Скрыть
20:2
20:3
20:5
20:6
20:10
20:12
20:14
20:17
20:18
20:19
20:21
20:22
20:23
20:24
20:25
20:26
20:31
20:32
Церковнославянский (рус)
Ко́ль добро́ е́сть обличи́ти, не́жели яри́тися та́йно: и исповѣ́даяйся от­ умале́нiя воз­бране́нъ бу́детъ.
Ко́ль добро́ обличе́н­ному яви́ти покая́нiе:
се́й бо во́льнаго избѣжи́тъ грѣха́.
Жела́нiе ско́пчо растли́тъ ли дѣви́цу? та́кожде творя́й ну́ждею суды́.
Е́сть молча́й обрѣта́яйся прему́дръ, и е́сть ненави́димь от­ мно́гiя бесѣ́ды.
Е́сть молча́й, не и́мать бо от­вѣ́та: и е́сть молча́й вѣ́дый вре́мя.
Человѣ́къ прему́дръ умолчи́тъ до вре́мене: проде́рзый же и безу́мный превосхо́дитъ вре́мя.
Умножа́яй словеса́ ме́рзокъ бу́детъ, и восхища́яй вла́сть воз­ненави́дѣнъ бу́детъ.
Е́сть благопоспѣ́ш­ст­во во злы́хъ му́жеви, и е́сть изобрѣ́тенiе на умале́нiе.
Е́сть дая́нiе, е́же ти́ не бу́детъ на по́льзу, и е́сть дая́нiе, его́же от­да́нiе сугу́бо.
Е́сть умале́нiе сла́вы ра́ди, и е́сть, и́же от­ смире́нiя воз­несе́ главу́.
Е́сть купу́яй мно́гая ма́лымъ и воз­враща́яй я́ седмери́цею.
Прему́дрый во словеси́ любе́зна сотвори́тъ себе́: благода́ти же безу́мныхъ излiю́т­ся.
Дая́нiе безу́мнаго не упо́льзуетъ ти́, о́чи бо его́ вмѣ́сто еди́наго мно́зи ко воспрiя́тiю:
ма́ло да́стъ, а мно́го поноси́ти бу́детъ и от­ве́рзетъ уста́ своя́ я́ко проповѣ́дникъ: дне́сь взаи́мъ да́стъ, а у́тро истя́жетъ: ненави́димь человѣ́къ таковы́й Го́споду и человѣ́комъ.
Бу́й рече́тъ: нѣ́сть ми́ дру́га и нѣ́сть хвалы́ благи́мъ мо­и́мъ: яду́щiи хлѣ́бъ мо́й льсти́ви язы́комъ.
Коли́кощи и коли́цы посмѣю́т­ся ему́?
Поползнове́нiе на земли́ лу́чше не́же от­ язы́ка: та́ко паде́нiе злы́хъ со тща́нiемъ прiи́детъ.
Человѣ́къ безблагода́тенъ ба́снь безвре́мен­на: во устѣ́хъ ненака́зан­ныхъ при́сно бу́детъ.
От у́стъ бу́яго от­ве́ржена бу́детъ при́тча: не и́мать бо ея́ рещи́ во вре́мя свое́.
Е́сть воз­браня́емый согрѣша́ти от­ ску́дости, и въ поко́и сво­е́мъ не умили́т­ся.
Е́сть погубля́яй ду́шу свою́ за сты́дъ, и от­ лица́ безу́мна погуби́тъ ю́.
Е́сть ра́ди стыда́ обѣща́яйся дру́гови, и при­­обрѣ́те его́ врага́ ту́не.
Поро́къ зо́лъ человѣ́ку лжа́, и во устѣ́хъ ненака́зан­ныхъ при́сно бу́детъ.
У́не е́сть та́ть, не́жели при́сно лжа́й: о́ба же па́губу наслѣ́дятъ.
Обы́чай человѣ́ка лжи́ва безче́стiе, и сту́дъ его́ при́сно съ ни́мъ.
Прему́дрый словесы́ про­изведе́тъ себе́, и человѣ́къ му́дрый уго́денъ бу́детъ вельмо́жамъ.
Дѣ́лаяй зе́млю воз­несе́тъ сто́гъ сво́й, и угожда́яй вельмо́жамъ уми́лостивитъ о непра́вдѣ [сво­е́й].
Мзда́ и да́рове ослѣпля́ютъ о́чи прему́дрыхъ, и я́коже бразды́ на устѣ́хъ от­враща́ютъ обличе́нiя.
