Скрыть
16:3
16:4
16:10
16:11
16:18
16:19
16:23
16:24
16:25
16:27
16:28
Церковнославянский (рус)
Сего́ ра́ди от­ подо́бныхъ пострада́ша досто́йнѣ, и мно́же­с­т­вомъ звѣре́й казне́ни бы́ша.
Вмѣ́сто муче́нiя бла́го сотвори́лъ еси́ лю́демъ тво­и́мъ, въ похотѣ́нiе жела́нiя стра́н­ное вкуше́нiе, пи́щу угото́валъ еси́ кра́стели,
да о́ни у́бо вожделѣ́в­шiи пи́щи, показа́нiемъ по́сланыхъ, и от­ ну́жнаго хотѣ́нiя от­вратя́т­ся, сі́и же вма́лѣ ску́дни бы́в­ше, и стра́н­на при­­обща́т­ся вкуше́нiя.
Подоба́­ше бо на о́ныхъ у́бо неизбѣ́жнѣй нищетѣ́ наити́ мучи́тел­ст­ву­ю­щихъ, си́мъ же то́кмо показа́ти, ка́ко врази́ и́хъ му́чишася.
И́бо егда́ тѣ́мъ на́йде же́стокъ звѣре́й гнѣ́въ, и угрызе́ньми сверѣ́пыхъ истребля́хуся змие́въ,
но не до конца́ пребы́сть гнѣ́въ тво́й: въ наказа́нiе же вма́лѣ смуще́ни бы́ша, зна́менiе имѣ́юще спасе́нiя, на воспомина́нiе за́повѣди зако́на тво­его́:
обрати́выйся бо не [ве́щiю] зри́мою цѣля́шеся, но тобо́ю всѣ́хъ спаси́телемъ.
И въ се́мъ же показа́лъ еси́ враго́мъ на́шымъ, я́ко ты́ еси́ избавля́яй от­ вся́каго зла́:
тѣ́хъ бо акри́ды и му́хи поби́ша угрызе́нiемъ, и не обрѣ́теся цѣльба́ душа́мъ и́хъ, я́ко досто́йни бя́ху от­ таковы́хъ му́читися.
Сыно́въ же тво­и́хъ ниже́ ядови́тыхъ змие́въ зу́бы одолѣ́ша: ми́лость бо твоя́ при­­хожда́­ше и изцѣля́ше и́хъ.
Въ па́мять бо слове́съ тво­и́хъ бя́ху усѣ́чени и ско́ро изцѣля́хуся, да не во глубину́ впа́дше забве́нiя от­луча́т­ся тво­его́ благодѣя́нiя:
ниже́ бо зе́лiе, ниже́ обяза́нiе изцѣли́ и́хъ, но сло́во твое́, Го́споди, изцѣля́ющее вся́.
Ты́ бо живота́ и сме́рти вла́сть и́маши, и низво́диши да́же до вра́тъ а́да, и воз­во́диши.
Человѣ́къ же убива́етъ у́бо зло́бою сво­е́ю: изше́дшаго же ду́ха не воз­врати́тъ, ниже́ па́ки при­­зыва́етъ ду́шу взя́тую.
Тво­ея́ же руки́ избѣжа́ти невоз­мо́жно е́сть:
от­мета́ющiися бо тебе́ вѣ́дѣти нечести́вiи, въ крѣ́пости мы́шцы тво­ея́ бiе́ни бы́ша стра́н­ными дождьми́ и гра́дами, и бу́рями гони́ми неизбѣ́жно, и огне́мъ растаева́еми.
Пресла́вное бо, въ водѣ́ вся́ угаша́ющей мно́жае дѣ́й­ст­воваше о́гнь: спобо́рникъ бо е́сть мíръ о пра́ведныхъ.
Овогда́ бо у́бо укроща́­шеся пла́мень, да не сожже́тъ по́слан­ныхъ живо́тныхъ на нечести́выя: но сі́и зря́ще да вѣ́дятъ, я́ко от­ Бо́жiя суда́ стра́ждутъ гоне́нiе.
Овогда́ же и между́ водо́ю вы́ше си́лы о́гнен­ныя паля́ше, да беззако́н­ныя земли́ порожде́нiя растли́тъ.
Вмѣ́сто же си́хъ а́нгелскою пи́щею пита́лъ еси́ лю́ди твоя́, и угото́ванъ хлѣ́бъ съ небесе́ посла́лъ еси́ и́мъ безъ труда́, вся́кое услажде́нiе въ себѣ́ имѣ́ющь и ко вся́кому сли́чный вкуше́нiю.
Суще­с­т­во́ бо твое́ сла́дость твою́ ко сыно́мъ пока́зоваше, и угожда́я еди́наго ко­его́ждо во́ли, я́коже кто́ хотя́ше, превраща́­шеся.
