Скрыть
8:2
8:3
8:4
8:9
8:14
8:16
8:17
8:20
8:21
8:21a
8:23
8:24
8:26
8:27
8:33
8:35
8:36
30:1
30:3
30:7
30:10
30:11
30:15
30:16
30:18
30:19
30:20
30:21
30:22
30:23
30:24
30:26
30:27
30:28
30:29
30:32
Церковнославянский (рус)
Тѣ́мже ты́ прему́дрость проповѣ́ждь, да ра́зумъ послу́шаетъ тебе́.
На высо́кихъ бо крае́хъ е́сть, посредѣ́ же сте́зь сто­и́тъ:
при­­ вратѣ́хъ бо си́льныхъ при­­сѣди́тъ, во вхо́дѣхъ же по­е́т­ся.
Ва́съ, о, человѣ́цы, молю́, и вдаю́ мо́й гла́съ сыно́мъ человѣ́ческимъ.
Уразумѣ́йте, незло́бивiи, кова́р­ст­во, ненака́зан­нiи же, при­­ложи́те се́рдце.
Послу́шайте мене́: честна́я бо реку́ и изнесу́ от­ усте́нъ пра́вая.
Я́ко и́стинѣ по­учи́т­ся горта́нь мо́й, ме́рзки же предо мно́ю устны́ лжи́выя.
Съ пра́вдою вси́ глаго́лы у́стъ мо­и́хъ, ничто́же въ ни́хъ стро́потно, ниже́ развраще́н­но.
Вся́ пра́ва разумѣва́ющымъ, и пра́ва обрѣта́ющымъ ра́зумъ.
Прiими́те наказа́нiе, а не сребро́, и ра́зумъ па́че зла́та искуше́на: избира́йте же вѣ́дѣнiе па́че зла́та чи́ста.
Лу́чши бо прему́дрость ка́менiй многоцѣ́н­ныхъ, вся́кое же честно́е недосто́йно ея́ е́сть.
А́зъ прему́дрость всели́хъ совѣ́тъ, и ра́зумъ и смы́слъ а́зъ при­­зва́хъ.
Стра́хъ Госпо́день ненави́дитъ непра́вды, досажде́нiя же и горды́ни, и пути́ лука́выхъ: воз­ненави́дѣхъ же а́зъ развраще́н­ныя пути́ злы́хъ.
Мо́й совѣ́тъ и утвержде́нiе, мо́й ра́зумъ, моя́ же крѣ́пость.
Мно́ю ца́рiе ца́р­ст­вуютъ, и си́льнiи пи́шутъ пра́вду:
мно́ю вельмо́жи велича́ют­ся, и власти́тилiе мно́ю держа́тъ зе́млю.
А́зъ лю́бящыя мя́ люблю́, и́щущiи же мене́ обря́щутъ благода́ть.
Бога́т­ст­во и сла́ва моя́ е́сть, и стяжа́нiе мно́гихъ и пра́вда.
Лу́чше е́сть плоди́ти мене́, па́че зла́та и ка́менiя дра́га: мо­и́ же плоды́ лу́чше сребра́ избра́н­на.
Въ путе́хъ пра́вды хожду́ и посредѣ́ сте́зь оправда́нiя живу́,
да раздѣлю́ лю́бящымъ мя́ имѣ́нiе, и сокро́вища и́хъ испо́лню благи́хъ.
А́ще воз­вѣщу́ ва́мъ быва́ющая на вся́къ де́нь, помяну́, я́же от­ вѣ́ка, исчести́.
Госпо́дь созда́ мя {Евр.: стяжа́ мя.} нача́ло путі́й сво­и́хъ въ дѣла́ своя́,
пре́жде вѣ́къ основа́ мя, въ нача́лѣ, пре́жде не́же зе́млю сотвори́ти,
и пре́жде не́же бе́здны содѣ́лати, пре́жде не́же про­изы́ти исто́чникомъ во́дъ,
пре́жде не́же гора́мъ водрузи́тися, пре́жде же всѣ́хъ холмо́въ ражда́етъ мя́.
Госпо́дь сотвори́ страны́ и ненаселе́н­ныя, и концы́ населе́н­ныя поднебе́сныя.
