Быт. Исх. Лев. Чис. Втор. Нав. Суд. Руф. 1Цар. 2Цар. 3Цар. 4Цар. 1Пар. 2Пар. 1Ездр. Неем. 2Ездр. Тов. Иудиф. Эсф. 1Мак. 2Мак. 3Мак. 3Ездр. Иов. Пс. Притч. Еккл. Песн. Прем. Сир. Ис. Иер. Плч. Посл.Иер. Вар. Иез. Дан. Ос. Иоил. Ам. Авд. Ион. Мих. Наум. Авв. Соф. Агг. Зах. Мал. Мф. Мк. Лк. Ин. Деян. Иак. 1Пет. 2Пет. 1Ин. 2Ин. 3Ин. Иуд. Рим. 1Кор. 2Кор. Гал. Еф. Флп. Кол. 1Фес. 2Фес. 1Тим. 2Тим. Тит. Флм. Евр. Откр.

 
Книга Премудрости Соломона

 
  • Возлюби́те пра́вду, судя́щiи зе́млю: му́др­ст­вуйте о Го́сподѣ въ благосты́ни и въ простотѣ́ се́рдца взыщи́те его́:
  • я́ко обрѣта́ет­ся не искуша́ющымъ его́, явля́ет­ся же не невѣ́ру­ю­щымъ ему́.
  • Стропти́вая бо помышле́нiя от­луча́ютъ от­ Бо́га: искуша́емая си́ла облича́етъ безу́мныхъ.
  • Я́ко въ злохудо́жну ду́шу не вни́детъ прему́дрость, ниже́ обита́етъ въ тѣлеси́ пови́н­нѣмъ грѣху́:
  • святы́й бо Ду́хъ наказа́нiя от­бѣжи́тъ льсти́ва и отъ­и́мет­ся от­ помышле́нiй неразу́мныхъ и обличи́т­ся от­ находя́щiя непра́вды.
  • Человѣко­люби́въ бо ду́хъ прему́дрости и не обезвини́тъ ху́льника от­ усте́нъ его́: я́ко вну́трен­нихъ его́ свидѣ́тель е́сть Бо́гъ и се́рдца его́ испыта́тель и́стиненъ и язы́ка слы́шатель:
  • я́ко Ду́хъ Госпо́день испо́лни вселе́н­ную, и содержа́й вся́ ра́зумъ и́мать гла́са.
  • Сего́ ра́ди вѣща́яй непра́ведная никто́же утаи́т­ся, и не ми́мо и́детъ его́ облича́ющь су́дъ.
  • Въ совѣ́тѣхъ бо нечести́ваго истяза́нiе бу́детъ, слове́съ же его́ слы́шанiе ко Го́споду прiи́детъ во обличе́нiе беззако́нiй его́:
  • я́ко у́хо рве́нiя слы́шитъ вся́, и молва́ ропта́нiй не кры́ет­ся.
  • Храни́теся у́бо от­ ропта́нiя неполе́зна и от­ оболга́нiя щади́те язы́къ: я́ко вѣща́нiе та́йное тще́ не пре́йдетъ, уста́ же лжу́щая убива́ютъ ду́шу.
  • Не вожделѣ́йте сме́рти въ заблужде́нiи живота́ ва́­шего, ниже́ при­­влека́йте поги́бели дѣла́ми ру́къ ва́шихъ:
  • я́ко Бо́гъ сме́рти не сотвори́, ни весели́т­ся о поги́бели живы́хъ.
  • Созда́ бо во е́же бы́ти всѣ́мъ, и спаси́телны бытiя́ мíра, ни бо́ е́сть въ ни́хъ врачева́нiя губи́телнаго, ниже́ а́ду ца́р­ст­вiя на земли́.
  • Пра́вда бо безсме́ртна е́сть: [непра́вда же сме́рти снабдѣ́нiе:]
  • нечести́вiи же рука́ма и словесы́ при­­зва́ша ю́, други́ню вмѣни́ша ю́ и иста́яша, и завѣ́тъ положи́ша съ не́ю, я́ко досто́йни су́ть о́ноя ча́сти бы́ти.
  • Реко́ша бо въ себѣ́ помышля́ющiи непра́во: ма́лъ е́сть и печа́ленъ живо́тъ на́шъ, и нѣ́сть изцѣле́нiя въ кончи́нѣ человѣ́честѣ, и нѣ́сть позна́нъ воз­врати́выйся от­ а́да.
  • Я́ко самослуча́йно рожде́ни есмы́, и по се́мъ бу́демъ я́коже не бы́в­ше: поне́же ды́мъ дыха́нiе въ но́здрехъ на́шихъ, и сло́во и́скра въ движе́нiи се́рдца на́­шего:
  • е́йже уга́сшей пе́пелъ бу́детъ тѣ́ло, и ду́хъ на́шъ разлiе́т­ся я́ко мя́гкiй воз­ду́хъ,
  • и и́мя на́­ше забве́но бу́детъ во вре́мя, и никто́же воспомяне́тъ дѣ́лъ на́шихъ: и пре́йдетъ живо́тъ на́шъ я́ко слѣды́ о́блака, и я́ко мгла́ разруши́т­ся, разгна́ная от­ лу́чь со́лнечныхъ и теплото́ю его́ отягчи́в­шися.
  • Стѣ́ни бо прехо́дъ житiе́ на́­ше, и нѣ́сть воз­враще́нiя кончи́ны на́­шея: я́ко запеча́тана е́сть, и никто́ воз­враща́ет­ся.
  • Прiиди́те у́бо и наслади́мся настоя́щихъ благи́хъ, и употреби́мъ созда́нiя, я́ко въ ю́ности ско́ро:
  • вина́ дража́йшаго и ми́ра [благово́н­на] испо́лнимся, и да не пре́йдетъ на́съ цвѣ́тъ житiя́:
  • увѣнча́имъ на́съ ши́пковыми цвѣ́ты, пре́жде не́же увя́нутъ:
  • ни еди́нъ от­ на́съ лише́нъ да бу́детъ на́­шего наслажде́нiя, вездѣ́ оста́вимъ зна́менiе весе́лiя, я́ко сiя́ ча́сть на́ша и жре́бiй се́й.
  • Наси́лiе сотвори́мъ убо́гу пра́ведному, не пощади́мъ вдови́цы, ниже́ ста́рца устыди́мся сѣди́нъ многолѣ́тныхъ.
  • Да бу́детъ же на́мъ крѣ́пость зако́нъ пра́вды: некрѣ́пкое бо неполе́зно обрѣта́ет­ся.
  • Улови́мъ же [ле́стiю] пра́веднаго, я́ко непотре́бенъ на́мъ е́сть и проти́вит­ся дѣло́мъ на́шымъ, и поно́ситъ на́мъ грѣхи́ зако́на и злосла́витъ на́мъ грѣхи́ уче́нiя на́­шего:
  • воз­вѣща́етъ на́мъ ра́зумъ имѣ́ти Бо́жiй, и о́трока Госпо́дня себе́ имену́етъ:
  • бы́сть на́мъ на обличе́нiе помышле́нiй на́шихъ:
  • тя́жекъ е́сть на́мъ и къ видѣ́нiю, я́ко неподо́бно [е́сть] ины́мъ житiе́ его́, и от­мѣ́н­ны [су́ть] стези́ его́:
  • въ поруга́нiе вмѣни́хомся ему́, и удаля́етеся от­ путі́й на́шихъ я́ко от­ нечисто́тъ: блажи́тъ послѣ́дняя пра́ведныхъ и сла́вит­ся Отца́ имѣ́ти [себѣ́] Бо́га.
  • Уви́димъ, а́ще словеса́ его́ и́стин­на, и иску́симъ я́же сбу́дут­ся ему́.
  • А́ще бо е́сть и́стин­ный сы́нъ Бо́жiй, защи́титъ его́ и изба́витъ его́ от­ руки́ проти́вящихся.
  • Досажде́нiемъ и му́кою истя́жимъ его́, да увѣ́мы кро́тость его́ и иску́симъ беззло́б­ст­во его́:
  • сме́ртiю поно́сною осу́димъ его́, бу́детъ бо ему́ разсмотре́нiе от­ слове́съ его́.
  • Сiя́ помы́слиша и прельсти́шася: ослѣпи́ бо и́хъ зло́ба и́хъ,
  • и не увѣ́дѣша та́инъ Бо́жiихъ, ниже́ мзды́ упова́ша преподо́бiя, ниже́ при­­суди́ша че́сти душа́мъ непоро́чнымъ.
  • Я́ко Бо́гъ созда́ человѣ́ка въ неистлѣ́нiе и во о́бразъ подо́бiя сво­его́ сотвори́ его́:
  • за́вистiю же дiа́волею сме́рть вни́де въ мíръ: вкуша́ютъ же ю́, и́же от­ ея́ ча́сти су́ть.
  • Пра́ведныхъ же ду́ши въ руцѣ́ Бо́жiей, и не при­­ко́снет­ся и́хъ му́ка.
  • Непщева́ни бы́ша во о́чiю безу́мныхъ умре́ти, и вмѣни́ся озлобле́нiе исхо́дъ и́хъ,
  • и е́же от­ на́съ ше́­ст­вiе сокруше́нiе: они́ же су́ть въ ми́рѣ.
  • И́бо предъ лице́мъ человѣ́ческимъ а́ще и му́ку прiи́мутъ, упова́нiе и́хъ безсме́ртiя испо́лнено:
  • и вма́лѣ нака́зани бы́в­ше, вели́кими благодѣ́тел­ст­вовани бу́дутъ, я́ко Бо́гъ искуси́ и́хъ и обрѣ́те и́хъ досто́йны себѣ́:
  • я́ко зла́то въ горни́лѣ искуси́ и́хъ, и я́ко всепло́дiе же́ртвен­ное прiя́тъ я́.
  • И во вре́мя посѣще́нiя и́хъ воз­сiя́ютъ, и я́ко и́скры по сте́блiю потеку́тъ:
  • су́дятъ язы́комъ и облада́ютъ людьми́, и воцари́т­ся въ ни́хъ Госпо́дь во вѣ́ки.
  • Надѣ́ющiися на́нь уразумѣ́ютъ и́стину, и вѣ́рнiи въ любви́ пребу́дутъ ему́, я́ко благода́ть и ми́лость въ преподо́бныхъ его́ и посѣще́нiе во избра́н­ныхъ его́.
  • Нечести́вiи же, я́ко помы́слиша, прiи́мутъ запреще́нiе, и́же неради́в­шiи о пра́веднѣмъ и от­ Го́спода от­ступи́в­ше.
  • Прему́дрость бо и наказа́нiе уничижа́яй окая́ненъ, и пра́здно упова́нiе и́хъ, и труды́ безпло́дны, и неключи́ма дѣла́ и́хъ:
  • жены́ и́хъ безу́мны и лука́ва ча́да и́хъ, про́клято рожде́нiе и́хъ.
  • Я́ко блаже́на е́сть непло́ды неоскверне́ная, я́же не позна́ ло́жа во грѣсѣ́, имѣ́ти бу́детъ пло́дъ въ посѣще́нiи ду́шъ:
  • и евну́хъ, и́же не содѣ́ла въ руку́ [свое́ю] беззако́нiя, ниже́ помы́сли на Го́спода лука́вая, да́ст­ся бо ему́ вѣ́ры благода́ть избра́н­на и жре́бiй во хра́мѣ Госпо́дни уго́днѣйшiй.
  • Благи́хъ бо трудо́въ пло́дъ благосла́венъ, и не от­па́да­ю­щь ко́рень ра́зума.
  • Ча́да же прелюбо­дѣ́евъ несоверше́на бу́дутъ, и от­ законопресту́пнаго ло́жа сѣ́мя изче́знетъ:
  • а́ще бо долгоживо́тни бу́дутъ, ни во что́же вмѣня́т­ся, и безче́стна на послѣ́докъ ста́рость и́хъ:
  • а́ще же ско́ро сконча́ют­ся, не бу́дутъ имѣ́ти упова́нiя, ниже́ въ де́нь суда́ утѣше́нiя:
  • ро́да бо непра́веднаго лю́тая оконча́нiя.
  • Лу́чше безча́д­ст­во со добродѣ́телiю: безсме́ртiе бо е́сть въ па́мяти ея́, я́ко и предъ Бо́гомъ позна́ет­ся и предъ человѣ́ки:
  • при­­су́щую бо подража́ютъ ю́ и жела́ютъ от­ше́дшiя, и въ вѣ́цѣ вѣнцено́сно чти́т­ся нескве́рныхъ по́двиговъ бра́нь одолѣ́в­ши.
  • Многопло́дно же нечести́выхъ мно́же­с­т­во неключи́мо бу́детъ, и прелюбо­дѣ́йная насажде́нiя не даду́тъ коре́нiя въ глубину́, ниже́ крѣ́пко стоя́нiе сотворя́тъ:
  • а́ще бо и вѣ́тви на вре́мя процвѣту́тъ, не крѣ́пко воз­ше́дше от­ вѣ́тра поколе́блют­ся и от­ зѣ́лныхъ вѣ́тровъ искореня́т­ся:
  • сокруша́т­ся вѣ́тви несоверше́н­ны, и пло́дъ и́хъ неключи́мь, оско́менъ въ снѣ́дь, и ни во что́ потре́бенъ.
  • От беззако́н­ныхъ бо сно́въ ча́да ражда́емая свидѣ́телiе су́ть лука́в­ст­вiя на роди́тели во испыта́нiи и́хъ.
  • Пра́ведникъ же а́ще пости́гнетъ сконча́тися, въ поко́и бу́детъ:
  • ста́рость бо честна́ не многолѣ́тна, ниже́ въ числѣ́ лѣ́тъ изчита́ет­ся:
  • сѣди́на же е́сть му́дрость человѣ́комъ, и во́зрастъ ста́рости житiе́ нескве́рно.
  • Благо­уго́денъ богови бы́въ, воз­лю́бленъ бы́сть, и живы́й посредѣ́ грѣ́шныхъ преста́вленъ бы́сть:
  • восхище́нъ бы́сть, да не зло́ба измѣни́тъ ра́зумъ его́, или́ ле́сть прельсти́тъ ду́шу его́.
  • Раче́нiе бо зло́бы помрача́етъ до́брая, и паре́нiе по́хоти премѣня́етъ у́мъ незло́бивъ.
  • Сконча́вся вма́лѣ испо́лни лѣ́та до́лга:
  • уго́дна бо бѣ́ Го́сподеви душа́ его́, сего́ ра́ди потща́ся от­ среды́ лука́в­ст­вiя:
  • лю́дiе же ви́дѣв­ше и не разумѣ́в­ше, ниже́ поло́жше въ помышле́нiи таково́е, я́ко благода́ть и ми́лость въ преподо́бныхъ его́ и посѣще́нiе во избра́н­ныхъ его́.
  • Осу́дитъ же пра́ведникъ умира́яй живы́хъ нечести́выхъ, и ю́ность сконча́в­шаяся ско́ро долголѣ́тную ста́рость непра́веднаго.
  • У́зрятъ бо кончи́ну прему́драго и не уразумѣ́ютъ, что́ усовѣ́това о не́мъ и во что́ утверди́ его́ Госпо́дь:
  • у́зрятъ и уничижа́тъ его́, Госпо́дь же посмѣе́т­ся и́мъ:
  • и бу́дутъ посе́мъ въ паде́нiе безче́стно и во укори́зну въ ме́ртвыхъ въ вѣ́къ: я́ко расто́ргнетъ и́хъ безгла́сны ни́цъ и поколе́блетъ и́хъ от­ основа́нiй, и да́же до послѣ́днихъ опустѣ́ютъ и бу́дутъ въ болѣ́зни, и па́мять и́хъ поги́бнетъ:
  • прiи́дутъ въ помышле́нiе грѣхо́въ сво­и́хъ боязли́вiи, и облича́тъ и́хъ проти́ву беззако́нiя и́хъ.
  • Тогда́ ста́нетъ во дерзнове́нiи мно́зѣ пра́ведникъ предъ лице́мъ оскорби́в­шихъ его́ и от­мета́ющихъ труды́ его́:
  • ви́дящiи смяту́т­ся стра́хомъ тя́жкимъ и ужа́снут­ся о пресла́внѣмъ спасе́нiи его́,
  • и реку́тъ въ себѣ́ ка́ющеся и въ тѣснотѣ́ ду́ха воз­дыха́юще: се́й бѣ́, его́же имѣ́хомъ нѣ́когда въ посмѣ́хъ и въ при́тчу поноше́нiя.
  • Безу́мнiи, житiе́ его́ вмѣни́хомъ неи́стово и кончи́ну его́ безче́стну:
  • ка́ко вмѣни́ся въ Сы́нѣ́хъ Бо́жiихъ, и во святы́хъ жре́бiй его́ е́сть?
  • У́бо заблуди́хомъ от­ пути́ и́стин­наго, и пра́вды свѣ́тъ не облиста́ на́мъ, и со́лнце не воз­сiя́ на́мъ:
  • беззако́н­ныхъ испо́лнихомся сте́зь и поги́бели и ходи́хомъ въ пусты́ни непроходи́мыя, пути́ же Госпо́дня не увѣ́дѣхомъ.
  • Что́ по́льзова на́мъ горды́ня, и бога́т­ст­во съ велича́нiемъ что́ воз­даде́ на́мъ?