Снѣ́гъ же и ле́дъ терпя́ху о́гнь и не растаява́ху: да увѣ́дятъ, я́ко плоды́ враго́въ истребля́ше о́гнь горя́щь во гра́дѣ и въ дожде́хъ блиста́ющь:
то́йже па́ки, да пита́ют­ся пра́веднiи, [о́гнь] и свою́ забы́ си́лу.
Творе́нiе бо, тебѣ́ творцу́ всѣ́хъ служа́щее, распростира́ет­ся на му́ку проти́ву непра́ведныхъ и легча́е твори́т­ся во благодѣя́нiе ра́ди на тя́ надѣ́ющихя.
Сего́ ра́ди и тогда́ во вся́ преобразу́емое всѣ́хъ корми́телницѣ благода́ти тво­е́й служа́­ше къ во́ли тре́бу­ю­щихъ:
да науча́т­ся сы́нове тво­и́, и́хже воз­люби́лъ еси́, Го́споди, я́ко не рожде́нiя плодо́въ пита́ютъ человѣ́ка, но сло́во твое́ тебѣ́ вѣ́ру­ю­щихъ соблюда́етъ.
Е́же бо огне́мъ нерастлѣ́но ско́ро от­ ма́лыя лучи́ со́лнечныя грѣ́емое растаява́­шеся:
да зна́емо бу́детъ [всѣ́мъ], я́ко подоба́етъ предвари́ти со́лнце на благодаре́нiе тебѣ́ и къ восто́ку свѣ́та тебѣ́ поклони́тися.
Неблагода́рнаго бо упова́нiе я́ко зи́мный и́ней раста́етъ, и излiе́т­ся я́ко вода́ неключи́ма.
Синодальный
Посему они достойно были наказаны чрез подобных животных и терзаемы множеством чудовищ.
Вместо такого наказания Ты благодетельствовал народу Твоему: в удовлетворение прихоти их Ты приготовил им в насыщение необычайную пищу – перепелов,
дабы те, мучимые голодом, по отвратительному виду насланных гадов, отказывали и необходимому позыву на пищу, а эти, кратковременно потерпев недостаток, вкусили необычайной пищи.
Ибо тех притеснителей должен был постигнуть неотвратимый недостаток, а этим только нужно было показать, как мучились враги их.
И тогда, как постигла их ужасная ярость зверей и они были истребляемы угрызениями коварных змиев, гнев Твой не продолжился до конца.
Но они были смущены на краткое время для вразумления, получив знамение спасения на воспоминание о заповеди закона Твоего,
ибо обращавшийся исцелялся не тем, на что взирал, но Тобою, Спасителем всех.
И этим Ты показал врагам нашим, что Ты – избавляющий от всякого зла:
ибо их убивали уязвления саранчи и мух, и не нашлось врачевства для души их, потому что они достойны были мучения от сих.
А сынов Твоих не одолели и зубы ядовитых змиев, ибо милость Твоя пришла на помощь и исцелила их.
Хотя они и были уязвляемы в напоминание им слов Твоих, но скоро были и исцеляемы, дабы, впав в глубокое забвение оных, не лишились Твоего благодеяния.
Не трава и не пластырь врачевали их, но Твое, Господи, всеисцеляющее слово.
Ты имеешь власть жизни и смерти и низводишь до врат ада и возводишь.
Человек по злобе своей убивает, но не может возвратить исшедшего духа и не может призвать взятой души.
А Твоей руки невозможно избежать,
ибо нечестивые, отрекшиеся познать Тебя, наказаны силою мышцы Твоей, быв преследуемы необыкновенными дождями, градами и неотвратимыми бурями и истребляемы огнем.
Но самое чудное было то, что огонь сильнее оказывал действие в воде, все погашающей, ибо самый мир есть поборник за праведных.
Иногда пламя укрощалось, чтобы не сжечь животных, посланных на нечестивых, и чтобы они, видя это, познали, что преследуются судом Божиим.
А иногда и среди воды жгло сильнее огня, дабы истребить произведения земли неправедной.
Вместо того народ Твой Ты питал пищею ангельскою и послал им, нетрудящимся, с неба готовый хлеб, имевший всякую приятность по вкусу каждого.
Ибо свойство пищи Твоей показывало Твою любовь к детям и в удовлетворение желания вкушающего изменялось по вкусу каждого.
А снег и лед выдерживали огонь и не таяли, дабы они знали, что огонь, горящий в граде и блистающий в дождях, истреблял плоды врагов.
Но тот же огонь, дабы напитались праведные, терял свою силу.
Ибо тварь, служа Тебе, Творцу, устремляется к наказанию нечестивых и утихает для благодеяния верующим в Тебя.
Посему и тогда она, изменяясь во всё, повиновалась Твоей благодати, питающей всех, по желанию нуждающихся,
дабы сыны Твои, которых Ты, Господи, возлюбил, познали, что не роды плодов питают человека, но слово Твое сохраняет верующих в Тебя.
