Скрыть
25:2
25:6
25:8
25:9
25:12
25:13
25:14
25:16
25:19
25:20
25:21
25:22
25:24
25:25
25:26
25:28
25:29
Церковнославянский (рус)
Треми́ украси́хся и ста́хъ красна́ предъ Го́сподемъ и человѣ́ки:
единомы́слiемъ бра́тiй и любо­́вiю и́скрен­нихъ, и му́жъ и жена́ между́ собо́ю согла́сни.
Три́ же ви́ды воз­ненави́дѣ душа́ моя́, и зѣло́ ми́ омерзѣ́ живо́тъ и́хъ:
убо́га го́рда, и бога́та лжи́ва, и ста́ра прелюбо­дѣ́я умаля́ющагося умо́мъ.
Я́же въ ю́ности не собра́лъ еси́, то́ ка́ко мо́жеши обрѣсти́ въ ста́рости тво­е́й?
Ко́ль е́сть красе́нъ сѣди́намъ су́дъ, и старѣ́йшымъ разумѣ́ти совѣ́тъ?
Ко́ль красна́ ста́рымъ прему́дрость и сла́внымъ разумѣ́нiе и совѣ́тъ?
Вѣне́цъ ста́рцемъ многоразли́чное иску́с­ст­во, и похвале́нiе и́хъ стра́хъ Госпо́день.
Де́вять помышле́нiй ублажи́хъ въ се́рдцы мо­е́мъ, а деся́тое изреку́ язы́комъ:
человѣ́къ веселя́йся о ча́дѣхъ, живя́й и зря́й паде́нiе враго́въ.
Блаже́нъ живя́й со жено́ю разу́мною, и и́же язы́комъ [сво­и́мъ] не поползну́ся, и и́же не порабо́та недосто́йному себѣ́.
Блаже́нъ, и́же обрѣ́те му́дрость и повѣ́даяй во у́ши послу́ша­ю­щихъ.
Ко́ль вели́къ, и́же му́дрость обрѣ́те, но нѣ́сть па́че боя́щагося Го́спода.
Стра́хъ Госпо́день па́че всего́ предуспѣ́, держа́й его́ кому́ уподо́бит­ся?
Вся́ка я́зва и не я́зва серде́чная и вся́кое лука́в­ст­во и не лука́в­ст­во же́нско­е:
вся́кое нападе́нiе и не нападе́нiе ненави́дящихъ, и вся́кое мще́нiе и не от­мще́нiе враго́въ.
Нѣ́сть главы́ па́че главы́ змiи́ны, и нѣ́сть я́рости па́че я́рости вра́жiя.
Лу́чше жи́ти со льво́мъ и змі́емъ, не́же жи́ти со жено́ю лука́вою.
Лука́в­ст­во жены́ измѣня́етъ зра́къ ея́ и омрача́етъ лице́ свое́ я́ко вре́тище:
посредѣ́ и́скрен­нихъ сво­и́хъ воз­ля́жетъ му́жъ ея́, и слы́шавъ воз­до́хнетъ го́рько.
Мала́ е́сть вся́ка зло́ба проти́ву зло́бѣ же́нстѣй: жре́бiй грѣ́шника спаде́тъ на ню́.
Я́коже восхожде́нiе по песку́ нога́ма ста́раго, та́ко жена́ язы́чна му́жу молчали́ву.
Не сматря́й на красоту́ же́нскую и жены́ въ по́хоть не пожела́й.
Гнѣ́въ и безсту́дiе и срамота́ вели́ка жена́, а́ще облада́етъ му́жемъ сво­и́мъ.
Се́рдце смире́но, и лице́ дря́хло, и я́зва серде́чна жена́ лука́ва:
ру́цѣ немощны́я и колѣ́на разсла́блена, [жена́] я́же не блажи́тъ му́жа сво­его́.
От жены́ нача́ло грѣха́, и то́ю умира́емъ вси́.
Не да́ждь водѣ́ прохо́да, ни женѣ́ лука́вѣ дерзнове́нiя:
а́ще не хо́дитъ подъ руко́ю тво­е́ю, от­сѣцы́ ю́ от­ пло́ти тво­ея́.
Синодальный
Тремя я украсилась и стала прекрасною пред Господом и людьми:
это – единомыслие между братьями и любовь между ближними, и жена и муж, согласно живущие между собою.
И три рода людей возненавидела душа моя, и очень отвратительна для меня жизнь их:
надменного нищего, лживого богача и старика-прелюбодея, ослабевающего в рассудке.
Чего не собрал ты в юности, – как же можешь приобрести в старости твоей?
Как прилично сединам судить, и старцам – уметь давать совет!
Как прекрасна мудрость старцев и как приличны людям почтенным рассудительность и совет!
Венец старцев – многосторонняя опытность, и хвала их – страх Господень.
Девять помышлений похвалил я в сердце, а десятое выскажу языком:
это человек, радующийся о детях и при жизни видящий падение врагов.
