Скрыть
34:2
34:3
34:5
34:7
34:9
34:10
34:11
34:12
34:17
34:23
34:24
Церковнославянский (рус)
Тще́тны наде́жды и лжи́вы [су́ть] неразу́миву му́жу, и со́нiя вперя́ютъ безу́мныхъ.
Я́коже е́мляйся за стѣ́нь и гоня́й вѣ́тры, та́кожде е́мляй вѣ́ру сно́мъ:
сiе́ по сему́ видѣ́нiе сно́въ, пря́мо лицу́ подо́бiе лица́.
От нечи́стаго что́ очи́стит­ся, и от­ лжи́ваго ка́я и́стина?
Волше́б­ст­ва и обая́нiя и со́нiя су́етна су́ть, и я́коже ражда́ющiя се́рдцу мечта́нiя быва́ютъ:
а́ще не от­ вы́шняго по́слана бу́дутъ на посѣще́нiе, не вда́ждь въ ня́ се́рдца тво­его́:
мно́гихъ бо прельсти́ша со́нiя, и от­падо́ша надѣ́ющеся на ня́.
Безъ лжи́ соверши́т­ся зако́нъ, и прему́дрость во устѣ́хъ вѣ́рныхъ соверше́нiе.
Му́жъ уче́ный увѣ́да мно́го, и много­иску́сный повѣ́сть ра́зумъ.
И́же не искуси́ся, ма́ло вѣ́сть: обходя́й же страны́ умно́житъ хи́трость.
Мно́го ви́дѣхъ во обхожде́нiи мо­е́мъ, и вя́щшая слове́съ мо­и́хъ ра́зумъ мо́й:
мно́гащи да́же до сме́рти бѣ́д­ст­вовахъ, и спасе́нъ бы́хъ си́хъ ра́ди.
Ду́хъ боя́щихся Го́спода поживе́тъ, *наде́жда бо и́хъ на спаса́ющаго я́.
Боя́йся Го́спода ни чего́ убо­и́т­ся и не устраши́т­ся, то́й бо наде́жда ему́.
Боя́щемуся Го́спода блаже́н­на душа́: *чи́мъ одержи́т­ся, и кто́ ему́ утвержде́нiе?
О́чи Госпо́дни на лю́бящыя его́: защище́нiе си́лы и утвержде́нiе крѣ́пости, покро́въ от­ ва́ра и покро́въ въ полу́дне, хране́нiе от­ претыка́нiя и по́мощь от­ паде́нiя:
воз­двиза́яй ду́шу и просвѣща́яй о́чи, изцѣле́нiе дая́й, живо́тъ и благослове́нiе.
И́же при­­но́ситъ же́ртву от­ непра́вды, при­­ноше́нiе поро́чно, и не су́ть во благоволе́нiе да́ры беззако́н­ныхъ.
Не благоволи́тъ вы́шнiй о при­­ноше́нiи нечести́выхъ, ни мно́же­с­т­вомъ же́ртвъ очи́ститъ грѣхи́.
Я́ко жря́й сы́на предъ отце́мъ его́, та́ко при­­нося́й же́ртвы от­ имѣ́нiя убо́гихъ.
Хлѣ́бъ убо́гимъ живо́тъ убо́гихъ, лиша́яй его́ человѣ́къ крове́й е́сть.
Убива́етъ и́скрен­няго отъ­е́мляй ему́ поживле́нiе, и пролива́етъ кро́вь лиша́яй мзды́ нае́мника.
Еди́нъ созида́яй, а другі́й разоря́яй, что́ успѣ́етъ бо́лѣе, то́кмо тру́дъ?
Еди́ному моля́щуся, а друго́му проклина́ющу, ко́­его гла́съ услы́шитъ Влады́ка?
Омыва́яйся от­ мертвеца́ и па́ки при­­каса́яйся ему́, ка́я по́льза ему́ от­ ба́ни?
Та́ко человѣ́къ постя́йся о грѣсѣ́хъ сво­и́хъ и па́ки ходя́й и та́яжде творя́й, мольбу́ его́ кто́ услы́шитъ, и что́ успѣ́ смире́нiемъ сво­и́мъ?
Синодальный
Пустые и ложные надежды – у человека безрассудного, и сонные грезы окрыляют глупых.
Как обнимающий тень или гонящийся за ветром, так верящий сновидениям.
Сновидения совершенно то же, что подобие лица против лица.
От нечистого что может быть чистого, и от ложного что может быть истинного?
Гадания и приметы и сновидения – суета, и сердце наполняется мечтами, как у рождающей.
Если они не будут посланы от Всевышнего для вразумления, не прилагай к ним сердца твоего.
Сновидения ввели многих в заблуждение, и надеявшиеся на них подверглись падению.
Закон исполняется без обмана, и мудрость в устах верных совершается.
Человек ученый знает много, и многоопытный выскажет знание.
