Скрыть
21:3
21:6
21:8
21:14
21:17
21:19
21:20
21:21
21:22
21:23
21:24
21:25
21:26
21:27
21:29
21:30
Церковнославянский (рус)
Ча́до, согрѣши́лъ ли еси́, не при­­ложи́ ктому́, и о пре́жднихъ тво­и́хъ помоли́ся.
Я́коже от­ лица́ змiи́на, бѣжи́ от­ грѣха́: а́ще бо при­­сту́пиши къ нему́, угры́знетъ тя́:
зу́бы льво́вы зу́бы его́, убива́ющiи ду́шы человѣ́чи.
Я́ко ме́чь обою́ду о́стръ вся́ко беззако́нiе, ра́нѣ его́ нѣ́сть изцѣле́нiя.
Преще́нiе и досажде́нiе опустоша́тъ бога́т­ст­во: та́ко и до́мъ го́рдыхъ запустѣ́етъ.
Моле́нiе ни́щаго изъ у́стъ до у́шiю его́, и су́дъ его́ со тща́нiемъ гряде́тъ.
Ненави́дяй обличе́нiя послѣ́дуетъ грѣ́шнику, и боя́йся Го́спода обрати́т­ся се́рдцемъ.
Позна́нъ е́сть издале́ча си́льный язы́комъ, и разу́мивый вѣ́сть, егда́ пополза́ет­ся.
Созида́яй до́мъ сво́й имѣ́нiемъ чужди́мъ, я́коже собира́яй ка́менiе на гро́бъ себѣ́.
Изгре́бiя со́брана собо́рище беззако́н­никовъ, и кончи́на и́хъ пла́мень о́гненъ.
Пу́ть грѣ́шниковъ углажде́нъ от­ ка́менiя, а на послѣ́докъ его́ ро́въ а́довъ.
Сохраня́яй зако́нъ содержи́тъ помышле́нiе свое́,
и соверше́нiе стра́ха Госпо́дня прему́дрость.
Не нака́жет­ся, и́же не е́сть кова́ренъ:
е́сть бо кова́р­ст­во умножа́ющее го́ресть.
Ра́зумъ прему́драго я́ко пото́пъ умно́жит­ся, и совѣ́тъ его́ я́ко исто́чникъ живота́.
Утро́ба бу́яго я́ко сосу́дъ сокруше́нъ и вся́каго ра́зума не удержи́тъ.
Сло́во прему́дро а́ще услы́шитъ разу́мный, восхва́литъ е́ и къ нему́ при­­ложи́тъ: услы́ша е́ бу́й, и не уго́дно ему́ бы́сть, и обрати́ е́ за плещы́ своя́.
По́вѣсть бу́яго я́ко бре́мя на пути́: во устна́хъ же разу́мнаго обря́щет­ся благода́ть.
Уста́ прему́драго взы́щут­ся въ собра́нiи, и словеса́ его́ размышле́на бу́дутъ въ се́рдцы.
Я́коже до́мъ разоре́нъ, та́ко бу́яго прему́дрость, и ра́зумъ неразу́мнаго неиспы́тны глаго́лы.
Пу́та на нога́хъ неразумѣва́ющымъ наказа́нiя, и я́ко ручні́и око́вы на руцѣ́ деснѣ́й.
Бу́й во смѣ́хѣ воз­но́ситъ гла́съ сво́й, му́жъ же разу́мный едва́ ти́хо оскла́бит­ся.
Я́коже у́тварь злата́я му́дрому наказа́нiе, и я́коже о́бручь на деснѣ́й мы́шцѣ его́.
Нога́ бу́яго скора́ въ до́мъ, человѣ́къ же много­иску́сный усрами́т­ся от­ лица́.
Безу́мный две́рьми при­­ни́четъ во хра́мину, му́жъ же нака́занъ внѣ́ ста́нетъ.
Ненаказа́нiе человѣ́ку слу́шати при­­ две́рехъ, му́дрый же отяготи́т­ся безче́стiемъ.
Устнѣ́ многорѣ́чивыхъ не своя́ си́ повѣ́дятъ, словеса́ же му́дрыхъ въ мѣ́рилѣхъ ста́нутъ.
Во устѣ́хъ бу́ихъ се́рдце и́хъ, въ се́рдцы же прему́дрыхъ уста́ и́хъ.
Клену́щу нечести́вому сатану́, са́мъ клене́тъ свою́ ду́шу.
Скверни́тъ свою́ ду́шу шепотли́вый, и гдѣ́ либо жи́ти и́мать, воз­ненави́дѣнъ бу́детъ.
Синодальный
Сын мой! если ты согрешил, не прилагай более грехов и о прежних молись.
