Скрыть
48:2
48:11
48:12
48:16
48:17
48:18
48:21
48:22
48:23
48:25
48:27
48:28
Церковнославянский (рус)
И воста́ илiа́ проро́къ я́ко о́гнь, и сло́во его́ я́ко свѣща́ горя́ше:
и́же нанесе́ на ня́ гла́дъ и ре́вностiю сво­е́ю ума́ли я́,
сло́вомъ Госпо́днимъ удержа́ не́бо и сведе́ та́ко три́жды о́гнь съ небесе́.
Ко́ль просла́вил­ся еси́, илiе́, чудесы́ тво­и́ми, и кто́ подо́бенъ тебѣ́ похвали́тися?
Воздви́гнувъ мертвеца́ от­ сме́рти и изъ а́да сло́вомъ вы́шняго,
сведы́й цари́ въ па́губу и просла́влен­ныя от­ одра́ и́хъ,
слы́шавый въ Сина́и обличе́нiе и въ Хори́вѣ судьбы́ от­мще́нiя,
помазу́яй цари́ на воз­дая́нiе и проро́ки прее́мники по себѣ́,
взя́выйся ви́хромъ о́гнен­нымъ на колесни́цѣ ко́ней о́гнен­ныхъ,
впи́санъ во обличе́нiя на времена́, утоли́ти гнѣ́въ пре́жде я́рости и обрати́ти се́рдце о́тчее къ сы́ну и устро́ити колѣ́на Иа́ковля.
Блаже́ни ви́дѣв­шiи тя́ и любо­́вiю укра́­шен­нiи. 12И́бо мы́ житiе́мъ поживе́мъ.
13Илiа́, и́же ви́хромъ покрове́нъ бы́сть, и Елиссе́й испо́лнися ду́ха его́
и во дни́ своя́ не поколеба́ся от­ князе́й, и не премо́же его́ никто́же:
вся́ко сло́во не превзы́де его́, и во успе́нiи проро́че­с­т­вова тѣ́ло его́:
и въ житiи́ сво­е́мъ сотвори́ чудеса́, и во уме́ртвiи ди́вна дѣла́ его́.
Во всѣ́хъ си́хъ не пока́яшася лю́дiе и не от­ступи́ша от­ грѣ́хъ сво­и́хъ, до́ндеже плѣне́ни бы́ша от­ земли́ сво­ея́ и расточе́ни бы́ша по все́й земли́.
И оста́ся люді́й ма́ло, и кня́зь въ дому́ дави́довѣ.
Нѣ́цыи у́бо от­ ни́хъ сотвори́ша уго́дное, нѣ́цыи же умно́жиша грѣхи́.
Езекі́а утверди́ гра́дъ сво́й и введе́ посредѣ́ его́ во́ду: ископа́ желѣ́зомъ ка́мень и созда́ исто́чники вода́мъ.
Во дне́хъ его́ взы́де сен­нахири́мъ и посла́ рапса́ка, и воз­дви́же ру́ку свою́ на Сiо́на и воз­вели́чися горды́нею сво­е́ю.
Тогда́ подвиго́шася сердца́ и ру́цѣ и́хъ, и поболѣ́ша я́ко ражда́ющыя.
И помоли́шася Го́споду ми́лостивому, воз­дѣ́в­ше ру́ки своя́ къ нему́:
и святы́й съ небесе́ ско́ро услы́ша я́ и изба́ви я́ руко́ю Иса́iиною:
порази́ полки́ Ассири́йскiя, и сокруши́ я́ а́нгелъ его́.
Сотвори́ бо езекі́а уго́дное Го́сподеви и укрѣпи́ся на путе́хъ дави́да отца́ сво­его́, я́же заповѣ́да Иса́iа, проро́къ ве́лiй и вѣ́ренъ въ видѣ́нiи сво­е́мъ.