Прему́дрость сокрове́на и сокро́вище не явле́но, ка́я по́льза е́сть во обо­и́хъ?
Лу́чше человѣ́къ скрыва́яй бу́й­ст­во свое́, не́жели человѣ́къ скрыва́яй прему́дрость свою́.
Синодальный
Гораздо лучше обличить, нежели сердиться тайно; и обличаемый наедине предостережется от вреда.
Как хорошо обличенному показать раскаяние!
Ибо он избежит вольного греха.
Что – пожелание евнуха растлить девицу, то – производящий суд с натяжкою.
Иной молчит – и оказывается мудрым; а иной бывает ненавистным за многую болтливость.
Иной молчит, потому что не имеет, что отвечать; а иной молчит, потому что знает время.
Мудрый человек будет молчать до времени; а тщеславный и безрассудный не будет ждать времени.
Многоречивый опротивеет, и кто восхищает себе право говорить, будет возненавиден.
Бывает успех человеку ко злу, а находка – в потерю.
Есть даяние, которое не будет тебе на пользу, и есть даяние, за которое бывает сугубое воздаяние.
Бывает унижение для славы, а иной от унижения поднимает голову.
Иной малым покупает многое и заплатит за то в семь раз больше.
Мудрый в слове делается любезным, любезности же глупых останутся напрасными.
Даяние безумного не будет тебе на пользу; ибо у него вместо одного много глаз для принятия.
Немного даст он, а попрекать будет много, и раскроет уста свои, как глашатай. Ныне он взаем дает, а завтра потребует назад: ненавистен такой человек Господу и людям.
Глупый говорит: «нет у меня друга, и нет благодарности за мои благодеяния. Съедающие хлеб мой льстивы языком».
Как часто и сколь многие будут насмехаться над ним!
Преткновение от земли лучше, нежели от языка. Итак, скоро придет падение злых.
Неприятный человек – безвременная басня; она всегда будет на устах невежд.
Притча из уст глупого отвратительна, ибо он не скажет ее в свое время.
Иной удерживается от греха скудостью, и в этом воздержании он не будет сокрушаться.
Иной губит душу свою по робости, и губит ее из лицеприятия к безумному.
Иной из-за стыда дает обещания другу, и без причины наживает в нем себе врага.
Злой порок в человеке – ложь; в устах невежд она – всегда.
Лучше вор, нежели постоянно говорящий ложь; но оба они наследуют погибель.
Поведение лживого человека – бесчестно, и позор его всегда с ним.
Мудрый в словах возвысит себя, и человек разумный понравится вельможам.
Возделывающий землю увеличит свой стог, и угождающий вельможам получит помилование в случае неправды.
Угощения и подарки ослепляют глаза мудрых и, как бы узда в устах, отвращают обличения.