  • Преидо́ша вся́ о́на я́ко сѣ́нь и я́ко вѣ́сть претека́ющая.
  • Я́ко кора́бль преходя́й волну́ющуюся во́ду, его́же прохо́ду нѣ́сть стопы́ обрѣсти́, ниже́ стези́ ше́­ст­вiя его́ въ волна́хъ:
  • или́ я́ко пти́цы, прелета́ющiя по а́еру, ни еди́но обрѣта́ет­ся зна́менiе пути́, я́звою же смуща́яй бiе́мый ду́хъ ле́гкiй, и разсѣца́емый си́лою шумя́щею движе́нiемъ кри́лъ прелетѣ́, и посе́мъ ни еди́но зна́менiе обрѣ́теся прохо́ду въ не́мъ:
  • или́ я́ко стрѣло́ю испуще́ною на намѣ́реное мѣ́сто разсѣ́чен­ный а́еръ внеза́пу въ себѣ́ самѣ́мъ заключе́нъ бы́сть, я́ко не позна́тися прохо́ду ея́:
  • та́ко и мы́ рожде́ни оскудѣ́хомъ и добродѣ́тели у́бо ни еди́наго зна́менiя мо́жемъ показа́ти, во зло́бѣ же на́­шей сконча́хомся.
  • И́бо упова́нiе нечести́ваго, я́ко пра́хъ от­ вѣ́тра подъе́млемый и я́ко пѣ́на мя́гка от­ бу́ри расто́ргнена, и я́ко ды́мъ от­ вѣ́тра разлива́ет­ся и я́ко па́мять при­­ше́лца еди́наго дне́ пре́йде:
  • пра́ведницы же во вѣ́ки живу́тъ, и во гдѣ́ мзда́ и́хъ, и попече́нiе и́хъ у вы́шняго:
  • сего́ ра́ди прiи́мутъ ца́р­ст­вiе благолѣ́пiя и вѣне́цъ добро́ты от­ руки́ Госпо́дни, я́ко десни́цею покры́етъ и́хъ и мы́шцею защи́титъ и́хъ.
  • Прiи́метъ всеору́жiе рве́нiе свое́ и вооружи́тъ тва́рь въ ме́сть враго́мъ,
  • облече́т­ся въ броня́ пра́вды и воз­ложи́тъ шле́мъ су́дъ нелицемѣ́ренъ,
  • прiи́метъ щи́тъ непобѣди́мый преподо́бiе,
  • поостри́тъ же напра́сный гнѣ́въ во ору́жiе: спобо́ретъ же съ ни́мъ мíръ на безу́мныя.
  • По́йдутъ праволу́чныя стрѣ́лы мо́лнiины, и я́ко от­ благокру́гла лу́ка облако́въ на намѣ́ренiе полетя́тъ:
  • и от­ каменоме́тныя я́рости испо́лнь паду́тъ гра́ды: воз­негоду́етъ на ни́хъ вода́ морска́я, рѣ́ки же потопя́тъ на́гло:
  • сопроти́въ ста́нетъ и́мъ ду́хъ си́лы, и я́ко ви́хоръ развѣ́етъ и́хъ:
  • и опустоши́тъ всю́ зе́млю беззако́нiе, и злодѣ́й­ст­во преврати́тъ престо́лы си́льныхъ.
  • Слы́шите у́бо, ца́рiе, и разумѣ́йте: научи́теся, судiи́ конце́въ земли́:
  • внуши́те, содержа́щiи мно́же­ст­ва и гордя́щiися о наро́дѣхъ язы́ковъ:
  • я́ко дана́ е́сть от­ Го́спода держа́ва ва́мъ и си́ла от­ вы́шняго, и́же истя́жетъ дѣла́ ва́ша и помышле́нiя испыта́етъ:
  • я́ко слузи́ су́ще ца́р­ст­ва его́ не суди́сте пра́во, ни сохрани́сте зако́на, ниже́ по во́ли Бо́жiей ходи́сте.
  • Стра́шно и ско́ро яви́т­ся ва́мъ: я́ко су́дъ жесточа́йшiй преиму́щымъ быва́етъ,
  • и́бо ма́лый досто́инъ е́сть ми́лости, си́льнiи же си́льнѣ истя́зани бу́дутъ.
  • Не щади́тъ бо лица́ всѣ́хъ Влады́ка, ниже́ усрами́т­ся вельмо́жи, я́ко ма́ла и вели́ка се́й сотвори́, подо́бнѣ же проразумѣва́етъ о всѣ́хъ:
  • держа́внымъ же крѣ́пко насто­и́тъ испыта́нiе.
  • Къ ва́мъ у́бо, О, ца́рiе, словеса́ моя́, да научи́теся прему́дрости и не паде́те:
  • и́бо сохраня́ющiи преподо́бнѣ преподо́бная преподо́бни бу́дутъ, и и́же научи́в­шiися си́мъ, обря́щутъ от­вѣ́тъ.
  • Возжелѣ́йте у́бо слове́съ мо­и́хъ, воз­люби́те и накажи́теся.
  • Свѣтла́ и не увяда́ема е́сть прему́дрость, и удо́бно ви́дит­ся от­ лю́бящихъ ю́, и обря́щет­ся от­ и́щущихъ ю́:
  • предваря́етъ жела́ющымъ предувѣ́дѣтися.
  • У́треневавый къ не́й не утруди́т­ся: при­­сѣдя́щую бо обря́щетъ при­­ вратѣ́хъ сво­и́хъ.
  • Е́же бо мы́слити о не́й, ра́зума [е́сть] соверше́н­ство, и бдя́й ея́ ра́ди вско́рѣ безъ печа́ли бу́детъ:
  • я́ко досто́йныхъ ея́ сама́ обхо́дитъ и́щущи, и на стезя́хъ показу́ет­ся и́мъ благопрiя́тно, и во все́мъ провидѣ́нiи срѣта́етъ и́хъ.
  • Нача́ло бо ея́ и́стин­нѣйшее наказа́нiя воз­желѣ́нiе,
  • попече́нiе же наказа́нiя любы́, любы́ же хране́нiе зако́новъ ея́,
  • хране́нiе же зако́новъ утвержде́нiе нерастлѣ́нiя [е́сть], нерастлѣ́нiе же твори́тъ бли́зъ бы́ти Бо́га:
  • воз­желѣ́нiе у́бо прему́дрости воз­во́дитъ къ ца́р­ст­ву [вѣ́чному].
  • А́ще у́бо наслажда́етеся престо́лами и ски́птры, О, ца́рiе люді́й, почти́те прему́дрость, да во вѣ́ки ца́р­ст­вуете.
  • Что́ же е́сть прему́дрость, и ка́ко бы́сть, воз­вѣщу́,
  • и не утаю́ от­ ва́съ та́инъ, но от­ нача́ла рожде́нiя изслѣ́жду,
  • и положу́ на свѣ́тъ ра́зумъ ея́ и не премину́ю и́стины,
  • ниже́ за́вистiю та́ющему спу́ть­ст­вую, я́ко се́й не бу́детъ при­­ча́ст­никъ прему́дрости.
  • Мно́же­с­т­во же прему́дрыхъ спасе́нiе мíру, и ца́рь прему́дръ утвержде́нiе лю́демъ.
  • Сего́ ра́ди прiими́те наказа́нiе по словесе́мъ мо­и́мъ, и поле́зно бу́детъ ва́мъ.
  • Е́смь бо и а́зъ человѣ́къ сме́ртенъ, подо́бенъ всѣ́мъ и земноро́днаго вну́къ первоз­да́н­наго:
  • и во чре́вѣ ма́терни изобрази́хся пло́ть, въ десятомѣ́сячнѣмъ вре́мени согусти́вся въ кро́ви от­ сѣ́мене му́жеска и услажде́нiя сно́мъ соше́дшагося.
  • И а́зъ рожде́нъ воспрiя́хъ о́бщаго а́ера и на подобостра́стную зе́млю спадо́хъ, пе́рвый гла́съ подо́бный всѣ́мъ испусти́хъ пла́ча:
  • въ пелена́хъ воскормле́нъ е́смь, и съ [вели́кимъ] при­­лѣжа́нiемъ:
  • ни еди́нъ бо ца́рь и́но имѣ́ рожде́нiя нача́ло,
  • еди́нъ бо вхо́дъ всѣ́мъ е́сть въ житiе́, подо́бенъ же и исхо́дъ.
  • Сего́ ра́ди помоли́хся, и да́нъ бы́сть мнѣ́ ра́зумъ: при­­зва́хъ, и прiи́де на мя́ ду́хъ прему́дрости.
  • Предсуди́хъ ю́ па́че ски́птровъ и престо́ловъ, и бога́т­ст­во ничто́же вмѣни́хъ ко сравне́нiю тоя́,
  • ниже́ уподо́бихъ ея́ ка́меню драгоцѣ́н­ному, я́ко все́ зла́то предъ не́ю песо́къ ма́лый, и я́ко бре́нiе вмѣни́т­ся предъ не́ю сребро́:
  • па́че здра́вiя и красоты́ воз­люби́хъ ю́ и предъизбра́хъ ю́ вмѣ́сто свѣ́та имѣ́ти, я́ко неугаса́емо е́сть блиста́нiе ея́.
  • Прiидо́ша же мнѣ́ блага́я вся́ вку́пѣ съ не́ю и безчи́слено бога́т­ст­во рука́ма ея́:
  • и воз­весели́хся о всѣ́хъ, я́ко и́ми облада́етъ прему́дрость: не вѣ́дѣхъ же ю́ роди́телницу бы́ти си́хъ.
  • Неле́стнѣ научи́хся, безъ за́висти преподаю́ и бога́т­ст­ва ея́ не сокрыва́ю:
  • неоску́дно бо е́сть сокро́вище человѣ́комъ, е́же употреби́в­шiи къ Бо́гу посла́шася въ содруже́нiе, дара́ми от­ наказа́нiя предста́влени.
  • Мнѣ́ же даде́ Бо́гъ глаго́лати по разумѣ́нiю и мнѣ́ти досто́йнѣ о подава́емыхъ, я́ко то́й и прему́дрости предводи́тель е́сть и прему́дрыхъ испра́витель:
  • въ руку́ бо его́ и мы́ и словеса́ на́ша, и вся́кiй ра́зумъ и дѣ́лъ худо́же­с­т­во.
  • Се́й бо даде́ мнѣ́ о су́щихъ позна́нiе нело́жное, позна́ти составле́нiе мíра и дѣ́й­ст­вiе стихі́й,
  • нача́ло и коне́цъ и среди́ну време́нъ, воз­вра́товъ премѣ́ны и измѣне́нiя време́нъ,
  • лѣ́тъ кру́ги и звѣ́здъ расположе́нiя,
  • есте­с­т­во́ живо́тныхъ и гнѣ́въ звѣре́й, вѣ́тровъ уси́лiе и помышле́нiя человѣ́ковъ, ра́зн­ство лѣ́тораслемъ и си́лы коре́нiй.
  • И ели́ка су́ть скры́та и я́вна, позна́хъ: всѣ́хъ бо худо́жница научи́ мя прему́дрость.
  • Е́сть бо въ то́й ду́хъ ра́зума свя́тъ, единоро́дный, многоча́стный, то́нкiй, благодви́жный, свѣ́тлый, нескве́рный, я́сный, невреди́телный, благо­люби́вый, о́стръ, невоз­бра́ненъ, благодѣ́лателенъ,
  • человѣко­люби́въ, извѣ́стный, крѣ́пкiй, безпеча́льный, всеси́льный, всеви́дяй, и сквоз­ѣ́ вся́ проходя́й ду́хи разуми́чныя, чи́стыя, тонча́йшыя.
  • Вся́каго бо движе́нiя подви́жнѣйша е́сть прему́дрость: достиза́етъ же и проница́етъ сквоз­ѣ́ вся́ческая ра́ди [сво­ея́] чистоты́.
  • Па́ра бо е́сть си́лы Бо́жiя и излiя́нiе Вседержи́теля сла́вы чи́сто­е: сего́ ра́ди ничто́же оскверне́но на ню́ напа́даетъ.
  • Сiя́нiе бо е́сть свѣ́та при­­сносу́щнаго и зерца́ло непоро́чно Бо́жiя дѣ́й­ст­вiя и о́бразъ благосты́ни его́.
  • Еди́на же су́щи вся́ческая мо́жетъ, и пребыва́ющи въ себѣ́ вся́ обновля́етъ, и по родо́мъ въ ду́шы преподо́бныхъ преходя́щи, дру́ги Бо́жiя и проро́ки устроя́етъ:
  • ни кого́же бо лю́битъ Бо́гъ, то́кмо сего́, и́же со прему́дростiю пребыва́етъ.
  • Е́сть бо сiя́ благолѣ́пнѣе со́лнца и па́че вся́каго расположе́нiя звѣ́здъ: свѣ́ту соравня́ема обрѣта́ет­ся пе́рвая:
  • сего́ бо прее́млетъ но́щь, прему́дрости же не одолѣ́етъ зло́ба.
  • Досяза́етъ же от­ конца́ да́же до конца́ крѣ́пко и управля́етъ вся́ бла́го.
  • Сiю́ воз­люби́хъ и по­иска́хъ от­ ю́ности мо­ея́, и взыска́хъ невѣ́сту при­­вести́ себѣ́, и люби́тель бы́хъ красоты́ ея́.
  • Благоро́д­ст­во сла́витъ сожи́тiе Бо́жiе иму́щи, и всѣ́хъ Влады́ка воз­люби́ ю́:
  • таи́бница бо е́сть Бо́жiя хи́трости и обрѣта́телница дѣ́лъ его́.
  • И а́ще бога́т­ст­во е́сть вожделѣ́н­ное при­тяжа́нiе въ животѣ́, что́ прему́дрости богатѣ́йше, е́юже дѣ́лают­ся вся́?
  • А́ще же ра́зумъ дѣ́лаетъ, кто́ ея́ от­ су́щихъ лу́чшiй худо́жникъ е́сть?
  • И а́ще пра́вду лю́битъ кто́, труды́ ея́ су́ть добродѣ́тели: цѣлому́дрiю бо и ра́зуму учи́тъ, пра́вдѣ и му́же­ст­ву, и́хже потре́бнѣе ничто́же е́сть въ житiи́ человѣ́комъ.
  • А́ще же и мно́гаго иску́с­ст­ва жела́етъ кто́, вѣ́сть дре́вняя и бы́ти хотя́щая разсмотря́етъ: свѣ́сть изви́тiя слове́съ и разрѣше́нiя гада́нiй, зна́менiя и чудеса́ проразумѣва́етъ и сбытiя́ време́нъ и лѣ́тъ.
  • Суди́хъ у́бо сiю́ при­­вести́ мнѣ́ къ сожи́тiю, вѣ́дый, я́ко бу́детъ ми́ совѣ́тница благи́хъ и утѣше́нiе попече́нiй и печа́ли.
  • Имѣ́ти бу́ду ра́ди ея́ сла́ву въ наро́дѣхъ и че́сть предъ ста́рцы, ю́нъ сы́й:
  • о́стръ обря́щуся въ судѣ́, и ли́ца си́льныхъ удивя́т­ся мнѣ́:
  • молча́щу ми́ потерпя́тъ и вѣща́ющу ми́ и́мутъ внима́ти, и глаго́лющу ми́ о мно́зѣ, ру́ку положа́тъ на уста́ своя́.
  • Сея́ ра́ди прiиму́ безсме́ртiе и па́мять вѣ́чную су́щымъ по мнѣ́ оста́влю:
  • упра́влю лю́ди, и язы́цы покоря́т­ся ми́:
  • убоя́т­ся мене́ слы́шав­шiи мучи́телiе стра́шнiи: во мно́же­ст­вѣ явлю́ся бла́гъ и въ бра́ни крѣ́покъ.
  • Вше́дъ въ до́мъ мо́й упоко́юся съ не́ю: не бо́ и́мать го́рести сообще́нiе ея́, ни болѣ́зни сожи́тiе тоя́, но весе́лiе и ра́дость.
  • Сiя́ помы́сливъ во мнѣ́, печа́хся въ се́рдцы мо­е́мъ, я́ко безсме́ртiе е́сть въ сро́д­ст­вѣ прему́дрости,
  • и въ содруже́нiи ея́ услажде́нiе бла́го, и въ трудѣ́хъ руку́ ея́ бога́т­ст­во безъ оскудѣ́нiя, и въ сообуче́нiи бесѣ́ды ея́ ра́зумъ, и благосла́вiе въ при­­обще́нiи слове́съ ея́, обхожда́хъ и́шущь, да воспрiиму́ ю́ въ себе́.
  • О́трокъ же бѣ́хъ остро­у́менъ, ду́шу же получи́хъ бла́гу:
  • па́че же бла́гъ сы́й прiидо́хъ въ тѣ́ло нескве́рно.
  • Позна́въ же, я́ко не и́нако одержу́, а́ще не Бо́гъ да́стъ, и сiе́ же бѣ́ ра́зума, е́же вѣ́дѣти, чiя́ е́сть благода́ть, прiидо́хъ ко Го́споду и моли́хся ему́, и реко́хъ от­ всего́ се́рдца мо­его́:
  • Бо́же отце́въ и Го́споди ми́лости тво­ея́, сотвори́вый вся́ сло́вомъ тво­и́мъ
  • и прему́дростiю тво­е́ю устро́ивый человѣ́ка, да владѣ́етъ сотворе́н­ными от­ тебе́ тва́рьми,
  • и да управля́етъ мíръ въ преподо́бiи и пра́вдѣ, и въ правотѣ́ души́ су́дъ да су́дитъ:
  • да́ждь мнѣ́ тво­и́мъ престо́ломъ при­­сѣдя́щую прему́дрость и не от­ри́ни мене́ от­ о́трокъ тво­и́хъ:
  • я́ко а́зъ ра́бъ тво́й и сы́нъ рабы́ни тво­ея́, человѣ́къ не́мощенъ и маловре́мененъ и ума́ленъ въ ра́зумѣ суда́ и зако́новъ.
