Скрыть
27:2
27:3
27:4
27:7
27:8
27:10
27:12
27:13
27:15
27:17
27:18
27:20
27:23
27:25
27:26
27:27
27:30
27:31
27:32
27:33
Церковнославянский (рус)
За ску́дость мно́зи согрѣши́ша, и ища́й обогатѣ́ти от­врати́тъ о́ко.
Посредѣ́ со́браныхъ ка́менiй вонзе́т­ся ко́лъ, и посредѣ́ продая́нiя и ку́пли соверши́т­ся грѣ́хъ.
А́ще не держи́т­ся стра́ха Госпо́дня со тща́нiемъ, вско́рѣ преврати́т­ся до́мъ его́.
Трясе́нiемъ решета́ оста́нетъ сме́тiе: та́кожде отре́би человѣ́честiи въ помышле́нiи его́.
Сосу́ды скуде́льничи искуша́етъ пе́щь, и искуше́нiе человѣ́ческо въ помышле́нiи его́.
Воздѣ́ланiе дре́ва явля́етъ пло́дъ его́: та́ко сло́во помышле́нiя въ се́рдцы человѣ́честѣмъ.
Пре́жде бесѣ́ды не похвали́ му́жа: сiя́ бо искуше́нiе [е́сть] человѣ́ковъ.
А́ще го́ниши пра́вду, пости́гнеши ю́ и облече́шися въ ню́ я́ко въ поди́ръ сла́вы.
Пти́цы съ подо́бными себѣ́ обита́ютъ, и и́стина къ творя́щымъ ю́ обрати́т­ся.
Ле́въ лови́тъ ло́въ, та́кожде и грѣси́ дѣ́ла­ю­щихъ непра́вду.
По́вѣсть благо­чести́ваго всегда́ прему́дрость: безу́мный же я́ко луна́ измѣня́ет­ся.
Посредѣ́ безу́мныхъ блюди́ вре́мя, посредѣ́ же размышля́ющихъ учаща́й.
По́вѣсть бу́ихъ ме́рзость, и смѣ́хъ и́хъ во услажде́нiи грѣха́.
Бесѣ́да многоклену́щагося подъи́метъ власы́, и сва́ръ его́ затче́нiе уше́съ.
Проли́тiе кро́ве сва́ръ го́рдыхъ, и укори́зна и́хъ слу́хъ тя́жкiй.
Открыва́яй та́йная погубля́етъ вѣ́рность и не обря́щетъ дру́га проти́ву души́ сво­ея́.
Возлюби́ дру́га и увѣ́рися съ ни́мъ:
а́ще же от­кры́еши та́йны его́, не и́маши гна́ти по не́мъ.
Я́коже бо погуби́тъ человѣ́къ врага́ сво­его́, та́ко погуби́ши дру́жбу и́скрен­няго:
и я́коже пти́цу изъ руки́ тво­ея́ испу́стиши, та́ко испусти́лъ еси́ и́скрен­няго и не улови́ши его́:
не гони́ся за ни́мъ, я́ко дале́че от­ступи́ и избѣже́ я́ко се́рна от­ сѣ́ти.
Я́ко стру́пъ е́сть обяза́ти, и клеветы́ е́сть измѣ́на:
от­кры́вый же та́йная погуби́ вѣ́рность.
Помиза́яй о́комъ куе́тъ зло́, и никто́же его́ от­ста́витъ от­ того́:
предъ очи́ма тво­и́ма услади́тъ уста́ своя́ и словесе́мъ тво­и́мъ подиви́т­ся,
послѣди́ же разврати́тъ уста́ своя́ и въ словесѣ́хъ тво­и́хъ да́стъ собла́знъ.
Мно́гая воз­ненави́дѣхъ и не обрѣто́хъ подо́бна ему́, и Госпо́дь воз­ненави́дитъ его́.
Верга́яй ка́мень на высоту́ на главу́ свою́ верга́етъ, и я́зва льсти́ва раздере́тъ стру́пы.
Ископова́яй ро́въ впаде́т­ся въ о́нь, и распростира́яй сѣ́ть увя́знетъ въ не́й.
Творя́й зло́ ввали́т­ся въ не́ и не позна́етъ, от­ку́ду прiи́детъ ему́.