Егда́ гото́вяше не́бо, съ ни́мъ бѣ́хъ, и егда́ от­луча́­ше престо́лъ сво́й на вѣ́трѣхъ,
и егда́ крѣ́пки творя́ше вы́шнiя о́блаки, и егда́ тве́рды полага́­ше исто́чники поднебе́сныя,
и егда́ полага́­ше мо́рю предѣ́лъ его́, да во́ды не ми́мо и́дутъ у́стъ его́, и крѣ́пка творя́ше основа́нiя земли́, бѣ́хъ при­­ не́мъ устроя́ющи.
А́зъ бѣ́хъ, о не́йже ра́довашеся, на вся́къ же де́нь веселя́хся предъ лице́мъ его́ на вся́ко вре́мя,
егда́ веселя́шеся вселе́н­ную соверши́въ, и веселя́шеся о сынѣ́хъ человѣ́ческихъ.
Ны́нѣ у́бо, сы́не, послу́шай мене́: и блаже́ни, и́же пути́ моя́ сохраня́тъ.
Услы́шите прему́дрость, и умудри́теся, и не от­мещи́те.
Блаже́нъ му́жъ, и́же послу́шаетъ мене́, и человѣ́къ, и́же пути́ моя́ сохрани́тъ, бдя́й при­­ мо­и́хъ две́рехъ при́сно, соблюда́яй пра́ги мо­и́хъ вхо́довъ:
исхо́ди бо мо­и́ исхо́ди живота́, и уготовля́ет­ся хотѣ́нiе от­ Го́спода:
согрѣша́ющiи же въ мя́ нече́­ст­вуютъ на своя́ ду́ши, и ненави́дящiи мя́ лю́бятъ сме́рть.
Сiя́ глаго́летъ му́жъ вѣ́ру­ю­щымъ богови, и почива́ю:
безу́мнѣе бо е́смь от­ всѣ́хъ человѣ́къ, и ра́зума человѣ́ческаго нѣ́сть во мнѣ́:
Бо́гъ же научи́ мя прему́дрости, и ра́зумъ святы́хъ уразумѣ́хъ.
Кто́ взы́де на не́бо и сни́де? кто́ собра́ вѣ́тры въ нѣ́дра? кто́ воз­врати́ во́ду въ ри́зу? кто́ обдержа́ вся́ концы́ земли́? ко́е и́мя его́? или́ ко́е и́мя сы́ну его́, да разумѣ́еши?
Вся́ бо словеса́ Бо́жiя раздеже́на: защища́етъ же са́мъ благоговѣ́ющихъ ему́.
Не при­­ложи́ ко словесе́мъ его́, да не обличи́тъ тя́, и ло́жь бу́деши.
Дво́е прошу́ у тебе́: не от­ими́ от­ мене́ благода́ти пре́жде уме́ртвiя мо­его́:
су́етно сло́во и ло́жно дале́че от­ мене́ сотвори́, бога́т­ст­ва же и нищеты́ не да́ждь ми́: устро́й же ми́ потре́бная и самодово́лная,
да не насы́щься ло́жь бу́ду и реку́: кто́ мя ви́дитъ? или́ обнища́въ укра́ду и клену́ся и́менемъ Бо́жiимъ.
Не преда́ждь раба́ въ ру́цѣ господи́на, да не когда́ проклене́тъ тя́, и исче́знеши.
Ча́до зло́ клене́тъ отца́ и ма́терь не благослови́тъ.
Ча́до зло́ пра́ведна себе́ су́дитъ, исхо́да же сво­его́ не измы́.
Ча́до зло́ высо́ки о́чи и́мать, вѣ́ждома же сво­и́ма воз­но́сит­ся.
Ча́до зло́ ме́чь зу́бы [своя́] и́мать, и члено́вныя я́ко сѣ́чиво, е́же губи́ти и пояда́ти смире́н­ныя от­ земли́ и убо́гiя и́хъ от­ человѣ́къ.
Пiя́вица имѣ́ три́ дще́ри, любо­́вiю воз­лю́блены, и три́ сiя́ не насы́тишася ея́, и четве́ртая не удовли́ся рещи́: дово́лно [ми́ е́сть].
А́дъ и по́хоть жены́, и земля́ ненапо­е́ная водо́ю и вода́ и о́гнь не реку́тъ: довлѣ́етъ.
