Скрыть
1:3
1:8
1:14
1:16
1:23
1:24
1:25
1:26
1:29
Церковнославянский (рус)
Вся́ка прему́дрость от­ Го́спода и съ ни́мъ е́сть во вѣ́къ.
Песка́ морска́го, и ка́пли дожде́вныя, и дни́ вѣ́ка кто́ изочте́тъ?
Высоту́ небесе́ и широту́ земли́, и бе́здну и прему́дрость кто́ изслѣ́дитъ?
Пре́жде всѣ́хъ созда́ся прему́дрость, и ра́зумъ му́дрости от­ вѣ́ка.
Исто́чникъ прему́дрости сло́во Бо́жiе въ вы́шнихъ, и ше́­ст­вiя ея́ за́повѣди вѣ́чныя.
Ко́рень прему́дрости кому́ от­кры́ся? и кова́р­ст­ва ея́ кто́ разумѣ́?
Еди́нъ е́сть прему́дръ, стра́­шенъ зѣло́, сѣдя́й на престо́лѣ сво­е́мъ, Госпо́дь.
Са́мъ созда́ ю́, и ви́дѣ, и сочте́ ю́,
и излiя́ ю́ на вся́ дѣла́ своя́,
со вся́кою пло́тiю по дая́нiю сво­ему́, и дарова́ ю́ лю́бящымъ его́.
Стра́хъ Госпо́день сла́ва и похвала́, и весе́лiе и вѣне́цъ ра́дости.
Стра́хъ Госпо́день воз­весели́тъ се́рдце и да́стъ весе́лiе и ра́дость и долгоде́н­ствiе.
Боя́щемуся Го́спода бла́го бу́детъ на послѣ́докъ, и въ де́нь сконча́нiя сво­его́ обря́щетъ благода́ть. Стра́хъ Госпо́день да́ръ от­ Го́спода и на стезя́хъ любле́нiя поставля́етъ.
Любле́нiе Го́спода пресла́вная прему́дрость, и и́мже явля́ет­ся, раздѣля́етъ себе́ въ вѣ́дѣнiе его́.
Нача́ло прему́дрости боя́тися Го́спода, и съ вѣ́рными въ ложеснѣ́хъ созда́ся и́мъ: съ человѣ́ки основа́нiе вѣ́ка угнѣзди́ и съ сѣ́менемъ и́хъ увѣ́рит­ся.
Исполне́нiе прему́дрости е́же боя́тися Го́спода, и упо­и́тъ и́хъ от­ плодо́въ ея́:
ве́сь до́мъ и́хъ испо́лнитъ жела́нiй сво­и́хъ и сосу́ды от­ жи́тъ ея́.
Вѣне́цъ му́дрости стра́хъ Госпо́день, воз­цвѣта́яй ми́ръ и здра́вiе изцѣле́нiя: обоя́ же су́ть да́ры Бо́жiи, и разширя́етъ весе́лiе лю́бящымъ его́.
И ви́дѣ и сочте́ ю́: худо́же­с­т­во и вѣ́дѣнiе ра́зума одожди́, и сла́ву держа́щихъ ю́ воз­несе́.
Ко́рень прему́дрости е́же боя́тися Го́спода, и вѣ́тви ея́ долгоде́н­ствiе.
Стра́хъ Госпо́день от­рѣя́етъ грѣхи́: пребыва́яй же въ не́мъ от­враща́етъ гнѣ́въ.
Не мо́жетъ я́рость непра́ведная оправди́тися: устремле́нiе бо я́рости его́ паде́нiе ему́.
До вре́мене стерпи́тъ долготерпѣли́вый, и послѣди́ воз­да́стъ ему́ весе́лiе:
до вре́мене скры́етъ словеса́ своя́, и устнѣ́ вѣ́рныхъ исповѣ́дятъ ра́зумъ его́.
Въ сокро́вищихъ прему́дрости при́тча вѣ́дѣнiя: ме́рзость же грѣ́шнику богоче́стiе.
Возжелѣ́въ прему́дрости, соблюди́ за́повѣди, и Госпо́дь пода́стъ ю́ тебѣ́:
прему́дрость бо и наказа́нiе стра́хъ Госпо́день, и благоволе́нiе его́ вѣ́ра и кро́тость.
Не сумнѣва́йся о стра́сѣ Госпо́дни и не при­­ступи́ къ нему́ се́рдцемъ раздво­е́нымъ.
Не лицемѣ́р­ст­вуй предъ усты́ человѣ́ческими и устна́мъ тво­и́мъ вонми́.
Не воз­носи́ся, да не паде́ши и наведе́ши души́ тво­е́й безче́стiе, и от­кры́етъ Госпо́дь та́йная твоя́ и посредѣ́ со́нма низложи́тъ тя́: я́ко не при­­ступи́лъ еси́ во и́стинѣ ко стра́ху Госпо́дню, и се́рдце твое́ испо́лнено лука́в­ст­ва.
