Скрыть
5:17
Церковнославянский (рус)
Сы́не, мо­е́й прему́дрости внима́й, къ мо­и́мъ же словесе́мъ при­­лага́й у́хо твое́,
да сохрани́ши мы́сль благу́ю: чу́в­ст­во же мо­и́хъ усте́нъ заповѣ́даетъ тебѣ́.
Не внима́й злѣ́й женѣ́: ме́дъ бо ка́плетъ от­ усте́нъ жены́ блудни́цы, я́же на вре́мя наслажда́етъ тво́й горта́нь:
послѣди́ же горча́е же́лчи обря́щеши, и изощре́н­ну па́че меча́ обою́ду о́стра:
безу́мiя бо но́зѣ низво́дятъ употребля́ющихъ ю́ со сме́ртiю во а́дъ, стопы́ же ея́ не утвержда́ют­ся:
на пути́ бо живо́тныя не нахо́дитъ, заблужде́н­на же тече́нiя ея́ и неблагоразу́мна.
Ны́нѣ у́бо, сы́не, послу́шай мене́ и не от­ринове́н­на сотвори́ моя́ словеса́:
дале́че от­ нея́ сотвори́ пу́ть тво́й и не при­­бли́жися ко две́ремъ домо́въ ея́,
да не преда́стъ ины́мъ живота́ тво­его́, и тво­его́ житiя́ неми́лостивымъ,
да не насы́тят­ся ині́и тво­ея́ крѣ́пости, тво­и́ же труды́ въ до́мы чужды́я вни́дутъ,
и раска́ешися на послѣ́докъ тво́й, егда́ истру́т­ся пло́ти тѣ́ла тво­его́, и рече́ши:
ка́ко воз­ненави́дѣхъ наказа́нiе, и от­ обличе́нiй уклони́ся се́рдце мое́?
не послу́шахъ гла́са наказу́ющаго мя́, и ко уча́щему мя́ не при­­лага́хъ у́ха мо­его́:
вма́лѣ бѣ́хъ во вся́цѣмъ злѣ́ посредѣ́ це́ркве и со́нмища.
Сы́не, пі́й во́ды от­ сво­и́хъ сосу́довъ и от­ тво­и́хъ кладенце́въ исто́чника:
да преизлива́ют­ся тебѣ́ во́ды от­ тво­его́ исто́чника, во твоя́ же пути́ да про­исхо́дятъ твоя́ во́ды.
Да бу́дутъ тебѣ́ еди́ному имѣ́нiя, и да никто́же чу́ждь при­­части́т­ся тебѣ́.
Исто́чникъ тво­ея́ воды́ да бу́детъ тебѣ́ тво́й, и весели́ся съ жено́ю, я́же от­ ю́ности тво­ея́:
еле́нь любве́ и жребя́ тво­и́хъ благода́тей да бесѣ́дуетъ тебѣ́, твоя́ же да предъи́детъ тебѣ́ и да бу́детъ съ тобо́ю во вся́ко вре́мя: въ дру́жбѣ бо сея́ спребыва́яй умно́женъ бу́деши.
Не мно́гъ бу́ди къ чужде́й, ниже́ объя́тъ бу́ди объя́тiи не тво­ея́:
предъ очи́ма бо су́ть Бо́жiима путiе́ му́жа, вся́ же тече́нiя его́ назира́етъ.
Законопреступле́нiя му́жа уловля́ютъ: плени́цами же сво­и́хъ грѣхо́въ кі́йждо затяза́ет­ся.
Се́й скончава́ет­ся съ ненака́зан­ными: от­ мно́же­ст­ва же сво­его́ житiя́ изве́ржет­ся и погиба́етъ за безу́мiе.
Синодальный
Сын мой! внимай мудрости моей, и приклони ухо твое к разуму моему,
чтобы соблюсти рассудительность, и чтобы уста твои сохранили знание. [Не внимай льстивой женщине;]
ибо мед источают уста чужой жены, и мягче елея речь ее;
но последствия от нее горьки, как полынь, остры, как меч обоюдоострый;
ноги ее нисходят к смерти, стопы ее достигают преисподней.
Если бы ты захотел постигнуть стезю жизни ее, то пути ее непостоянны, и ты не узнаешь их.
Итак, дети, слушайте меня и не отступайте от слов уст моих.
Держи дальше от нее путь твой и не подходи близко к дверям дома ее,
чтобы здоровья твоего не отдать другим и лет твоих мучителю;
чтобы не насыщались силою твоею чужие, и труды твои не были для чужого дома.
И ты будешь стонать после, когда плоть твоя и тело твое будут истощены, –
и скажешь: «зачем я ненавидел наставление, и сердце мое пренебрегало обличением,
и я не слушал голоса учителей моих, не приклонял уха моего к наставникам моим:
едва не впал я во всякое зло среди собрания и общества!»
Пей воду из твоего водоема и текущую из твоего колодезя.
Пусть [не] разливаются источники твои по улице, потоки вод – по площадям;
пусть они будут принадлежать тебе одному, а не чужим с тобою.
Источник твой да будет благословен; и утешайся женою юности твоей,
любезною ланью и прекрасною серною: груди ее да упоявают тебя во всякое время, любовью ее услаждайся постоянно.
И для чего тебе, сын мой, увлекаться постороннею и обнимать груди чужой?
Ибо пред очами Господа пути человека, и Он измеряет все стези его.
Беззаконного уловляют собственные беззакония его, и в узах греха своего он содержится:
он умирает без наставления, и от множества безумия своего теряется.
Сербский
Сине мој, слушај мудрост моју, к разуму мом пригни ухо своје,
Да се држиш разборитости, и усне твоје да хране знање.
Јер с усана туђе жене капље мед, и грло јој је мекше од уља;
Али јој је последак горак као пелен, оштар као мач с обе стране оштар.
Ноге јој силазе к смрти, до пакла допиру кораци њени.
Да не би мерио пут животни, савијају се стазе њене да не знаш.
Зато, децо, послушајте мене, и не одступајте од речи уста мојих.
Нека је далеко од ње пут твој, и не приближуј се к вратима куће њене,
Да не би дао другима славе своје и година својих немилостивоме,
Да се не би туђинци наситили твог блага и труд твој да не би био у туђој кући,
И да не ридаш на послетку, кад се строши месо твоје и тело твоје,
И кажеш: Како мрзих на наставу, и како срце моје презира карање!
И не послушах глас учитеља својих, и не пригнух уха свог к онима који ме учаху!
Умало не западох у свако зло усред збора и скупштине.
Пиј воду из свог студенца и што тече из твог извора.
Нека се разливају твоји извори на поље, и потоци по улицама.
Имај их сам за се, а не туђин с тобом.
Благословен да је извор твој, и весели се женом младости своје;
Нека ти је као кошута мила и као срна љупка; дојке њене нека те опијају у свако доба, у љубави њеној посрћи једнако.
А зашто би, сине, посртао за туђинком и голио недра туђој,
Кад су пред очима Господу путеви свачији, и мери све стазе његове?
Безбожника ће ухватити његова безакоња, и у ужа греха својих заплешће се;
Умреће без наставе, и од мноштва лудости своје лутаће.
»Hijo mío, está atento a mi sabiduría
e inclina tu oído a mi inteligencia,
para que guardes discreción
y tus labios conserven la ciencia.
Los labios de la mujer extraña destilan miel
y su paladar es más suave que el aceite,
pero su final es amargo como el ajenjo,
agudo como espada de dos filos.
Sus pies descienden a la muerte,
sus pasos se dirigen al seol.
Sus caminos no son firmes: no los conoce,
ni considera el camino de la vida.

