Скрыть
38:1
38:2
38:3
38:4
38:6
38:7
38:11
38:12
38:13
38:14
38:19
38:20
38:22
38:24
38:25
38:26
38:27
38:28
38:29
38:30
38:31
38:33
38:34
38:35
38:37
38:38
38:39
Церковнославянский (рус)
Почита́й врача́ проти́ву потре́бъ че́стiю его́, и́бо Госпо́дь созда́ его́:
от­ вы́шняго бо е́сть изцѣле́нiе, и от­ царя́ прiи́метъ да́ръ.
Худо́же­с­т­во врача́ воз­несе́тъ главу́ его́, и предъ вельмо́жами удиви́мь бу́детъ.
Госпо́дь созда́ от­ земли́ врачева́нiя, и му́жъ му́дрый не воз­гнуша́ет­ся и́ми.
Не от­ дре́ва ли ослади́ся вода́, да позна́на бу́детъ си́ла его́?
И то́й да́лъ е́сть худо́же­с­т­во человѣ́комъ, да сла́вит­ся въ чудесѣ́хъ сво­и́хъ:
тѣ́ми уврачева́ и отъ­я́тъ болѣ́зни и́хъ.
Мирова́рецъ си́ми состро́итъ смѣше́нiе, и не сконча́ют­ся дѣла́ его́, и ми́ръ от­ него́ е́сть на лицы́ земли́.
Ча́до, въ болѣ́зни тво­е́й не презира́й, но моли́ся Го́сподеви, и то́й тя́ изцѣли́тъ:
от­ступи́ от­ прегрѣше́нiя и напра́ви ру́цѣ, и от­ вся́каго грѣха́ очи́сти се́рдце [твое́]:
да́ждь благо­уха́нiе и па́мять семида́ла и ума́сти при­­ноше́нiе, а́кибы не пе́рвѣе при­­нося́й:
и да́ждь мѣ́сто врачу́, Госпо́дь бо его́ созда́: и да не удали́т­ся от­ тебе́, потре́бенъ бо ти́ е́сть.
Е́сть вре́мя, егда́ въ руку́ его́ благо­уха́нiе:
и́бо и ті́и Го́сподеви мо́лят­ся, да упра́витъ и́мъ поко́й и изцѣле́нiе ра́ди оздравле́нiя.
Согрѣша́яй предъ сотво́ршимъ его́ впаде́тъ въ ру́цѣ врачу́.
Ча́до, надъ мертвеце́мъ источи́ сле́зы и я́коже злѣ́ стра́ждущь начни́ пла́чь: и я́коже досто́итъ ему́, соску́тай тѣ́ло его́ и не пре́зри погребе́нiя его́.
Го́рекъ сотвори́ пла́чь и рыда́нiе тепло́, и сотвори́ сѣ́тованiе, я́коже ему́ досто́итъ, де́нь еди́нъ и два́ хуле́нiя ра́ди, и утѣ́шися печа́ли ра́ди:
от­ печа́ли бо сме́рть быва́етъ, и печа́ль серде́чная сля́четъ крѣ́пость.
Въ нанесе́нiи пребыва́етъ и печа́ль, и житiе́ ни́щаго въ се́рдцы.
Не да́ждь въ печа́ль се́рдца тво­его́, оста́ви ю́ помяну́въ послѣ́дняя.
Не забу́ди, нѣ́сть бо воз­враще́нiя: и ему́ по́льзы не сотвори́ши, и себе́ озло́биши.
Помяни́ су́дъ его́, я́ко си́це и тво́й: мнѣ́ вчера́, а тебѣ́ дне́сь.
Въ поко́и мертвеца́ упоко́й па́мять его́, и утѣ́шися о не́мъ во исхо́дѣ ду́ха его́.
