Скрыть
20:9a
20:9b
20:9c
Церковнославянский (рус)
Неви́н­но вино́, укори́знен­но же пiя́н­ство, и вся́къ пребыва́яй въ не́мъ не бу́детъ прему́дръ.
Не ра́зн­ствуетъ преще́нiе царе́во от­ я́рости льво́вы: раздража́яй же его́ и при­­мѣша́яйся ему́ согрѣша́етъ въ свою́ ду́шу.
Сла́ва му́жу от­враща́тися от­ досажде́нiя: вся́къ же безу́менъ си́ми соплета́ет­ся.
Поноси́мь лѣни́вый не усрамля́ет­ся, та́кожде и зае́мляй пшени́цу въ жа́тву.
Вода́ глубока́ совѣ́тъ въ се́рдцы му́жа: му́жъ же прему́дръ исче́рплетъ ю́.
Вели́ка ве́щь человѣ́къ, и драга́я му́жъ творя́й ми́лость: му́жа же вѣ́рна [вели́ко] дѣ́ло обрѣсти́.
И́же безъ поро́ка живе́тъ въ пра́вдѣ, блаже́ны оста́витъ дѣ́ти своя́.
Егда́ ца́рь пра́веденъ на престо́лѣ ся́детъ, не проти́вит­ся предъ очи́ма его́ ничто́же лука́во.
Кто́ похва́лит­ся чи́сто имѣ́ти се́рдце? или́ кто́ де́рзнетъ рещи́ чи́ста себе́ бы́ти от­ грѣхо́въ?
Вѣ́съ вели́къ и ма́лъ, и мѣ́ра сугу́ба, нечи́ста предъ Го́сподемъ обоя́:
и творя́й я́ въ начина́нiихъ сво­и́хъ за́пнет­ся: ю́нота съ преподо́бнымъ, и пра́вый пу́ть его́.
У́хо слы́шитъ, и о́ко ви́дитъ: Госпо́дня дѣла́ обоя́.
Не люби́ клевета́ти, да не воз­несе́шися: от­ве́рзи о́чи тво­и́ и насыща́йся хлѣ́ба.
Зло́, зло́, рече́тъ стяжава́яй, и от­ше́дъ тогда́ похва́лит­ся.
Е́сть зла́то и мно́же­с­т­во ка́менiй драги́хъ, сосу́дъ че́стенъ устнѣ́ разу́мны.
Возми́ ри́зу его́, я́ко испору́чникъ бы́сть чужды́я, и за чужду́ю воз­ми́ зало́гъ от­ него́.
Сла́докъ е́сть человѣ́ку хлѣ́бъ лжи́, но пото́мъ испо́лнят­ся уста́ его́ ка́менiя.
Помышле́нiе въ совѣ́тѣ угото́вит­ся, въ правле́нiи же твори́тъ бра́нь.
Открыва́яй та́йну хо́дитъ ле́стiю: и прельща́ющему устна́ми сво­и́ми не при­­мѣша́йся.
Злосло́вящему отца́ или́ ма́терь уга́снетъ свѣти́лникъ, зѣ́ницы же оче́съ его́ у́зрятъ тму́.
Ча́сть поспѣ́шна въ нача́лѣ, въ послѣ́днихъ не благослови́т­ся.
Не рцы́: от­мщу́ врагу́: но потерпи́ Го́спода, да ти́ помо́жетъ.
Ме́рзость Го́сподеви сугу́бый вѣ́съ, и мѣ́рило лжи́во не добро́ предъ ни́мъ.
От Го́спода исправля́ют­ся стопы́ му́жу: сме́ртный же ка́ко уразумѣ́етъ пути́ своя́?
Сѣ́ть му́жеви ско́ро нѣ́что от­ сво­и́хъ освяща́ти: по обѣ́тѣ бо раска́янiе быва́етъ.
Вѣ́ятель нечести́выхъ е́сть ца́рь му́дръ и наложи́тъ на ня́ ко́ло.
Свѣ́тъ Госпо́день дыха́нiе человѣ́комъ, и́же испыта́етъ та́йная утро́бы.
Ми́лостыня и и́стина сохране́нiе царю́, и объи́дутъ престо́лъ его́ въ пра́вдѣ.
Лѣ́пота [е́сть] ю́нымъ прему́дрость: сла́ва же ста́рымъ сѣди́ны.
Ра́ны и сокруше́нiя срѣта́ютъ злы́хъ, я́звы же въ сокро́вищихъ чре́ва.
Синодальный
Вино – глумливо, сикера – буйна; и всякий, увлекающийся ими, неразумен.
Гроза царя – как бы рев льва: кто раздражает его, тот грешит против самого себя.