Поруга́нiе и поноше́нiе го́рдыхъ, и от­мще́нiе я́ко ле́въ улови́тъ и́хъ.
Сѣ́тiю уло́вят­ся веселя́щiися о паде́нiи благовѣ́рныхъ, и болѣ́знь изнури́тъ я́ пре́жде сме́рти и́хъ.
Гнѣ́въ и я́рость, и сiя́ су́ть ме́рзость, и му́жъ грѣ́шникъ одержа́нъ и́ми бу́детъ.
Синодальный
Многие погрешали ради маловажных вещей, и ищущий богатства отвращает глаза.
Посреди скреплений камней вбивается гвоздь: так посреди продажи и купли вторгается грех.
Если кто не удерживается тщательно в страхе Господнем, то скоро разорится дом его.
При трясении решета остается сор: так нечистота человека – при рассуждении его.
Глиняные сосуды испытываются в печи, а испытание человека – в разговоре его.
Уход за деревом открывается в плоде его: та́к в слове – помышления сердца человеческого.
Прежде беседы не хвали человека, ибо она есть испытание людей.
Если ты усердно будешь искать правды, то найдешь ее и облечешься ею, как подиром славы.
Птицы слетаются к подобным себе, и истина обращается к тем, которые упражняются в ней.
Как лев подстерегает добычу, так и грехи – делающих неправду.
Беседа благочестивого – всегда мудрость, а безумный изменяется, как луна.
Среди неразумных не трать времени, а проводи его постоянно среди благоразумных.
Беседа глупых отвратительна, и смех их – в забаве грехом.
Пустословие много клянущихся поднимет дыбом волосы, а спор их заткнет уши.
Ссора надменных – кровопролитие, и брань их несносна для слуха.
Открывающий тайны потерял доверие и не найдет друга по душе своей.
Люби друга и будь верен ему;
а если откроешь тайны его, не гонись больше за ним:
ибо как человек убивает своего врага, так ты убил дружбу ближнего;
и как ты выпустил бы из рук своих птицу, так ты упустил друга и не поймаешь его;
не гонись за ним, ибо он далеко ушел и убежал, как серна из сети.
Рану можно перевязать, и после ссоры возможно примирение;
но кто открыл тайны, тот потерял надежду на примирение.
Кто мигает глазом, тот строит козни, и никто не удержит его от того;
пред глазами твоими он будет говорить сладко и будет удивляться словам твоим,
а после извратит уста свои и в словах твоих откроет соблазн;
многое я ненавижу, но не столько, как его; и Господь возненавидит его.
Кто бросает камень вверх, бросает его на свою голову, и коварный удар разделит раны.
Кто роет яму, сам упадет в нее, и кто ставит сеть, сам будет уловлен ею.
Кто делает зло, на того обратится оно, и он не узна́ет, откуда оно пришло к нему;
посмеяние и поношение от гордых и мщение, как лев, подстерегут его.
Уловлены будут сетью радующиеся о падении благочестивых, и скорбь измождит их прежде смерти их.
Злоба и гнев – тоже мерзости, и муж грешный будет обладаем ими.
Эстонский
Kaubitsemisest
Raha pärast on paljud pattu teinud ja kes tahab palju saada, pöörab oma silmad Issandalt.
Otsekui vai lüüakse kivide vahele, nõnda tungib patt müügi ja ostu vahele.
Kes hoolsalt ei pea kinni Issanda kartusest, selle koda variseb varsti.
Kõnest
Sõela raputades jääb peale räbu, nõndasamuti jääb inimese saast tema mõtteisse.
Potissepa tööd proovitakse ahjus ja inimest õpitakse tundma tema kõnest.
Vili näitab hoolitsemist puu eest, nõndasamuti sõna inimsüdame mõtteid.
Ära kiida meest, enne kui ta on kõnelnud, sest kõne on inimese katsekivi!
Õiglusest ja õigusest
Kui taotled õigust, siis saavutad selle ja ehid ennast sellega kui aukuuega.
Linnud seltsivad omasugustega ja tõde tuleb jälle nende juurde, kes seda nõuavad.
Lõvi varitseb saaki, nõnda ka patt ülekohtutegijaid.
Jumalakartliku kõne on alati tark, albil aga muutub just nagu kuu.
