunitus; et, qui loquitur mendacia, peribit.
Non decent stultum deliciae, nec servum dominari principibus.
Doctrina viri mitigat iram eius, et gloria eius est iniqua praetergredi.
Sicut fremitus leonis ita et regis ira, et sicut ros super herbam ita et gratia eius.
Calamitas patris filius stultus; et tecta iugiter perstillantia litigiosa mulier.
Domus et divitiae hereditas patrum, a Domino autem uxor prudens.
Pigredo immittit soporem, et anima dissoluta esuriet.
Qui custodit mandatum, custodit animam suam; qui autem neglegit viam suam, mortificabitur.
Feneratur Domino, qui miseretur pauperis, et vicissitudinem suam reddet ei.
Erudi filium tuum, dum spes est; ad interfectionem autem eius ne ponas animam tuam.
Qui impatiens est, sustinebit multam; et, si eum abripere vis, aliud appones.
Audi consilium et suscipe disciplinam, ut sis sapiens in novissimis tuis.
Multae cogitationes in corde viri, voluntas autem Domini permanebit.
Desiderabile in homine est misericordia eius; et melior est pauper quam vir mendax.
Timor Domini ad vitam, et in plenitudine commorabitur absque visitatione mali.
Abscondit piger manum suam in catino nec ad os suum applicat eam.
Derisore flagellato vel parvulus sapientior erit; si autem corripueris sapientem, intelleget disciplinam.
Qui affligit patrem et fugat matrem, filius inhonestus et ignominiosus.
Acquiesce, fili, ut audias doctrinam nec erres a sermonibus scientiae.
Testis iniquus deridet iudicium, et os impiorum devorat iniquitatem.
Paratae sunt derisoribus virgae, et plagae stultorum corporibus.
Копировать текст Копировать ссылку Толкования стиха

Настройки