Прему́дрость кни́жника во благовре́менiи пра́здне­ст­ва, и умаля́яйся дѣя́нiемъ сво­и́мъ упрему́дрит­ся.
Чи́мъ умудри́т­ся держа́й ора́ло и хваля́йся остно́мъ, гоня́й волы́ и обраща́яйся въ дѣ́лѣхъ и́хъ, и по́вѣсть его́ въ сынѣ́хъ ю́нчихъ?
Се́рдце свое́ да́стъ воз­ры́ти бразды́, и бдѣ́нiе его́ на насыще́нiихъ ю́ницъ.
Та́ко вся́къ древодѣ́ля и архите́ктонъ, и́же но́щи я́ко дни́ провожда́етъ, дѣ́лая извая́нiя печа́тей, и при­­лѣжа́нiе его́ измѣни́ти разли́чiе:
се́рдце свое́ да́стъ уподо́бити живописа́нiе, и бдѣ́нiе его́ е́же соверши́ти дѣ́ло.
Та́кожде и кова́чь сѣдя́ бли́зъ на́ковални и согля́даяй дѣ́ло желѣ́за: куре́нiе огня́ удручи́тъ тѣ́ло его́, и теплото́ю пе́щи утруди́т­ся:
гла́съ мла́та обнови́тъ у́хо его́, и пря́мо подо́бiю сосу́да о́чи его́:
се́рдце свое́ вда́стъ на сконча́нiе дѣ́лъ, и бдѣ́нiе его́ украси́ти до конца́.
Та́кожде и скуде́льникъ сѣдя́ на дѣ́лѣ сво­е́мъ и вертя́ нога́ма сво­и́ма ко́ло,
и́же въ печа́ли лежи́тъ вы́ну на дѣ́лѣ сво­е́мъ, изчисля́емо все́ дѣ́ланiе его́:
мы́шцею сво­е́ю вообрази́тъ бре́нiе и предъ нога́ма преклони́тъ крѣ́пость его́:
се́рдце свое́ вда́стъ сконча́ти сосу́дъ, и бдѣ́нiе его́ очи́стити пе́щь.
Вси́ сі́и на ру́ки своя́ надѣ́ют­ся, и кі́йждо въ дѣ́лѣ сво­е́мъ умудря́ет­ся.
Безъ тѣ́хъ не насели́т­ся гра́дъ, и не вселя́т­ся, ни похо́дятъ и въ собо́рище не во́змут­ся:
на престо́лѣ же суді́й не ся́дутъ и завѣ́та суду́ не размы́слятъ, ниже́ и́мутъ извѣща́ти наказа́нiя и суда́, и въ при́тчахъ не обря́щут­ся:
но то́кмо зда́ниемъ жите́йскимъ при­­лѣжа́тъ, и моле́нiе и́хъ въ дѣ́ланiи худо́же­ст­ва.
Синодальный
Почитай врача честью по надобности в нем, ибо Господь создал его,
и от Вышнего – врачевание, и от царя получает он дар.
Знание врача возвысит его голову, и между вельможами он будет в почете.
Господь создал из земли врачевства, и благоразумный человек не будет пренебрегать ими.
Не от дерева ли вода сделалась сладкою, чтобы познана была сила Его?
Для того Он и дал людям знание, чтобы прославляли Его в чудных делах Его:
ими он врачует человека и уничтожает болезнь его.
Приготовляющий лекарства делает из них смесь, и занятия его не оканчиваются, и чрез него бывает благо на лице земли.
Сын мой! в болезни твоей не будь небрежен, но молись Господу, и Он исцелит тебя.
