Скрыть
6:11a
6:28
6:8a
6:8b
6:8c
Церковнославянский (рус)
Сы́не, а́ще поручи́шися за тво­его́ дру́га, преда́си твою́ ру́ку врагу́.
Сѣ́ть бо крѣпка́ му́жу сво­и́ устнѣ́, и плѣня́ет­ся устна́ми сво­и́хъ у́стъ.
Твори́, сы́не, я́же а́зъ заповѣ́дую ти́, и спаса́йся: и́деши бо въ ру́цѣ злы́хъ за тво­его́ дру́га: бу́ди не ослабѣва́я, поощря́й же и тво­его́ дру́га, его́же испоручи́лъ еси́.
Не да́ждь сна́ тво­и́ма очи́ма, ниже́ да воз­дре́млеши тво­и́ма вѣ́ждома,
да спасе́шися а́ки се́рна от­ тене́тъ и я́ко пти́ца от­ сѣ́ти.
Иди́ ко мра́вiю, о, лѣни́ве, и поревну́й ви́дѣвъ пути́ его́, и бу́ди о́наго мудрѣ́йшiй:
о́нъ бо, не су́щу ему́ земледѣ́лцу, ниже́ ну́дящаго его́ имѣ́яй, ниже́ подъ влады́кою сы́й,
гото́витъ въ жа́тву пи́щу и мно́гое въ лѣ́то твори́тъ угото́ванiе.
Доко́лѣ, о, лѣни́ве, лежи́ши? когда́ же от­ сна́ воста́неши?
Ма́ло у́бо спи́ши, ма́ло же сѣди́ши, ма́ло же дре́млеши, ма́ло же объе́млеши пе́рси рука́ма:
пото́мъ же на́йдетъ тебѣ́ а́ки зо́лъ пу́тникъ убо́же­с­т­во: ску́дость же а́ки благі́й тече́цъ.
А́ще же не лѣни́въ бу́деши, прiи́детъ я́ко исто́чникъ жа́тва твоя́, ску́дость же а́ки злы́й тече́цъ [от­ тебе́] от­бѣжи́тъ.
Му́жъ безу́менъ и законопресту́пный хо́дитъ въ пути́ не бла́ги:
то́й же намиза́етъ о́комъ и зна́менiе дае́тъ ного́ю, учи́тъ же помава́нiемъ пе́рстовъ.
Развраще́н­но же се́рдце куе́тъ зла́я: на вся́кое вре́мя таковы́й мяте́жы составля́етъ гра́ду.
Сего́ ра́ди внеза́пу при­­хо́дитъ ему́ поги́бель, разсѣче́нiе и сокруше́нiе неисцѣ́льное.
Я́ко ра́дует­ся о всѣ́хъ, и́хже ненави́дитъ Бо́гъ, сокруша́ет­ся же за нечистоту́ души́:
о́ко досади́теля, язы́къ непра́ведный, ру́цѣ пролива́ющя кро́вь пра́веднаго,
и се́рдце кую́щее мы́сли злы́, и но́зѣ тща́щыяся зло́ твори́ти потребя́т­ся.
Разжиза́етъ лжы́ свидѣ́тель непра́веденъ и насыла́етъ суды́ посредѣ́ бра́тiй.
Сы́не, храни́ зако́ны отца́ тво­его́ и не от­ри́ни наказа́нiя ма́тере тво­ея́:
навяжи́ же я́ на твою́ ду́шу при́сно и обяжи́ и́хъ о тво­е́й вы́и.
Егда́ хо́диши, води́ ю́, и съ тобо́ю да бу́детъ: егда́ же спи́ши, да храни́тъ тя́, да востаю́щу ти́ глаго́летъ съ тобо́ю.
Зане́ свѣти́лникъ за́повѣдь зако́на и свѣ́тъ, и пу́ть жи́зни, и обличе́нiе, и наказа́нiе,
е́же сохрани́ти тя́ от­ жены́ мужа́ты и от­ наважде́нiя язы́ка чужда́го.
