Скрыть
26:2
26:4
26:5
26:6
26:8
26:9
26:10
26:11
26:13
26:14
26:15
26:17
26:18
26:19
26:20
26:21
26:22
26:23
26:24
26:25
26:26
26:27
26:28
26:29
Церковнославянский (рус)
Жены́ до́брыя блаже́нъ е́сть му́жъ, и число́ дні́й его́ сугу́бо.
Жена́ до́бляя весели́тъ му́жа сво­его́ и лѣ́та его́ испо́лнитъ ми́ромъ.
Жена́ добра́ ча́сть блага́, въ ча́сти боя́щихся Го́спода дана́ бу́детъ.
Бога́таго же и убо́гаго се́рдце бла́го, во вся́ко вре́мя лице́ ти́хо.
От тре́хъ убоя́ся се́рдце мое́, и от­ лица́ четве́ртаго устраши́хся:
преда́нiя гра́да и собра́нiя наро́да, и оболга́нiя надъ сме́рть, вся́ тя́жестна.
Болѣ́знь се́рдца и сѣ́тованiе жена́ ревни́ва о женѣ́,
и я́зва язы́ка всѣ́мъ при­­обща́ющаяся.
Воло́вое и́го дви́жимо жена́ лука́вна, держа́йся ея́ я́ко е́мляйся скорпі́и.
Гнѣ́въ вели́къ жена́ пiя́нчива, и студа́ сво­его́ не покры́етъ.
Блу́дъ же́нскiй въ воз­выше́нiи оче́съ и бровьми́ ея́ позна́нъ бу́детъ.
Надъ дще́рiю безсту́дною утверди́ стра́жу, да не попуще́нiе обрѣ́тши употреби́тъ себе́.
Вслѣ́дъ безсту́дна о́ка сохрани́ся и не диви́ся, а́ще въ тя́ согрѣши́тъ:
я́ко жа́жденъ пу́тникъ от­ве́рзетъ уста́ и от­ вся́кiя воды́ бли́жнiя испiе́тъ,
пря́мо вся́каго кола́ ся́детъ и пря́мо стрѣлы́ от­ве́рзетъ ту́лъ.
Благода́ть же́нска воз­весели́тъ му́жа ея́, и ко́сти его́ утучни́тъ худо́же­с­т­во ея́.
Дая́нiе Госпо́дне жена́ молчали́ва, и нѣ́сть иску́па нака́зан­ныя души́.
Благода́ть на благода́ти жена́ стыдли́ва,
и нѣ́сть мѣ́рило вся́кое досто́йное воз­де́ржныя души́.
Со́лнце восходя́щее на высо́кихъ Госпо́днихъ,
и добро́та жены́ до́брыя въ красотѣ́ до́му ея́:
свѣти́лникъ сiя́я на свѣ́щницѣ свя́тѣ, и добро́та лица́ на во́зрастѣ постоя́н­нѣмъ.
Столпи́ зла́ти на подсто́лпiихъ сре́бряныхъ, и но́зѣ кра́сни на плесна́хъ до́брѣ стоя́щихъ.
О дво­и́хъ печа́льно бы́сть се́рдце мое́, и о тре́тiемъ я́рость ми́ на́йде:
му́жъ боре́цъ лиша́яся за скудоту́, и му́жiе разу́миви а́ще от­ринове́ни бу́дутъ:
воз­враща́яся от­ пра́вды на грѣ́хъ, Госпо́дь угото́витъ его́ на ме́чь.
Едва́ и́змет­ся купе́цъ от­ погрѣше́нiя, и не оправди́т­ся корче́мникъ от­ грѣха́.
Синодальный
Счастлив муж доброй жены, и число дней его – сугубое.
Жена добродетельная радует своего мужа и лета его исполнит миром;
добрая жена – счастливая доля: она дается в удел боящимся Господа;
с нею у богатого и бедного – сердце довольное и лице во всякое время веселое.
Трех страшится сердце мое, а при четвертом я молюсь:
городского злословия, возмущения черни и оболгания на смерть, – всё это ужасно.
Болезнь сердца и печаль – жена, ревнивая к другой жене,
и бич языка ее, ко всем приражающийся.
Движущееся туда и сюда воловье ярмо – злая жена; берущий ее – то же, что хватающий скорпиона.