Оставь греховную жизнь и исправь руки твои, и от всякого греха очисти сердце.
Вознеси благоухание и из семидала памятную жертву и сделай приношение тучное, как бы уже умирающий;
и дай место врачу, ибо и его создал Господь, и да не удаляется он от тебя, ибо он нужен.
В иное время и в их руках бывает успех;
ибо и они молятся Господу, чтобы Он помог им подать больному облегчение и исцеление к продолжению жизни.
Но кто согрешает пред Сотворившим его, да впадет в руки врача!
Сын мой! над умершим пролей слезы и, как бы подвергшийся жестокому несчастию, начни плач; прилично облеки тело его и не пренебреги погребением его;
горький да будет плач и рыдание теплое, и продолжи сетование о нем, по достоинству его, день или два, для избежания осуждения, и тогда утешься от печали;
ибо от печали бывает смерть, и печаль сердечная истощит силу.
С несчастьем пребывает и печаль, и жизнь нищего тяжела для сердца.
Не предавай сердца твоего печали; отдаляй ее от себя, вспоминая о конце.
Не забывай о сем, ибо нет возвращения; и ему ты не принесешь пользы, а себе повредишь.
«Вспоминай о приговоре надо мною, потому что он также и над тобою; мне вчера, а тебе сегодня».
С упокоением умершего успокой и память о нем, и утешься о нем по исходе души его.
Мудрость книжная приобретается в благоприятное время досуга, и кто мало имеет своих занятий, может приобрести мудрость.
Как может сделаться мудрым тот, кто правит плугом и хвалится бичом, гоняет волов и занят работами их, и которого разговор только о молодых волах?
Сердце его занято тем, чтобы проводить борозды, и забота его – о корме для телиц.
Так и всякий плотник и зодчий, который проводит ночь, как день: кто занимается резьбою, того прилежание в том, чтобы оразнообразить форму;
сердце свое он устремляет на то, чтобы изображение было похоже, и забота его – о том, чтоб окончить дело в совершенстве.
Так и ковач, который сидит у наковальни и думает об изделии из железа: дым от огня изнуряет его тело, и с жаром от печи борется он;
звук молота оглушает его слух, и глаза его устремлены на модель сосуда;
сердце его устремлено на окончание дела, и попечение его – о том, чтобы отделать его в совершенстве.