  • А́ще бо кто́ бу́детъ и соверше́нъ въ сынѣ́хъ человѣ́ческихъ, от­су́т­ст­ву­ю­щей тво­е́й прему́дрости, ни во что́же вмѣни́т­ся.
  • Ты́ избра́лъ мя́ еси́ царя́ лю́демъ тво­и́мъ и судiю́ сыно́мъ тво­и́мъ и дще́ремъ,
  • и ре́клъ ми́ еси́ созда́ти хра́мъ въ горѣ́ святѣ́й тво­е́й и во гра́дѣ обита́нiя тво­его́ олта́рь, подо́бiемъ ски́нiи [тво­ея́] святы́я, ю́же предугото́валъ еси́ от­ нача́ла.
  • И съ тобо́ю прему́дрость вѣ́дущая дѣла́ твоя́ и при­­су́т­ст­ву­ю­щая тогда́, егда́ мíръ твори́лъ еси́, и вѣ́дущая, что́ е́сть уго́дно предъ очи́ма тво­и́ма и что́ пра́во въ за́повѣдехъ тво­и́хъ:
  • посли́ ю́ съ небе́съ святы́хъ и от­ престо́ла сла́вы тво­ея́ посли́ ю́: да су́щи со мно́ю труди́т­ся, и увѣ́мъ, что́ благо­уго́дно е́сть предъ тобо́ю:
  • вѣ́сть бо она́ вся́ и разумѣ́етъ, и наста́витъ мя́ въ дѣ́лѣхъ мо­и́хъ цѣлому́дрен­нѣ и сохрани́тъ мя́ во сла́вѣ сво­е́й:
  • и бу́дутъ прiя́тна дѣла́ моя́, и разсужду́ лю́ди твоя́ пра́веднѣ, и бу́ду досто́инъ престо́ловъ отца́ мо­его́.
  • Кто́ бо от­ человѣ́къ позна́етъ совѣ́тъ Бо́жiй? или́ кто́ помы́слитъ, что́ хо́щетъ Бо́гъ?
  • Помышле́нiя бо сме́ртныхъ боязли́ва, и погрѣши́телна умышле́нiя на́ша:
  • тѣ́ло бо тлѣ́н­ное отягоща́етъ ду́шу, и земно́е жили́ще обременя́етъ у́мъ многопопечи́теленъ.
  • И едва́ разумѣва́емъ, я́же на земли́, и я́же въ рука́хъ обрѣта́емъ со трудо́мъ: а я́же на небесѣ́хъ, кто́ изслѣ́ди?
  • Во́лю же твою́ кто́ позна́, а́ще бы не ты́ да́лъ еси́ прему́дрость и посла́лъ еси́ Ду́ха свята́го тво­его́ от­ высоты́?
  • И та́ко испра́вишася стези́ су́щихъ на земли́, и я́же тебѣ́ уго́дна, научи́шася человѣ́цы
  • и прему́дростiю спасо́шася.
  • Сiя́ первоз­да́н­наго отца́ мíру еди́наго созда́н­наго сохрани́ и изведе́ его́ от­ грѣха́ его́,
  • даде́ же ему́ крѣ́пость содержа́ти вся́ческая.
  • Отступи́въ же от­ нея́ непра́ведный во гнѣ́вѣ сво­е́мъ со брато­убі́й­с­т­вен­ными поги́бе я́ростьми:
  • его́же ра́ди потопля́ему зе́млю па́ки спасе́ прему́дрость, ма́лымъ дре́вомъ пра́ведника соблю́дши.
  • Сiя́ и во единомы́слiи лука́в­ст­ва смѣ́шеныхъ язы́ковъ обрѣ́те пра́ведника и сохрани́ его́ непоро́чна Бо́гу, и въ поболѣ́нiи о ча́дѣ крѣ́пка соблюде́.
  • Сiя́ пра́веднаго, погиба́ющымъ нечести́вымъ, изба́ви бѣжа́щаго от­ огня́ низходя́ща на пя́ть градо́въ:
  • и́хже еще́ свидѣ́тел­ст­во лука́в­ст­вiя дымя́щаяся сто­и́тъ земля́ пуста́, и несоверше́н­ными времены́ плодонося́щая древеса́, и невѣ́рныя души́ па́мять стоя́щь сто́лпъ сла́нъ.
  • Прему́дрость бо мимоходя́щiи не то́кмо повреди́шася, е́же не вѣ́дѣти бла́га, но и безу́мiя сво­его́ оста́виша житiю́ па́мять, да въ ни́хже согрѣши́ша, ниже́ утаи́тися воз­мо́гутъ.
  • Прему́дрость же служа́щихъ е́й от­ болѣ́зней изба́ви.
  • Сiя́ бѣжа́щаго от­ гнѣ́ва бра́тня пра́ведника наста́ви на стези́ пра́вы и показа́ ему́ ца́р­ст­вiе Бо́жiе и даде́ ему́ ра́зумъ святы́хъ, почте́ его́ въ трудѣ́хъ и умно́жи труды́ его́.
  • Во оби́дѣ обдержа́щихъ его́ предста́ ему́ и обогати́ его́,
  • сохрани́ его́ от­ вра́гъ, и от­ навѣ́ту­ю­щихъ защити́ его́, и по́двигъ крѣ́покъ на побѣ́ду даде́ ему́, да увѣ́сть, я́ко всѣ́хъ сильнѣ́е е́сть благо­че́стiе.
  • Сiя́ прода́наго пра́ведника не оста́ви, но от­ грѣха́ изба́ви его́: сни́де съ ни́мъ въ ро́въ,
  • и во у́захъ не оста́ви его́, до́ндеже при­­несе́ ему́ ски́птръ ца́р­ст­вiя и вла́сть на му́чащихъ его́: лжи́выхъ же показа́, поро́къ сотво́ршихъ на́нь, и даде́ ему́ сла́ву вѣ́чную.
  • Сiя́ люде́й преподо́бныхъ и сѣ́мя непоро́чное изба́ви от­ язы́къ оскорбля́ющихъ:
  • вни́де въ ду́шу раба́ Госпо́дня и воста́ проти́ву царе́й стра́шныхъ въ чудесѣ́хъ и зна́менiихъ.
  • Воздаде́ преподо́бнымъ мзду́ трудо́въ и́хъ, наста́ви и́хъ въ пу́ть ди́венъ и бы́сть и́мъ въ покро́въ дне́мъ и въ пла́мень звѣ́здъ въ нощи́.
  • Преведе́ и́хъ по мо́рю чермно́му и проведе́ и́хъ сквоз­ѣ́ во́ду мно́гу:
  • враги́ же и́хъ потопи́ и изъ глубины́ бе́здны изри́ну и́хъ.
  • Сего́ ра́ди пра́веднiи взя́ша коры́сти нечести́выхъ и воспѣ́ша, Го́споди, и́мя свято́е твое́, и одолѣ́телницу ру́ку твою́ похвали́ша единоду́шнѣ:
  • я́ко прему́дрость от­ве́рзе уста́ нѣмы́хъ и язы́ки младе́нцемъ сотвори́ я́сны.
  • Упра́ви дѣла́ и́хъ руко́ю проро́ка свята́го:
  • про­идо́ша пусты́ню необита́н­ную и въ непроходи́мыхъ водрузи́ша ку́щы,
  • сопроти́вишася супоста́томъ и от­мсти́ша враго́мъ:
  • воз­жада́ша и при­­зва́ша тебе́, и дана́ бы́сть и́мъ вода́ от­ ка́мене несѣко́маго и изцѣле́нiе жа́жды от­ ка́мене же́стока.
  • И́миже бо нака́зани бы́ша врази́ и́хъ,
  • си́ми сі́и во оскудѣ́нiи су́ще благодѣ́тел­ст­вовани бы́ша:
  • за исто́чникъ у́бо при­­снотеку́щiя рѣки́, кро́вiю излiя́н­ною смяте́н­ныя,
  • во обличе́нiе младенце­убі́й­с­т­вен­наго повелѣ́нiя, да́лъ еси́ и́мъ изоби́лну во́ду безнаде́жно,
  • показа́въ тогда́ жа́ждею, ка́ко проти́вныхъ уму́чилъ еси́.
  • Егда́ бо искуше́ни бы́ша и въ ми́лости нака́зани, позна́ша, ка́ко во гнѣ́вѣ суди́мiи нечести́вiи му́чишася:
  • си́хъ бо я́ко Оте́цъ уча́щь искуси́лъ еси́, о́нѣхъ же я́ко же́стокъ Ца́рь осужда́я истяза́лъ еси́.
  • Отстоя́щiи же и при­­су́т­ст­ву­ю­щiи та́кожде му́чишася:
  • сугу́ба бо и́хъ прiя́тъ печа́ль и стена́нiе съ па́мятiю мину́в­шихъ.
  • Егда́ бо слы́шаху сво­и́ми муче́нiи благодѣ́й­ст­вуемыхъ о́ныхъ, познава́ху Го́спода:
  • его́же бо дре́вле во от­ложе́нiи от­ве́ржена от­реко́шася смѣю́щеся, при­­ концы́ собы́тiя удиви́шася, неподо́бною пра́веднымъ томи́ми жа́ждею.
  • За помышле́нiя же безу́мная непра́вды и́хъ, въ ни́хже заблуди́в­ше почита́ху безслове́сная пресмыка́ющаяся и звѣре́й худы́хъ, посла́лъ еси́ и́мъ мно́же­с­т­во безслове́сныхъ живо́тныхъ во от­мще́нiе,
  • да позна́ютъ, я́ко и́миже кто́ согрѣша́етъ, си́ми и му́чит­ся.
  • Не неможа́­ше бо всеси́льная рука́ твоя́, я́же сотвори́ мíръ от­ безобра́знаго веще­ст­ва́, посла́ти на ни́хъ мно́же­с­т­во медвѣ́дей, или́ лю́тыхъ льво́въ,
  • или́ новосозда́н­ныхъ я́рости испо́лненыхъ звѣре́й незна́емыхъ, или́ о́гнен­нымъ ды́шущихъ ду́хомъ, или́ злосмра́дный про­износя́щихъ ды́мъ, или́ стра́шныя изъ оче́й и́скры испуска́ющихъ:
  • и́хже не то́кмо вре́дъ можа́­ше истреби́ти я́, но и зра́къ устраша́ющь погуби́ти.
  • И безъ тѣ́хъ, еди́нымъ ду́хомъ па́сти мого́ша, от­ суда́ гони́ми и развѣ́яни от­ Ду́ха си́лы тво­ея́: но вся́ мѣ́рою и число́мъ и вѣ́сомъ расположи́лъ еси́.
  • Е́же бо мно́го мощи́, при­­су́т­ст­вуетъ тебѣ́ всегда́, и держа́вѣ мы́шцы тво­ея́ кто́ сопроти́вит­ся?
  • Поне́же, я́коже стра́жикъ въ превѣ́сѣхъ, [та́ко] ве́сь мíръ предъ тобо́ю, и я́ко ка́пля росы́ у́трен­нiя, сходя́щiя на зе́млю.
  • Ми́луеши же всѣ́хъ, я́ко вся́ мо́жеши, и презира́еши грѣхи́ человѣ́комъ въ покая́нiе.
  • Лю́биши же су́щая вся́, и ни чесого́же гнуша́ешися, я́же сотвори́лъ еси́: ниже́ бо ненави́дя что́ устро́илъ еси́.
  • Ка́ко же пребы́ло бы что́, а́ще бы ты́ не изво́лилъ еси́? или́, е́же не нарѣче́но от­ тебе́, сохрани́лося бы?
  • Щади́ши же вся́, я́ко твоя́ су́ть, Влады́ко Ду́шелю́бче!
  • Нетлѣ́н­ный бо Ду́хъ тво́й е́сть во всѣ́хъ.
  • Тѣ́мже заблужда́ющихъ пома́лу облича́еши, и въ ни́хже согрѣша́ютъ, воспомина́я учи́ши, да премѣни́в­шеся от­ зло́бы вѣ́руютъ въ тя́, Го́споди.
  • И дре́внихъ бо обита́телей земли́ святы́я тво­ея́ воз­ненави́дѣвъ,
  • ра́ди дѣя́нiй злы́хъ волшве́нiй, я́же творя́ху, и же́ртвъ непреподо́бныхъ,
  • и чадо­убі́йцъ неми́лостивыхъ, и утробоя́дцевъ человѣ́ческихъ пло́тей, и кровопі́йцевъ от­ среды́ святы́ни тво­ея́,
  • и роди́телей уби́в­шихъ ду́шы безпомо́щныя, восхотѣ́лъ еси́ погуби́ти рука́ми оте́цъ на́шихъ:
  • да досто́йное прiи́метъ преселе́нiе отроко́въ Бо́жiихъ, я́же у тебе́ всѣ́хъ дража́йшая земля́.
  • Но и си́хъ я́ко человѣ́ковъ пощади́лъ еси́, посла́лъ же еси́ предтеку́щыя во́ин­ства тво­его́ о́сы, я́ко да тѣ́хъ пома́лу истребя́тъ.
  • Не неси́ленъ еси́ во бра́ни покори́ти нечести́выхъ пра́веднымъ, или́ звѣ́ремъ свирѣ́пымъ, или́ сло́вомъ же́стокимъ до еди́наго потреби́ти:
  • судя́щь же пома́лу дава́лъ еси́ мѣ́сто покая́нiю, не невѣ́дяй, я́ко лука́въ ро́дъ и́хъ и есте́­с­т­вен­ная зло́ба и́хъ, и я́ко не премѣни́т­ся помышле́нiе и́хъ во вѣ́къ.
  • Сѣ́мя бо бѣ́ про́клято от­ нача́ла: ниже́ боя́йся кого́, от­пуще́нiе дая́лъ еси́ грѣхо́мъ и́хъ.
  • Кто́ бо рече́тъ [тебѣ́]: что́ сотвори́лъ еси́? Или́ кто́ ста́нетъ проти́ву суду́ тво­ему́? кто́ же истя́жетъ тя́ о язы́цѣхъ поги́бшихъ, и́хже ты́ сотвори́лъ еси́? или́ кто́ въ предста́тел­ст­во тебѣ́ прiи́детъ, от­мсти́тель на непра́ведныя человѣ́ки?
  • Нѣ́сть бо и́нъ Бо́гъ ра́звѣ тебе́, и́же ради́ши о всѣ́хъ, да пока́жеши, я́ко не непра́во суди́лъ еси́.
  • Ниже́ ца́рь, или́ мучи́тель проти́ву тебе́ воз­зрѣ́ти мо́жетъ, о и́хже погуби́лъ еси́.
  • Пра́веднъ же сы́й, пра́ведно вся́ управля́еши, недо́лжнаго же му́читися осуди́ти чу́ждо мни́ши тво­ея́ си́лы.
  • Крѣ́пость бо твоя́ пра́вды нача́ло и е́же надъ всѣ́ми твое́ Влады́че­с­т­во, всѣ́хъ щадѣ́ти твори́тъ.
  • Крѣ́пость бо показу́еши невѣ́ру­ю­щымъ о соверше́н­ствѣ си́лы, а въ вѣ́дущихъ де́рзость облича́еши.
  • Ты́ же Влады́че­ст­вуяй си́лою въ кро́тости су́диши и съ вели́кимъ щадѣ́нiемъ разсмотря́еши на́съ: съ тобо́ю бо е́сть, егда́ хо́щеши, е́же мощи́.
  • Научи́лъ же еси́ лю́ди твоя́ сицевы́ми дѣ́лы, я́ко подоба́етъ пра́ведному бы́ти человѣколю́бцу, и благонаде́жны сотвори́лъ еси́ Сы́ны твоя́, я́ко дае́ши о грѣсѣ́хъ покая́нiе.
  • А́ще бо враги́ отроко́въ тво­и́хъ и до́лжныхъ сме́рти съ толи́кимъ му́чилъ еси́ вня́тiемъ и щадѣ́нiемъ, дая́й времена́ и мѣ́сто, и́миже бы измѣни́лися от­ зло́бы:
  • съ коли́кимъ при­­лѣжа́нiемъ суди́лъ еси́ Сы́ны твоя́, и́хже отце́мъ кля́твы и завѣ́ты да́лъ еси́ благи́хъ обѣща́нiй.
  • На́съ у́бо наказу́я, враги́ на́шя тма́ми бiе́ши, да благосты́ню твою́ помышля́емъ судя́ще, суди́ми же ча́емъ ми́лости.
  • Отону́дуже и непра́ведныхъ, во безу́мiи пожи́в­шихъ живо́тъ, сво́й­с­т­вен­ными и́хъ ме́рзостьми му́чилъ еси́,
  • и́бо въ путе́хъ заблужде́нiя должа́е заблуди́ша, бо́ги мня́ще, я́же и во живо́тныхъ вра́жiихъ безче́стна, а́ки младе́нцы безу́мнiи прельсти́в­шеся.