Честь для человека – отстать от ссоры; а всякий глупец задорен.
Ленивец зимою не пашет: поищет летом – и нет ничего.
Помыслы в сердце человека – глубокие воды, но человек разумный вычерпывает их.
Многие хвалят человека за милосердие, но правдивого человека кто находит?
Праведник ходит в своей непорочности: блаженны дети его после него!
Царь, сидящий на престоле суда, разгоняет очами своими все злое.
Кто может сказать: «я очистил мое сердце, я чист от греха моего?»
Неодинаковые весы, неодинаковая мера, то и другое – мерзость пред Господом.
Можно узнать даже отрока по занятиям его, чисто ли и правильно ли будет поведение его.
Ухо слышащее и глаз видящий – и то и другое создал Господь.
Не люби спать, чтобы тебе не обеднеть; держи открытыми глаза твои, и будешь досыта есть хлеб.
«Дурно, дурно», говорит покупатель, а когда отойдет, хвалится.
Есть золото и много жемчуга, но драгоценная утварь – уста разумные.
Возьми платье его, так как он поручился за чужого; и за стороннего возьми от него залог.
Сладок для человека хлеб, приобретенный неправдою; но после рот его наполнится дресвою.
Предприятия получают твердость чрез совещание, и по совещании веди войну.
Кто ходит переносчиком, тот открывает тайну; и кто широко раскрывает рот, с тем не сообщайся.
Кто злословит отца своего и свою мать, того светильник погаснет среди глубокой тьмы.
Наследство, поспешно захваченное вначале, не благословится впоследствии.
Не говори: «я отплачу за зло»; предоставь Господу, и Он сохранит тебя.
Мерзость пред Господом – неодинаковые гири, и неверные весы – не добро.
От Господа направляются шаги человека; человеку же как узнать путь свой?
Сеть для человека – поспешно давать обет, и после обета обдумывать.
Мудрый царь вывеет нечестивых и обратит на них колесо.
Светильник Господень – дух человека, испытывающий все глубины сердца.
Милость и истина охраняют царя, и милостью он поддерживает престол свой.
Слава юношей – сила их, а украшение стариков – седина.
Раны от побоев – врачевство против зла, и удары, проникающие во внутренности чрева.
Греческий
ἀκόλαστον οἶνος καὶ ὑβριστικὸν μέθη πᾶς δὲ ὁ συμμειγνύ­με­νος αὐτῇ οὐκ ἔσται σοφός
οὐ δια­φέρει ἀπειλὴ βασιλέως θυμοῦ λέον­τος ὁ δὲ παροξύνων αὐτὸν ἁμαρτάνει εἰς τὴν ἑαυτοῦ ψυχήν
δόξα ἀνδρὶ ἀπο­στρέφεσθαι λοιδορίας πᾶς δὲ ἄφρων τοι­ούτοις συμπλέκεται
ὀνειδιζό­με­νος ὀκνηρὸς οὐκ αἰσχύνεται ὡσαύτως καὶ ὁ δανιζό­με­νος σῖτον ἐν ἀμήτῳ
ὕδωρ βαθὺ βουλὴ ἐν καρδίᾳ ἀνδρός ἀνὴρ δὲ φρόνιμος ἐξαν­τλήσει αὐτήν
μέγα ἄνθρωπος καὶ τίμιον ἀνὴρ ἐλεήμων ἄνδρα δὲ πιστὸν ἔργον εὑρεῖν
ὃς ἀναστρέφεται ἄμωμος ἐν δικαιοσύνῃ μακαρίους τοὺς παῖδας αὐτοῦ κατα­λείψει
ὅταν βασιλεὺς δίκαιος καθίσῃ ἐπι­̀ θρόνου οὐκ ἐναν­τιοῦται ἐν ὀφθαλμοῖς αὐτοῦ πᾶν πονηρόν
τίς καυχή­σε­ται ἁγνὴν ἔχειν τὴν καρδίαν ἢ τίς παρρησιά­σε­ται καθαρὸς εἶναι ἀπο­̀ ἁμαρτιῶν
στάθμιον μέγα καὶ μικρὸν καὶ μέτρα δισ­σά ἀκάθαρτα ἐνώπιον κυρίου καὶ ἀμφότερα
καὶ ὁ ποιῶν αὐτὰ ἐν τοῖς ἐπι­τηδεύ­μασιν αὐτοῦ συμποδισθή­σε­ται νεανίσκος μετὰ ὁσίου καὶ εὐθεῖα ἡ ὁδὸς αὐτοῦ
οὖς ἀκούει καὶ ὀφθαλμὸς ὁρᾷ κυρίου ἔργα καὶ ἀμφότερα
μὴ ἀγάπα κατα­λαλεῖν ἵνα μὴ ἐξαρθῇς δια­́νοιξον τοὺς ὀφθαλμούς σου καὶ ἐμπλή­σθητι ἄρτων