Большая досада – жена, преданная пьянству, и она не скроет своего срама.
Наклонность женщины к блуду узнается по поднятию глаз и век ее.
Над бесстыдною дочерью поставь крепкую стражу, чтобы она, улучив послабление, не злоупотребила собою.
Берегись бесстыдного глаза, и не удивляйся, если он согрешит против тебя:
как томимый жаждою путник открывает уста и пьет всякую близкую воду,
так она сядет напротив всякого шатра и пред стрелою откроет колчан.
Любезность жены усладит ее мужа, и благоразумие ее утучнит кости его.
Кроткая жена – дар Господа, и нет цены благовоспитанной душе.
Благодать на благодать – жена стыдливая,
и нет достойной меры для воздержной души.
Что солнце, восходящее на высотах Господних,
то красота доброй жены в убранстве дома ее;
что светильник, сияющий на святом свещнике, то красота лица ее в зрелом возрасте;
что золотые столбы на серебряном основании, то прекрасные ноги ее на твердых пятах.
От двух скорбело сердце мое, а при третьем возбуждалось во мне негодование:
если воин терпит от бедности, и разумные мужи бывают в пренебрежении;
и если кто обращается от праведности ко греху, Господь уготовит того на меч.
Купец едва может избежать погрешности, а корчемник не спасется от греха.
Эстонский
Heast naisest
Hea naise mees on õnnelik ja tema päevade arv kasvab kahekordselt.
Tubli naine rõõmustab oma meest ja see veedab oma aastad rahus.
Hea naine on hea osa ja antakse sellele, kes Issandat kardab:
olgu mees rikas või vaene, tema süda on siis rahul, tema nägu on alati rõõmus.
Naise kolm halba omadust
Kolme asja kardab mu süda ja neljanda pärast ma palun silmili maas: kõmu linnas, jõukude kogunemine ja valesüüdistus - kõik halvemad kui surm! -
südamevalu ja muret tegev naine, kes on armukade teisele naisele, ja keelepeksja, kes seda kõigile kuulutab.
Kuri naine on nagu tõrges härjapaar, kes tema võtab, haaraks otsekui skorpioni.
Väga vihatud on joobnud naine: ta ei varja oma sündsusetust.
Naise hoorust tuntakse silmategemisest ja tema silmalaugudest.
Kangekaelset tütart valva rangelt, et ta lõtvust leides seda ei kasutaks!
Häbitu silma üle pea valvet ja ära imesta, kui ta sind võrgutab!
Nagu janune teekäija avab suu ja joob iga ligiolevat vett, nõnda istub ta iga telgivaia juurde ja avab oma tupe noolele.
Kooselust naistega
Naise armsus rõõmustab tema meest ja tema osavus lisab mehe kontidele liha.
Vaikiv naine on Issanda and ja haritud hinge eest ei ole küllalt lunaraha.
Häbelik naine on armude arm ja tagasihoidlik hing ei ole millegagi kaalutav.
Nõnda nagu päike tõuseb Issanda kõrgustes, nõnda on ka hea naise ilu ehteks mehe kojale.
Nagu pühalt lambijalalt paistev lamp on ilus nägu sihvakal kehal.
Nagu kuldsambad hõbealustel on kaunid jalad kindlatel kandadel.
Kolm halba nähtust
Kahe asja pärast on minu süda murelik ja kolmanda pärast tõuseb minus viha: sõjamees, kes vaesuse tõttu puudust kannatab, arukad mehed, keda ei panda millekski, ja see, kes õigusest pöördub pattu: Issand valmistab teda mõõga jaoks.
Kaubitsemisest
Kaupmees saab vaevalt hoiduda süüteost ja äritsejat ei mõisteta patust lahti.
Жены̀ до́брыѧ блаже́нъ є҆́сть мꙋ́жъ, и҆ число̀ дні́й є҆гѡ̀ сꙋгꙋ́бо.
Жена̀ до́блѧѧ весели́тъ мꙋ́жа своего̀ и҆ лѣ̑та є҆гѡ̀ и҆спо́лнитъ ми́ромъ.
Жена̀ добра̀ ча́сть блага̀, въ ча́сти боѧ́щихсѧ гдⷭ҇а дана̀ бꙋ́детъ.