О́ко руга́ющееся отцу́ и досажда́ющее ста́рости ма́терни, да исто́ргнутъ е́ вра́нове от­ де́брiя и да снѣдя́тъ е́ птенцы́ о́рли.
Трiе́ ми су́ть невоз­мо́жная уразумѣ́ти, и четве́ртаго не вѣ́мъ:
слѣда́ орла́ паря́ща [по воз­ду́ху] и пути́ змі́а [ползу́ща] по ка́мени, и стези́ корабля́ плову́ща по мо́рю и путі́й му́жа въ ю́ности [его́].
Тако́въ пу́ть жены́ блудни́цы: я́же егда́ сотвори́тъ, и измы́в­шися, ничто́же, рече́, содѣ́яхъ нелѣ́по.
Тре́ми трясе́т­ся земля́, четве́ртаго же не мо́жетъ понести́:
а́ще ра́бъ воцари́т­ся, и безу́мный испо́лнит­ся пи́щею, и раба́ а́ще изжене́тъ свою́ госпожу́,
и ме́рзкая жена́ а́ще ключи́т­ся добру́ му́жу.
Четы́ри же су́ть малѣ́йшая на земли́, сiя́ же су́ть мудрѣ́йша му́дрыхъ:
мра́вие, и́мже нѣ́сть крѣ́пости и уготовля́ютъ въ жа́тву пи́щу:
и хирогри́лли, язы́къ не крѣ́покъ, и́же сотвори́ша въ ка́менiихъ до́мы своя́:
безца́рни су́ть пру́зiе, и вою́ютъ от­ еди́наго повелѣ́нiя благо­чи́н­но:
я́щерица [Евр.: пау́къ.], рука́ми опира́ющися и удо́бь уловля́ема су́щи, живе́тъ во тве́рдехъ царе́выхъ.
Трiе́ су́ть, я́же благопоспѣ́шно хо́дятъ, четве́ртое же, е́же до́брѣ прохо́дитъ:
ски́менъ льво́въ крѣпча́е звѣре́й, и́же не от­враща́ет­ся, ни устраша́ет­ся скота́,
и пѣ́тель ходя́ въ ко́кошѣхъ благоду́шенъ, и козе́лъ предводи́тель ста́ду, и ца́рь глаго́ляй къ наро́ду во язы́цѣ.
А́ще вда́си себе́ въ весе́лiе и простре́ши ру́ку твою́ со сва́ромъ, пору́ганъ бу́деши.
Мельзи́ млеко́, и бу́детъ ма́сло. А́ще ли но́здри че́шеши, изы́детъ кро́вь: а́ще же извлече́ши словеса́, изы́дутъ су́дове и тя́жбы.
Не премудрость ли взывает? и не разум ли возвышает голос свой?
Она становится на возвышенных местах, при дороге, на распутиях;
она взывает у ворот при входе в город, при входе в двери:
«к вам, люди, взываю я, и к сынам человеческим голос мой!
Научитесь, неразумные, благоразумию, и глупые – разуму.
Слушайте, потому что я буду говорить важное, и изречение уст моих – правда;
ибо истину произнесет язык мой, и нечестие – мерзость для уст моих;
все слова уст моих справедливы; нет в них коварства и лукавства;
все они ясны для разумного и справедливы для приобретших знание.
Примите учение мое, а не серебро; лучше знание, нежели отборное золото;
потому что мудрость лучше жемчуга, и ничто из желаемого не сравнится с нею.
Я, премудрость, обитаю с разумом и ищу рассудительного знания.
Страх Господень – ненавидеть зло; гордость и высокомерие и злой путь и коварные уста я ненавижу.
У меня совет и правда; я разум, у меня сила.
Мною цари царствуют и повелители узаконяют правду;
мною начальствуют начальники и вельможи и все судьи земли.
Любящих меня я люблю, и ищущие меня найдут меня;
богатство и слава у меня, сокровище непогибающее и правда;
плоды мои лучше золота, и золота самого чистого, и пользы от меня больше, нежели от отборного серебра.
Я хожу по пути правды, по стезям правосудия,
чтобы доставить любящим меня существенное благо, и сокровищницы их я наполняю.
[Когда я возвещу то, что бывает ежедневно, то не забуду исчислить то, что от века.]
Господь имел меня началом пути Своего, прежде созданий Своих, искони;
от века я помазана, от начала, прежде бытия земли.