Arutute keskel mõõda aega, aga mõistlike seltsis ole alatasa!
Rumalate kõne on põlastust väärt ja nende naer on patune ülemeelikus.
Kes palju vannub, selle jutt ajab juuksed püsti ja seesuguste riid paneb kõrvad kinni.
Ülbete riid on verevalamine ja nende sõimlemist on vastik kuulda.
Saladustest
Kes saladusi avaldab, kaotab usalduse ega leia enam sõpra oma hingele.
Armasta sõpra ja ole talle truu, aga kui oled ta saladusi avaldanud, siis ära enam jookse talle järele!
Sest otsekui inimene hävitab oma vaenlase, nõnda oled sina hävitanud oma ligimese sõpruse.
Ja otsekui laseksid linnu lahti oma käest, nõnda oled ligimese lasknud minna ega saa teda enam kätte.
Ära aja teda taga, sest ta on juba kaugel, põgenenud nagu gasell püünisest!
Haava saab siduda ja teotust lepitada, aga saladuste väljarääkijal ei ole lootust.
Usaldamatusest
Kes silma pilgutab, kavatseb kurja, ja keegi ei pääse tema käest.
Sinu silma ees räägib ta magusasti ja imetleb sinu sõnu, aga pärast väänab ta oma suud ja teeb sinu sõnadest pahanduse.
On palju, mida ma vihkan, aga ei midagi nõnda nagu sellist - ka Issand vihkab teda!
Kes viskab kivi kõrgele, viskab selle enesele pähe, ja salakaval hoop rebib haavad lahti.
Kes kaevab augu, langeb sinna sisse, ja kes paneb püünise, seda püütakse sellega.
Kes kurja teeb, sellele veereb see tagasi ja ta ei märka, kust see temale tuleb.
Ülbe pilkab ja teotab, aga karistus varitseb teda otsekui lõvi.
Püünisesse langevad, kes rõõmustavad vagade langusest, ja valu hävitab nad juba enne surma.
Raev ja viha, ka need on hirmsad, patune mees aga püsib neis kindlalt.
За скꙋ́дость мно́зи согрѣши́ша, и҆ и҆ща́й ѡ҆богатѣ́ти ѿврати́тъ ѻ҆́ко.
Посредѣ̀ со́браныхъ ка́менїй вонзе́тсѧ ко́лъ, и҆ посредѣ̀ продаѧ́нїѧ и҆ кꙋ́пли соверши́тсѧ грѣ́хъ.
А҆́ще не держи́тсѧ стра́ха гдⷭ҇нѧ со тща́нїемъ, вско́рѣ преврати́тсѧ до́мъ є҆гѡ̀.
Трѧсе́нїемъ решета̀ ѡ҆ста́нетъ сме́тїе: та́кожде ѡ҆тре́би человѣ́честїи въ помышле́нїи є҆гѡ̀.
Сосꙋ́ды скꙋдє́льничи и҆скꙋша́етъ пе́щь, и҆ и҆скꙋше́нїе человѣ́ческо въ помышле́нїи є҆гѡ̀.
Воздѣ́ланїе дре́ва ꙗ҆влѧ́етъ пло́дъ є҆гѡ̀: та́кѡ сло́во помышле́нїѧ въ се́рдцы человѣ́честѣмъ.
Пре́жде бесѣ́ды не похвалѝ мꙋ́жа: сїѧ́ бо и҆скꙋше́нїе (є҆́сть) человѣ́кѡвъ.
А҆́ще го́ниши пра́вдꙋ, пости́гнеши ю҆̀ и҆ ѡ҆блече́шисѧ въ ню̀ ꙗ҆́кѡ въ поди́ръ сла́вы.
Пти̑цы съ подо́бными себѣ̀ ѡ҆бита́ютъ, и҆ и҆́стина къ творѧ́щымъ ю҆̀ ѡ҆брати́тсѧ.
Ле́въ лови́тъ ло́въ, та́кожде и҆ грѣсѝ дѣ́лающихъ непра́вдꙋ.
По́вѣсть благочести́вагѡ всегда̀ премꙋ́дрость: безꙋ́мный же ꙗ҆́кѡ лꙋна̀ и҆змѣнѧ́етсѧ.