Беги от греха, как от лица змея; ибо, если подойдешь к нему, он ужалит тебя.
Зубы его – зубы львиные, которые умерщвляют души людей.
Всякое беззаконие как обоюдоострый меч: ране от него нет исцеления.
Устрашения и насилия опустошат богатство: так опустеет и дом высокомерного.
Моление из уст нищего – только до ушей его; но суд над ним поспешно приближается.
Ненавидящий обличение идет по следам грешника, а боящийся Господа обратится сердцем.
Издалека узнается сильный языком; но разумный видит, где тот спотыкается.
Строящий дом свой на чужие деньги – то же, что собирающий камни для своей могилы.
Сборище беззаконных – куча пакли, и конец их – пламень огненный.
Путь грешников вымощен камнями, но на конце его – пропасть ада.
Соблюдающий закон обладает своими мыслями,
и совершение страха Господня – мудрость.
Не научится тот, кто неспособен;
но есть способность, умножающая горечь.
Знание мудрого увеличивается подобно наводнению, и совет его, – как источник жизни.
Сердце глупого подобно разбитому сосуду и не удержит в себе никакого знания.
Если мудрое слово услышит разумный, то он похвалит его и приложит к себе. Услышал его легкомысленный, и оно не понравилось ему, и он бросил его за себя.
Речь глупого – как бремя в пути, в устах же разумного находят приятность.
Речей разумного будут искать в собрании, и о словах его будут размышлять в сердце.
Как разрушенный дом, так мудрость глупому, и знание неразумного – бессмысленные слова.
Наставление для безумных – оковы на ногах и как цепи на правой руке.
Глупый в смехе возвышает голос свой, а муж благоразумный едва тихо улыбнется.
Как золотой наряд – наставление для разумного, и как драгоценное украшение на правой руке.
Нога глупого спешит в чужой дом, но человек многоопытный постыдится людей;
неразумный сквозь дверь заглядывает в дом, а человек благовоспитанный остановится вне;
невежество человека – подслушивать у дверей, благоразумный же огорчится таким бесстыдством.
Уста многоречивых рассказывают чужое, а слова благоразумных взвешиваются на весах.
В устах глупых – сердце их, уста же мудрых – в сердце их.
Когда нечестивый проклинает сатану, то проклинает свою душу.
Наушник оскверняет свою душу и будет ненавидим везде, где только жить будет.
Эстонский
Manitsus põgeneda patu eest
Laps, kui oled pattu teinud, siis ära enam tee, vaid palu andeks endised!
Põgene patu eest otsekui mao eest, sest kui sa temaga kokku puutud, salvab ta sind! Tema hambad on nagu lõvi hambad: need tapavad inimeste hinge.
Iga ülekohus on otsekui kaheterane mõõk, selle haav on ravimatu.
Vägivald ja ülbus hävitavad rikkuse: selsamal põhjusel hävib kõrgi koda.
Palve vaese suust jõuab Jumala kõrvadeni ja tema kohus tuleb ruttu.
Kes vihkab manitsust, käib patuse jälgedes, aga kes Issandat kardab, pöördub südames.
Suuresuulist tuntakse kaugelt ja tark teab, millal teine eksib.
Kes oma koda ehitab võõra rahaga, on nagu see, kes kogub enesele hauakive.
Patuste kogudus on takukoonal ja nende lõpp on tuleleegis.
Patuste tee on kividega sillutatud, aga selle lõpp on surmavalla sügavuses.
Tark ja rumal
Kes Seadust järgib, valitseb oma mõtteid, ja täielik Issanda kartus on tarkus.
Ei saa õpetada seda, kes ei ole taibukas; on aga taibukust, mis kasvatab kibedust.
Targa tunnetus kasvab otsekui tõusev vesi ja tema nõuanne on elava allika sarnane.
Rumala süda on nagu katkine anum, see ei pea ühtki tarkust.
Kui taibukas kuuleb tarka sõna, siis ta kiidab seda, andes veel lisagi. Kuuleb seda aga kergemeelne, siis temale see ei meeldi ja ta heidab selle üle õla.
Rumala jutt on otsekui koorem teekonnal, aga targa huultelt leitakse, mis on meelepärane.
Targa suud otsitakse koguduses ja tema sõnadele mõteldakse südames.
Rumalale on tarkus nagu lagunenud koda, ja arulageda teadmiseks on arusaamatud sõnad.
Mõistmatule on õpetus nagu jalarauad jalgadel ja käerauad ümber parema käe.
Rumal tõstab naerdes häält, tark mees ainult naeratab vaikselt.
Targale on õpetus nagu kuldehe ja võru parema käe randmel.