Сы́не, да не побѣди́тъ тя́ добро́ты по́хоть, ниже́ уловле́нъ бу́ди тво­и́ма очи́ма, ниже́ да совосхи́тишися вѣ́ждами ея́.
Цѣна́ бо блудни́цы, ели́ка еди́наго хлѣ́ба: жена́ же муже́й честны́я ду́шы уловля́етъ.
Ввя́жетъ ли кто́ о́гнь въ нѣ́дра, ри́зъ же [сво­и́хъ] не сожже́тъ ли?
Или́ ходи́ти кто́ бу́детъ на у́глiехъ о́гнен­ныхъ, но́гъ же не сожже́тъ ли?
Та́ко в­ше́дый къ женѣ́ мужа́тѣй не безъ вины́ бу́детъ, ниже́ вся́къ при­­каса́йся е́й.
Не ди́вно, а́ще кто́ я́тъ бу́детъ крады́й: кра́детъ бо, да насы́титъ ду́шу свою́ а́лчущую:
а́ще же я́тъ бу́детъ, воз­да́стъ седмери́цею, и вся́ имѣ́нiя своя́ да́въ, изба́витъ себе́.
Прелюбо­дѣ́й же за ску́дость ума́ поги́бель души́ сво­е́й содѣва́етъ,
болѣ́зни же и безче́стiе понесе́тъ: поноше́нiе же его́ не загла́дит­ся во вѣ́къ:
испо́лнена бо ре́вности я́рость му́жа ея́: не пощади́тъ въ де́нь суда́,
не измѣни́тъ ни еди́ною цѣно́ю вражды́, ниже́ разрѣши́т­ся мно́гими дарми́.
Или́ иди́ ко пчелѣ́ и увѣ́ждь, ко́ль дѣ́лателница е́сть, дѣ́ланiе же ко́ль честно́е твори́тъ:
ея́же трудо́въ ца́рiе и прості́и во здра́вiе употребля́ютъ, люби́ма же е́сть всѣ́ми и сла́вна:
а́ще си́лою и немощна́ су́щи, [но] прему́дростiю почте́на про­изведе́ся.
Синодальный
Сын мой! если ты поручился за ближнего твоего и дал руку твою за другого, –
ты опутал себя словами уст твоих, пойман словами уст твоих.
Сделай же, сын мой, вот что, и избавь себя, так как ты попался в руки ближнего твоего: пойди, пади к ногам и умоляй ближнего твоего;
не давай сна глазам твоим и дремания веждам твоим;
спасайся, как серна из руки и как птица из руки птицелова.
Пойди к муравью, ленивец, посмотри на действия его, и будь мудрым.
Нет у него ни начальника, ни приставника, ни повелителя;
но он заготовляет летом хлеб свой, собирает во время жатвы пищу свою.
Доколе ты, ленивец, будешь спать? когда ты встанешь от сна твоего?
Немного поспишь, немного подремлешь, немного, сложив руки, полежишь:
и придет, как прохожий, бедность твоя, и нужда твоя, как разбойник.
[Если же будешь не ленив, то, как источник, придет жатва твоя; скудость же далеко убежит от тебя.]
Человек лукавый, человек нечестивый ходит со лживыми устами,
мигает глазами своими, говорит ногами своими, дает знаки пальцами своими;
коварство в сердце его: он умышляет зло во всякое время, сеет раздоры.
Зато внезапно придет погибель его, вдруг будет разбит – без исцеления.
Вот шесть, что́ ненавидит Господь, даже семь, что́ мерзость душе Его:
глаза гордые, язык лживый и руки, проливающие кровь невинную,
сердце, кующее злые замыслы, ноги, быстро бегущие к злодейству,
лжесвидетель, наговаривающий ложь и сеющий раздор между братьями.
Сын мой! храни заповедь отца твоего и не отвергай наставления матери твоей;
навяжи их навсегда на сердце твое, обвяжи ими шею твою.
Когда ты пойдешь, они будут руководить тебя; когда ляжешь спать, будут охранять тебя; когда пробудишься, будут беседовать с тобою:
ибо заповедь есть светильник, и наставление – свет, и назидательные поучения – путь к жизни,
чтобы остерегать тебя от негодной женщины, от льстивого языка чужой.