Во дне́хъ его́ воспяти́ся со́лнце, и при­­ложи́ житiя́ царе́ви:
ду́хомъ ве́лiимъ ви́дѣ послѣ́дняя и утѣ́ши сѣ́ту­ю­щыя въ Сiо́нѣ:
да́же до вѣ́ка показа́ бу́дущая и сокрове́ная, пре́жде не́же прiити́ и́мъ.
Синодальный
И восстал Илия пророк, как огонь, и слово его горело, как светильник.
Он навел на них голод и ревностью своею умалил число их;
словом Господним он заключил небо и три раза низводил огонь.
Как прославился ты, Илия, чудесами твоими, и кто может сравниться с тобою в славе!
Ты воздвиг мертвого от смерти и из ада словом Всевышнего;
ты низводил в погибель царей и знатных с ложа их;
ты слышал на Синае обличение на них и на Хориве суды мщения;
ты помазал царей на воздаяние и пророков – в преемники себе;
ты восхи́щен был огненным вихрем на колеснице с огненными конями;
ты предназначен был на обличения в свои времена, чтобы утишить гнев, прежде нежели обратится он в ярость, – обратить сердце отца к сыну и восстановить колена Иакова.
Блаженны видевшие тебя и украшенные любовью, – и мы жизнью поживем.
Илия сокрыт был вихрем, – и Елисей исполнился духом его
и во дни свои не трепетал пред князем, и никто не превозмог его;
ничто не одолело его, и по успении его пророчествовало тело его.
И при жизни своей совершал он чудеса, и по смерти дивны были дела его.
При всем том народ не покаялся, и не отступили от грехов своих, доколе не были пленены из земли своей и рассеяны по всей земле.
И осталось весьма мало народа и князь из дома Давидова.
Некоторые из них делали угодное Богу, а некоторые умножали грехи.
Езекия укрепил город свой и провел внутрь его воду, пробил железом скалу и устроил хранилища для воды.
Во дни его сделал нашествие Сеннахирим и послал к нему Рабсака, который поднял руку свою на Сион и много величался в гордости своей.
Тогда затрепетали сердца и руки их, и они мучились, как родильницы;
и воззвали они к Господу милосердому, простерши к Нему руки свои,
и Святый скоро услышал их с неба и избавил их рукою Исаии;
Он поразил войско Ассириян, и Ангел Его истребил их,
ибо Езекия делал угодное Господу и крепко держался путей Давида, отца своего, как заповедал пророк Исаия, великий и верный в видениях своих.
В его дни солнце отступило назад, и он прибавил жизни царю.
Великим духом своим он провидел отдаленное будущее и утешал сетующих в Сионе;
до века возвещал он будущее и сокровенное, прежде нежели оно исполнилось.
Эстонский
Jumala tegude ülistus ajaloos
Ja Eelija tõusis, prohvet otsekui tuli, tema sõna põles nagu tõrvik.
Tema saatis neile näljahäda, ja suures ägeduses vähendas nende sugu.
Issanda sõnaga sulges ta taeva ja selsamal kombel laskis ta tule kolm korda alla tulla.
Kuidas küll sind austati, Eelija, sinu imetegude pärast! Kes võiks kiidelda, et ta on sinuga sarnane,
kes sa Kõigekõrgema sõnaga äratasid surnu surmast ja surmavallast,
kes sa kihutasid kuningaid hukatusse ja auväärseid nende asemeilt,
kes sa kuulsid Siinail ähvardust ja Hoorebil karistusotsuseid,
kes sa võidsid kuningaid kättemaksjaiks ja prohveteid sinu järeltulijaiks,
sind võeti üles tulemöllus tuliste hobustega vankris,
sinust on kirjutatud, et sa noomid seatud ajal, vaigistad viha, enne kui see puhkeb, pöörad isade südamed poegade poole ja taastad Jaakobi suguharud.
Õndsad, kes said sind näha ja rahuldustundega läksid magama. Aga meie ju veel elame!