»Ahora pues, hijos, escuchadme
y no os apartéis de las razones de mi boca.
Aleja de ella tu camino
y no te acerques a la puerta de su casa,
no sea que des tu honor a extraños,
y tus años a alguien cruel;
o no sea que los extraños se sacien de tu fuerza,
que tus trabajos queden en casa ajena
y que gimas al final,
cuando se consuma tu carne y todo tu cuerpo,
y digas: “¡Cómo pude aborrecer el consejo?
¡Cómo pudo mi corazón menospreciar la reprensión?
¡No escuché la voz de los que me instruían,
ni a los que me enseñaban incliné mi oído!
Casi en el colmo del mal he estado,
en medio de la sociedad y de la congregación.”

»Bebe el agua de tu propia cisterna,
los raudales de tu propio pozo.
¿Acaso han de derramarse tus fuentes por las calles
y tus corrientes de aguas por las plazas?
Sean ellas para ti solo,
no para los extraños que estén contigo.
¡Sea bendito tu manantial
y alégrate con la mujer de tu juventud,
cierva amada, graciosa gacela!
Que sus caricias te satisfagan en todo tiempo
y recréate siempre en su amor.
¿Por qué, hijo mío, has de andar ciego con la mujer ajena
y abrazar el seno de la extraña?
Los caminos del hombre están ante los ojos de Jehová,
y él considera todas sus veredas.
Apresarán al malvado sus propias iniquidades,
retenido será con las ligaduras de su pecado.
Él morirá por falta de disciplina
y errará por lo inmenso de su locura.


Копировать текст Копировать ссылку Толкования стиха

Настройки