Я родилась, когда еще не существовали бездны, когда еще не было источников, обильных водою.
Я родилась прежде, нежели водружены были горы, прежде холмов,
когда еще Он не сотворил ни земли, ни полей, ни начальных пылинок вселенной.
Когда Он уготовлял небеса, я была там. Когда Он проводил круговую черту по лицу бездны,
когда утверждал вверху облака, когда укреплял источники бездны,
когда давал морю устав, чтобы воды не переступали пределов его, когда полагал основания земли:
тогда я была при Нем художницею, и была радостью всякий день, веселясь пред лицем Его во все время,
веселясь на земном кругу Его, и радость моя была с сынами человеческими.
Итак, дети, послушайте меня; и блаженны те, которые хранят пути мои!
Послушайте наставления и будьте мудры, и не отступайте от него.
Блажен человек, который слушает меня, бодрствуя каждый день у ворот моих и стоя на страже у дверей моих!
потому что, кто нашел меня, тот нашел жизнь, и получит благодать от Господа;
а согрешающий против меня наносит вред душе своей: все ненавидящие меня любят смерть».
Слова Агура, сына Иакеева. Вдохновенные изречения, которые сказал этот человек Ифиилу, Ифиилу и Укалу:
подлинно, я более невежда, нежели кто-либо из людей, и разума человеческого нет у меня,
и не научился я мудрости, и познания святых не имею.
Кто восходил на небо и нисходил? кто собрал ветер в пригоршни свои? кто завязал воду в одежду? кто поставил все пределы земли? какое имя ему? и какое имя сыну его? знаешь ли?
Всякое слово Бога чисто; Он – щит уповающим на Него.
Не прибавляй к словам Его, чтобы Он не обличил тебя, и ты не оказался лжецом.
Двух вещей я прошу у Тебя, не откажи мне, прежде нежели я умру:
суету и ложь удали от меня, нищеты и богатства не давай мне, питай меня насущным хлебом,
дабы, пресытившись, я не отрекся Тебя и не сказал: «кто Господь?» и чтобы, обеднев, не стал красть и употреблять имя Бога моего всуе.
Не злословь раба пред господином его, чтобы он не проклял тебя, и ты не остался виноватым.
Есть род, который проклинает отца своего и не благословляет матери своей.
Есть род, который чист в глазах своих, тогда как не омыт от нечистот своих.
Есть род – о, как высокомерны глаза его, и как подняты ресницы его!
Есть род, у которого зубы – мечи, и челюсти – ножи, чтобы пожирать бедных на земле и нищих между людьми.
У ненасытимости две дочери: «давай, давай!» Вот три ненасытимых, и четыре, которые не скажут: «довольно!»
Преисподняя и утроба бесплодная, земля, которая не насыщается водою, и огонь, который не говорит: «довольно!»
Глаз, насмехающийся над отцом и пренебрегающий покорностью к матери, выклюют во́роны дольные, и сожрут птенцы орлиные!
Три вещи непостижимы для меня, и четырех я не понимаю:
пути орла на небе, пути змея на скале, пути корабля среди моря и пути мужчины к девице.
Таков путь и жены прелюбодейной; поела и обтерла рот свой, и говорит: «я ничего худого не сделала».
От трех трясется земля, четырех она не может носить:
раба, когда он делается царем; глупого, когда он досыта ест хлеб;
позорную женщину, когда она выходит замуж, и служанку, когда она занимает место госпожи своей.
Вот четыре малых на земле, но они мудрее мудрых:
муравьи – народ не сильный, но летом заготовляют пищу свою;
горные мыши – народ слабый, но ставят домы свои на скале;
у саранчи нет царя, но выступает вся она стройно;
паук лапками цепляется, но бывает в царских чертогах.
Вот трое имеют стройную походку, и четверо стройно выступают:
лев, силач между зверями, не посторонится ни перед кем;
конь и козел, [предводитель стада,] и царь среди народа своего.
Если ты в заносчивости своей сделал глупость и помыслил злое, то положи руку на уста;
потому что, как сбивание молока производит масло, толчок в нос производит кровь, так и возбуждение гнева производит ссору.
Копировать текст Копировать ссылку Толкования стиха
Библ. энциклопедия Библейский словарь Словарь библ. образов