Кто не имел опытов, тот мало знает; а кто странствовал, тот умножил знание.
Многое я видел в моем странствовании, и я знаю больше, нежели сколько говорю.
Много раз был я в опасности смерти, и спасался при помощи опыта.
Дух боящихся Господа поживет, *ибо надежда их – на Спасающего их.
Боящийся Господа ничего не устрашится и не убоится, ибо Он – надежда его.
Блаженна душа боящегося Господа! *кем он держится, и кто опора его?
Очи Господа – на любящих Его. Он – могущественная защита и крепкая опора, покров от зноя и покров от полуденного жара, охранение от преткновения и защита от падения;
Он возвышает душу и просвещает очи, дает врачевство, жизнь и благословение.
Кто приносит жертву от неправедного стяжания, того приношение насмешливое, и дары беззаконных неблагоугодны;
не благоволит Всевышний к приношениям нечестивых и множеством жертв не умилостивляется о грехах их.
Что заколающий на жертву сына пред отцем его, то приносящий жертву из имения бедных.
Хлеб нуждающихся есть жизнь бедных: отнимающий его есть кровопийца.
Убивает ближнего, кто отнимает у него пропитание, и проливает кровь, кто лишает наемника платы.
Когда один строит, а другой разрушает, то что они получат для себя кроме утомления?
Когда один молится, а другой проклинает, чей голос услышит Владыка?
Когда кто омывается от осквернения мертвым и опять прикасается к нему, какая польза от его омовения?
Так человек, который постится за грехи свои и опять идет и делает то же самое: кто услышит молитву его? и какую пользу получит он от того, что смирялся?
Эстонский
Unenägudest
Arutul mehel on tühised ja petlikud lootused ja unenäod erutavad alpe.
Otsekui see, kes varju püüab või tuult taga ajab, on see, kes unenägusid tähele paneb.
Unenäod on vaid peegeldus - varjupilt näo asemel.
Mis puhast saab tulla rüvedast või mis tõtt saab tulla valest?
Ennustused, märkideseletused ja unenäod on tühised, otsekui sünnitusvaludes olija südame kujutlused.
Kui Kõigekõrgem ei ole neid läkitanud juhatamiseks, siis ära võta neid südamesse!
Sest unenäod on paljusid eksitanud, ja kes nende peale on lootnud, on pettunud.
Seadus läheb täide pettuseta ja tarkus usaldusväärsest suust on täiuslik.
Rändamisest
Rännanud mees teab palju ja kes on väga kogenud, jutustab arukalt.
Kellel pole kogemusi, teab vähe, aga kes on laialt liikunud, oskab palju.
Palju olen näinud oma rännakuil ja mul on rohkem tarkust kui sõnu.
Sageli olen olnud surmaohus, aga olen pääsenud selle tõttu:
nende vaim, kes Issandat kardavad, jääb elama, sest nad loodavad oma päästja peale.
Kes Issandat kardab, ei tunne hirmu, sest Issand on tema lootus.
Kes Issandat kardab, selle hing on õnnis. Kellest ta kinni hoiab? Ja kes on tema tugi?
Issanda silmad on nende peal, kes teda armastavad, tema on nende võimas kaitse ja kindel tugi, vari idatuule ja vari lõunakuumuse eest, valve komistuse ja abi languse vastu,
hinge ülendaja ja silmade valgustaja, tervise, elu ja õnnistuse andja.
Ohverdamisest
Ohver ülekohtuselt saadust on ohvriand pilkeks ja patuste annid ei valmista heameelt.
Kõigekõrgemale ei meeldi jumalatute ohvriannid, ta ei andesta patte ka mitte ohvrite rohkuse pärast.
Kes ohvri toob vaeste omandist, on nagu see, kes tapab poja tema isa nähes.
Vaestele on eluks kehv leib, kes selle röövib, on verejanuline.
Ligimese tapab, kes tema elatise ära võtab, ja verd valab, kes päevilise palga kinni peab.
Üks ehitab ja teine lammutab: mis kasu neil sellest on peale vaeva?
Üks palvetab ja teine neab: kumma häält Issand võtab kuulda?
Kui keegi ennast peseb surnu pärast ja puudutab seda jälle, mis kasu on siis temal pesemisest?
Nõndasamuti on lugu inimesega, kes paastub oma pattude pärast, aga läheb ja teeb jälle sedasama: kes võtab kuulda tema palvet ja mis kasu temal on enda alandamisest?