Kui tuulepööris oli peitnud Eelija, siis tema vaim täitis Eliisa. Oma elupäevil ei vankunud Eliisa ühegi vürsti ees ja keegi ei suutnud teda alistada.
Ükski asi ei olnud talle võimatu ja tema keha rääkis prohvetlikult veel hauaski.
Elades tegi ta imetegusid ja surnunagi olid tema teod imelised.
Sellest kõigest hoolimata ei parandanud rahvas meelt ega jätnud maha oma patte, kuni nad vangidena viidi oma maalt ja pillutati kõigisse maadesse.
Järele jäi ainult vähe rahvast ja üks vürst Taaveti kojale. Mõned neist tegid, mis õige oli, teised aga kuhjasid patte.
Hiskija kindlustas oma linna ja juhtis sinna sisse vett. Ta murdis raudriistadega läbi kalju ja ehitas veehoidlad.
Tema päevil tuli Sanherib üles ja läkitas Rabsake; too läks ja tõstis oma käe Siioni vastu ning hooples oma ülbuses.
Siis värisesid nende südamed ja käed ja nad vaevlesid otsekui sünnitajad.
Nad hüüdsid appi Issandat, halastajat, sirutades oma käsi tema poole. Ja Püha kuulis neid otsekohe taevas ning vabastas Jesaja käe läbi:
ta lõi assüürlaste leeri ja tema ingel hävitas nad.
Sest Hiskija tegi, mis oli Issandale meelepärane, ja jäi kindlaks oma isa Taaveti teedele, nagu oli käskinud prohvet Jesaja, suur ja usaldusväärne oma nägemustes.
Tema päevil läks päike tagasi ja kuninga elu pikendati.
Vaimus suurena nägi ta tulevikku ja trööstis leinajaid Siionis.
Ta kuulutas, mis tuleb kuni igavikuni, ja salajasi asju enne nende sündimist.
И҆ воста̀ и҆лїа̀ прⷪ҇ро́къ ꙗ҆́кѡ ѻ҆́гнь, и҆ сло́во є҆гѡ̀ ꙗ҆́кѡ свѣща̀ горѧ́ше:
и҆́же нанесѐ на нѧ̀ гла́дъ и҆ ре́вностїю свое́ю ᲂу҆ма́ли ѧ҆̀,
сло́вомъ гдⷭ҇нимъ ᲂу҆держа̀ не́бо и҆ сведѐ та́кѡ три́жды ѻ҆́гнь съ небесѐ.
Ко́ль просла́вилсѧ є҆сѝ, и҆лїѐ, чꙋдесы̀ твои́ми, и҆ кто̀ подо́бенъ тебѣ̀ похвали́тисѧ;
Воздви́гнꙋвъ мертвеца̀ ѿ сме́рти и҆ и҆з̾ а҆́да сло́вомъ вы́шнѧгѡ,
сведы́й цари̑ въ па́гꙋбꙋ и҆ просла́влєнныѧ ѿ ѻ҆дра̀ и҆́хъ,
слы́шавый въ сїна́и ѡ҆бличе́нїе и҆ въ хѡри́вѣ сꙋдьбы̑ ѿмще́нїѧ,
помазꙋ́ѧй цари̑ на воздаѧ́нїе и҆ прⷪ҇ро́ки прее́мники по себѣ̀,
взѧ́выйсѧ ви́хромъ ѻ҆́гненнымъ на колесни́цѣ ко́ней ѻ҆́гненныхъ,
впи́санъ во ѡ҆бличє́нїѧ на времена̀, ᲂу҆толи́ти гнѣ́въ пре́жде ꙗ҆́рости и҆ ѡ҆брати́ти се́рдце ѻ҆́тчее къ сы́нꙋ и҆ ᲂу҆стро́ити кѡлѣ́на і҆а̑кѡвлѧ.
Блаже́ни ви́дѣвшїи тѧ̀ и҆ любо́вїю ᲂу҆кра́шеннїи.