Так и горшечник, который сидит над своим делом и ногами своими вертит колесо,
который постоянно в заботе о деле своем и у которого исчислена вся работа его:
рукою своею он дает форму глине, а ногами умягчает ее жесткость;
он устремляет сердце к тому, чтобы хорошо окончить сосуд, и забота его – о том, чтоб очистить печь.
Все они надеются на свои руки, и каждый умудряется в своем деле;
без них ни город не построится, ни жители не населятся и не будут жить в нем;
и однако ж они в собрание не приглашаются, на судейском седалище не сидят и не рассуждают о судебных постановлениях, не произносят оправдания и осуждения и не занимаются притчами;
но поддерживают быт житейский, и молитва их – об успехе художества их.
Греческий
τίμα ἰατρὸν προ­̀ς τὰς χρείας αὐτοῦ τιμαῖς αὐτοῦ καὶ γὰρ αὐτὸν ἔκτισεν κύριος
παρα­̀ γὰρ ὑψίστου ἐστὶν ἴασις καὶ παρα­̀ βασιλέως λήμψ­σε­ται δόμα
ἐπι­στήμη ἰατροῦ ἀνυψώσει κεφαλὴν αὐτοῦ καὶ ἔναν­τι μεγιστάνων θαυμασθή­σε­ται
κύριος ἔκτισεν ἐκ γῆς φάρμακα καὶ ἀνὴρ φρόνιμος οὐ προ­σοχθιεῖ αὐτοῖς
οὐκ ἀπο­̀ ξύλου ἐγλυκάνθη ὕδωρ εἰς τὸ γνωσθῆναι τὴν ἰσχὺν αὐτοῦ
καὶ αὐτὸς ἔδωκεν ἀνθρώποις ἐπι­στήμην ἐνδοξάζεσθαι ἐν τοῖς θαυμασίοις αὐτοῦ
ἐν αὐτοῖς ἐθεράπευσεν καὶ ἦρεν τὸν πόνον αὐτοῦ
μυρεψὸς ἐν τούτοις ποιήσει μεῖγμα
8καὶ οὐ μὴ συν­τελεσθῇ ἔργα αὐτοῦ καὶ εἰρήνη παρ᾿ αὐτοῦ ἐστιν ἐπι­̀ προ­σώπου τῆς γῆς
τέκνον ἐν ἀρρωστήματί σου μὴ παρα­́βλεπε ἀλλ᾿ εὖξαι κυρίῳ καὶ αὐτὸς ἰά­σε­ταί σε
ἀπό­στησον πλη­μμέλειαν καὶ εὔθυνον χεῖρας καὶ ἀπο­̀ πάσης ἁμαρτίας καθάρισον καρδίαν
δὸς εὐωδίαν καὶ μνημόσυν­ον σεμιδάλεως καὶ λίπανον προ­σφορὰν ὡς μὴ ὑπάρχων
καὶ ἰατρῷ δὸς τόπον καὶ γὰρ αὐτὸν ἔκτισεν κύριος καὶ μὴ ἀπο­στήτω σου καὶ γὰρ αὐτοῦ χρεία
ἔστιν καιρὸς ὅτε καὶ ἐν χερσὶν αὐτῶν εὐοδία
καὶ γὰρ αὐτοὶ κυρίου δεηθήσον­ται ἵνα εὐοδώσῃ αὐτοῖς ἀνάπαυσιν καὶ ἴασιν χάριν ἐμβιώσεως
ὁ ἁμαρτάνων ἔναν­τι τοῦ ποιήσαν­τος αὐτὸν ἐμπέσοι εἰς χεῖρας ἰατροῦ
τέκνον ἐπι­̀ νεκρῷ κατα­́γαγε δάκρυα καὶ ὡς δεινὰ πάσχων ἔναρξαι θρήνου κατα­̀ δὲ τὴν κρίσιν αὐτοῦ περίστειλον τὸ σῶμα αὐτοῦ καὶ μὴ ὑπερίδῃς τὴν ταφὴν αὐτοῦ
πίκρανον κλαυθμὸν καὶ θέρμανον κοπετὸν καὶ ποίησον τὸ πένθος κατα­̀ τὴν ἀξίαν αὐτοῦ ἡμέραν μίαν καὶ δύο χάριν δια­βολῆς καὶ παρα­κλήθητι λύπης ἕνεκα