  • Сего́ ра́ди я́ко отроко́мъ несмы́слен­нымъ су́дъ въ поруга́нiе посла́лъ еси́:
  • и́же поруга́ньми преще́нiя не наказа́в­шеся, досто́йна суда́ Бо́жiя иску́сятъ.
  • Въ ни́хже бо ті́и стра́ждуще негодова́ху, въ си́хъ, и́хже мня́ху бы́ти бо́ги, въ тѣ́хъ му́чими, ви́дяще его́же пре́жде от­мета́хуся зна́ти, 28Бо́га и́стин­наго позна́ша:
  • тѣ́мже и коне́цъ осужде́нiя прiи́де на ня́.
  • Су́етни у́бо вси́ человѣ́цы есте́­с­т­вен­нѣ, въ ни́хже обрѣта́ет­ся невѣ́дѣнiе о Бо́зѣ, и от­ ви́димыхъ бла́гъ не воз­мого́ша уразумѣ́ти су́щаго, ни дѣло́мъ вне́млюще позна́ша хитреца́:
  • но или́ о́гнь, или́ ду́хъ, или́ ско́ръ воз­ду́хъ, или́ кру́гъ звѣ́здный, или́ зѣ́лную во́ду, или́ свѣти́ла небе́сная, стро­и́тели мíру бо́ги [бы́ти] воз­мнѣ́ша.
  • И́хже а́ще у́бо красото́ю услажда́ющеся, сiя́ бо́ги воз­мнѣ́ша, да увѣ́дятъ, коли́ко си́хъ Влады́ка е́сть лу́чшiй: красоты́ бо родонача́лникъ созда́ я́.
  • А́ще же си́лѣ и дѣ́й­ст­вiю удиви́шася, да уразумѣ́ютъ от­ ни́хъ, коли́ко сотвори́вый сiя́ си́льнѣйшiй е́сть:
  • от­ вели́че­ст­ва бо красоты́ созда́нiй сравни́телно рододѣ́латель и́хъ познава́ет­ся.
  • Но оба́че на си́хъ е́сть уничиже́нiе ма́ло, и́бо са́ми сі́и не́гли прельща́ют­ся, Бо́га и́щуще и хотя́ще обрѣсти́:
  • въ дѣ́лѣхъ бо его́ живу́ще изслѣ́дуютъ и увѣщава́ют­ся зра́комъ, я́ко бла́га ви́димая.
  • Па́ки ниже́ сі́и проще́нiя досто́йни:
  • а́ще бо толи́ко воз­мого́ша вѣ́дѣти, да воз­мо́гутъ уразумѣ́ти вѣ́къ, си́хъ же Влады́ку ка́ко скорѣ́е не обрѣто́ша?
  • Окая́н­ни же су́ть, и въ ме́ртвыхъ упова́нiя и́хъ, и́же назва́ша бо́ги дѣла́ ру́къ человѣ́ческихъ, зла́то и сребро́, хи́трости умышле́нiе, и подо́бiя живо́тныхъ, или́ ка́менiе неключи́мо, дѣ́ло руки́ дре́внiя.
  • А́ще же кто́ дровосѣ́чецъ текто́нъ, уго́дное дре́во от­сѣ́къ, оте́шетъ благохудо́жнѣ всю́ кору́ его́, и хи́тр­ст­вуя благолѣ́пнѣ сотвори́тъ уго́денъ сосу́дъ во употребле́нiе житiя́,
  • оста́нки же дѣ́ла на угото́ванiе бра́шна изнури́въ насы́тися:
  • оста́нокъ же и́же от­ ни́хъ ни во что́ благопотре́бенъ, дре́во кри́во и су́чiя по́лно, прiи́мъ извая́ съ при­­лѣжа́нiемъ пра́здности сво­ея́ и иску́с­ст­вомъ ра́зума изобрази́ его́, и уподо́би его́ о́бразу человѣ́чу,
  • или́ нѣ́ко­ему живо́тному ничто́жному уподо́би его́, пома́завъ ша́рами разли́чными и очервлени́въ ви́дъ его́, и вся́къ поро́къ, и́же на не́мъ е́сть, изма́завъ,
  • и сотвори́въ ему́ досто́йное его́ обита́нiе, на стѣнѣ́ поста́ви е́, укрѣпи́въ желѣ́зомъ.
  • Да не у́бо паде́тъ, предумы́сли о не́мъ, вѣ́дый, я́ко не мо́жетъ помощи́ себѣ́: и́бо и́долъ е́сть и тре́буетъ по́мощи.
  • О стяжа́нiихъ же и о бра́цѣхъ и ча́дѣхъ сво­и́хъ моля́ся, не стыди́т­ся къ безду́шному глаго́ля,
  • и о здра́вiи у́бо немощно́е при­зыва́етъ, и о животѣ́ ме́ртвое мо́литъ, и въ по́мощь неключи́мое при­зыва́етъ,
  • и о путеше́­ст­вiи [про́ситъ] ниже́ ходи́ти могу́щаго, и о при­­тяжа́нiи и дѣя́нiи и о ру́къ подтвержде́нiи некрѣ́пкаго рука́ми, му́же­ст­ва про́ситъ от­ того́, е́же всѣ́хъ е́сть немощнѣ́йшее.
  • Плы́ти па́ки кто́ помы́сливъ и сверѣ́пыя во́лны преходи́ти, нося́щаго его́ корабля́ тлѣ́н­нѣйшее дре́во при­­зыва́етъ:
  • о́ное бо жела́нiе при­­стяжа́нiй умы́сли, хитре́цъ же му́дростiю содѣ́ла:
  • тво́й же, о́тче, устроя́етъ про́мыслъ: я́ко да́лъ еси́ и въ мо́ри пу́ть и въ волна́хъ стезю́ крѣ́пкую,
  • показу́я, я́ко си́ленъ еси́ от­ вся́каго спасти́, а́ще и безъ худо́же­ст­ва кто́ взы́детъ.
  • Хо́щеши же, да не бу́дутъ пра́здна дѣла́ прему́дрости тво­ея́: сего́ ра́ди и малѣ́йшему дре́ву ввѣря́ютъ человѣ́цы ду́шы [своя́], и преходя́ще во́лны кораблеце́мъ изба́влени су́ть.
  • И от­ нача́ла бо, егда́ погиба́ху го́рдiи исполи́ни, упова́нiе мíра въ кораблецѣ́ избѣжа́в­шее, оста́ви вѣ́ку сѣ́мя рожде́нiя, руко́ю тво­е́ю устро́­ено.
  • Благослове́но бо дре́во, и́мже быва́етъ пра́вда.
  • Рукотворе́н­ное же про́клято е́сть, и сотвори́вый е́: я́ко о́въ у́бо содѣ́ла, сiе́ же тлѣ́н­ное бо́гомъ именова́ся.
  • Въ ра́внѣ бо ненави́дима су́ть Бо́гу и нече́­ст­вуяй, и нече́стiе его́:
  • и́бо сотворе́ное съ сотво́ршимъ му́чимо бу́детъ.
  • Сего́ ра́ди и во и́долѣхъ язы́ческихъ бу́детъ ка́знь, я́ко въ созда́нiи Бо́жiи въ ме́рзость сотворе́ни су́ть и въ собла́зны душа́мъ человѣ́ческимъ и въ сѣ́ть нога́мъ бу́ихъ.
  • Нача́ло бо блуже́нiя умышле́нiе и́доловъ: изобрѣ́тенiе же и́хъ тлѣ́нiе живота́.
  • Ниже́ бо бы́ша от­ нача́ла, ниже́ бу́дутъ во вѣ́ки:
  • тщесла́вiемъ бо человѣ́ческимъ внидо́ша въ мíръ, и сего́ ра́ди кра́токъ и́хъ коне́цъ вмѣни́ся.
  • Го́рькимъ бо пла́чемъ сѣ́туя оте́цъ ско́ро восхище́наго ча́да о́бразъ сотвори́въ, его́же тогда́ человѣ́ка ме́ртва, ны́нѣ я́ко бо́га почте́: и предаде́ подру́чнымъ та́йны и же́ртвы:
  • пото́мъ вре́менемъ воз­мо́гшiй нечести́вый обы́чай, а́ки зако́нъ храни́мь бы́сть, и мучи́телей повелѣ́нiемъ почита́ема бя́ху изва́ян­ная:
  • и́хже въ лице́ не могу́ще че­с­т­вова́ти человѣ́цы да́льнаго ра́ди обита́нiя, издале́ча лице́ изобрази́в­ше, я́вный о́бразъ почита́емаго царя́ сотвори́ша, я́ко да от­стоя́щаго а́ки бли́зъ су́щаго ласка́ютъ со при­­лѣжа́нiемъ.
  • Въ продолже́нiе же злоче́стiя и не разумѣ́ющихъ при­­ну́ди худо́жниково любо­че́стiе.
  • Се́й бо хотя́ угоди́ти держа́в­ст­ву­ю­щему, про­изведе́ хи́тростiю [сво­е́ю] подо́бiе на лу́чшее:
  • мно́же­с­т­во же человѣ́къ, при­­влече́но благообра́зiемъ дѣ́ла, пре́жде вма́лѣ че­с­т­вова́наго человѣ́ка ны́нѣ въ бо́га вмѣни́ша.
  • И сiе́ бы́сть житiю́ въ прельще́нiе, я́ко или́ злоключе́нiю, или́ мучи́тел­ст­ву послужи́в­ше человѣ́цы, несоо́бщно и́мя ка́менiю и древа́мъ обложи́ша.
  • Посе́мъ не дово́лно бѣ́ прельща́тися о Бо́жiи ра́зумѣ, но и въ вели́цѣй живу́ще безу́мiя бра́ни, толи́кая зла́я мíръ имену́ютъ.
  • И́бо или́ дѣто­убі́й­ст­вен­ныя же́ртвы, или́ сокрове́н­ныя та́йны, или́ неи́стовныя от­ ины́хъ зако́новъ пи́рше­ст­ва творя́ше,
  • ниже́ житiя́, ниже́ бра́ковъ чи́стыхъ еще́ храня́тъ: еди́нъ же друга́го или́ навѣ́томъ убива́етъ, или́ блудя́ оскорбля́етъ.
  • Вся́ же смѣ́шена су́ть, кро́вь и убі́й­ст­во, татьба́ и ле́сть, растлѣ́нiе, невѣ́р­ст­во, смяте́нiе, заклина́нiе, молва́ благи́хъ,
  • благода́ти забве́нiе, душа́мъ оскверне́нiе, рожде́нiю премѣне́нiе, бра́ковъ безчи́нiе, прелюбо­дѣя́нiе и студодѣя́нiе.
  • Недосто́йныхъ бо и́мене и́доловъ служе́нiе нача́ло вся́каго зла́, и вина́ и коне́цъ е́сть:
  • и́бо или́ веселя́щеся неи́стов­ст­вуютъ, или́ проро́че­ст­вуютъ ло́жная, или́ живу́тъ непра́веднѣ, или́ клену́т­ся ско́ро.
  • На безду́шныя бо и́долы надѣ́ющеся, злѣ́ клену́щеся казни́ми бы́ти не ча́ютъ.
  • За обоя́ же на ни́хъ прiи́детъ су́дъ: поне́же злѣ́ му́др­ст­воваша о Бо́зѣ, вне́млюще и́доломъ, и непра́ведно кля́шася ле́стiю, презрѣ́в­ше преподо́бiе.
  • Не бо́ си́ла клену́щихъ, но согрѣша́ющымъ су́дъ нахо́дитъ всегда́ на преступле́нiе непра́ведныхъ.
  • Ты́ же Бо́гъ на́шъ бла́гъ и и́стиненъ, долготерпѣли́въ и въ ми́лости управля́яй вся́.
  • И́бо а́ще согрѣши́мъ, тво­и́ есмы́, вѣ́дуще держа́ву твою́: и а́ще не согрѣши́мъ, вѣ́мы, я́ко тебѣ́ вмѣни́хомся.
  • Е́же бо зна́ти тебе́, всесоверше́на [е́сть] пра́вда, и вѣ́дѣти держа́ву твою́, ко́рень е́сть безсме́ртiя.
  • Ниже́ бо прельсти́ на́съ человѣ́ческое злохи́трое умышле́нiе, ниже́ сѣн­нопи́саныхъ тру́дъ безпло́дный, ви́дъ изва́янъ разли́чными ша́ры,
  • и́хже зра́къ безу́мнымъ при­­хо́дитъ въ похотѣ́нiе, и лю́бятъ ме́ртваго о́браза ви́дъ безду́шный.
  • Злы́хъ люби́телiе досто́йнiи таковы́хъ наде́ждъ и творя́щiи, и лю́бящiи, и че­ст­ву́ющiи.
  • И́бо скуде́льникъ, мя́гкую зе́млю мну́щь со трудо́мъ, дѣ́лаетъ ко служе́нiю на́­шему ко́­еждо: но от­ того́жде бре́нiя созда́ и я́же чи́стыхъ дѣ́лъ служе́бныя сосу́ды, и сопроти́вныя, вся́ подо́бнѣ: си́хъ же обо­и́хъ ко­его́ждо е́сть употребле́нiе, судiя́ е́сть бренодѣ́латель.
  • И злотру́дникъ бо́га су́етна от­ того́жде твори́тъ бре́нiя, и́же ма́ло пре́жде от­ земли́ сотворе́нъ бы́въ, по ма́лѣ и́детъ, изъ нея́же взя́тъ бы́сть, истя́занъ о душе́внѣмъ долзѣ́.
  • Но е́сть ему́ при­­лѣжа́нiе, не я́ко и́мать труди́тися, ниже́ я́ко краткоконе́чно житiе́ и́мать: но ревну́етъ златодѣ́лателемъ и сребролiя́телемъ, и мѣ́ди дѣ́лателемъ подража́етъ, и сла́ву мни́тъ, я́ко скве́рная дѣ́лаетъ.
  • Пе́пелъ бо е́сть се́рдце его́, и земли́ ху́ждше упова́нiе его́, и бре́нiя безче́стнѣе живо́тъ его́:
  • я́ко не увѣ́дѣ созда́в­шаго его́, и вдохну́в­шаго ему́ ду́шу дѣй­ст­ви́тель­ную, и вду́нув­шаго ду́хъ живо́тный.
  • Но вмѣни́ша игра́лище бы́ти живо́тъ на́шъ, и житiе́ все́ упражне́но на при­­обрѣ́тенiе: и́бо глаго́лютъ, я́ко подоба́етъ от­ку́ду либо, а́ще и от­ зла́, при­­обрѣта́ти.
  • Се́й бо па́че всѣ́хъ вѣ́сть, я́ко согрѣша́етъ, от­ веще­ст­ва́ землена́го удо́бныя къ сокруше́нiю сосу́ды и извая́нiя содѣва́яй.
  • Вси́ же пребезу́мнѣйшiи и окая́н­нѣйшiи, па́че души́ младе́нческiя, врази́ люді́й тво­и́хъ облада́в­шiи и́ми:
  • я́ко вся́ и́долы язы́чески вмѣни́ша въ бо́ги, и́мже ниже́ оче́съ употребле́нiе ко зрѣ́нiю, ниже́ но́здри въ при­­влече́нiе а́ера, ниже́ у́ши слы́шати, ниже́ пе́рсты ру́къ во осяза́нiе, и но́ги и́хъ пра́здны ко хожде́нiю.
  • Человѣ́къ бо сотвори́ и́хъ, и ду́ха взаи́мъ взя́въ созда́ и́хъ: ни еди́нъ бо человѣ́къ мо́жетъ себѣ́ подо́бна бо́га созда́ти:
  • сме́ртенъ же сы́й ме́ртва дѣ́лаетъ рука́ма беззако́н­ныма: лу́чшiй бо е́сть и́доловъ сво­и́хъ: [я́ко] се́й у́бо поживе́, о́нiи же никогда́.
  • И живо́тныхъ ме́рзкихъ чту́тъ: безу́мная бо сравня́емая ины́хъ су́ть ху́ждша.
  • Ниже́ ели́ко вожделѣ́ти я́ко въ лицы́ живо́тныхъ бла́га су́ть, от­бѣго́ша же и Бо́жiя хвалы́ и благослове́нiя его́.
  • Сего́ ра́ди от­ подо́бныхъ пострада́ша досто́йнѣ, и мно́же­с­т­вомъ звѣре́й казне́ни бы́ша.
  • Вмѣ́сто муче́нiя бла́го сотвори́лъ еси́ лю́демъ тво­и́мъ, въ похотѣ́нiе жела́нiя стра́н­ное вкуше́нiе, пи́щу угото́валъ еси́ кра́стели,
  • да о́ни у́бо вожделѣ́в­шiи пи́щи, показа́нiемъ по́сланыхъ, и от­ ну́жнаго хотѣ́нiя от­вратя́т­ся, сі́и же вма́лѣ ску́дни бы́в­ше, и стра́н­на при­­обща́т­ся вкуше́нiя.
  • Подоба́­ше бо на о́ныхъ у́бо неизбѣ́жнѣй нищетѣ́ наити́ мучи́тел­ст­ву­ю­щихъ, си́мъ же то́кмо показа́ти, ка́ко врази́ и́хъ му́чишася.