βδέλυγμα κυρίῳ δισ­σὸν στάθμιον καὶ ζυγὸς δόλιος οὐ καλὸν ἐνώπιον αὐτοῦ
παρα­̀ κυρίου εὐθύνεται τὰ δια­βήματα ἀνδρί θνητὸς δὲ πῶς ἂν νοήσαι τὰς ὁδοὺς αὐτοῦ
παγὶς ἀνδρὶ ταχύ τι τῶν ἰδίων ἁγιάσαι μετὰ γὰρ τὸ εὔξασθαι μετανοεῖν γίνεται
λικμήτωρ ἀσεβῶν βασιλεὺς σοφὸς καὶ ἐπι­βαλεῖ αὐτοῖς τροχόν
φῶς κυρίου πνοὴ ἀνθρώπων ὃς ἐρευνᾷ ταμίεια κοιλίας
ἐλεημοσύνη καὶ ἀλήθεια φυλακὴ βασιλεῖ καὶ περικυκλώσουσιν ἐν δικαιοσύνῃ τὸν θρόνον αὐτοῦ
κόσμος νεανίαις σοφία δόξα δὲ πρεσβυτέρων πολιαί
ὑπώπια καὶ συν­τρίμματα συν­αν­τᾷ κακοῖς πλη­γαὶ δὲ εἰς ταμίεια κοιλίας
κακολογοῦν­τος πατέρα ἢ μητέρα σβεσθή­σε­ται λαμπτήρ αἱ δὲ κόραι τῶν ὀφθαλμῶν αὐτοῦ ὄψον­ται σκότος
μερὶς ἐπι­σπουδαζομένη ἐν πρώτοις ἐν τοῖς τελευταίοις οὐκ εὐλογηθή­σε­ται
μὴ εἴπῃς τείσομαι τὸν ἐχθρόν ἀλλὰ ὑπόμεινον τὸν κύριον ἵνα σοι βοηθήσῃ
Luxuriosa res vinum, et tumultuosa sicera; quicumque his delectatur, non erit sapiens.
Sicut rugitus leonis ita et terror regis: qui provocat eum, peccat in animam suam.
Honor est homini separari a contentionibus; omnes autem stulti miscentur contumeliis.
Propter frigus piger arare noluit; mendicabit ergo aestate, et non dabitur illi.
Sicut aqua profunda consilium in corde viri, sed homo sapiens exhauriet illud.
Multi homines misericordes vocantur; virum autem fidelem quis inveniet?
Iustus, qui ambulat in simplicitate sua, beatos post se filios derelinquet.
Rex, qui sedet in solio iudicii, dissipat omne malum intuitu suo.
Quis potest dicere: «Mundavi cor meum, purus sum a peccato»?
Pondus et pondus, mensura et mensura, utrumque abominabile est apud Dominum.
Ex studiis suis intellegitur puer, si munda et recta sint opera eius.
Aurem audientem et oculum videntem, Dominus fecit utrumque.
Noli diligere somnum, ne te egestas opprimat; aperi oculos tuos et saturare panibus.
«Malum est, malum est!» dicit omnis emptor et, cum recesserit, tunc gloriabitur.
Est aurum et multitudo gemmarum et vas pretiosum labia scientiae.
Tolle vestimentum eius, quia fideiussor exstitit alieni, et pro extraneis aufer pignus ab eo.
Suavis est homini panis mendacii, et postea implebitur os eius calculo.
Cogitationes consiliis firmantur, et dispensationibus tractanda sunt bella.
Ei, qui revelat mysteria et calumniatur et dilatat labia sua, ne commiscearis.
Qui maledicit patri suo et matri, exstinguetur lucerna eius in mediis tenebris.
Hereditas, ad quam festinatur in principio, in novissimo benedictione carebit.
Ne dicas: «Reddam malum»; exspecta Dominum, et liberabit te.
Abominatio est apud Dominum pondus et pondus; statera dolosa non est bona in oculis eius.
A Domino diriguntur gressus viri; quis autem hominum intellegere potest viam suam?
Laqueus est homini inconsulte dicere: «Sanctum!» et post vota retractare.
Ventilat impios rex sapiens et incurvat super eos rotam.
Lucerna Domini spiraculum hominis, quae investigat omnia secreta ventris.
Misericordia et veritas custodiunt regem, et roboratur clementia thronus eius.
Ornamentum iuvenum fortitudo eorum, et honor senum canities.
Livor vulneris absterget mala, et plagae in secretioribus ventris.
Копировать текст Копировать ссылку Толкования стиха

Настройки