ἀπο­̀ λύπης γὰρ ἐκβαίνει θάνα­τος καὶ λύπη καρδίας κάμψει ἰσχύν
ἐν ἐπαγωγῇ παρα­μένει καὶ λύπη καὶ βίος πτωχοῦ κατα­̀ καρδίας
μὴ δῷς εἰς λύπην τὴν καρδίαν σου ἀπό­στησον αὐτὴν μνησθεὶς τὰ ἔσχατα
μὴ ἐπι­λάθῃ οὐ γάρ ἐστιν ἐπάνοδος καὶ τοῦτον οὐκ ὠφελήσεις καὶ σεαυτὸν κακώσεις
μνήσθητι τὸ κρίμα μου ὅτι οὕτως καὶ τὸ σόν ἐμοὶ ἐχθὲς καὶ σοὶ σήμερον
ἐν ἀναπαύσει νεκροῦ κατα­́παυσον τὸ μνημόσυν­ον αὐτοῦ καὶ παρα­κλήθητι ἐν αὐτῷ ἐν ἐξόδῳ πνεύ­μα­τος αὐτοῦ
σοφία γραμματέως ἐν εὐκαιρίᾳ σχολῆς καὶ ὁ ἐλασ­σού­με­νος πράξει αὐτοῦ σοφισθή­σε­ται
τί σοφισθή­σε­ται ὁ κρατῶν ἀρότρου καὶ καυχώ­με­νος ἐν δόρατι κέν­τρου βόας ἐλαύνων καὶ ἀναστρεφό­με­νος ἐν ἔργοις αὐτῶν καὶ ἡ διήγησις αὐτοῦ ἐν υἱοῖς ταύρων
καρδίαν αὐτοῦ δώσει ἐκδοῦναι αὔλακας καὶ ἡ ἀγρυπνία αὐτοῦ εἰς χορτάσματα δαμάλεων
οὕτως πᾶς τέκτων καὶ ἀρχιτέκτων ὅστις νύκτωρ ὡς ἡμέρας δια­́γει οἱ γλύφον­τες γλύμματα σφραγίδων καὶ ἡ ἐπι­μονὴ αὐτοῦ ἀλλοιῶσαι ποικιλίαν
καρδίαν αὐτοῦ δώσει εἰς ὁμοιῶσαι ζωγραφίαν καὶ ἡ ἀγρυπνία αὐτοῦ τελέσαι ἔργον
28οὕτως χαλκεὺς καθή­με­νος ἐγγὺς ἄκμονος καὶ κατα­μανθάνων ἔργα σιδήρου ἀτμὶς πυρὸς τήξει σάρκας αὐτοῦ καὶ ἐν θέρμῃ καμίνου δια­μαχή­σε­ται
φωνῇ σφύρης κλινεῖ τὸ οὖς αὐτοῦ καὶ κατέναν­τι ὁμοιώμα­τος σκεύ­ους οἱ ὀφθαλμοὶ αὐτοῦ
καρδίαν αὐτοῦ δώσει εἰς συν­τέλειαν ἔργων καὶ ἡ ἀγρυπνία αὐτοῦ κοσμῆσαι ἐπι­̀ συν­τελείας
29οὕτως κεραμεὺς καθή­με­νος ἐν ἔργῳ αὐτοῦ καὶ συστρέφων ἐν ποσὶν αὐτοῦ τροχόν
ὃς ἐν μερίμνῃ κεῖται δια­̀ παν­τὸς ἐπι­̀ τὸ ἔργον αὐτοῦ καὶ ἐναρίθμιος πᾶσα ἡ ἐργασία αὐτοῦ
30ἐν βραχίονι αὐτοῦ τυπώσει πηλὸν καὶ προ­̀ ποδῶν κάμψει ἰσχὺν αὐτοῦ
καρδίαν ἐπι­δώσει συν­τελέσαι τὸ χρῖσμα καὶ ἡ ἀγρυπνία αὐτοῦ καθαρίσαι κάμινον
31πάν­τες οὗτοι εἰς χεῖρας αὐτῶν ἐνεπίστευσαν καὶ ἕκασ­τος ἐν τῷ ἔργῳ αὐτοῦ σοφίζεται
32ἄνευ αὐτῶν οὐκ οἰκισθή­σε­ται πόλις καὶ οὐ παροικήσουσιν οὐδὲ περιπατήσουσιν
33ἀλλ᾿ εἰς βουλὴν λαοῦ οὐ ζητηθήσον­ται καὶ ἐν ἐκκλησίᾳ οὐχ ὑπεραλοῦν­ται ἐπι­̀ δίφρον δικαστοῦ οὐ καθιοῦν­ται καὶ δια­θήκην κρίμα­τος οὐ δια­νοηθήσον­ται 34οὐδὲ μὴ ἐκφάνωσιν παιδείαν καὶ κρίμα καὶ ἐν παρα­βολαῖς οὐχ εὑρεθήσον­ται
ἀλλὰ κτίσμα αἰῶνος στηρίσουσιν καὶ ἡ δέησις αὐτῶν ἐν ἐργασίᾳ τέχνης
Onora il medico per le sue prestazioni,