  • И́бо егда́ тѣ́мъ на́йде же́стокъ звѣре́й гнѣ́въ, и угрызе́ньми сверѣ́пыхъ истребля́хуся змие́въ,
  • но не до конца́ пребы́сть гнѣ́въ тво́й: въ наказа́нiе же вма́лѣ смуще́ни бы́ша, зна́менiе имѣ́юще спасе́нiя, на воспомина́нiе за́повѣди зако́на тво­его́:
  • обрати́выйся бо не [ве́щiю] зри́мою цѣля́шеся, но тобо́ю всѣ́хъ спаси́телемъ.
  • И въ се́мъ же показа́лъ еси́ враго́мъ на́шымъ, я́ко ты́ еси́ избавля́яй от­ вся́каго зла́:
  • тѣ́хъ бо акри́ды и му́хи поби́ша угрызе́нiемъ, и не обрѣ́теся цѣльба́ душа́мъ и́хъ, я́ко досто́йни бя́ху от­ таковы́хъ му́читися.
  • Сыно́въ же тво­и́хъ ниже́ ядови́тыхъ змие́въ зу́бы одолѣ́ша: ми́лость бо твоя́ при­­хожда́­ше и изцѣля́ше и́хъ.
  • Въ па́мять бо слове́съ тво­и́хъ бя́ху усѣ́чени и ско́ро изцѣля́хуся, да не во глубину́ впа́дше забве́нiя от­луча́т­ся тво­его́ благодѣя́нiя:
  • ниже́ бо зе́лiе, ниже́ обяза́нiе изцѣли́ и́хъ, но сло́во твое́, Го́споди, изцѣля́ющее вся́.
  • Ты́ бо живота́ и сме́рти вла́сть и́маши, и низво́диши да́же до вра́тъ а́да, и воз­во́диши.
  • Человѣ́къ же убива́етъ у́бо зло́бою сво­е́ю: изше́дшаго же ду́ха не воз­врати́тъ, ниже́ па́ки при­­зыва́етъ ду́шу взя́тую.
  • Тво­ея́ же руки́ избѣжа́ти невоз­мо́жно е́сть:
  • от­мета́ющiися бо тебе́ вѣ́дѣти нечести́вiи, въ крѣ́пости мы́шцы тво­ея́ бiе́ни бы́ша стра́н­ными дождьми́ и гра́дами, и бу́рями гони́ми неизбѣ́жно, и огне́мъ растаева́еми.
  • Пресла́вное бо, въ водѣ́ вся́ угаша́ющей мно́жае дѣ́й­ст­воваше о́гнь: спобо́рникъ бо е́сть мíръ о пра́ведныхъ.
  • Овогда́ бо у́бо укроща́­шеся пла́мень, да не сожже́тъ по́слан­ныхъ живо́тныхъ на нечести́выя: но сі́и зря́ще да вѣ́дятъ, я́ко от­ Бо́жiя суда́ стра́ждутъ гоне́нiе.
  • Овогда́ же и между́ водо́ю вы́ше си́лы о́гнен­ныя паля́ше, да беззако́н­ныя земли́ порожде́нiя растли́тъ.
  • Вмѣ́сто же си́хъ а́нгелскою пи́щею пита́лъ еси́ лю́ди твоя́, и угото́ванъ хлѣ́бъ съ небесе́ посла́лъ еси́ и́мъ безъ труда́, вся́кое услажде́нiе въ себѣ́ имѣ́ющь и ко вся́кому сли́чный вкуше́нiю.
  • Суще­с­т­во́ бо твое́ сла́дость твою́ ко сыно́мъ пока́зоваше, и угожда́я еди́наго ко­его́ждо во́ли, я́коже кто́ хотя́ше, превраща́­шеся.
  • Снѣ́гъ же и ле́дъ терпя́ху о́гнь и не растаява́ху: да увѣ́дятъ, я́ко плоды́ враго́въ истребля́ше о́гнь горя́щь во гра́дѣ и въ дожде́хъ блиста́ющь:
  • то́йже па́ки, да пита́ют­ся пра́веднiи, [о́гнь] и свою́ забы́ си́лу.
  • Творе́нiе бо, тебѣ́ творцу́ всѣ́хъ служа́щее, распростира́ет­ся на му́ку проти́ву непра́ведныхъ и легча́е твори́т­ся во благодѣя́нiе ра́ди на тя́ надѣ́ющихя.
  • Сего́ ра́ди и тогда́ во вся́ преобразу́емое всѣ́хъ корми́телницѣ благода́ти тво­е́й служа́­ше къ во́ли тре́бу­ю­щихъ:
  • да науча́т­ся сы́нове тво­и́, и́хже воз­люби́лъ еси́, Го́споди, я́ко не рожде́нiя плодо́въ пита́ютъ человѣ́ка, но сло́во твое́ тебѣ́ вѣ́ру­ю­щихъ соблюда́етъ.
  • Е́же бо огне́мъ нерастлѣ́но ско́ро от­ ма́лыя лучи́ со́лнечныя грѣ́емое растаява́­шеся:
  • да зна́емо бу́детъ [всѣ́мъ], я́ко подоба́етъ предвари́ти со́лнце на благодаре́нiе тебѣ́ и къ восто́ку свѣ́та тебѣ́ поклони́тися.
  • Неблагода́рнаго бо упова́нiе я́ко зи́мный и́ней раста́етъ, и излiе́т­ся я́ко вода́ неключи́ма.
  • Вели́цы бо су́ть суди́ тво­и́, [Го́споди,] и неизглаго́лан­ни: сего́ ра́ди ненака́зан­ныя ду́ши заблуди́ша.
  • Возмнѣ́в­ше бо наси́ль­ствовати язы́къ святы́й беззако́н­нiи, у́зницы тмы́ и до́лгою но́щiю свя́зани, заключе́ни подъ кро́вы, бѣглецы́ вѣ́чнаго провѣ́дѣнiя лежа́ша.
  • Утаи́тися бо мня́ще въ сокрове́н­ныхъ грѣсѣ́хъ, мра́чнымъ забве́нiя покрыва́ломъ расточе́ни бы́ша, ужаса́ющеся лю́тѣ и страши́лищами воз­муще́ни:
  • ниже́ бо содержа́й и́хъ верте́пъ безъ стра́ха сохрани́, шу́мы же сходя́ще воз­муща́ху и́хъ, и при­­видѣ́нiя дря́хлая печа́льными ли́цами явля́хуся.
  • И о́гнен­ная у́бо ни еди́на си́ла можа́­ше освѣща́ти, ниже́ звѣ́здъ свѣ́тлiи пла́менiе просвѣти́ти можа́ху въ ту́ но́щь стра́шную.
  • Явля́шеся же и́мъ то́кмо внеза́пный о́гнь стра́ха испо́лнь: устраша́еми же неви́димымъ о́нымъ при­­зра́комъ, мня́ху го́ршая бы́ти ви́димая.
  • Волше́бнаго же худо́же­ст­ва предлежа́ху посмѣя́нiя, и о прему́дрости велича́нiя обличе́нiе укори́знен­но:
  • обѣща́ющiися бо изгна́ти стра́хи и смуще́нiя от­ души́ боля́щiя, сі́и посмѣя́телнымъ стра́хомъ боля́ху.
  • И́бо а́ще и ничто́же и́хъ мяте́жное устраша́­ше, звѣре́й прехо́дами и змие́въ звизда́ньми подви́жени погиба́ху тре́петни, и а́ера от­ню́дъ неизбѣ́жнаго от­рица́ющеся ви́дѣти.
  • Боязли́вая бо зло́ба, сво­и́мъ свидѣ́тел­ст­вомъ осужда́ема, вы́ну прiе́млетъ во у́мъ лю́тая, содержи́ма со́вѣстiю.
  • Ничто́же бо е́сть стра́хъ, то́кмо лише́нiе по́мощей су́щихъ от­ помышле́нiя.
  • Вну́трь же ме́нше су́щее ча́янiе, бо́лшее мни́тъ невѣ́дѣнiе вины́ подаю́щiя му́ку.
  • А и́же въ немощну́ю по­и́стин­нѣ но́щь, и от­ немощна́го а́да верте́повъ наше́дшую, сно́мъ тѣ́мже спя́щiи,
  • о́во у́бо страши́лищами мечта́нiй гони́ми бя́ху, о́во же души́ изчеза́ху преда́нiемъ: внеза́пный бо и́мъ и неча́ян­ный стра́хъ на́йде.
  • Пото́мъ та́ко, кто́ либо когда́ бѣ́ она́мо, низпады́й храня́шеся въ темни́цѣ безъ желѣ́за заключе́нъ:
  • а́ще бо земледѣ́латель кто́ бы́сть, или́ па́стырь, или́ трудо́въ пусты́н­ныхъ дѣ́латель, предъя́тъ бы́въ, неизбѣ́жную терпя́ше ну́жду:
  • еди́нымъ бо у́жемъ тмы́ вси́ бя́ху свя́зани. А́ще ду́хъ звизда́яй, или́ между́ ча́стыхъ древе́сныхъ вѣ́твей пти́чiй гла́съ сладкопѣ́снивый, или́ си́ла водна́я теку́щи зѣ́лнѣ,
  • или́ шу́мъ зѣ́лный низпа́да­ю­щихъ ка́менiй, или́ игра́ющихъ живо́тныхъ тече́нiе неви́димое, или́ рыка́ющихъ лю́тыхъ звѣре́й гла́съ, или́ от­зыва́ющься от­ де́брей го́рскихъ гла́съ, разслабля́ху о́ныхъ устраша́юще.
  • Вся́ бо вселе́н­ная свѣ́тлымъ просвѣща́­шеся свѣ́томъ, и невоз­бра́н­ными дѣ́лы содержа́­шеся:
  • на еди́ныхъ же о́ныхъ простира́­шеся тя́жкая но́щь, о́бразъ бу́дущаго и́хъ воспрiя́тiя тмы́: са́ми же себѣ́ бы́ша тмы́ тяжча́йшiи.
  • Преподо́бнымъ же тво­и́мъ превели́къ бѣ́ свѣ́тъ: и́хже у́бо гла́съ слы́шаше, о́браза же не ви́дяще, зане́же у́бо и они́ [того́жде] не страда́ху, ублажа́ху.
  • А я́ко не па́ко­ст­вуютъ предоби́димiи, благодаря́ху, и е́же пронести́ся, благода́ти моля́ху.
  • Си́хъ ра́ди сто́лпъ огнегоря́щь, вожда́ у́бо невѣ́домаго путьше́­ст­вiя, со́лнце же невреди́телное любо­че́стнаго стра́н­ствованiя по́далъ еси́.
  • Досто́йни бо они́ лиши́тися свѣ́та и блюсти́ся во тмѣ́, и́же заключе́ныхъ стрежа́ху сыно́въ тво­и́хъ, и́миже имя́ше нетлѣ́н­ный зако́на свѣ́тъ вѣ́ку да́тися.
  • Совѣ́товав­шихъ же и́хъ убива́ти младе́нцы преподо́бныхъ, и еди́ному от­ложе́ну ча́ду и спасе́ну, во обличе́нiе и́хъ отъ­я́лъ еси́ мно́же­с­т­во ча́дъ, и ку́пно погуби́лъ еси́ въ водѣ́ зѣ́лнѣй.
  • О́ная бо но́щь предувѣ́дѣна бы́сть отце́мъ на́шымъ, да тве́рдо вѣ́дуще, и́мже кля́твамъ вѣ́роваша, воз­благоду́ше­ст­вуютъ.
  • Воспрiя́то же бы́сть от­ люді́й тво­и́хъ спасе́нiе у́бо пра́ведныхъ, враго́въ же истребле́нiе:
  • и́мже бо наказа́лъ еси́ супоста́ты на́шя, си́мъ на́съ при­­зва́въ просла́вилъ еси́.
  • Сокрове́н­но бо жря́ху преподо́бнiи о́троцы благи́хъ, и зако́нъ Боже­с­т­вен­ный единомы́слiемъ завѣща́ша, та́яжде подо́бно, блага́я же и бѣ́д­ст­вен­ная воспрiима́ти святы́мъ, отце́мъ уже́ предвоспѣва́ющымъ хвалу́.
  • Противоглася́ше же несогла́сный враго́въ во́пль, и плаче́вный слы́шашеся гла́съ пла́чущихъ младе́нцевъ.
  • Подо́бною же ме́стiю ра́бъ ку́пно съ господи́номъ казне́нъ бы́сть, и просты́й человѣ́къ съ царе́мъ та́яжде пострада́:
  • единоду́шно же вси́ во еди́нѣмъ и́мени сме́ртнѣмъ ме́ртвыхъ имѣ́яху безчи́слен­ныхъ: ниже́ бо ко погребе́нiю живі́и бя́ху дово́лни, поне́же во еди́нѣмъ мгнове́нiи честнѣ́йшiй ро́дъ и́хъ истребле́нъ бы́сть.
  • О всѣ́хъ бо не вѣ́ру­ю­ще ра́ди чародѣя́нiй, а ра́ди пе́рвенцевъ истребле́нiя, исповѣ́даша люді́й сыно́въ Бо́жiихъ бы́ти.
  • Ти́хому бо молча́нiю содержа́щу вся́, и но́щи во сво­е́мъ тече́нiи преполовля́ющейся,
  • всемогу́щее сло́во твое́, [Го́споди,] съ небе́съ от­ престо́ловъ ца́рскихъ же́стокъ ра́тникъ въ среди́ну поги́бель­ныя земли́ сни́де.
  • Ме́чь о́стръ нелицемѣ́рное повелѣ́нiе твое́ нося́й, и ста́въ испо́лни вся́ сме́рти: и небесе́ у́бо каса́­шеся, стоя́ше же на земли́.
  • Тогда́ внеза́пу при­­видѣ́нiя у́бо сно́въ лю́тѣ смути́ша и́хъ, стра́си же наидо́ша неча́ян­ни,
  • и и́нъ ина́мо ве́рженъ е́ле жи́въ, ея́же ра́ди вины́ умира́­ше, объявля́ше:
  • со́нiя бо, смути́в­ше и́хъ, сiе́ предвоз­вѣсти́ша: да не вѣ́дяще, его́же ра́ди злѣ́ стра́ждутъ, поги́бнутъ.
  • Прикосну́ся же нѣ́когда и пра́ведныхъ искуше́нiе сме́рти, пораже́нiе во пусты́ни бы́сть мно́же­ст­ва: но не до́лго пребы́сть гнѣ́въ.
  • Потща́вся бо му́жъ непоро́ченъ предпобо́р­ст­вова, сво­ея́ слу́жбы ору́жiе, моли́тву и ѳимiа́ма умилостивле́нiе при­­не́съ, сопроти́въ ста́ гнѣ́ву и коне́цъ положи́ бѣ́д­ст­вованiю, показа́въ, я́ко тво́й е́сть ра́бъ.
  • Одолѣ́ же поража́ющаго не си́лою тѣле́сною, ниже́ ору́жiя дѣ́й­ст­вiемъ, но сло́вомъ покори́ наказу́ющаго, кля́твы отце́въ и завѣ́ты воспомяну́въ.
  • Грома́дами бо уже́ па́дшымъ дру́гъ на дру́га ме́ртвымъ, посредѣ́ ста́въ, пресѣче́ гнѣ́въ и раздѣли́ къ живы́мъ пу́ть.
  • На оде́жди бо поди́ра бѣ́ ве́сь мíръ, и отце́въ сла́вы на извая́нiи четырерядова́го ка́менiя, и вели́че­с­т­во твое́ на дiади́мѣ главы́ его́.
  • Си́мъ уступи́лъ искореня́яй и си́хъ устраши́ся: бѣ́ бо то́кмо искуше́нiе гнѣ́ва дово́лно.
  • Нечести́вымъ же до конца́ безъ ми́лости я́рость на́йде: предвѣ́дѣ бо и́хъ и бу́дущая,
  • я́ко ті́и от­пусти́в­шiи, е́же от­ити́, и со тща́нiемъ предпосла́в­ше и́хъ, пожену́тъ вслѣ́дъ раска́яв­шеся:
  • еще́ бо въ рука́хъ имѣ́юще рыда́нiя и сѣ́ту­ю­ще надъ гроба́ми ме́ртвыхъ, и́нъ себѣ́ взя́ша по́мыслъ безу́мiя, и и́хже моля́ще изгна́ша, си́хъ а́ки бѣглеце́въ гоня́ху.
  • Влеча́­ше бо и́хъ къ сему́ концу́ досто́йная ну́жда, и при­­клю́чшихся забы́тiе вложи́, да и про́чую къ муче́ниемъ при­­напо́лнятъ ка́знь:
  • и лю́дiе у́бо тво­и́ пресла́вное путьше́­ст­вiе пре́йдутъ, они́ же стра́н­ну обря́щутъ сме́рть.
  • Все́ бо творе́нiе во сво­е́мъ ему́ ро́дѣ па́ки свы́ше преобразова́­шеся, служа́щее сво́й­ст­вен­нымъ тво­и́мъ повелѣ́ниемъ, да о́троцы тво­и́ сохраня́т­ся неврежде́ни.
  • О́блакъ осѣня́яй по́лкъ и́хъ, и изъ преждебы́в­шiя воды́ от­кры́тiе сухі́я земли́ яви́ся, и изъ мо́ря чермна́го пу́ть невоз­бра́ненъ, и по́ле зла́чное от­ волне́нiя зѣ́лнаго:
  • и́мже ве́сь язы́къ про́йде, тво­е́ю руко́ю покрове́ни, ви́дяще ди́вная чудеса́.