Синодальный
Всякая премудрость – от Господа и с Ним пребывает вовек.
Песок морей и капли дождя и дни вечности кто исчислит?
Высоту неба и широту земли, и бездну и премудрость кто исследует?
Прежде всего произошла Премудрость, и разумение мудрости – от века.
Источник премудрости – слово Бога Всевышнего, и шествие ее – вечные заповеди.
Кому открыт корень премудрости? и кто познал искусство ее?
Один есть премудрый, весьма страшный, сидящий на престоле Своем, Господь.
Он произвел ее и видел и измерил ее
и излил ее на все дела Свои
и на всякую плоть по дару Своему, и особенно наделил ею любящих Его.
Страх Господень – слава и честь, и веселие и венец радости.
Страх Господень усладит сердце и даст веселие и радость и долгоденствие.
Боящемуся Господа благо будет напоследок, и в день смерти своей он получит благословение. Страх Господень – дар от Господа и поставляет на стезях любви.
Любовь к Господу – славная премудрость, и кому благоволит Он, разделяет ее по Своему усмотрению.
Начало премудрости – бояться Бога, и с верными она образуется вместе во чреве. Среди людей она утвердила себе вечное основание и семени их вверится.
Полнота премудрости – бояться Господа; она напояет их от плодов своих:
весь дом их она наполнит всем, чего желают, и кладовые их – произведениями своими.
Венец премудрости – страх Господень, произращающий мир и невредимое здравие; но то и другое – дары Бога, Который распространяет славу любящих Его.
Он видел ее и измерил, пролил как дождь ве́дение и разумное знание и возвысил славу обладающих ею.
Корень премудрости – бояться Господа, а ветви ее – долгоденствие.
Страх Господень отгоняет грехи; не имеющий же страха не может оправдаться.
Не может быть оправдан несправедливый гнев, ибо самое движение гнева есть падение для человека.
Терпеливый до времени удержится и после вознаграждается веселием.
До времени он скроет слова свои, и уста верных расскажут о благоразумии его.
В сокровищницах премудрости – притчи разума, грешнику же страх Господень ненавистен.
Если желаешь премудрости, соблюдай заповеди, и Господь подаст ее тебе,
ибо премудрость и знание есть страх пред Господом, и благоугождение Ему – вера и кротость.
Не будь недоверчивым к страху пред Господом и не приступай к Нему с раздвоенным сердцем.
Не лицемерь пред устами других и будь внимателен к устам твоим.
Не возноси себя, чтобы не упасть и не навлечь бесчестия на душу твою, ибо Господь откроет тайны твои и уничижит тебя среди собрания за то, что ты не приступил искренно к страху Господню, и сердце твое полно лукавства.
Эстонский
Eessõna Tarkuse saladusest
Palju ja tähtsat on meile antud Seaduse ja Prohvetite ning nende järeltulijate läbi, mistõttu peab Iisraeli ülistama õpetuse ja tarkuse pärast. Ometi ei pea targad olema ainult need, kes seda kõike on hästi tundma õppinud, vaid teadusejanuline olgu võimeline niihästi kõnes kui kirjas kasu tooma ka kodumaast eemal elavaile. Sellepärast minu vanaisa Jeesus, kes ennast oli pühendanud Seaduse ja Prohvetite ning meie isade muude raamatute uurimisele, saades nõnda küllaldase vilumuse, soovis ka ise kirjutada sellest, mis õpetusse ja tarkusse kuulub, et õpihimulised seda õpiksid ja nõnda üha rohkem kasvaksid Seaduse kohaseks eluks. Teid palutakse nüüd seda lugema hakata heatahtlikult ja tähelepanelikult ning olla andestajad, kui mõnikord näib, et minu hoolikalt tehtud tõlge paiguti on sõnastuselt puudulik. Nimelt ei ole heebrea keeles loetu alati just seesama teises keeles. Ja mitte ainult see raamat, vaid ka Seadus ja Prohvetid ning muud raamatud on algkeeles loetuna tunduvalt erinevad. Kui ma siis kuningas Euergetese kolmekümne kaheksandal aastal tulin Egiptusesse ja seal viibisin, leidsin eest suuresti erineva teadmiste taseme. Pidasin seepärast sel ajal vältimatuks ohverdada hoolsust ja vaeva, et suure valvsuse ja innuga valmistada selle raamatu tõlget, et seda valmis saada ja välja anda ka nende jaoks, kes võõrsil elades tahavad sellesse süveneda ja valmistuda õigesti elama Seaduse järgi.Kõik tarkus on Issandalt ja on igavesti tema juures.