Посредѣ̀ безꙋ́мныхъ блюдѝ вре́мѧ, посредѣ́ же размышлѧ́ющихъ ᲂу҆чаща́й.
По́вѣсть бꙋ́ихъ ме́рзость, и҆ смѣ́хъ и҆́хъ во ᲂу҆слажде́нїи грѣха̀.
Бесѣ́да многокленꙋ́щагѡсѧ под̾и́метъ власы̀, и҆ сва́ръ є҆гѡ̀ затче́нїе ᲂу҆ше́съ.
Проли́тїе кро́ве сва́ръ го́рдыхъ, и҆ ᲂу҆кори́зна и҆́хъ слꙋ́хъ тѧ́жкїй.
Ѿкрыва́ѧй та̑йнаѧ погꙋблѧ́етъ вѣ́рность и҆ не ѡ҆брѧ́щетъ дрꙋ́га проти́вꙋ дꙋшѝ своеѧ̀.
Возлюбѝ дрꙋ́га и҆ ᲂу҆вѣ́рисѧ съ ни́мъ:
а҆́ще же ѿкры́еши та̑йны є҆гѡ̀, не и҆́маши гна́ти по не́мъ.
Ꙗ҆́коже бо погꙋби́тъ человѣ́къ врага̀ своего̀, та́кѡ погꙋби́ши дрꙋ́жбꙋ и҆́скреннѧгѡ:
и҆ ꙗ҆́коже пти́цꙋ и҆з̾ рꙋкѝ твоеѧ̀ и҆спꙋ́стиши, та́кѡ и҆спꙋсти́лъ є҆сѝ и҆́скреннѧго и҆ не ᲂу҆лови́ши є҆го̀:
не гони́сѧ за ни́мъ, ꙗ҆́кѡ дале́че ѿстꙋпѝ и҆ и҆збѣжѐ ꙗ҆́кѡ се́рна ѿ сѣ́ти.
Ꙗ҆́кѡ стрꙋ́пъ є҆́сть ѡ҆бѧза́ти, и҆ клеветы̀ є҆́сть и҆змѣ́на:
ѿкры́вый же та̑йнаѧ погꙋбѝ вѣ́рность.
Помиза́ѧй ѻ҆́комъ кꙋе́тъ ѕло̀, и҆ никто́же є҆го̀ ѿста́витъ ѿ тогѡ̀:
пред̾ ѻ҆чи́ма твои́ма ᲂу҆слади́тъ ᲂу҆ста̀ своѧ̑ и҆ словесє́мъ твои̑мъ подиви́тсѧ,
послѣди́ же разврати́тъ ᲂу҆ста̀ своѧ̑ и҆ въ словесѣ́хъ твои́хъ да́стъ собла́знъ.
Мнѡ́гаѧ возненави́дѣхъ и҆ не ѡ҆брѣто́хъ подо́бна є҆мꙋ̀, и҆ гдⷭ҇ь возненави́дитъ є҆го̀.
Верга́ѧй ка́мень на высотꙋ̀ на главꙋ̀ свою̀ верга́етъ, и҆ ꙗ҆́зва льсти́ва раздере́тъ стрꙋ́пы.
И҆скопова́ѧй ро́въ впаде́тсѧ во́нь, и҆ распростира́ѧй сѣ́ть ᲂу҆вѧ́знетъ въ не́й.
Творѧ́й ѕло̀ ввали́тсѧ въ нѐ и҆ не позна́етъ, ѿкꙋ́дꙋ прїи́детъ є҆мꙋ̀.
Порꙋга́нїе и҆ поноше́нїе го́рдыхъ, и҆ ѿмще́нїе ꙗ҆́кѡ ле́въ ᲂу҆лови́тъ и҆̀хъ.
Сѣ́тїю ᲂу҆ло́вѧтсѧ веселѧ́щїисѧ ѡ҆ паде́нїи благовѣ́рныхъ, и҆ болѣ́знь и҆знꙋри́тъ ѧ҆̀ пре́жде сме́рти и҆́хъ.
Гнѣ́въ и҆ ꙗ҆́рость, и҆ сїѧ̑ сꙋ́ть ме́рзость, и҆ мꙋ́жъ грѣ́шникъ ѡ҆держа́нъ и҆́ми бꙋ́детъ.
Копировать текст Копировать ссылку Толкования стиха

Настройки