Скрытая мудрость и утаенное сокровище – какая польза от обоих?
Лучше человек, скрывающий свою глупость, нежели человек, скрывающий свою мудрость.
Греческий
ὡς καλὸν ἐλέγξαι ἢ θυμοῦσθαι
καὶ ὁ ἀνθομολογού­με­νος ἀπο­̀ ἐλαττώσεως κωλυθή­σε­ται
ἐπι­θυμία εὐνούχου ἀπο­παρθενῶσαι νεάνιδα οὕτως ὁ ποιῶν ἐν βίᾳ κρίματα
ἔστιν σιωπῶν εὑρισκό­με­νος σοφός καὶ ἔστιν μισητὸς ἀπο­̀ πολλῆς λαλιᾶς
ἔστιν σιωπῶν οὐ γὰρ ἔχει ἀπό­κρισιν καὶ ἔστιν σιωπῶν εἰδὼς καιρόν
ἄνθρωπος σοφὸς σιγήσει ἕως καιροῦ ὁ δὲ λαπιστὴς καὶ ἄφρων ὑπερβή­σε­ται καιρόν
ὁ πλεονάζων λόγῳ βδελυχθή­σε­ται καὶ ὁ ἐνεξουσιαζό­με­νος μισηθή­σε­ται
ἔστιν εὐοδία ἐν κακοῖς ἀνδρί καὶ ἔστιν εὕρεμα εἰς ἐλάττωσιν
ἔστιν δόσις ἣ οὐ λυσιτελήσει σοι καὶ ἔστιν δόσις ἧς τὸ ἀν­ταπόδομα διπλοῦν
ἔστιν ἐλάττωσις ἕνεκεν δόξης καὶ ἔστιν ὃς ἀπο­̀ ταπεινώσεως ἦρεν κεφαλήν
ἔστιν ἀγοράζων πολλὰ ὀλίγου καὶ ἀπο­τιννύων αὐτὰ ἑπταπλάσιον
ὁ σοφὸς ἐν λόγοις ἑαυτὸν προ­σφιλῆ ποιήσει χάριτες δὲ μωρῶν ἐκχυθήσον­ται
δόσις ἄφρονος οὐ λυσιτελήσει σοι οἱ γὰρ ὀφθαλμοὶ αὐτοῦ ἀνθ᾿ ἑνὸς πολλοί
ὀλίγα δώσει καὶ πολλὰ ὀνειδίσει καὶ ἀνοίξει τὸ στόμα αὐτοῦ ὡς κῆρυξ σήμερον δανιεῖ καὶ αὔριον ἀπαιτήσει μισητὸς ἄνθρωπος ὁ τοι­οῦτος
μωρὸς ἐρεῖ οὐχ ὑπάρχει μοι φίλος καὶ οὐκ ἔστιν χάρις τοῖς ἀγαθοῖς μου
17οἱ ἔσθον­τες τὸν ἄρτον αὐτοῦ φαῦλοι γλώσ­σῃ ποσάκις
καὶ ὅσοι κατα­γελάσον­ται αὐτοῦ
ὀλίσθημα ἀπο­̀ ἐδάφους μᾶλλον ἢ ἀπο­̀ γλώσ­σης οὕτως πτῶσις κακῶν κατα­̀ σπουδὴν ἥξει
ἄνθρωπος ἄχαρις μῦθος ἄκαιρος ἐν στόματι ἀπαιδεύ­των ἐνδελεχισθή­σε­ται
ἀπο­̀ στόμα­τος μωροῦ ἀπο­δοκιμασθή­σε­ται παρα­βολή οὐ γὰρ μὴ εἴπῃ αὐτὴν ἐν καιρῷ αὐτῆς
ἔστιν κωλυό­με­νος ἁμαρτάνειν ἀπο­̀ ἐνδείας καὶ ἐν τῇ ἀναπαύσει αὐτοῦ οὐ κατα­νυγή­σε­ται
ἔστιν ἀπο­λλύων τὴν ψυχὴν αὐτοῦ δι᾿ αἰσχύνην καὶ ἀπο­̀ ἄφρονος προ­σώπου ἀπο­λεῖ αὐτήν
ἔστιν χάριν αἰσχύνης ἐπαγγελλό­με­νος φίλῳ καὶ ἐκτήσατο αὐτὸν ἐχθρὸν δωρεάν
μῶμος πονηρὸς ἐν ἀνθρώπῳ ψεῦδος ἐν στόματι ἀπαιδεύ­των ἐνδελεχισθή­σε­ται
αἱρετὸν κλέπτης ἢ ὁ ἐνδελεχίζων ψεύ­δει ἀμφότεροι δὲ ἀπώλειαν κληρο­νο­μήσουσιν
ἦθος ἀνθρώπου ψευδο­ῦς ἀτιμία καὶ ἡ αἰσχύνη αὐτοῦ μετ᾿ αὐτοῦ ἐνδελεχῶς
ὁ σοφὸς ἐν λόγοις προ­άξει ἑαυτόν καὶ ἄνθρωπος φρόνιμος ἀρέσει μεγιστᾶσιν
ὁ ἐργαζό­με­νος γῆν ἀνυψώσει θιμωνιὰν αὐτοῦ καὶ ὁ ἀρέσκων μεγιστᾶσιν ἐξιλά­σε­ται ἀδικίαν
ξένια καὶ δῶρα ἀπο­τυφλοῖ ὀφθαλμοὺς σοφῶν καὶ ὡς φιμὸς ἐν στόματι ἀπο­τρέπει ἐλεγμούς
σοφία κεκρυμμένη καὶ θησαυρὸς ἀφανής τίς ὠφέλεια ἐν ἀμφοτέροις
κρείσ­σων ἄνθρωπος ἀπο­κρύπτων τὴν μωρίαν αὐτοῦ ἢ ἄνθρωπος ἀπο­κρύπτων τὴν σοφίαν αὐτοῦ
C'è un rimprovero che è fuori tempo,