Не пожелай красоты ее в сердце твоем, [да не уловлен будешь очами твоими,] и да не увлечет она тебя ресницами своими;
потому что из-за жены блудной обнищевают до куска хлеба, а замужняя жена уловляет дорогую душу.
Может ли кто взять себе огонь в пазуху, чтобы не прогорело платье его?
Может ли кто ходить по горящим угольям, чтобы не обжечь ног своих?
То же бывает и с тем, кто входит к жене ближнего своего: кто прикоснется к ней, не останется без вины.
Не спускают вору, если он крадет, чтобы насытить душу свою, когда он голоден;
но, будучи пойман, он заплатит всемеро, отдаст все имущество дома своего.
Кто же прелюбодействует с женщиною, у того нет ума; тот губит душу свою, кто делает это:
побои и позор найдет он, и бесчестие его не изгладится,
потому что ревность – ярость мужа, и не пощадит он в день мщения,
не примет никакого выкупа и не удовольствуется, сколько бы ты ни умножал даров.
[Или пойди к пчеле и познай, как она трудолюбива, какую почтенную работу она производит;
ее труды употребляют во здравие и цари и простолюдины; любима же она всеми и славна;
хотя силою она слаба, но мудростью почтена.]
Греческий
υἱέ ἐὰν ἐγγυήσῃ σὸν φίλον παρα­δώσεις σὴν χεῖρα ἐχθρῷ
παγὶς γὰρ ἰσχυρὰ ἀνδρὶ τὰ ἴδια­ χείλη καὶ ἁλίσκεται χείλεσιν ἰδίου στόμα­τος
ποίει υἱέ ἃ ἐγώ σοι ἐν­τέλλομαι καὶ σῴζου ἥκεις γὰρ εἰς χεῖρας κακῶν δια­̀ σὸν φίλον ἴθι μὴ ἐκλυό­με­νος παρόξυν­ε δὲ καὶ τὸν φίλον σου ὃν ἐνεγυήσω
μὴ δῷς ὕπνον σοῖς ὄμμασιν μηδὲ ἐπι­νυστάξῃς σοῖς βλεφάροις
ἵνα σῴζῃ ὥσπερ δορκὰς ἐκ βρόχων καὶ ὥσπερ ὄρνεον ἐκ παγίδος
ἴθι προ­̀ς τὸν μύρμηκα ὦ ὀκνηρέ καὶ ζήλωσον ἰδὼν τὰς ὁδοὺς αὐτοῦ καὶ γενοῦ ἐκείνου σοφώτερος
ἐκείνῳ γὰρ γεωργίου μὴ ὑπάρχον­τος μηδὲ τὸν ἀναγκάζον­τα ἔχων μηδὲ ὑπὸ δεσπότην ὢν
ἑτοιμάζεται θέρους τὴν τροφὴν πολλήν τε ἐν τῷ ἀμήτῳ ποιεῖται τὴν παρα­́θεσιν
ἕως τίνος ὀκνηρέ κατα­́κεισαι πότε δὲ ἐξ ὕπνου ἐγερθήσῃ
ὀλίγον μὲν ὑπνοῖς ὀλίγον δὲ κάθησαι μικρὸν δὲ νυστάζεις ὀλίγον δὲ ἐναγκαλίζῃ χερσὶν στήθη
εἶτ᾿ ἐμπαρα­γίνεταί σοι ὥσπερ κακὸς ὁδοιπόρος ἡ πενία καὶ ἡ ἔνδεια ὥσπερ ἀγαθὸς δρομεύς
ἐὰν δὲ ἄοκνος ᾖς ἥξει ὥσπερ πηγὴ ὁ ἀμητός σου ἡ δὲ ἔνδεια ὥσπερ κακὸς δρομεὺς ἀπαυτομολήσει
ἀνὴρ ἄφρων καὶ παρα­́νομος πορεύ­εται ὁδοὺς οὐκ ἀγαθάς
ὁ δ᾿ αὐτὸς ἐννεύ­ει ὀφθαλμῷ σημαίνει δὲ ποδί διδάσκει δὲ ἐννεύ­μασιν δακτύλων