perché il Signore ha creato anche lui.
Dall'Altissimo infatti viene la guarigione,

e anche dal re egli riceve doni.
La scienza del medico lo fa procedere a testa alta,

egli è ammirato anche tra i grandi.
Il Signore ha creato medicamenti dalla terra,

l'uomo assennato non li disprezza.
L'acqua non fu resa dolce per mezzo di un legno,

per far conoscere la potenza di lui?
Ed egli ha dato agli uomini la scienza

perché fosse glorificato nelle sue meraviglie.
Con esse il medico cura e toglie il dolore,
con queste il farmacista prepara le misture.

Certo non verranno meno le opere del Signore;

da lui proviene il benessere sulla terra.
Figlio, non trascurarti nella malattia,

ma prega il Signore ed egli ti guarirà.
Allontana l'errore, regola le tue mani,

purifica il cuore da ogni peccato.
Offri l'incenso e un memoriale di fior di farina

e sacrifici pingui secondo le tue possibilità.
Poi ricorri pure al medico, perché il Signore ha creato anche lui:

non stia lontano da te, poiché c'è bisogno di lui.
Ci sono casi in cui il successo è nelle loro mani;
anch'essi infatti pregano il Signore

perché conceda loro di dare sollievo

e guarigione per salvare la vita.
Chi pecca contro il proprio creatore

cada nelle mani del medico.
Figlio, versa lacrime sul morto,

e come uno che soffre profondamente inizia il lamento;

poi seppelliscine il corpo secondo le sue volontà

e non trascurare la sua tomba.
Piangi amaramente e alza il tuo caldo lamento,

il lutto sia proporzionato alla sua dignità,

un giorno o due per evitare maldicenze,

poi consólati del tuo dolore.
Infatti dal dolore esce la morte,

il dolore del cuore logora la forza.
Nella disgrazia resta il dolore,

una vita da povero è maledizione del cuore.
Non abbandonare il tuo cuore al dolore,

scaccialo ricordando la tua fine.
Non dimenticare che non c'è ritorno;

a lui non gioverai e farai del male a te stesso.
Ricòrdati della mia sorte, che sarà anche la tua:

ieri a me e oggi a te.
Nel riposo del morto lascia riposare anche il suo ricordo;

consólati di lui, ora che il suo spirito è partito.
La sapienza dello scriba sta nel piacere del tempo libero,

chi si dedica poco all'attività pratica diventerà saggio.
Come potrà divenire saggio chi maneggia l'aratro

e si vanta di brandire un pungolo,

spinge innanzi i buoi e si occupa del loro lavoro

e parla solo di vitelli?
Dedica il suo cuore a tracciare solchi

e non dorme per dare il foraggio alle giovenche.
Così ogni artigiano e costruttore

che passa la notte come il giorno:

quelli che incidono immagini per sigilli

e con pazienza cercano di variare le figure,

dedicano il cuore a riprodurre bene il disegno

e stanno svegli per terminare il lavoro.
Così il fabbro che siede vicino all'incudine

ed è intento al lavoro del ferro:

la vampa del fuoco gli strugge le carni,

e col calore della fornace deve lottare;

il rumore del martello gli assorda gli orecchi,

i suoi occhi sono fissi sul modello di un oggetto,

dedica il suo cuore a finire il lavoro

e sta sveglio per rifinirlo alla perfezione.
Così il vasaio che è seduto al suo lavoro

e con i suoi piedi gira la ruota,

è sempre in ansia per il suo lavoro,

si affatica a produrre in gran quantità.
Con il braccio imprime una forma all'argilla,

mentre con i piedi ne piega la resistenza;

dedica il suo cuore a una verniciatura perfetta

e sta sveglio per pulire la fornace.
Tutti costoro confidano nelle proprie mani,

e ognuno è abile nel proprio mestiere.
Senza di loro non si costruisce una città,

nessuno potrebbe soggiornarvi o circolarvi.

Ma essi non sono ricercati per il consiglio del popolo,
nell'assemblea non hanno un posto speciale,

non siedono sul seggio del giudice

e non conoscono le disposizioni della legge.

Non fanno brillare né l'istruzione né il diritto,

non compaiono tra gli autori di proverbi,
ma essi consolidano la costruzione del mondo,

e il mestiere che fanno è la loro preghiera.



Differente è il caso di chi si applica

a meditare la legge dell'Altissimo.
Копировать текст Копировать ссылку Толкования стиха

Настройки