  • Я́коже бо ко́ни насы́тишася, и я́ко а́гнцы взыгра́шася, хва́ляще тя́, Го́споди, изба́вльшаго и́хъ:
  • воспомяну́ша бо еще́, я́же во обита́нiи и́хъ, ка́ко у́бо вмѣ́сто рожде́нiя живо́тныхъ изведе́ земля́ скни́пы, вмѣ́сто же ры́бъ изры́гну рѣка́ мно́же­с­т­во жа́бъ.
  • Послѣди́ же ви́дѣша и но́вое рожде́нiе пти́цъ, егда́ похотѣ́нiемъ подви́гшеся, проси́ша сла́достныя пи́щи.
  • Во утѣше́нiе бо взыдо́ша и́мъ от­ мо́ря кра́стели: и муче́нiя грѣ́шнымъ наидо́ша, не безъ бы́в­шихъ зна́менiй си́лою мо́лнiй: пра́веднѣ бо пострада́ша за своя́ зло́бы,
  • и́бо лютѣ́йшее ненавидѣ́нiе стра́н­ныхъ соверши́ша: ині́и у́бо незна́емыхъ не прiе́мляху при­­ше́лцевъ, сі́и же благодѣ́телей стра́н­ныхъ порабоща́ху.
  • И не то́кмо, но а́ще ко́е разсмотре́нiе бу́детъ и́хъ: зане́ вражде́бно прiе́мляху чужды́хъ.
  • Сі́и же съ пра́здне­ст­вами прiе́мше при­­общи́в­шихся уже́ и́хъ обы́чаемъ, жесточа́йшими озло́биша труда́ми.
  • Побiе́ни же бы́ша и ослѣпле́нiемъ, я́коже о́нiи при­­ две́рехъ пра́ведника, егда́ вели́кою обложе́ни тмо́ю, кі́йждо сво­и́хъ две́рiй прохо́да иска́­ше.
  • Са́ми бо собо́ю стихі́и премѣня́емы, я́коже въ гу́слехъ гла́сы сли́чiя и́мя премѣня́ютъ, всегда́ храня́ще зву́къ: е́же е́сть ви́дѣти от­ зра́ка бы́в­шихъ извѣ́стно.
  • Земна́я бо въ во́дная прелага́хуся, и пла́ва­ю­щая прехожда́ху на зе́млю.
  • О́гнь воз­мога́­ше въ водѣ́ вы́шше сво­ея́ си́лы, и вода́ угаша́ющую си́лу забы́.
  • Пла́мень вопреки́ удоботлѣ́н­ныхъ живо́тныхъ не вреди́ пло́тей въ не́мъ ходя́щихъ, ниже́ тая́ше ледови́дный удобота́яй ро́дъ сла́достныя пи́щи.
  • По всему́ бо, Го́споди, воз­вели́чилъ еси́ лю́ди твоя́ и просла́вилъ еси́, и не презрѣ́лъ еси́, во вся́цѣмъ вре́мени и мѣ́стѣ предстоя́й.
  • Любите справедливость, судьи земли, право мыслите о Господе, и в простоте сердца ищите Его,
  • ибо Он обретается неискушающими Его и является не неверующим Ему.
  • Ибо неправые умствования отдаляют от Бога, и испытание силы Его обличит безумных.
  • В лукавую душу не войдет премудрость и не будет обитать в теле, порабощенном греху,
  • ибо святый Дух премудрости удалится от лукавства и уклонится от неразумных умствований, и устыдится приближающейся неправды.
  • Человеколюбивый дух – премудрость, но не оставит безнаказанным богохульствующего устами, потому что Бог есть свидетель внутренних чувств его и истинный зритель сердца его, и слышатель языка его.
  • Дух Господа наполняет вселенную и, как все объемлющий, знает всякое слово.
  • Посему никто, говорящий неправду, не утаится, и не минет его обличающий суд.
  • Ибо будет испытание помыслов нечестивого, и слова́ его взойдут к Господу в обличение беззаконий его;
  • потому что ухо ревности слышит все, и ропот не скроется.
  • Итак, хранитесь от бесполезного ропота и берегитесь от злоречия языка, ибо и тайное слово не пройдет даром, а клевещущие уста убивают душу.
  • Не ускоряйте смерти заблуждениями вашей жизни и не привлекайте к себе погибели делами рук ваших.
  • Бог не сотворил смерти и не радуется погибели живущих,
  • ибо Он создал все для бытия, и все в мире спасительно, и нет пагубного яда, нет и царства ада на земле.
  • Праведность бессмертна, а неправда причиняет смерть:
  • нечестивые привлекли ее и руками и словами, сочли ее другом и исчахли, и заключили союз с нею, ибо они достойны быть ее жребием.
  • Неправо умствующие говорили сами в себе: «коротка и прискорбна наша жизнь, и нет человеку спасения от смерти, и не знают, чтобы кто освободил из ада.
  • Случайно мы рождены и после будем как небывшие: дыхание в ноздрях наших – дым, и слово – искра в движении нашего сердца.
  • Когда она угаснет, тело обратится в прах, и дух рассеется, как жидкий воздух;
  • и имя наше забудется со временем, и никто не вспомнит о делах наших; и жизнь наша пройдет, как след облака, и рассеется, как туман, разогнанный лучами солнца и отягченный теплотою его.
  • Ибо жизнь наша – прохождение тени, и нет нам возврата от смерти: ибо положена печать, и никто не возвращается.
  • Будем же наслаждаться настоящими благами и спешить пользоваться миром, как юностью;
  • преисполнимся дорогим вином и благовониями, и да не пройдет мимо нас весенний цвет жизни;
  • увенчаемся цветами роз прежде, нежели они увяли;
  • никто из нас не лишай себя участия в нашем наслаждении; везде оставим следы веселья, ибо это наша доля и наш жребий.
  • Будем притеснять бедняка праведника, не пощадим вдовы и не постыдимся многолетних седин старца.
  • Сила наша да будет законом правды, ибо бессилие оказывается бесполезным.
  • Устроим ковы праведнику, ибо он в тягость нам и противится делам нашим, укоряет нас в грехах против закона и поносит нас за грехи нашего воспитания;
  • объявляет себя имеющим познание о Боге и называет себя сыном Господа;
  • он пред нами – обличение помыслов наших.
  • Тяжело нам и смотреть на него, ибо жизнь его не похожа на жизнь других, и отличны пути его:
  • он считает нас мерзостью и удаляется от путей наших, как от нечистот, ублажает кончину праведных и тщеславно называет отцом своим Бога.
  • Увидим, истинны ли слова его, и испытаем, какой будет исход его;
  • ибо если этот праведник есть сын Божий, то Бог защитит его и избавит его от руки врагов.
  • Испытаем его оскорблением и мучением, дабы узнать смирение его и видеть незлобие его;
  • осудим его на бесчестную смерть, ибо, по словам его, о нем попечение будет».
  • Так они умствовали, и ошиблись; ибо злоба их ослепила их,
  • и они не познали тайн Божиих, не ожидали воздаяния за святость и не считали достойными награды душ непорочных.
  • Бог создал человека для нетления и соделал его образом вечного бытия Своего;
  • но завистью диавола вошла в мир смерть, и испытывают ее принадлежащие к уделу его.
  • А души праведных в руке Божией, и мучение не коснется их.
  • В глазах неразумных они казались умершими, и исход их считался погибелью,
  • и отшествие от нас – уничтожением; но они пребывают в мире.
  • Ибо, хотя они в глазах людей и наказываются, но надежда их полна бессмертия.
  • И немного наказанные, они будут много облагодетельствованы, потому что Бог испытал их и нашел их достойными Его.
  • Он испытал их как золото в горниле и принял их как жертву всесовершенную.
  • Во время воздаяния им они воссияют как искры, бегущие по стеблю.
  • Будут судить племена и владычествовать над народами, а над ними будет Господь царствовать во веки.
  • Надеющиеся на Него познают истину, и верные в любви пребудут у Него; ибо благодать и милость со святыми Его и промышление об избранных Его.
  • Нечестивые же, как умствовали, так и понесут наказание за то, что презрели праведного и отступили от Господа.
  • Ибо презирающий мудрость и наставление несчастен, и надежда их суетна, и труды бесплодны, и дела их непотребны.
  • Жены их несмысленны, и дети их злы, проклят род их.
  • Блаженна неплодная неосквернившаяся, которая не познала беззаконного ложа; она получит плод при воздаянии святых душ.
  • Блажен и евнух, не сделавший беззакония рукою и не помысливший лукавого против Господа, ибо дастся ему особенная благодать веры и приятнейший жребий в храме Господнем.
  • Плод добрых трудов славен, и корень мудрости неподвижен.
  • Дети прелюбодеев будут несовершенны, и семя беззаконного ложа исчезнет.
  • Если и будут они долгожизненны, но будут почитаться за ничто, и поздняя старость их будет без почета.
  • А если скоро умрут, не будут иметь надежды и утешения в день суда;
  • ибо ужасен конец неправедного рода.
  • Лучше бездетность с добродетелью, ибо память о ней бессмертна: она признается и у Бога и у людей.
  • Когда она присуща, ей подражают, а когда отойдет, стремятся к ней: и в вечности увенчанная она торжествует, как одержавшая победу непорочными подвигами.
  • А плодородное множество нечестивых не принесет пользы, и прелюбодейные отрасли не дадут корней в глубину и не достигнут незыблемого основания;
  • и хотя на время позеленеют в ветвях, но, не имея твердости, поколеблются от ветра и порывом ветров искоренятся;
  • некрепкие ветви переломятся, и плод их будет бесполезен, незрел для пищи и ни к чему не годен;
  • ибо дети, рождаемые от беззаконных сожитий, суть свидетели разврата против родителей при допросе их.
  • А праведник, если и рановременно умрет, будет в покое,
  • ибо не в долговечности честная старость и не числом лет измеряется:
  • мудрость есть седина для людей, и беспорочная жизнь – возраст старости.
  • Как благоугодивший Богу, он возлюблен, и, как живший посреди грешников, преставлен,
  • восхищен, чтобы злоба не изменила разума его, или коварство не прельстило души его.
  • Ибо упражнение в нечестии помрачает доброе, и волнение похоти развращает ум незлобивый.
  • Достигнув совершенства в короткое время, он исполнил долгие лета;
  • ибо душа его была угодна Господу, потому и ускорил он из среды нечестия. А люди видели это и не поняли, даже и не подумали о том,
  • что благодать и милость со святыми Его и промышление об избранных Его.
  • Праведник, умирая, осудит живых нечестивых, и скоро достигшая совершенства юность – долголетнюю старость неправедного;
  • ибо они увидят кончину мудрого и не поймут, что Господь определил о нем и для чего поставил его в безопасность;
  • они увидят и уничтожат его, но Господь посмеется им;
  • и после сего будут они бесчестным трупом и позором между умершими навек, ибо Он повергнет их ниц безгласными и сдвинет их с оснований, и они вконец запустеют и будут в скорби, и память их погибнет;
  • в сознании грехов своих они предстанут со страхом, и беззакония их осудят их в лице их.
  • Тогда праведник с великим дерзновением станет пред лицем тех, которые оскорбляли его и презирали подвиги его;
  • они же, увидев, смутятся великим страхом и изумятся неожиданности спасения его
  • и, раскаиваясь и воздыхая от стеснения духа, будут говорить сами в себе: «это тот самый, который был у нас некогда в посмеянии и притчею поругания.
  • Безумные, мы почитали жизнь его сумасшествием и кончину его бесчестною!
  • Как же он причислен к сынам Божиим, и жребий его – со святыми?
  • Итак, мы заблудились от пути истины, и свет правды не светил нам, и солнце не озаряло нас.
  • Мы преисполнились делами беззакония и погибели и ходили по непроходимым пустыням, а пути Господня не познали.
  • Какую пользу принесло нам высокомерие, и что доставило нам богатство с тщеславием?
  • Все это прошло как тень и как молва быстротечная.
  • Как после прохождения корабля, идущего по волнующейся воде, невозможно найти следа, ни стези дна его в волнах;
  • или как от птицы, пролетающей по воздуху, никакого не остается знака ее пути, но легкий воздух, ударяемый крыльями и рассекаемый быстротою движения, пройден движущимися крыльями, и после того не осталось никакого знака прохождения по нему;
  • или как от стрелы, пущенной в цель, разделенный воздух тотчас опять сходится, так что нельзя узнать, где прошла она;
  • так и мы родились и умерли, и не могли показать никакого знака добродетели, но истощились в беззаконии нашем».
  • Ибо надежда нечестивого исчезает, как прах, уносимый ветром, и как тонкий иней, разносимый бурею, и как дым, рассеиваемый ветром, и проходит, как память об однодневном госте.
  • А праведники живут во веки; награда их – в Господе, и попечение о них – у Вышнего.
  • Посему они получат царство славы и венец красоты от руки Господа, ибо Он покроет их десницею и защитит их мышцею.
  • Он возьмет всеоружие – ревность Свою, и тварь вооружит к отмщению врагам;
  • облечется в броню – в правду, и возложит на Себя шлем – нелицеприятный суд;
  • возьмет непобедимый щит – святость;
  • строгий гнев Он изострит, как меч, и мир ополчится с Ним против безумцев.
  • Понесутся меткие стрелы молний и из облаков, как из туго натянутого лука, полетят в цель.
  • И, как из каменометного орудия, с яростью посыплется град; вознегодует на них вода морская и реки свирепо потопят их;
  • восстанет против них дух силы и, как вихрь, развеет их.
  • Так беззаконие опустошит всю землю, и злодеяние ниспровергнет престолы сильных.
  • Итак, слушайте, цари, и разумейте, научитесь, судьи концов земли!
  • Внимайте, обладатели множества и гордящиеся пред народами!
  • От Господа дана нам держава, и сила – от Вышнего, Который исследует ваши дела и испытает намерения.
  • Ибо вы, будучи служителями Его царства, не судили справедливо, не соблюдали закона и не поступали по воле Божией.
  • Страшно и скоро Он явится вам, – и строг суд над начальствующими,
  • ибо меньший заслуживает помилование, а сильные сильно будут истязаны.
  • Господь всех не убоится лица и не устрашится величия, ибо Он сотворил и малого и великого и одинаково промышляет о всех;
  • но начальствующим предстоит строгое испытание.
  • Итак, к вам, цари, слова мои, чтобы вы научились премудрости и не падали.
  • Ибо свято хранящие святое освятятся, и научившиеся тому найдут оправдание.
  • Итак, возжелайте слов моих, полюбите и научитесь.
  • Премудрость светла и неувядающа, и легко созерцается любящими ее, и обретается ищущими ее;
  • она даже упреждает желающих познать ее.
  • С раннего утра ищущий ее не утомится, ибо найдет ее сидящею у дверей своих.
  • Помышлять о ней есть уже совершенство разума, и бодрствующий ради нее скоро освободится от забот,
  • ибо она сама обходит и ищет достойных ее, и благосклонно является им на путях, и при всякой мысли встречается с ними.
  • Начало ее есть искреннейшее желание учения,
  • а забота об учении – любовь, любовь же – хранение законов ее, а наблюдение законов – залог бессмертия,
  • а бессмертие приближает к Богу;
  • поэтому желание премудрости возводит к царству.
  • Итак, властители народов, если вы услаждаетесь престолами и скипетрами, то почтите премудрость, чтобы вам царствовать во веки.
  • Что же есть премудрость, и как она произошла, я возвещу,
  • и не скрою от вас тайн, но исследую от начала рождения,
  • и открою познание ее, и не миную истины;
  • и не пойду вместе с истаевающим от зависти, ибо таковой не будет причастником премудрости.
  • Множество мудрых – спасение миру, и царь разумный – благосостояние народа.
  • Итак учитесь от слов моих, и получите пользу.
  • И я человек смертный, подобный всем, потомок первозданного земнородного.
  • И я в утробе матерней образовался в плоть в десятимесячное время, сгустившись в крови от семени мужа и услаждения, соединенного со сном,
  • и я, родившись, начал дышать общим воздухом и ниспал на ту же землю, первый голос обнаружил плачем одинаково со всеми,
  • вскормлен в пеленах и заботах;
  • ибо ни один царь не имел иного начала рождения:
  • один для всех вход в жизнь и одинаковый исход.
  • Посему я молился, и дарован мне разум; я взывал, и сошел на меня дух премудрости.
  • Я предпочел ее скипетрам и престолам и богатство почитал за ничто в сравнении с нею;
  • драгоценного камня я не сравнил с нею, потому что перед нею все золото – ничтожный песок, а серебро – грязь в сравнении с нею.
  • Я полюбил ее более здоровья и красоты и избрал ее предпочтительно перед светом, ибо свет ее неугасим.
  • А вместе с нею пришли ко мне все блага и несметное богатство через руки ее;
  • я радовался всему, потому что премудрость руководствовала ими, но я не знал, что она – виновница их.
  • Без хитрости я научился, и без зависти преподаю, не скрываю богатства ее,
  • ибо она есть неистощимое сокровище для людей; пользуясь ею, они входят в содружество с Богом, посредством даров учения.
  • Только дал бы мне Бог говорить по разумению и достойно мыслить о дарованном, ибо Он есть руководитель к мудрости и исправитель мудрых.
  • Ибо в руке Его и мы и слова наши, и всякое разумение и искусство делания.