διεστραμμένῃ δὲ καρδίᾳ τεκταίνεται κακὰ ἐν παν­τὶ καιρῷ ὁ τοι­οῦτος ταραχὰς συνίστησιν πόλει
δια­̀ τοῦτο ἐξαπίνης ἔρχεται ἡ ἀπώλεια αὐτοῦ δια­κοπὴ καὶ συν­τριβὴ ἀνία­τος
ὅτι χαίρει πᾶσιν οἷς μισεῖ ὁ κύριος συν­τρίβεται δὲ δι᾿ ἀκαθαρσίαν ψυχῆς
ὀφθαλμὸς ὑβριστοῦ γλῶσ­σα ἄδικος χεῖρες ἐκχέουσαι αἷμα δικαίου
καὶ καρδία τεκταινομένη λογισμοὺς κακοὺς καὶ πόδες ἐπι­σπεύ­δον­τες κακοποιεῖν
ἐκκαίει ψεύ­δη μάρτυς ἄδικος καὶ ἐπι­πέμπει κρίσεις ἀνὰ μέσον ἀδελφῶν
υἱέ φύλασ­σε νόμους πατρός σου καὶ μὴ ἀπώσῃ θεσμοὺς μητρός σου
ἄφαψαι δὲ αὐτοὺς ἐπι­̀ σῇ ψυχῇ δια­̀ παν­τὸς καὶ ἐγκλοίωσαι ἐπι­̀ σῷ τραχήλῳ
ἡνίκα ἂν περιπατῇς ἐπάγου αὐτήν καὶ μετὰ σοῦ ἔστω ὡς δ᾿ ἂν καθεύ­δῃς φυλασ­σέτω σε ἵνα ἐγειρομένῳ συλλαλῇ σοι
ὅτι λύχνος ἐν­τολὴ νόμου καὶ φῶς καὶ ὁδὸς ζωῆς ἔλεγχος καὶ παιδεία
τοῦ δια­φυλάσ­σειν σε ἀπο­̀ γυναικὸς ὑπάνδρου καὶ ἀπο­̀ δια­βολῆς γλώσ­σης ἀλλοτρίας
μή σε νικήσῃ κάλλους ἐπι­θυμία μηδὲ ἀγρευθῇς σοῖς ὀφθαλμοῖς μηδὲ συν­αρπασθῇς ἀπο­̀ τῶν αὐτῆς βλεφάρων
τιμὴ γὰρ πόρνης ὅση καὶ ἑνὸς ἄρτου γυνὴ δὲ ἀνδρῶν τιμίας ψυχὰς ἀγρεύ­ει
ἀπο­δήσει τις πῦρ ἐν κόλπῳ τὰ δὲ ἱμάτια οὐ κατα­καύσει
ἢ περιπατήσει τις ἐπ᾿ ἀνθράκων πυρός τοὺς δὲ πόδας οὐ κατα­καύσει
οὕτως ὁ εἰσελθὼν προ­̀ς γυναῖκα ὕπανδρον οὐκ ἀθῳωθή­σε­ται οὐδὲ πᾶς ὁ ἁπτό­με­νος αὐτῆς
οὐ θαυμαστὸν ἐὰν ἁλῷ τις κλέπτων κλέπτει γὰρ ἵνα ἐμπλή­σῃ τὴν ψυχὴν πεινῶν
ἐὰν δὲ ἁλῷ ἀπο­τείσει ἑπταπλάσια καὶ πάν­τα τὰ ὑπάρχον­τα αὐτοῦ δοὺς ῥύ­σε­ται ἑαυτόν
ὁ δὲ μοιχὸς δι᾿ ἔνδειαν φρενῶν ἀπώλειαν τῇ ψυχῇ αὐτοῦ περιποιεῖται
ὀδύνας τε καὶ ἀτιμίας ὑποφέρει τὸ δὲ ὄνειδος αὐτοῦ οὐκ ἐξαλειφθή­σε­ται εἰς τὸν αἰῶνα
μεστὸς γὰρ ζήλου θυμὸς ἀνδρὸς αὐτῆς οὐ φεί­σε­ται ἐν ἡμέρᾳ κρίσεως
οὐκ ἀν­ταλλάξε­ται οὐδενὸς λύτρου τὴν ἔχθραν οὐδὲ μὴ δια­λυθῇ πολλῶν δώρων
ἢ πορεύ­θητι προ­̀ς τὴν μέλισ­σαν καὶ μάθε ὡς ἐργάτις ἐστὶν τήν τε ἐργασίαν ὡς σεμνὴν ποιεῖται
ἧς τοὺς πόνους βασιλεῖς καὶ ἰδιῶται προ­̀ς ὑγίειαν προ­σφέρον­ται ποθεινὴ δέ ἐστιν πᾶσιν καὶ ἐπι­́δοξος
καίπερ οὖσα τῇ ῥώμῃ ἀσθενής τὴν σοφίαν τιμήσασα προ­ήχθη
Fili mi, si spoponderis pro amico tuo, defixisti apud extraneum manum tuam;
illaqueatus es verbis oris tui et captus propriis sermonibus.
Fac ergo, quod dico, fili mi, et temetipsum libera, quia incidisti in manum proximi tui; discurre, prosternere, insta amico tuo.
Ne dederis somnum oculis tuis nec palpebris tuis dormitationem.