И҆́бо мы̀ житїе́мъ поживе́мъ.
И҆лїа̀, и҆́же ви́хромъ покрове́нъ бы́сть, и҆ є҆лїссе́й и҆спо́лнисѧ дꙋ́ха є҆гѡ̀ и҆ во дни̑ своѧ̑ не поколеба́сѧ ѿ кнѧзе́й, и҆ не премо́же є҆гѡ̀ никто́же:
всѧ́ко сло́во не превзы́де є҆гѡ̀, и҆ во ᲂу҆спе́нїи прⷪ҇ро́чествова тѣ́ло є҆гѡ̀:
и҆ въ житїѝ свое́мъ сотворѝ чꙋдеса̀, и҆ во ᲂу҆ме́ртвїи ди̑вна дѣла̀ є҆гѡ̀.
Во всѣ́хъ си́хъ не пока́ѧшасѧ лю́дїе и҆ не ѿстꙋпи́ша ѿ грѣ̑хъ свои́хъ, до́ндеже плѣне́ни бы́ша ѿ землѝ своеѧ̀ и҆ расточе́ни бы́ша по все́й землѝ.
И҆ ѡ҆ста́сѧ люді́й ма́лѡ, и҆ кнѧ́зь въ домꙋ̀ даві́довѣ.
Нѣ́цыи ᲂу҆́бѡ ѿ ни́хъ сотвори́ша ᲂу҆го́дное, нѣ́цыи же ᲂу҆мно́жиша грѣхѝ.
Є҆зекі́а ᲂу҆твердѝ гра́дъ сво́й и҆ введѐ посредѣ̀ є҆гѡ̀ во́дꙋ: и҆скопа̀ желѣ́зомъ ка́мень и҆ созда̀ и҆сто́чники вода́мъ.
Во дне́хъ є҆гѡ̀ взы́де сеннахирі́мъ и҆ посла̀ раѱа́ка, и҆ воздви́же рꙋ́кꙋ свою̀ на сїѡ́на и҆ возвели́чисѧ горды́нею свое́ю.
Тогда̀ подвиго́шасѧ сердца̀ и҆ рꙋ́цѣ и҆́хъ, и҆ поболѣ́ша ꙗ҆́кѡ ражда́ющыѧ.
И҆ помоли́шасѧ гдⷭ҇ꙋ млⷭ҇тивомꙋ, воздѣ́вше рꙋ́ки своѧ̑ къ немꙋ̀:
и҆ ст҃ы́й съ нб҃сѐ ско́рѡ ᲂу҆слы́ша ѧ҆̀ и҆ и҆зба́ви ѧ҆̀ рꙋко́ю и҆са́їиною:
поразѝ полкѝ а҆ссѷрі̑йскїѧ, и҆ сокрꙋшѝ ѧ҆̀ а҆́гг҃лъ є҆гѡ̀.
Сотвори́ бо є҆зекі́а ᲂу҆го́дное гдⷭеви и҆ ᲂу҆крѣпи́сѧ на пꙋте́хъ даві́да ѻ҆тца̀ своегѡ̀, ꙗ҆̀же заповѣ́да и҆са́їа, прⷪ҇ро́къ ве́лїй и҆ вѣ́ренъ въ видѣ́нїи свое́мъ.
Во дне́хъ є҆гѡ̀ воспѧти́сѧ со́лнце, и҆ приложѝ житїѧ̀ царе́ви:
дꙋ́хомъ ве́лїимъ ви́дѣ послѣ̑днѧѧ и҆ ᲂу҆тѣ́ши сѣ́тꙋющыѧ въ сїѡ́нѣ:
да́же до вѣ́ка показа̀ бꙋ̑дꙋщаѧ и҆ сокровє́наѧ, пре́жде не́же прїитѝ и҆̀мъ.
Копировать текст Копировать ссылку Толкования стиха

Настройки