κεναὶ ἐλπίδες καὶ ψευδεῖς ἀσυν­έτῳ ἀνδρί καὶ ἐνύπνια ἀναπτεροῦσιν ἄφρονας
ὡς δρασ­σό­με­νος σκιᾶς καὶ διώκων ἄνεμον οὕτως ὁ ἐπέχων ἐνυπνίοις
τοῦτο κατα­̀ τούτου ὅρασις ἐνυπνίων κατέναν­τι προ­σώπου ὁμοίωμα προ­σώπου
ἀπο­̀ ἀκαθάρτου τί καθαρισθή­σε­ται καὶ ἀπο­̀ ψευδο­ῦς τί ἀληθεύ­σει
μαν­τεῖαι καὶ οἰωνισμοὶ καὶ ἐνύπνια μάταιά ἐστιν καὶ ὡς ὠδινούσης φαν­τάζεται καρδία
ἐὰν μὴ παρα­̀ ὑψίστου ἀπο­σταλῇ ἐν ἐπι­σκοπῇ μὴ δῷς εἰς αὐτὰ τὴν καρδίαν σου
πολλοὺς γὰρ ἐπλάνησεν τὰ ἐνύπνια καὶ ἐξέπεσον ἐλπίζον­τες ἐπ᾿ αὐτοῖς
ἄνευ ψεύ­δους συν­τελεσθή­σε­ται νόμος καὶ σοφία στόματι πιστῷ τελείωσις
ἀνὴρ πεπλανημένος ἔγνω πολλά καὶ ὁ πολύπειρος ἐκδιηγή­σε­ται σύνεσιν
ὃς οὐκ ἐπειράθη ὀλίγα οἶδεν ὁ δὲ πεπλανημένος πλη­θυνεῖ πανουργίαν
πολλὰ ἑώρακα ἐν τῇ ἀπο­πλανήσει μου καὶ πλείονα τῶν λόγων μου σύνεσίς μου
πλεονάκις ἕως θανάτου ἐκινδύνευσα καὶ διεσώθην τούτων χάριν
πνεῦμα φοβουμένων κύριον ζή­σε­ται *ἡ γὰρ ἐλπὶς αὐτῶν ἐπι­̀ τὸν σῴζον­τα αὐτούς
ὁ φοβού­με­νος κύριον οὐδὲν εὐλαβηθή­σε­ται καὶ οὐ μὴ δειλιάσῃ ὅτι αὐτὸς ἐλπὶς αὐτοῦ
φοβου­μέ­νου τὸν κύριον μακαρία ἡ ψυχή *τίνι ἐπέχει καὶ τίς αὐτοῦ στήριγμα
οἱ ὀφθαλμοὶ κυρίου ἐπι­̀ τοὺς ἀγαπῶν­τας αὐτόν ὑπερασπισμὸς δυναστείας καὶ στήριγμα ἰσχύος σκέπη ἀπο­̀ καύσωνος καὶ σκέπη ἀπο­̀ μεσημβρίας φυλακὴ ἀπο­̀ προ­σκόμμα­τος καὶ βοήθεια ἀπο­̀ πτώσεως
ἀνυψῶν ψυχὴν καὶ φωτίζων ὀφθαλμούς ἴασιν διδούς ζωὴν καὶ εὐλογίαν
θυσιάζων ἐξ ἀδίκου προ­σφορὰ μεμωμημένη καὶ οὐκ εἰς εὐδοκίαν δωρήματα ἀνόμων
οὐκ εὐδοκεῖ ὁ ὕψιστος ἐν προ­σφοραῖς ἀσεβῶν οὐδὲ ἐν πλή­θει θυσιῶν ἐξιλάσκεται ἁμαρτίας
θύων υἱὸν ἔναν­τι τοῦ πατρὸς αὐτοῦ ὁ προ­σάγων θυσίαν ἐκ χρημάτων πενήτων
ἄρτος ἐπι­δεομένων ζωὴ πτωχῶν ὁ ἀπο­στερῶν αὐτὴν ἄνθρωπος αἱμάτων
φονεύ­ων τὸν πλη­σίον ὁ ἀφαιρού­με­νος ἐμβίωσιν καὶ ἐκχέων αἷμα ὁ ἀπο­στερῶν μισθὸν μισθίου
εἷς οἰκοδομῶν καὶ εἷς καθαιρῶν τί ὠφέλησαν πλεῖον ἢ κόπους
εἷς εὐχό­με­νος καὶ εἷς καταρώ­με­νος τίνος φωνῆς εἰσακού­σε­ται ὁ δεσπότης
βαπτιζό­με­νος ἀπο­̀ νεκροῦ καὶ πάλιν ἁπτό­με­νος αὐτοῦ τί ὠφέλησεν ἐν τῷ λουτρῷ αὐτοῦ
οὕτως ἄνθρωπος νηστεύ­ων ἐπι­̀ τῶν ἁμαρτιῶν αὐτοῦ καὶ πάλιν πορευό­με­νος καὶ τὰ αὐτὰ ποιῶν τῆς προ­σευχῆς αὐτοῦ τίς εἰσακού­σε­ται καὶ τί ὠφέλησεν ἐν τῷ ταπεινωθῆναι αὐτόν
Копировать текст Копировать ссылку Толкования стиха

Настройки