Rumala jalg astub kiiresti kotta, aga kogenud mees jääb tagasihoidlikult läve ette.
Arutu piilub läbi ukse kotta, aga kasvatatud mees jääb välja seisma.
Ukse taga kuulatamine on inimese kasvatamatus, targale on aga seesugune häbitus piinaks.
Lobisejate huuled räägivad muidu, aga tarkade sõnu kaalutakse kaaluga.
Rumalate süda on nende suus, aga tarkade suu on nende südames.
Kui jumalakartmatu neab saatanat, siis ta neab omaenese hinge.
Keelepeksja rüvetab omaenese hinge ja naabrid vihkavad teda.
შვილო, შესცოდე? ნუღარ მიუმატებ, არამედ ადრინდელთა მიტევებისთვის ილოცე.
გაექეცი ცოდვას, როგორც უხსენებელს, რადგან, თუ ახლოს მიხვალ, გიკბენს.
მისი კბილები ლომის კბილებია - ადამიანთა სულების მომაკვდინებელი.
ყოველი ურჯულოება ორლესული მახვილივითაა - მისი ნაჭრევი არ განიკურნება.
დაშინებით და ძალადობით სიმდიდრე ოხრდება, ასევე მოოხრდება ამპარტავნის სახლი.
ღატაკის ვედრება მისი პირიდან ღვთის ყურამდე აღწევს და სწრაფადვე მოდის მისი განაჩენი.
მხილების მოძულე ცოდვილის კვალზეა, ღვთის მოშიში კი გულით მოინანიებს.
ენით ძლიერი შორიდან შეიცნობა, მაგრამ გამჭრიახი ხედავს, სად წაიბორძიკებს იგი.
რაღა სხვისი ხარჯით თავისი სახლის მშენებელი და რაღა საკუთარი საფლავისთვის ქვების შემგროვებელი.
ურჯულოთა თავყრილობა ძენძის გროვაა და მათი აღსასრული ცეცხლის ალია.
ცოდვილთა გზა ქვებით არის მოკირწყლული, მაგრამ მის ბოლოში ჯოჯოხეთის უფსკრულია.
რჯულის დამცველი განაგებს თავის ფიქრებს
და სიბრძნე უფლის შიშის განსრულებაა.
უნიჭო ვერ განისწავლება,
მაგრამ ზოგჯერ ნიჭი სიმწარეს ამრავლებს.
ბრძენის ცოდნა წყალდიდობასავით იზრდება და მისი რჩევა სიცოცხლის წყაროა.
ბრიყვის გონება გატეხილ ჭურჭელს ჰგავს - ვერავითარ ცოდნას ვერ დაიჭერს.
გონიერი მოისმენს ბრძნულ სიტყვას, შეაქებს მას და თავადაც შეითვისებს; თავქარიანი მოისმენს, არ მოეწონება და ზურგს უკან მოისვრის.
ბრიყვის მონათხრობი ტვირთია გზაზე, გონიერის ბაგეებზე კი მადლი იპოვება.
ჭკვიანი კაცის პირს საკრებულოში დაუწყებენ ძებნას და მის სიტყვებს გულში ჩაითხრობენ.
რაღა დანგრეული სახლი და რაღა სიბრძნე ბრიყვთათვის; ცოდნა უგუნურისა უაზრო სიტყვებია.
უჭკუოსთვის წვრთნა ბორკილებია ფეხებზე და ჯაჭვი - მარჯვენა ხელზე.
ბრიყვი სიცილის დროს ხმას აიმაღლებს, ჭკვიანი კაცი კი წყნარად გაიღიმებს.
წვრთნა ჭკვიანისთვის ოქროს სამკაულია და ძვირფასი სალტე - მარჯვენა მკლავზე.
ბრიყვის ფეხები შინისკენ მიიჩქარის, მრავლისგანმცდელი კაცი კი კდემამოსილად შედგება მის წინ.
უგუნური სახლში კარებიდან იჭვრიტება, აღზრდილი კაცი კი გარეთ დადგება.
უზრდელობაა ადამიანისათვის კარებიდან მოსმენა, გონიერს კი შეაწუხებს ამგვარი ურცხვობა.
უგუნურთა ბაგენი ბევრს ლაპარაკობენ, გონიერთა სიტყვები კი სასწორზე იწონება.
ბრიყვთა გული მათ პირზეა, ბრძენთა პირი კი - მათ გულში.
სატანის წყევლისას უღვთო თავის სულს იწყევლის.
მაბეზღარა ბილწავს თავის სულს და მოძულებულია თავის სამეზობლოში.
Копировать текст Копировать ссылку Толкования стиха

Настройки