Скрыть
40:4
40:6
40:7
40:8
40:9
40:12
40:16
40:17
40:21
40:22
40:23
40:25
40:28
40:29
40:30
40:31
40:32
Церковнославянский (рус)
Непра́здн­ство ве́лiе создано́ бы́сть вся́кому человѣ́ку, и и́го тя́жко на сынѣ́хъ Ада́млихъ, от­ дне́ исхо́да изъ чре́ва ма́тере и́хъ до дне́ погребе́нiя въ ма́терь всѣ́хъ.
Размышле́нiя и́хъ и стра́хъ серде́чный, помышле́нiе ча́янiя, де́нь сконча́нiя:
от­ сѣдя́щаго на престо́лѣ сла́вы и да́же до смире́н­наго на земли́ и пе́пелѣ,
от­ нося́щаго багряни́цу и вѣне́цъ и да́же до одѣва́ющагося льня́ною,
я́рость и за́висть, и мяте́жъ и молва́, и стра́хъ сме́рти и вражда́ и рве́нiе, и во вре́мя поко́я на ло́жи со́нъ нощны́й измѣня́етъ ра́зумъ его́:
ма́ло я́ко ничто́же на поко́й, и от­ того́ во снѣ́хъ я́ко во дне́хъ блюде́нiя:
воз­муще́нъ видѣ́нiемъ се́рдца сво­его́, я́ко избѣжа́въ от­ лица́ бра́ни, во вре́мя спасе́нiя сво­его́ воста́, и дивя́ся ни при­­ еди́нѣмъ же стра́сѣ.
Со вся́кою пло́тiю от­ человѣ́ка да́же до скота́, и на грѣ́шныхъ седмери́цею къ си́мъ:
сме́рть и кро́вь, и рве́нiе и ору́жiе, наведе́нiя, гла́дъ и сокруше́нiе и ра́ны,
на беззако́н­ныхъ создана́ бы́ша сiя́ вся́, и си́хъ ра́ди бы́сть пото́пъ.
Вся́, ели́ка от­ земли́, въ зе́млю воз­враща́ют­ся, и от­ воды́, въ мо́ре воз­враща́ют­ся.
Вся́къ да́ръ и непра́вда истреби́т­ся, а вѣ́ра во вѣ́къ стоя́ти бу́детъ.
Имѣ́нiе непра́ведныхъ я́ко рѣка́ и́зсхнетъ, и я́коже гро́мъ вели́къ въ до́ждь воз­греми́тъ.
Егда́ разгне́тъ ру́цѣ, воз­весели́т­ся, та́ко преступа́ющiи до конца́ изче́знутъ.
Изча́дiя нечести́выхъ не умно́жатъ вѣ́твiй, и коре́нiя нечи́стая на тве́рдѣ ка́мени:
зла́къ надъ вся́кою водо́ю и на бре́зѣ рѣки́ пре́жде вся́кiя травы́ исто́рженъ бу́детъ.
Благода́ть я́ко ра́й во благослове́нiихъ, и ми́лостыня во вѣ́къ пребыва́етъ.
Живо́тъ самодово́лнаго дѣ́лателя услади́т­ся, и па́че обо­и́хъ обрѣта́яй сокро́вище.
Ча́да и созида́нiе гра́да утвержда́ютъ и́мя, и па́че обо­и́хъ жена́ непоро́чна вмѣня́ет­ся.
Вино́ и мусикі́а веселя́тъ се́рдце, а па́че обо­и́хъ воз­любле́нiе прему́дрости.
Свирѣ́ль и псалти́рь услажда́ютъ пѣ́снь, а па́че обо­и́хъ язы́къ сла́дкiй.
Благода́ти и добро́ты воз­жела́етъ о́ко твое́, а па́че обо­и́хъ зла́ка сѣ́мене.
Прiя́тель и дру́гъ срѣта́ющася во вре́мя, а па́че обо­и́хъ жена́ съ му́жемъ.
Бра́тiя и по́мощь во вре́мя ско́рби, а па́че обо­и́хъ ми́лостыня изба́витъ.