Kes suudaks lugeda mereliiva ja vihmapiisku ning igaviku päevi?
Kes suudaks uurida taeva kõrgust, maa avarust ja allmaailma - või tarkust?
Enne kõike on loodud tarkus, ja mõistlik mõistus on igavikust alates.
Kellele on ilmutatud tarkuse juur, ja kes on mõistnud tema imepäraseid tegusid?
Üksainus on tark ja väga kardetav - tema, kes istub oma aujärjel.
Issand ise lõi tarkuse, vaatas seda ja mõõtis ning valas selle välja kõigi oma tegude üle,
ka kogu liha üle, nõnda kui oli ta and, ja andis seda neile, kes teda armastavad.
Jumalakartusest
Issanda kartus on au ja kuulsus ning hea meel ja rõõmupärg.
Issanda kartus kosutab südant ning annab head meelt ja rõõmu ja pika ea.
Kes Issandat kardab, sellel on lõpuks hea põli, ja oma surmapäeval on ta õnnistatud.
Jumalakartus on tarkuse algus, see on usklikele kaasa sündinud emaihust alates.
Tarkus rajas enesele inimeste keskel igavese aluse, mis usaldatakse nende järeltulijaile.
Issanda kartus on täiuslik tarkus, ja see küllastab inimesi oma viljadega.
Kallisvaraga täidab see kogu oma koja ja aidad oma andidega.
Tarkuse kroon on Issanda kartus, see paneb õitsema rahu ja tervise.
Issand vaatas ja mõõtis seda, laskis voolata arukust ja tarka tunnetust ning ülendas nende au, kes sellest kinni peavad.
Tarkuse juur on Issanda kartus, ja tema võsud on pikk iga.
Kannatlikkusest ja enesevalitsusest
Ülekohtust viha ei saa õigustada, sest viha võimus on talle languseks.
Kannatlik peab vastu õige ajani ja lõpuks antakse temale rõõmu.
Õige ajani varjab ta oma sõnu, ja siis jutustavad paljude huuled tema tarkusest.
Tarkusest ja õiglusest
Tarkuse varade hulgas on tähendusrikkad õpetussõnad, aga patusele on jumalakartus jäleduseks.
Kui tahad tarkust, pea käske, siis Issand annab sulle seda!
Sest Issanda kartus on tarkus ja õpetus, ning usk ja vagadus on temale meelepärased.
Ära ole sõnakuulmatu Issanda kartuse vastu ja ära ligine sellele kaksipidise südamega!
Ära ole silmakirjalik inimeste ees ja pane tähele oma huuli!
Ära ülenda iseennast, et sa ei langeks ega tooks häbi oma hingele! Sest Issand ilmutab sinu saladused ja tõukab sind maha koguduse keskel, sellepärast et sa ei ole tulnud Issanda kartusesse ja sinu süda on olnud täis valet.
Всѧ́ка премꙋ́дрость ѿ гдⷭ҇а и҆ съ ни́мъ є҆́сть во вѣ́къ.
Песка̀ морска́го, и҆ ка̑пли дождє́вныѧ, и҆ дни̑ вѣ́ка кто̀ и҆зочте́тъ;
Высотꙋ̀ небесѐ и҆ широтꙋ̀ землѝ, и҆ бе́зднꙋ и҆ премꙋ́дрость кто̀ и҆зслѣ́дитъ;
Пре́жде всѣ́хъ созда́сѧ премⷣрость, и҆ ра́зꙋмъ мꙋ́дрости ѿ вѣ́ка.
И҆сто́чникъ премꙋ́дрости сло́во бж҃їе въ вы́шнихъ, и҆ шє́ствїѧ є҆ѧ̀ за́пѡвѣди вѣ̑чныѧ.
Ко́рень премꙋ́дрости комꙋ̀ ѿкры́сѧ; и҆ кѡва́рства є҆ѧ̀ кто̀ разꙋмѣ̀;
Є҆ди́нъ є҆́сть премⷣръ, стра́шенъ ѕѣлѡ̀, сѣдѧ́й на прⷭ҇то́лѣ свое́мъ, гдⷭ҇ь.
Са́мъ созда̀ ю҆̀, и҆ ви́дѣ, и҆ сочтѐ ю҆̀,
и҆ и҆злїѧ̀ ю҆̀ на всѧ̑ дѣла̀ своѧ̑,
со всѧ́кою пло́тїю по даѧ́нїю своемꙋ̀, и҆ дарова̀ ю҆̀ лю́бѧщымъ є҆го̀.
Стра́хъ гдⷭ҇ень сла́ва и҆ похвала̀, и҆ весе́лїе и҆ вѣне́цъ ра́дости.
Стра́хъ гдⷭ҇ень возвесели́тъ се́рдце и҆ да́стъ весе́лїе и҆ ра́дость и҆ долгоде́нствїе.