  • Сам Он даровал мне неложное познание существующего, чтобы познать устройство мира и действие стихий,
  • начало, конец и средину времен, смены поворотов и перемены времен,
  • круги годов и положение звезд,
  • природу животных и свойства зверей, стремления ветров и мысли людей, различия растений и силы корней.
  • Познал я все, и сокровенное и явное, ибо научила меня Премудрость, художница всего.
  • Она есть дух разумный, святый, единородный, многочастный, тонкий, удобоподвижный, светлый, чистый, ясный, невредительный, благолюбивый, скорый, неудержимый,
  • благодетельный, человеколюбивый, твердый, непоколебимый, спокойный, беспечальный, всевидящий и проникающий все умные, чистые, тончайшие духи.
  • Ибо премудрость подвижнее всякого движения, и по чистоте своей сквозь все проходит и проникает.
  • Она есть дыхание силы Божией и чистое излияние славы Вседержителя: посему ничто оскверненное не войдет в нее.
  • Она есть отблеск вечного света и чистое зеркало действия Божия и образ благости Его.
  • Она – одна, но может все, и, пребывая в самой себе, все обновляет, и, переходя из рода в род в святые души, приготовляет друзей Божиих и пророков;
  • ибо Бог никого не любит, кроме живущего с премудростью.
  • Она прекраснее солнца и превосходнее сонма звезд; в сравнении со светом она выше;
  • ибо свет сменяется ночью, а премудрости не превозмогает злоба.
  • Она быстро распростирается от одного конца до другого и все устрояет на пользу.
  • Я полюбил ее и взыскал от юности моей, и пожелал взять ее в невесту себе, и стал любителем красоты ее.
  • Она возвышает свое благородство тем, что имеет сожитие с Богом, и Владыка всех возлюбил ее:
  • она таинница ума Божия и избирательница дел Его.
  • Если богатство есть вожделенное приобретение в жизни, то что богаче премудрости, которая все делает?
  • Если же благоразумие делает многое, то какой художник лучше ее?
  • Если кто любит праведность, – плоды ее суть добродетели: она научает целомудрию и рассудительности, справедливости и мужеству, полезнее которых ничего нет для людей в жизни.
  • Если кто желает большой опытности, мудрость знает давнопрошедшее и угадывает будущее, знает тонкости слов и разрешение загадок, предузнает знамения и чудеса и последствия лет и времен.
  • Посему я рассудил принять ее в сожитие с собою, зная, что она будет мне советницею на доброе и утешеньем в заботах и печали.
  • Через нее я буду иметь славу в народе и честь перед старейшими, будучи юношею;
  • окажусь проницательным в суде, и в глазах сильных заслужу удивление.
  • Когда я буду молчать, они будут ожидать, и когда начну говорить, будут внимать, и когда продлю беседу, положат руку на уста свои.
  • Чрез нее я достигну бессмертия и оставлю вечную память будущим после меня.
  • Я буду управлять народами, и племена покорятся мне;
  • убоятся меня, когда услышат обо мне страшные тираны; в народе явлюсь добрым и на войне мужественным.
  • Войдя в дом свой, я успокоюсь ею, ибо в обращении ее нет суровости, ни в сожитии с нею скорби, но веселие и радость.
  • Размышляя о сем сам в себе и обдумывая в сердце своем, что в родстве с премудростью – бессмертие,
  • и в дружестве с нею – благое наслаждение, и в трудах рук ее – богатство неоскудевающее, и в собеседовании с нею – разум, и в общении слов ее – добрая слава, – я ходил и искал, как бы мне взять ее себе.
  • Я был отрок даровитый и душу получил добрую;
  • притом, будучи добрым, я вошел и в тело чистое.
  • Познав же, что иначе не могу овладеть ею, как если дарует Бог, – и что уже было делом разума, чтобы познать, чей этот дар, – я обратился к Господу и молился Ему, и говорил от всего сердца моего:
  • Боже отцов и Господи милости, сотворивший все словом Твоим
  • и премудростию Твоею устроивший человека, чтобы он владычествовал над созданными Тобою тварями
  • и управлял миром свято и справедливо, и в правоте души производил суд!
  • Даруй мне приседящую престолу Твоему премудрость и не отринь меня от отроков Твоих,
  • ибо я раб Твой и сын рабы Твоей, человек немощный и кратковременный и слабый в разумении суда и законов.
  • Да хотя бы кто и совершен был между сынами человеческими, без Твоей премудрости он будет признан за ничто.
  • Ты избрал меня царем народа Твоего и судьею сынов Твоих и дщерей;
  • Ты сказал, чтобы я построил храм на святой горе Твоей и алтарь в городе обитания Твоего, по подобию святой скинии, которую Ты предуготовил от начала.
  • С Тобою премудрость, которая знает дела Твои и присуща была, когда Ты творил мир, и ведает, что угодно пред очами Твоими и что право по заповедям Твоим:
  • ниспошли ее от святых небес и от престола славы Твоей ниспошли ее, чтобы она споспешествовала мне в трудах моих, и чтобы я знал, что благоугодно пред Тобою;
  • ибо она все знает и разумеет, и мудро будет руководить меня в делах моих, и сохранит меня в своей славе;
  • и дела мои будут благоприятны, и буду судить народ Твой справедливо, и буду достойным престола отца моего.
  • Ибо какой человек в состоянии познать совет Божий? или кто может уразуметь, что угодно Господу?
  • Помышления смертных нетверды, и мысли наши ошибочны,
  • ибо тленное тело отягощает душу, и эта земная храмина подавляет многозаботливый ум.
  • Мы едва можем постигать и то, что на земле, и с трудом понимаем то, что под руками, а что на небесах – кто исследовал?
  • Волю же Твою кто познал бы, если бы Ты не даровал премудрости и не ниспослал свыше святаго Твоего Духа?
  • И так исправились пути живущих на земле, и люди научились тому, что угодно Тебе,
  • и спаслись премудростью.
  • Она сохраняла первозданного отца мира, который сотворен был один, и спасала его от собственного его падения:
  • она дала ему силу владычествовать над всем.
  • А отступивший от нее неправедный во гневе своем погиб от братоубийственной ярости.
  • Ради него потопляемую землю опять премудрость спасла, сохранив праведника посредством малого дерева.
  • Она же между народами, смешанными в единомыслии зла, нашла праведника и соблюла его неукоризненным пред Богом, и сохранила мужественным в жалости к сыну.
  • Она во время погибели нечестивых спасла праведного, который избежал огня, нисшедшего на пять городов,
  • от которых во свидетельство нечестия осталась дымящаяся пустая земля и растения, не в свое время приносящие плоды, и памятником неверной души – стоящий соляной столб.
  • Ибо они, презрев премудрость, не только повредили себе тем, что не познали добра, но и оставили живущим память о своем безумии, дабы не могли скрыть того, в чем заблудились.
  • Премудрость же спасла от бед служащих ей.
  • Праведного, бежавшего от братнего гнева, она наставляла на правые пути, показала ему царство Божие и даровала ему познание святых, помогала ему в огорчениях и обильно вознаградила труды его.
  • Когда из корыстолюбия обижали его, она предстала и обогатила его,
  • сохранила его от врагов, и обезопасила от коварствовавших против него, и в крепкой борьбе доставила ему победу, дабы он знал, что благочестие всего сильнее.
  • Она не оставила проданного праведника, но спасла его от греха:
  • она нисходила с ним в ров и не оставляла его в узах, и потом принесла ему скипетр царства и власть над угнетавшими его, показала лжецами обвинявших его и даровала ему вечную славу.
  • Она освободила святой народ и непорочное семя от народа угнетавших его,
  • вошла в душу служителя Господня и противостала страшным царям чудесами и знамениями.
  • Она воздала святым награду за труды их, вела их путем дивным; и днем была им покровом, а ночью – звездным светом.
  • Она перевела их чрез Чермное море и провела их сквозь большую воду,
  • а врагов их потопила и извергла их из глубины бездны.
  • Итак, праведные завладели доспехами нечестивых и воспели святое имя Твое, Господи, и единодушно прославили поборающую руку Твою;
  • ибо премудрость отверзла уста немых и сделала внятными языки младенцев.
  • Она благоустроила дела их рукою святого пророка:
  • они прошли по необитаемой пустыне, и на непроходных местах поставили шатры;
  • противостали неприятелям и отмстили врагам;
  • томились жаждою и воззвали к Тебе, и дана им была вода из утесистой скалы и утоление жажды – из твердого камня.
  • Ибо, чем наказаны были враги их,
  • тем они, находясь в затруднении, были облагодетельствованы:
  • вместо источника постоянно текущей реки, смрадною кровью возмущенной,
  • в обличение их детоубийственного повеления, Ты неожиданно дал им обильную воду,
  • показав тогда чрез жажду, как Ты наказал их противников.
  • Ибо, когда они были испытываемы, подвергаясь, впрочем, милостивому вразумлению, тогда познали, как мучились во гневе судимые нечестивые;
  • потому что их Ты испытывал, как отец, поучая, а тех, как гневный царь, осуждая, истязал.
  • И отсутствовавшие и присутствовавшие одинаково пострадали:
  • их постигла сугубая скорбь и стенание от воспоминания о прошедшем.
  • Они, когда услышали, что чрез их наказания те были облагодетельствованы, познали Господа.
  • Кого они прежде, как отверженного, отреклись с ругательством, Тому в последствие событий удивлялись, потерпев неодинаковую с праведными жажду.
  • А за неразумные помышления их неправды, по которым они в заблуждении служили бессловесным пресмыкающимся и презренным чудовищам, Ты в наказание наслал на них множество бессловесных животных,
  • чтобы они познали, что, чем кто согрешает, тем и наказывается.
  • Не невозможно было бы для всемогущей руки Твоей, создавшей мир из необразного вещества, наслать на них множество медведей или свирепых львов,
  • или неизвестных новосозданных лютых зверей, или дышащих огненным дыханием, или извергающих клубы дыма, или бросающих из глаз ужасные искры,
  • которые не только повреждением могли истребить их, но и ужасающим видом погубить.
  • Да и без этого они могли погибнуть от одного дуновения, преследуемые правосудием и рассеваемые духом силы Твоей; но Ты все расположил мерою, числом и весом.
  • Ибо великая сила всегда присуща Тебе, и кто противостанет силе мышцы Твоей?
  • Весь мир пред Тобою, как колебание чашки весов, или как капля утренней росы, сходящей на землю.
  • Ты всех милуешь, потому что все можешь, и покрываешь грехи людей ради покаяния.
  • Ты любишь все существующее, и ничем не гнушаешься, что сотворил, ибо не создал бы, если бы что ненавидел.
  • И как могло бы пребывать что-либо, если бы Ты не восхотел? Или как сохранилось бы то, что не было призвано Тобою?
  • Но Ты все щадишь, потому что все Твое, душелюбивый Господи.
  • Нетленный Твой дух пребывает во всем.
  • Посему заблуждающихся Ты мало-помалу обличаешь и, напоминая им, в чем они согрешают, вразумляешь, чтобы они, отступив от зла, уверовали в Тебя, Господи.
  • Так, возгнушавшись древними обитателями святой земли Твоей,
  • совершавшими ненавистные дела волхвований и нечестивые жертвоприношения,
  • и безжалостными убийцами детей, и на жертвенных пирах пожиравшими внутренности человеческой плоти и крови в тайных собраниях,
  • и родителями, убивавшими беспомощные души, – Ты восхотел погубить их руками отцов наших,
  • дабы земля, драгоценнейшая всех у Тебя, приняла достойное население чад Божиих.
  • Но и их, как людей, Ты щадил, послав предтечами воинства Твоего шершней, дабы они мало-помалу истребляли их.
  • Хотя не невозможно было Тебе войною покорить нечестивых праведным, или истребить их страшными зверями, или грозным словом в один раз;
  • но Ты, мало-помалу наказывая их, давал место покаянию, зная, однако, что племя их негодное и зло их врожденное, и помышление их не изменится во веки.
  • Ибо семя их было проклятое от начала, и не из опасения перед кем-либо Ты допускал безнаказанность грехов их.
  • Ибо кто скажет: «что Ты сделал?» или кто противостанет суду Твоему? и кто обвинит Тебя в погублении народов, которых Ты сотворил? Или какой защитник придет к Тебе с ходатайством за неправедных людей?
  • Ибо кроме Тебя нет Бога, который имеет попечение о всех, чтобы доказывать Тебе, что Ты несправедливо судил.
  • Ни царь, ни властелин не в состоянии явиться к Тебе на глаза за тех, которых Ты погубил.
  • Будучи праведен, Ты всем управляешь праведно, почитая не свойственным Твоей силе осудить того, кто не заслуживает наказания.
  • Ибо сила Твоя есть начало правды, и то самое, что Ты господствуешь над всеми, располагает Тебя щадить всех.
  • Силу Твою Ты показываешь не верующим всемогуществу Твоему и в не признающих Тебя обличаешь дерзость;
  • но, обладая силою, Ты судишь снисходительно и управляешь нами с великою милостью, ибо могущество Твое всегда в Твоей воле.
  • Но такими делами Ты поучал народ Твой, что праведному должно быть человеколюбивым, и внушал сынам Твоим благую надежду, что Ты даешь время покаянию во грехах.
  • Ибо, если врагов сынам Твоим и повинных смерти Ты наказывал с таким снисхождением и пощадою, давая им время и побуждение освободиться от зла,
  • то с каким вниманием Ты судил сынов Твоих, которых отцам Ты дал клятвы и заветы благих обетований!
  • Итак, вразумляя нас, Ты наказываешь врагов наших тысячекратно, дабы мы, когда судим, помышляли о Твоей благости и, когда бываем судимы, ожидали помилования.
  • Посему-то и тех нечестивых, которые проводили жизнь в неразумии, Ты истязал собственными их мерзостями,
  • ибо они очень далеко уклонились на путях заблуждения, обманываясь подобно неразумным детям и почитая за богов тех из животных, которые и у врагов были презренными.
  • Посему, как неразумным детям, в посмеяние послал Ты им и наказание.
  • Но, не вразумившись обличительным посмеянием, они испытывали заслуженный суд Божий.
  • Ибо, что они сами терпели с досадою, то же увидев на тех, которых считали богами и чрез которых были наказываемы, они познали Бога истинного, Которого прежде отрекались знать;
  • посему и пришло на них окончательное осуждение.
  • Подлинно суетны по природе все люди, у которых не было ведения о Боге, которые из видимых совершенств не могли познать Сущего и, взирая на дела, не познали Виновника,
  • а почитали за богов, правящих миром, или огонь, или ветер, или движущийся воздух, или звездный круг, или бурную воду, или небесные светила.
  • Если, пленяясь их красотою, они почитали их за богов, то должны были бы познать, сколько лучше их Господь, ибо Он, Виновник красоты, создал их.
  • А если удивлялись силе и действию их, то должны были бы узнать из них, сколько могущественнее Тот, Кто сотворил их;
  • ибо от величия красоты созданий сравнительно познается Виновник бытия их.
  • Впрочем, они меньше заслуживают порицания, ибо заблуждаются, может быть, ища Бога и желая найти Его:
  • потому что, обращаясь к делам Его, они исследуют и убеждаются зрением, что все видимое прекрасно.
  • Но и они неизвинительны:
  • если они столько могли разуметь, что в состоянии были исследовать временный мир, то почему они тотчас не обрели Господа его?
  • Но более жалки те, и надежды их – на бездушных, которые называют богами дела рук человеческих, золото и серебро, изделия художества, изображения животных, или негодный камень, дело давней руки.
  • Или какой-либо древодел, вырубив годное дерево, искусно снял с него всю кору и, обделав красиво, устроил из него сосуд, полезный к употреблению в жизни,
  • а обрезки от работы употребил на приготовление пищи и насытился;
  • один же из обрезков, ни к чему не годный, дерево кривое и сучковатое, взяв, старательно округлил на досуге и, с опытностью знатока обделав его, уподобил его образу человека,
  • или сделал подобным какому-нибудь низкому животному, намазал суриком и покрыл краскою поверхность его, и закрасил в нем всякий недостаток,
  • и, устроив для него достойное его место, повесил его на стене, укрепив железом.
  • Итак, чтобы произведение его не упало, он наперед озаботился, зная, что оно само себе помочь не может, ибо это кумир и имеет нужду в помощи.
  • Молясь же пред ним о своих стяжаниях, о браке и о детях, он не стыдится говорить бездушному,
  • и о здоровье взывает к немощному, о жизни просит мертвое, о помощи умоляет совершенно неспособное, о путешествии – не могущее ступить,
  • о прибытке, о ремесле и об успехе рук – совсем не могущее делать руками, о силе просит самое бессильное.
  • Еще: иной, собираясь плыть и переплывать свирепые волны, призывает на помощь дерево, слабейшее носящего его корабля;
  • ибо стремление к приобретениям выдумало оный, а художник искусно устроил,
  • но промысл Твой, Отец, управляет кораблем, ибо Ты дал и путь в море и безопасную стезю в волнах,
  • показывая, что Ты можешь от всего спасать, хотя бы кто отправлялся в море и без искусства.
  • Ты хочешь, чтобы не тщетны были дела Твоей премудрости; поэтому люди вверяют свою жизнь малейшему дереву и спасаются, проходя по волнам на ладье.
  • Ибо и вначале, когда погубляемы были гордые исполины, надежда мира, управленная Твоею рукою, прибегнув к кораблю, оставила миру семя рода.