Зла́то и сребро́ утвердя́тъ но́гу, а па́че обо­и́хъ совѣ́тъ благо­уго́денъ бу́детъ.
Имѣ́нiе и крѣ́пость воз­несу́тъ се́рдце, а па́че обо­и́хъ стра́хъ Госпо́день:
нѣ́сть во стра́сѣ Госпо́дни умале́нiя и нѣ́сть въ не́мъ лише́нiя по́мощи:
стра́хъ Госпо́день я́ко ра́й благослове́нiя, и па́че вся́кiя сла́вы покры́ его́.
Ча́до, живото́мъ просли́вымъ не живи́: лу́чше умре́ти, не́жели проси́ти.
Му́жъ зря́ на чужду́ю трапе́зу, нѣ́сть живо́тъ его́ въ числѣ́ живота́: опеча́литъ ду́шу свою́ чужды́ми бра́шны:
му́жъ же худо́гъ и нака́занъ сохрани́т­ся.
Во устѣ́хъ нестыдли́ваго проше́нiе услади́т­ся, и во чре́вѣ его́ о́гнь воз­гори́т­ся.
Много трудов предназначено каждому человеку, и тяжело иго на сынах Адама со дня исхода из чрева матери их до дня возвращения к матери всех.
Мысль об ожидаемом и день смерти производит в них размышления и страх сердца.
От сидящего на славном престоле и до поверженного на земле и во прахе,
от носящего порфиру и венец и до одетого в рубище, –
у всякого досада и ревность, и смущение, и беспокойство, и страх смерти, и негодование, и распря, и во время успокоения на ложе ночной сон расстраивает ум его.
Мало, почти совсем не имеет он покоя, и потому и во сне он, как днем, на страже:
будучи смущен сердечными своими мечтами, как бежавший с поля брани, во время безопасности своей он пробуждается и не может надивиться, что ничего не было страшного.
Хотя это бывает со всякою плотью, от человека до скота, но у грешников в семь крат более сего.
Смерть, убийство, ссора, меч, бедствия, голод, сокрушение и удары, –
все это – для беззаконных; и потоп был для них.
Все, что от земли, обращается в землю, и что из воды, возвращается в море.
Всякий подарок и несправедливость будут истреблены, а верность будет стоять вовек.
Имения неправедных, как поток, иссохнут и, как сильный гром при проливном дожде, прогремят.
Кто открывает руку, тот бывает весел; а преступники вконец погибнут.
Потомки нечестивых не умножат ветвей, и нечистые корни – на утесистой скале:
осока при всякой воде и на берегу реки скашивается прежде всякой другой травы.
Благотворительность, как рай, полна благословений, и милостыня пребывает вовек.
Жизнь довольного своею участью и труженика сладостна; но превосходит обоих тот, кто находит сокровище.
Дети и построение города увековечивают имя, но превосходнее того и другого считается безукоризненная жена.
Вино и музыка веселят сердце, но лучше того и другого – любовь к мудрости.
Свирель и гусли делают приятным пение, но лучше их – приятный язык.
Приятность и красота вожделенны для очей твоих, но более той и другой – зелень посева.
Друг и приятель сходятся по временам, но жена с мужем – всегда.
Братья и покровители – во время скорби, но вернее тех и других спасает милостыня.
Золото и серебро утверждают стопы, но надежнее того и другого признаётся добрый совет.
Богатство и сила возвышают сердце, но выше того – страх Господень:
в страхе Господнем нет недостатка, и нет надобности искать при нем помощи;
страх Господень – как благословенный рай, и облекает его всякою славою.
Сын мой! не живи жизнью нищенскою: лучше умереть, нежели просить милостыни.
Кто засматривается на чужой стол, того жизнь – не жизнь: он унижает душу свою чужими яствами;
но человек разумный и благовоспитанный предостережет себя от того.
В устах бесстыдного сладким покажется прошение милостыни, но в утробе его огонь возгорится.
Копировать текст Копировать ссылку Толкования стиха

Настройки