Боѧ́щемꙋсѧ гдⷭ҇а бла́го бꙋ́детъ на послѣ́докъ, и҆ въ де́нь сконча́нїѧ своегѡ̀ ѡ҆брѧ́щетъ благода́ть. Стра́хъ гдⷭ҇ень да́ръ ѿ гдⷭ҇а и҆ на стезѧ́хъ любле́нїѧ поставлѧ́етъ.
Любле́нїе гдⷭ҇а пресла́внаѧ премꙋ́дрость, и҆ и҆̀мже ꙗ҆влѧ́етсѧ, раздѣлѧ́етъ себѐ въ вѣ́дѣнїе є҆гѡ̀.
Нача́ло премꙋ́дрости боѧ́тисѧ гдⷭ҇а, и҆ съ вѣ́рными въ ложеснѣ́хъ созда́сѧ и҆̀мъ: съ человѣ̑ки ѡ҆снова́нїе вѣ́ка ᲂу҆гнѣздѝ и҆ съ сѣ́менемъ и҆́хъ ᲂу҆вѣ́ритсѧ.
И҆сполне́нїе премꙋ́дрости є҆́же боѧ́тисѧ гдⷭ҇а, и҆ ᲂу҆пои́тъ и҆̀хъ ѿ плодѡ́въ є҆ѧ̀:
ве́сь до́мъ и҆́хъ и҆спо́лнитъ жела́нїй свои́хъ и҆ сосꙋ́ды ѿ жи̑тъ є҆ѧ̀.
Вѣне́цъ мꙋ́дрости стра́хъ гдⷭ҇ень, восцвѣта́ѧй ми́ръ и҆ здра́вїе и҆сцѣле́нїѧ: ѻ҆боѧ́ же сꙋ́ть да́ры бж҃їи, и҆ разширѧ́етъ весе́лїе лю́бѧщымъ є҆го̀.
И҆ ви́дѣ и҆ сочтѐ ю҆̀: хꙋдо́жество и҆ вѣ́дѣнїе ра́зꙋма ѡ҆дождѝ, и҆ сла́вꙋ держа́щихъ ю҆̀ вознесѐ.
Ко́рень премꙋ́дрости є҆́же боѧ́тисѧ гдⷭ҇а, и҆ вѣ̑тви є҆ѧ̀ долгоде́нствїе.
Стра́хъ гдⷭ҇ень ѿрѣѧ́етъ грѣхѝ: пребыва́ѧй же въ не́мъ ѿвраща́етъ гнѣ́въ.
Не мо́жетъ ꙗ҆́рость непра́веднаѧ ѡ҆правди́тисѧ: ᲂу҆стремле́нїе бо ꙗ҆́рости є҆гѡ̀ паде́нїе є҆мꙋ̀.
До вре́мене стерпи́тъ долготерпѣли́вый, и҆ послѣдѝ возда́стъ є҆мꙋ̀ весе́лїе:
до вре́мене скры́етъ словеса̀ своѧ̑, и҆ ᲂу҆стнѣ̀ вѣ́рныхъ и҆сповѣ́дѧтъ ра́зꙋмъ є҆гѡ̀.
Въ сокро́вищихъ премꙋ́дрости при́тча вѣ́дѣнїѧ: ме́рзость же грѣ́шникꙋ бг҃оче́стїе.
Возжелѣ́въ премꙋ́дрости, соблюдѝ за́пѡвѣди, и҆ гдⷭ҇ь пода́стъ ю҆̀ тебѣ̀:
премꙋ́дрость бо и҆ наказа́нїе стра́хъ гдⷭ҇ень, и҆ благоволе́нїе є҆гѡ̀ вѣ́ра и҆ кро́тость.
Не сꙋмнѣва́йсѧ ѡ҆ стра́сѣ гдⷭ҇ни и҆ не пристꙋпѝ къ немꙋ̀ се́рдцемъ раздвое́нымъ.
Не лицемѣ́рствꙋй пред̾ ᲂу҆сты̑ человѣ́ческими и҆ ᲂу҆стна́мъ твои̑мъ вонмѝ.
Не возноси́сѧ, да не паде́ши и҆ наведе́ши дꙋшѝ твое́й безче́стїе, и҆ ѿкры́етъ гдⷭ҇ь та̑йнаѧ твоѧ̑ и҆ посредѣ̀ со́нма низложи́тъ тѧ̀: ꙗ҆́кѡ не пристꙋпи́лъ є҆сѝ во и҆́стинѣ ко стра́хꙋ гдⷭ҇ню, и҆ се́рдце твоѐ и҆спо́лнено лꙋка́вства.
Копировать текст Копировать ссылку Толкования стиха

Настройки