  • Благословенно дерево, чрез которое бывает правда!
  • А это рукотворенное проклято и само, и сделавший его – за то, что сделал; а это тленное названо богом.
  • Ибо равно ненавистны Богу и нечестивец и нечестие его;
  • и сделанное вместе со сделавшим будет наказано.
  • Посему и на идолов языческих будет суд, так как они среди создания Божия сделались мерзостью, соблазном душ человеческих и сетью ногам неразумных.
  • Ибо вымысл идолов – начало блуда, и изобретение их – растление жизни.
  • Не было их вначале, и не во веки они будут.
  • Они вошли в мир по человеческому тщеславию, и потому близкий сужден им конец.
  • Отец, терзающийся горькою скорбью о рано умершем сыне, сделав изображение его, как уже мертвого человека, затем стал почитать его, как бога, и передал подвластным тайны и жертвоприношения.
  • Потом утвердившийся временем этот нечестивый обычай соблюдаем был, как закон, и по повелениям властителей изваяние почитаемо было, как божество.
  • Кого в лицо люди не могли почитать по отдаленности жительства, того отдаленное лицо они изображали: делали видимый образ почитаемого царя, дабы этим усердием польстить отсутствующему, как бы присутствующему.
  • К усилению же почитания и от незнающих поощряло тщание художника,
  • ибо он, желая, может быть, угодить властителю, постарался искусством сделать подобие покрасивее;
  • а народ, увлеченный красотою отделки, незадолго пред тем почитаемого, как человека, признал теперь божеством.
  • И это было соблазном для людей, потому что они, покоряясь или несчастью, или тиранству, несообщимое Имя прилагали к камням и деревам.
  • Потом не довольно было для них заблуждаться в познании о Боге, но они, живя в великой борьбе невежества, такое великое зло называют миром.
  • Совершая или детоубийственные жертвы, или скрытные тайны, или заимствованные от чужих обычаев неистовые пиршества,
  • они не берегут ни жизни, ни чистых браков, но один другого или коварством убивает, или прелюбодейством обижает.
  • Всеми же без различия обладают кровь и убийство, хищение и коварство, растление, вероломство, мятеж, клятвопреступление, расхищение имуществ,
  • забвение благодарности, осквернение душ, превращение полов, бесчиние браков, прелюбодеяние и распутство.
  • Служение идолам, недостойным именования, есть начало и причина, и конец всякого зла,
  • ибо они или веселясь неистовствуют, или прорицают ложь, или живут беззаконно, или скоро нарушают клятву.
  • Надеясь на бездушных идолов, они не думают быть наказанными за то, что несправедливо клянутся.
  • Но за то и другое придет на них осуждение, и за то, что нечестиво мыслили о Боге, обращаясь к идолам, и за то, что ложно клялись, коварно презирая святое.
  • Ибо не сила тех, которыми они клянутся, но суд над согрешающими следует всегда за преступлением неправедных.
  • Но Ты, Бог наш, благ и истинен, долготерпелив и управляешь всем милостиво.
  • Если мы и согрешаем, мы – Твои, признающие власть Твою; но мы не будем грешить, зная, что мы признаны Твоими.
  • Знать Тебя есть полная праведность, и признавать власть Твою – корень бессмертия.
  • Не обольщает нас лукавое человеческое изобретение, ни бесплодный труд художников – изображения, испещренные различными красками,
  • взгляд на которые возбуждает в безумных похотение и вожделение к бездушному виду мертвого образа.
  • И делающие, и похотствующие, и чествующие суть любители зла, достойные таких надежд.
  • Горшечник мнет мягкую землю, заботливо лепит всякий сосуд на службу нашу; из одной и той же глины выделывает сосуды, потребные и для чистых дел и для нечистых – все одинаково; но какое каждого из них употребление, судья – тот же горшечник.
  • И суетный труженик из той же глины лепит суетного бога, тогда как сам недавно родился из земли и вскоре пойдет туда же, откуда он взят, и взыщется с него долг души его.
  • Но у него забота не о том, что он должен много трудиться, и не о том, что жизнь его кратка; но он соревнует художникам золотых и серебряных изделий, и подражает медникам, и вменяет себе в славу, что делает мерзости.
  • Сердце его – пепел, и надежда его ничтожнее земли, и жизнь его презреннее грязи;
  • ибо он не познал Сотворившего его и вдунувшего в него деятельную душу и вдохнувшего в него дух жизни.
  • Они считают жизнь нашу забавою и житие прибыльною торговлею, ибо говорят, что должно же откуда-либо извлекать прибыль, хотя бы и из зла.
  • Впрочем такой более всех знает, что он грешит, делая из земляного вещества бренные сосуды и изваяния.
  • Самые же неразумные из всех и беднее умом самых младенцев – враги народа Твоего, угнетающие его,
  • потому что они почитают богами всех идолов языческих, у которых нет употребления ни глаз для зрения, ни ноздрей для привлечения воздуха, ни ушей для слышания, ни перстов рук для осязания и которых ноги негодны для хождения.
  • Хотя человек сделал их, и заимствовавший дух образовал их, но никакой человек не может образовать бога, как он сам.
  • Будучи смертным, он делает нечестивыми руками мертвое, поэтому он превосходнее божеств своих, ибо он жил, а те – никогда.
  • Притом они почитают животных самых отвратительных, которые по бессмыслию сравнительно хуже всех.
  • Они даже некрасивы по виду, как другие животные, чтобы могли привлекать к себе, но лишены и одобрения Божия и благословения Его.
  • Посему они достойно были наказаны чрез подобных животных и терзаемы множеством чудовищ.
  • Вместо такого наказания Ты благодетельствовал народу Твоему: в удовлетворение прихоти их Ты приготовил им в насыщение необычайную пищу – перепелов,
  • дабы те, мучимые голодом, по отвратительному виду насланных гадов, отказывали и необходимому позыву на пищу, а эти, кратковременно потерпев недостаток, вкусили необычайной пищи.
  • Ибо тех притеснителей должен был постигнуть неотвратимый недостаток, а этим только нужно было показать, как мучились враги их.
  • И тогда, как постигла их ужасная ярость зверей и они были истребляемы угрызениями коварных змиев, гнев Твой не продолжился до конца.
  • Но они были смущены на краткое время для вразумления, получив знамение спасения на воспоминание о заповеди закона Твоего,
  • ибо обращавшийся исцелялся не тем, на что взирал, но Тобою, Спасителем всех.
  • И этим Ты показал врагам нашим, что Ты – избавляющий от всякого зла:
  • ибо их убивали уязвления саранчи и мух, и не нашлось врачевства для души их, потому что они достойны были мучения от сих.
  • А сынов Твоих не одолели и зубы ядовитых змиев, ибо милость Твоя пришла на помощь и исцелила их.
  • Хотя они и были уязвляемы в напоминание им слов Твоих, но скоро были и исцеляемы, дабы, впав в глубокое забвение оных, не лишились Твоего благодеяния.
  • Не трава и не пластырь врачевали их, но Твое, Господи, всеисцеляющее слово.
  • Ты имеешь власть жизни и смерти и низводишь до врат ада и возводишь.
  • Человек по злобе своей убивает, но не может возвратить исшедшего духа и не может призвать взятой души.
  • А Твоей руки невозможно избежать,
  • ибо нечестивые, отрекшиеся познать Тебя, наказаны силою мышцы Твоей, быв преследуемы необыкновенными дождями, градами и неотвратимыми бурями и истребляемы огнем.
  • Но самое чудное было то, что огонь сильнее оказывал действие в воде, все погашающей, ибо самый мир есть поборник за праведных.
  • Иногда пламя укрощалось, чтобы не сжечь животных, посланных на нечестивых, и чтобы они, видя это, познали, что преследуются судом Божиим.
  • А иногда и среди воды жгло сильнее огня, дабы истребить произведения земли неправедной.
  • Вместо того народ Твой Ты питал пищею ангельскою и послал им, нетрудящимся, с неба готовый хлеб, имевший всякую приятность по вкусу каждого.
  • Ибо свойство пищи Твоей показывало Твою любовь к детям и в удовлетворение желания вкушающего изменялось по вкусу каждого.
  • А снег и лед выдерживали огонь и не таяли, дабы они знали, что огонь, горящий в граде и блистающий в дождях, истреблял плоды врагов.
  • Но тот же огонь, дабы напитались праведные, терял свою силу.
  • Ибо тварь, служа Тебе, Творцу, устремляется к наказанию нечестивых и утихает для благодеяния верующим в Тебя.
  • Посему и тогда она, изменяясь во всё, повиновалась Твоей благодати, питающей всех, по желанию нуждающихся,
  • дабы сыны Твои, которых Ты, Господи, возлюбил, познали, что не роды плодов питают человека, но слово Твое сохраняет верующих в Тебя.
  • Ибо неповреждаемое огнем, будучи согреваемо слабым солнечным лучом, тотчас растаявало,
  • дабы известно было, что должно предупреждать солнце благодарением Тебе и обращаться к Тебе на восток света.
  • Ибо надежда неблагодарного растает, как зимний иней, и выльется, как негодная вода.
  • Велики и непостижимы суды Твои, посему ненаученные души впали в заблуждение.
  • Ибо беззаконные, которые задумали угнетать святой народ, узники тьмы и пленники долгой ночи, затворившись в домах, скрывались от вечного Промысла.
  • Думая укрыться в тайных грехах, они, под темным покровом забвения, рассеялись, сильно устрашаемые и смущаемые призраками,
  • ибо и самое потаенное место, заключавшее их, не спасало их от страха, но страшные звуки вокруг них приводили их в смущение, и являлись свирепые чудовища со страшными лицами.
  • И никакая сила огня не могла озарить, ни яркий блеск звезд не в состоянии был осветить этой мрачной ночи.
  • Являлись им только сами собою горящие костры, полные ужаса, и они, страшась невидимого – призрака, представляли себе видимое еще худшим.
  • Пали обольщения волшебного искусства, и хвастовство мудростью подверглось посмеянию,
  • ибо обещавшиеся отогнать от страдавшей души ужасы и страхи сами страдали позорною боязливостью.
  • И хотя никакие устрашения не тревожили их, но, преследуемые брожениями ядовитых зверей и свистами пресмыкающихся, они исчезали от страха, боясь взглянуть даже на воздух, от которого никуда нельзя убежать,
  • ибо осуждаемое собственным свидетельством нечестие боязливо и, преследуемое совестью, всегда придумывает ужасы.
  • Страх есть не что иное, как лишение помощи от рассудка.
  • Чем меньше надежды внутри, тем больше представляется неизвестность причины, производящей мучение.
  • И они в эту истинно невыносимую и из глубин нестерпимого ада исшедшую ночь, располагаясь заснуть обыкновенным сном,
  • то были тревожимы страшными призраками, то расслабляемы душевным унынием, ибо находил на них внезапный и неожиданный страх.
  • Итак, где кто тогда был застигнут, делался пленником и заключаем был в эту темницу без оков.
  • Был ли то земледелец или пастух, или занимающийся работами в пустыне, всякий, быв застигнут, подвергался этой неизбежной судьбе,
  • ибо все были связаны одними неразрешимыми узами тьмы. Свищущий ли ветер, или среди густых ветвей сладкозвучный голос птиц, или сила быстро текущей воды, или сильный треск низвергающихся камней,
  • или незримое бегание скачущих животных, или голос ревущих свирепейших зверей, или отдающееся из горных углублений эхо, все это, ужасая их, повергало в расслабление.
  • Ибо весь мир был освещаем ясным светом и занимался беспрепятственно делами;
  • а над ними одними была распростерта тяжелая ночь, образ тьмы, имевшей некогда объять их; но сами для себя они были тягостнее тьмы.
  • А для святых Твоих был величайший свет. И те, слыша голос их, а образа не видя, называли их блаженными, потому что они не страдали.
  • А за то, что, быв прежде обижаемы ими, не мстили им, благодарили и просили прощения в том, что заставляли переносить их,
  • вместо того, Ты дал им указателем на незнакомом пути огнесветлый столп, а для благополучного странствования – безвредное солнце.
  • Ибо те достойны были лишения света и заключения во тьме, потому что держали в заключении сынов Твоих, чрез которых имел быть дан миру нетленный свет закона.
  • Когда определили они избить детей святых, хотя одного сына покинутого и спасли, в наказание за то Ты отнял множество их детей и самих всех погубил в сильной воде.
  • Та ночь была предвозвещена отцам нашим, дабы они, твердо зная обетования, каким верили, были благодушны.
  • И народ Твой ожидал как спасения праведных, так и погибели врагов,
  • ибо, чем Ты наказывал врагов, тем самым возвеличил нас, которых Ты призвал.
  • Святые дети добрых тайно совершали жертвоприношение и единомысленно постановили божественным законом, чтобы святые равно участвовали в одних и тех же благах и опасностях, когда отцы уже воспевали хвалы.
  • С противной же стороны отдавался нестройный крик врагов, и разносился жалобный вопль над оплакиваемыми детьми.
  • Одинаковым судом был наказан раб с господином, и простолюдин терпел одно и то же с царем:
  • все вообще имели бесчисленных мертвецов, умерших одинаковою смертью; и живых недоставало для погребения, так как в одно мгновение погублено было все драгоценнейшее их поколение.
  • И не верившие ничему ради чародейства, при погублении первенцев, признали, что этот народ есть сын Божий,
  • ибо, когда все окружало тихое безмолвие и ночь в своем течении достигла средины,
  • сошло с небес от царственных престолов на средину погибельной земли всемогущее слово Твое, как грозный воин.
  • Оно несло острый меч – неизменное Твое повеление и, став, наполнило все смертью: оно касалось неба и ходило по земле.
  • Тогда вдруг сильно встревожили их мечты сновидений, и наступили неожиданные ужасы;
  • и, будучи поражаем – один там, другой тут, полумертвый объявлял причину, по которой он умирал:
  • ибо встревожившие их сновидения предварительно показали им это, чтобы они не погибли, не зная того, за что терпят зло.
  • Хотя искушение смерти коснулось и праведных, и много их погибло в пустыне, но недолго продолжался этот гнев,
  • ибо непорочный муж поспешил защитить их; принеся оружие своего служения, молитву и умилостивление кадильное, он противостал гневу и положил конец бедствию, показав тем, что он слуга Твой.
  • Он победил истребителя не силою телесною и не действием оружия, но словом покорил наказывавшего, воспомянув клятвы и заветы отцов.
  • Ибо, когда уже грудами лежали мертвые одни на других, он, став в средине, остановил гнев и пресек ему путь к живым.
  • На подире его был целый мир, и славные имена отцов были вырезаны на камнях в четыре ряда, и величие Твое – на диадиме головы его.
  • Этому уступил истребитель, и этого убоялся: ибо довольно было одного этого испытания гневного.
  • А над нечестивыми до конца тяготел немилостивый гнев, ибо Он предвидел и будущие их дела,
  • что они, позволив им отправиться и с поспешностью выслав их, раскаются и погонятся за ними,
  • ибо, еще имея в руках печали и рыдая над гробами мертвых, они возымели другой безумный помысл, и тех, кого с мольбою высылали, преследовали, как беглецов.
  • Влекла же их к тому концу судьба, которой они были достойны, и она навела забвение о случившемся, дабы они восполнили наказание, недостававшее к их мучениям,
  • и дабы народ Твой совершил славное путешествие, а они нашли себе необычайную смерть.
  • Ибо вся тварь снова свыше преобразовалась в своей природе, повинуясь особым повелениям, дабы сыны Твои сохранились невредимыми.
  • Явилось облако, осеняющее стан, а где стояла прежде вода, показалась сухая земля, из Чермного моря – беспрепятственный путь, и из бурной пучины – зеленая долина.
  • Покрываемые Твоею рукою, они прошли по ней всем народом, видя дивные чудеса.
  • Они паслись как кони и играли как агнцы, славя Тебя, Господи, Избавителя их,
  • ибо они еще помнили о том, что случилось во время пребывания их там, как земля вместо рождения других животных произвела скнипов и река вместо рыб извергла множество жаб.
  • А после они увидели и новый род птиц, когда, увлекшись пожеланием, просили приятной пищи,
  • ибо в утешение им налетели с моря перепелы,* а грешных постигли наказания не без знамений, бывших силою молний. Они справедливо страдали за свою злобу,
  • ибо они более сильную питали ненависть к чужеземцам: *иные не принимали незнаемых странников, а эти порабощали благодетельных пришельцев.
  • И мало этого, но еще будет суд на них за то, что те враждебно принимали чужих,
  • а эти, с радостью приняв, потом уже пользовавшихся одинаковыми правами стали угнетать ужасными работами.
  • Посему они поражены были слепотою, как те некогда при дверях праведника, когда, будучи объяты густою тьмою, искали каждый входа в его двери
  • Самые стихии изменились, как в арфе звуки изменяют свой характер, всегда оставаясь теми же звуками; это можно усмотреть чрез тщательное наблюдение бывшего.
  • Ибо земные животные переменялись в водяные, а плавающие в водах выходили на землю.
  • Огонь в воде удерживал свою силу, а вода теряла угашающее свое свойство;
  • пламя, наоборот, не вредило телам бродящих удоборазрушимых животных, и не таял легко растаявающий снеговидный род небесной пищи.
  • Так, Господи, Ты во всем возвеличил и прославил народ Твой, и не оставлял его, но во всякое время и на всяком месте пребывал с ним.