Блажен, кто живет с женою разумною, кто не погрешает языком и не служит недостойному себя.
Блажен, кто приобрел мудрость и передает ее в уши слушающих.
Как велик тот, кто нашел премудрость! но он не выше того, кто боится Господа.
Страх Господень все превосходит, и имеющий его с кем может быть сравнен?
Можно перенести всякую рану, только не рану сердечную, и всякую злость, только не злость женскую,
всякое нападение, только не нападение от ненавидящих, и всякое мщение, только не мщение врагов;
нет головы ядовитее головы змеиной, и нет ярости сильнее ярости врага.
Соглашусь лучше жить со львом и драконом, нежели жить со злою женою.
Злость жены изменяет взгляд ее и делает лице ее мрачным, как у медведя.
Сядет муж ее среди друзей своих и, услышав о ней, горько вздохнет.
Всякая злость мала в сравнении со злостью жены; жребий грешника да падет на нее.
Что восхождение по песку для ног старика, то сварливая жена для тихого мужа.
Не засматривайся на красоту женскую и не похотствуй на жену.
Досада, стыд и большой срам, когда жена будет преобладать над своим мужем.
Сердце унылое и лице печальное и рана сердечная – злая жена.
Опущенные руки и расслабленные колени – жена, которая не счастливит своего мужа.
От жены начало греха, и чрез нее все мы умираем.
Не давай воде выхода, ни злой жене – власти;
если она не ходит под рукою твоею, то отсеки ее от плоти твоей.
Эстонский
Tarkusesõnu
Kolm asja meeldivad mulle ja need on ilusad Issanda ning inimeste ees: vendade üksmeel ja ligimesearmastus ning et naine ja mees üksteist mõistavad.
Aga kolme vihkab mu hing, ja nende eluviisi pärast ma vihastan väga: ülbe vaene, valelik rikas ja abielurikkuja rauk, kellel puudub aru.
Vanadusest
Kui sa nooruses ei ole kogunud, kuidas sa siis vanas eas leiad?
Kui ilus on, et hallpead otsustavad ja vanemad teavad nõu!
Kui ilus on vanade tarkus ja auväärsete arukus ning nõukus!
Vanade krooniks on suured kogemused ja kuulsuseks Issanda kartus.
Kümme kiiduväärt kogemust
Üheksat meeles olevat asja ma ülistan südames ja kümnendat kuulutan keelega: inimest, kes oma lastest rõõmu tunneb, ja seda, kes oma eluajal näeb vaenlaste langemist;
õnnelikku, kes koos elab mõistliku naisega, ja seda, kes keelega ei libastu, ja seda, kes ei pea orjama vääritut;
õnnelikku, kes on leidnud tarkuse, ja seda, kes võib kuulutada kuulavaile kõrvadele.
Kuigi see on suur, kes on leidnud tarkuse, ei ole ta suurem kui see, kes kardab Issandat.
Issanda kartus on üle kõige: kellega võiks võrrelda inimest, kes sellest kinni peab?
Tigedast naisest
Olgu haav, ainult mitte südame haav, olgu tigedus, ainult mitte naise tigedus!
Olgu rünnak, ainult mitte vihkajate rünnak, olgu kättemaks, ainult mitte vaenlaste kättemaks!
Ükski mürk ei ole kangem kui maomürk ja ükski viha ei ole suurem kui vaenlase viha.
Pigem elada koos lõvide ja lohemadudega kui koos tigeda naisega.
Naise tigedus muudab tema välimust ja teeb ta palge süngeks just nagu karul.
Tema mees istub oma sõprade keskel ja neid kuulates ohkab ta kibestunult.
Kõik halbus on väike naise halbuse kõrval - tabagu teda patuse liisk!
Seesama, mis liivane mägitee vana mehe jalgadele, on lobisev naine vaiksele mehele.
Ära lase ennast võluda naise ilust ja ära himusta naist!
Viha, sündsusetus ja häbi on suur, kui naine toidab oma meest.
Rõhutud meel, sünge pale ja südamevalu tuleb tigedalt naiselt. Lõdvad käed ja nõtkuvad põlved on sellelt, kes ei tee oma meest õnnelikuks.
Naisest on patu algus ja tema pärast peame kõik surema.
Veele ära anna vabalt voolata ega tigedale naisele sõnavoli!
Kui ta ei taha käia sinuga käsikäes, siis lahuta ta oma ihust!
Тремѝ ᲂу҆краси́хсѧ и҆ ста́хъ красна̀ пред̾ гдⷭ҇емъ и҆ челѡвѣ́ки:
є҆диномы́слїемъ бра́тїй и҆ любо́вїю и҆́скреннихъ, и҆ мꙋ́жъ и҆ жена̀ междꙋ̀ собо́ю согла́сни.