c'è chi tace ed è prudente.
Quanto è meglio rimproverare che covare l'ira!
Chi si confessa colpevole evita l'umiliazione.
Come un eunuco che vuol deflorare una ragazza,

così chi vuole fare giustizia con la violenza.
C'è chi tace ed è ritenuto saggio,

e chi è riprovato per la troppa loquacità.
C'è chi tace, perché non sa che cosa rispondere,

e c'è chi tace, perché conosce il momento opportuno.
L'uomo saggio sta zitto fino al momento opportuno,

il millantatore e lo stolto non ne tengono conto.
Chi esagera nel parlare si renderà riprovevole,

chi vuole imporsi a tutti i costi sarà detestato.

Com'è bello quando chi è biasimato mostra pentimento,

perché così tu sfuggirai a un peccato volontario.
Nelle disgrazie qualcuno può trovare un vantaggio,

ma c'è un profitto che si può cambiare in perdita.
C'è una generosità che non ti arreca vantaggi

e c'è una generosità che rende il doppio.
C'è un'umiliazione che viene dalla gloria

e c'è chi dall'abbattimento alza la testa.
C'è chi compra molte cose con poco

e chi le paga sette volte il loro valore.
Il saggio si rende amabile con le sue parole,

ma le cortesie degli stolti sono sciupate.
Il dono di uno stolto non ti giova,

e ugualmente quello dell'invidioso, perché è frutto di costrizione;

i suoi occhi, infatti, sono molti invece di uno.
Egli dà poco, ma rinfaccia molto;

apre la sua bocca come un banditore.

Oggi fa un prestito e domani lo richiede;

quanto è odioso un uomo del genere!
Lo stolto dice: "Non ho un amico,

non c'è gratitudine al bene che faccio".

Quelli che mangiano il suo pane sono lingue cattive.
Quanti si burleranno di lui, e quante volte!

Poiché non accoglie l'avere con spirito retto,

e il non avere gli è ugualmente indifferente.
Meglio inciampare sul pavimento che con la lingua;

è così che la caduta dei cattivi giunge rapida.
Un discorso inopportuno è come un racconto inopportuno:

è sempre sulla bocca dei maleducati.
Non si accetta un proverbio dalla bocca dello stolto,

perché non lo dice mai a proposito.
C'è chi è trattenuto dal peccare a causa della miseria

e quando riposa non avrà rimorsi.
C'è chi si rovina per rispetto umano

e di fronte a uno stolto si dà perduto.
C'è chi per rispetto umano fa promesse a un amico,

e in tal modo gratuitamente se lo rende nemico.
Brutta macchia nell'uomo la menzogna,

è sempre sulla bocca dei maldicenti.
Meglio un ladro che un mentitore abituale,

tutti e due avranno in sorte la rovina.
L'abitudine del bugiardo è un disonore,

la vergogna che si merita è sempre con lui.
Chi è saggio nel parlare si apre una strada

e l'uomo prudente piace ai grandi.
Chi lavora la terra accresce il suo raccolto,

chi piace ai grandi si fa perdonare i suoi torti.
Regali e doni accecano gli occhi dei saggi,

come bavaglio sulla bocca soffocano i rimproveri.
Sapienza nascosta e tesoro invisibile:

a che servono l'una e l'altro?
Meglio l'uomo che nasconde la sua stoltezza

di quello che nasconde la sua sapienza.
E' meglio perseverare nella ricerca del Signore

che essere un libero auriga della propria vita.


Копировать текст Копировать ссылку Толкования стиха

Настройки