Бога́тагѡ же и҆ ᲂу҆бо́гагѡ се́рдце бла́го, во всѧ́ко вре́мѧ лицѐ ти́хо.
Ѿ тре́хъ ᲂу҆боѧ́сѧ се́рдце моѐ, и҆ ѿ лица̀ четве́ртагѡ ᲂу҆страши́хсѧ:
преда́нїѧ гра́да и҆ собра́нїѧ наро́да, и҆ ѡ҆болга́нїѧ над̾ сме́рть, всѧ̑ тѧ́жєстна.
Болѣ́знь се́рдца и҆ сѣ́тованїе жена̀ ревни́ва ѡ҆ женѣ̀,
и҆ ꙗ҆́зва ѧ҆зы́ка всѣ̑мъ приѡбща́ющаѧсѧ.
Воло́вое и҆́го дви́жимо жена̀ лꙋка́вна, держа́йсѧ є҆ѧ̀ ꙗ҆́кѡ є҆́млѧйсѧ скорпі́и.
Гнѣ́въ вели́къ жена̀ пїѧ́нчива, и҆ стꙋда̀ своегѡ̀ не покры́етъ.
Блꙋ́дъ же́нскїй въ возвыше́нїи ѻ҆че́съ и҆ бровьмѝ є҆ѧ̀ позна́нъ бꙋ́детъ.
Над̾ дще́рїю безстꙋ́дною ᲂу҆твердѝ стра́жꙋ, да не попꙋще́нїе ѡ҆брѣ́тши ᲂу҆потреби́тъ себѐ.
В̾слѣ́дъ безстꙋ́дна ѻ҆́ка сохрани́сѧ и҆ не диви́сѧ, а҆́ще въ тѧ̀ согрѣши́тъ:
ꙗ҆́кѡ жа́жденъ пꙋ́тникъ ѿве́рзетъ ᲂу҆ста̀ и҆ ѿ всѧ́кїѧ воды̀ бли́жнїѧ и҆спїе́тъ,
прѧ́мѡ всѧ́кагѡ кола̀ сѧ́детъ и҆ прѧ́мѡ стрѣлы̀ ѿве́рзетъ тꙋ́лъ.
Благода́ть же́нска возвесели́тъ мꙋ́жа є҆ѧ̀, и҆ кѡ́сти є҆гѡ̀ ᲂу҆тꙋчни́тъ хꙋдо́жество є҆ѧ̀.
Даѧ́нїе гдⷭ҇не жена̀ молчали́ва, и҆ нѣ́сть и҆скꙋ́па нака́занныѧ дꙋшѝ.
Благода́ть на благода́ти жена̀ стыдли́ва,
и҆ нѣ́сть мѣ́рило всѧ́кое досто́йное возде́ржныѧ дꙋшѝ.
Со́лнце восходѧ́щее на высо́кихъ гдⷭ҇нихъ,
и҆ добро́та жены̀ до́брыѧ въ красотѣ̀ до́мꙋ є҆ѧ̀:
свѣти́льникъ сїѧ́ѧ на свѣ́щницѣ свѧ́тѣ, и҆ добро́та лица̀ на во́зрастѣ постоѧ́ннѣмъ.
Столпѝ зла́ти на подсто́лпїихъ сре́брѧныхъ, и҆ но́зѣ кра́сни на плесна́хъ до́брѣ стоѧ́щихъ.
Ѡ҆ двои́хъ печа́льно бы́сть се́рдце моѐ, и҆ ѡ҆ тре́тїемъ ꙗ҆́рость мѝ на́йде:
мꙋ́жъ боре́цъ лиша́ѧсѧ за скꙋдотꙋ̀, и҆ мꙋ́жїе разꙋ́миви а҆́ще ѿринове́ни бꙋ́дꙋтъ:
возвраща́ѧсѧ ѿ пра́вды на грѣ́хъ, гдⷭ҇ь ᲂу҆гото́витъ є҆го̀ на ме́чь.
Є҆два̀ и҆́зметсѧ кꙋпе́цъ ѿ погрѣше́нїѧ, и҆ не ѡ҆правди́тсѧ корче́мникъ ѿ грѣха̀.
Копировать текст Копировать ссылку Толкования стиха

Настройки