Три́ же ви́ды возненави́дѣ дꙋша̀ моѧ̀, и҆ ѕѣлѡ̀ мѝ ѡ҆мерзѣ̀ живо́тъ и҆́хъ:
ᲂу҆бо́га го́рда, и҆ бога́та лжи́ва, и҆ ста́ра прелюбодѣ́ѧ ᲂу҆малѧ́ющагосѧ ᲂу҆мо́мъ.
Ꙗ҆̀же въ ю҆́ности не собра́лъ є҆сѝ, то̀ ка́кѡ мо́жеши ѡ҆брѣстѝ въ ста́рости твое́й;
Ко́ль є҆́сть красе́нъ сѣди́намъ сꙋ́дъ, и҆ старѣ́йшымъ разꙋмѣ́ти совѣ́тъ;
Ко́ль красна̀ ста̑рымъ премꙋ́дрость и҆ сла̑внымъ разꙋмѣ́нїе и҆ совѣ́тъ;
Вѣне́цъ ста́рцємъ многоразли́чное и҆скꙋ́сство, и҆ похвале́нїе и҆́хъ стра́хъ гдⷭ҇ень.
Де́вѧть помышле́нїй ᲂу҆блажи́хъ въ се́рдцы мое́мъ, а҆ десѧ́тое и҆зрекꙋ̀ ѧ҆зы́комъ:
человѣ́къ веселѧ́йсѧ ѡ҆ ча́дѣхъ, живѧ́й и҆ зрѧ́й паде́нїе врагѡ́въ.
Блаже́нъ живѧ́й со жено́ю разꙋ́мною, и҆ и҆́же ѧ҆зы́комъ (свои́мъ) не поползнꙋ́сѧ, и҆ и҆́же не порабо́та недосто́йномꙋ себѣ̀.
Блаже́нъ, и҆́же ѡ҆брѣ́те мꙋ́дрость и҆ повѣ́даѧй во ᲂу҆́ши послꙋ́шающихъ.
Ко́ль вели́къ, и҆́же мꙋ́дрость ѡ҆брѣ́те, но нѣ́сть па́че боѧ́щагѡсѧ гдⷭ҇а.
Стра́хъ гдⷭ҇ень па́че всегѡ̀ пред̾ꙋспѣ̀, держа́й є҆го̀ комꙋ̀ ᲂу҆подо́битсѧ;
Всѧ́ка ꙗ҆́зва и҆ не ꙗ҆́зва серде́чнаѧ и҆ всѧ́кое лꙋка́вство и҆ не лꙋка́вство же́нское:
всѧ́кое нападе́нїе и҆ не нападе́нїе ненави́дѧщихъ, и҆ всѧ́кое мще́нїе и҆ не ѿмще́нїе врагѡ́въ.
Нѣ́сть главы̀ па́че главы̀ ѕмїи́ны, и҆ нѣ́сть ꙗ҆́рости па́че ꙗ҆́рости вра́жїѧ.
Лꙋ́чше жи́ти со льво́мъ и҆ ѕмі́емъ, не́же жи́ти со жено́ю лꙋка́вою.
Лꙋка́вство жены̀ и҆змѣнѧ́етъ зра́къ є҆ѧ̀ и҆ ѡ҆мрача́етъ лицѐ своѐ ꙗ҆́кѡ вре́тище:
посредѣ̀ и҆́скреннихъ свои́хъ возлѧ́жетъ мꙋ́жъ є҆ѧ̀, и҆ слы́шавъ воздо́хнетъ го́рькѡ.
Мала̀ є҆́сть всѧ́ка ѕло́ба проти́вꙋ ѕло́бѣ же́нстѣй: жре́бїй грѣ́шника спаде́тъ на ню̀.
Ꙗ҆́коже восхожде́нїе по пескꙋ̀ нога́ма ста́рагѡ, та́кѡ жена̀ ѧ҆зы́чна мꙋ́жꙋ молчали́вꙋ.
Не сматрѧ́й на красотꙋ̀ же́нскꙋю и҆ жены̀ въ по́хоть не пожела́й.
Гнѣ́въ и҆ безстꙋ́дїе и҆ срамота̀ вели́ка жена̀, а҆́ще ѡ҆блада́етъ мꙋ́жемъ свои́мъ.
Се́рдце смире́но, и҆ лицѐ дрѧ́хло, и҆ ꙗ҆́зва серде́чна жена̀ лꙋка́ва:
рꙋ́цѣ немѡщны́ѧ и҆ кѡлѣ́на разсла́блєна, (жена̀) ꙗ҆́же не блажи́тъ мꙋ́жа своего̀.
Ѿ жены̀ нача́ло грѣха̀, и҆ то́ю ᲂу҆мира́емъ всѝ.
Не да́ждь водѣ̀ прохо́да, ни женѣ̀ лꙋка́вѣ дерзнове́нїѧ:
а҆́ще не хо́дитъ под̾ рꙋко́ю твое́ю, ѿсѣцы̀ ю҆̀ ѿ пло́ти твоеѧ̀.
Копировать текст Копировать ссылку Толкования стиха

Настройки