Eruere quasi dammula de rete, et quasi avis de manu aucupis.
Vade ad formicam, o piger, et considera vias eius et disce sapientiam.
Quae, cum non habeat ducem nec praeceptorem nec principem,
parat in aestate cibum sibi et congregat in messe, quod comedat.
Usquequo, piger, dormies? Quando consurges e somno tuo?
Paululum dormis, paululum dormitas, paululum conseres manus, ut dormias;
et veniet tibi quasi viator egestas, et pauperies quasi vir armatus.
Homo iniquus, vir inutilis, graditur ore perverso;
annuit oculis, terit pede, digito loquitur.
Prava in corde suo machinatur, malum in omni tempore, iurgia seminat.
Ideo extemplo veniet perditio sua, et subito conteretur nec habebit medicinam.
Sex sunt, quae odit Dominus, et septem detestatur anima eius:
oculos sublimes, linguam mendacem, manus effundentes innoxium sanguinem,
cor machinans cogitationes pravas, pedes veloces ad currendum in malum,
proferentem mendacia, testem fallacem et eum, qui seminat inter fratres discordias.
Conserva, fili mi, praecepta patris tui et ne reicias legem matris tuae;
liga ea in corde tuo iugiter et circumda gutturi tuo.
Cum ambulaveris, dirigent te, cum dormieris, custodient te et, cum evigilaveris, colloquentur tecum.
Quia mandatum lucerna est, et lex lux, et via vitae increpatio disciplinae,
ut custodiant te a muliere mala et a blanda lingua extraneae;
non concupiscat pulchritudinem eius cor tuum, nec capiaris nutibus illius:
pretium enim scorti vix est torta panis, mulier autem viri pretiosam animam capit.
Numquid potest homo abscondere ignem in sinu suo, et vestimenta illius non ardebunt?
Aut ambulare super prunas, et non comburentur plantae eius?
Sic qui ingreditur ad mulierem proximi sui; non erit mundus, quicumque tetigerit eam.
Non contemptui erit fur, cum furatus fuerit, ut esurientem impleat animam.
Deprehensus quoque reddet septuplum et omnem substantiam domus suae tradet.
Qui autem adulter est cum muliere, vecors est; perdet animam suam, qui hoc fecerit.
Plagam et ignominiam congregat sibi, et opprobrium illius non delebitur.
Quia zelus est furor viri, et non parcet in die vindictae
nec accipiet personam tuam in piaculum nec suscipiet dona plurima.
Копировать текст Копировать ссылку Толкования стиха

Настройки