Ибо неповреждаемое огнем, будучи согреваемо слабым солнечным лучом, тотчас растаявало,
дабы известно было, что должно предупреждать солнце благодарением Тебе и обращаться к Тебе на восток света.
Ибо надежда неблагодарного растает, как зимний иней, и выльется, как негодная вода.
Греческий
δια­̀ τοῦτο δι᾿ ὁμοίων ἐκολάσθησαν ἀξίως καὶ δια­̀ πλή­θους κνωδάλων ἐβασανίσθησαν
ἀνθ᾿ ἧς κολάσεως εὐεργετήσας τὸν λαόν σου εἰς ἐπι­θυμίαν ὀρέξεως ξένην γεῦσιν τροφὴν ἡτοίμασας ὀρτυγομήτραν
ἵνα ἐκεῖνοι μὲν ἐπι­θυμοῦν­τες τροφὴν δια­̀ τὴν εἰδέχθειαν τῶν ἐπαπεσταλμένων καὶ τὴν ἀναγκαίαν ὄρεξιν ἀπο­στρέφων­ται αὐτοὶ δὲ ἐπ᾿ ὀλίγον ἐνδεεῖς γενόμενοι καὶ ξένης μετάσχωσι γεύ­σεως
ἔδει γὰρ ἐκείνοις μὲν ἀπαρα­ίτητον ἔνδειαν ἐπελθεῖν τυραννοῦσιν τούτοις δὲ μόνον δειχθῆναι πῶς οἱ ἐχθροὶ αὐτῶν ἐβασανίζον­το
καὶ γὰρ ὅτε αὐτοῖς δεινὸς ἐπῆλθεν θηρίων θυμὸς δήγμασίν τε σκολιῶν διεφθείρον­το ὄφεων οὐ μέχρι τέλους ἔμεινεν ἡ ὀργή σου
εἰς νουθεσίαν δὲ προ­̀ς ὀλίγον ἐταράχθησαν σύμβολον ἔχον­τες σωτηρίας εἰς ἀνάμνησιν ἐν­τολῆς νόμου σου
ὁ γὰρ ἐπι­στραφεὶς οὐ δια­̀ τὸ θεωρούμενον ἐσῴζετο ἀλλὰ δια­̀ σὲ τὸν πάν­των σωτῆρα
καὶ ἐν τούτῳ δὲ ἔπεισας τοὺς ἐχθροὺς ἡμῶν ὅτι σὺ εἶ ὁ ῥυό­με­νος ἐκ παν­τὸς κακοῦ
οὓς μὲν γὰρ ἀκρίδων καὶ μυιῶν ἀπέκτεινεν δήγματα καὶ οὐχ εὑρέθη ἴαμα τῇ ψυχῇ αὐτῶν ὅτι ἄξιοι ἦσαν ὑπὸ τοι­ούτων κολασθῆναι
τοὺς δὲ υἱούς σου οὐδὲ ἰοβόλων δρακόν­των ἐνίκησαν ὀδόν­τες τὸ ἔλεος γάρ σου ἀν­τιπαρῆλθεν καὶ ἰάσατο αὐτούς
εἰς γὰρ ὑπόμνησιν τῶν λογίων σου ἐνεκεν­τρίζον­το καὶ ὀξέως διεσῴζον­το ἵνα μὴ εἰς βαθεῖαν ἐμπεσόν­τες λήθην ἀπερίσπαστοι γένων­ται τῆς σῆς εὐεργεσίας
καὶ γὰρ οὔτε βοτάνη οὔτε μάλαγμα ἐθεράπευσεν αὐτούς ἀλλὰ ὁ σός κύριε λόγος ὁ πάν­τας ἰώ­με­νος
σὺ γὰρ ζωῆς καὶ θανάτου ἐξουσίαν ἔχεις καὶ κατα­́γεις εἰς πύλας ᾅδου καὶ ἀνάγεις
ἄνθρωπος δὲ ἀπο­κτέννει μὲν τῇ κακίᾳ αὐτοῦ ἐξελθὸν δὲ πνεῦμα οὐκ ἀναστρέφει οὐδὲ ἀναλύει ψυχὴν παρα­λημφθεῖσαν
τὴν δὲ σὴν χεῖρα φυγεῖν ἀδύνατόν ἐστιν
ἀρνούμενοι γάρ σε εἰδέναι ἀσεβεῖς ἐν ἰσχύι βραχίονός σου ἐμαστιγώθησαν ξένοις ὑετοῖς καὶ χαλάζαις καὶ ὄμβροις διωκόμενοι ἀπαρα­ιτήτοις καὶ πυρὶ κατα­ναλισκόμενοι
τὸ γὰρ παρα­δοξότατον ἐν τῷ πάν­τα σβεννύν­τι ὕδατι πλεῖον ἐνήργει τὸ πῦρ ὑπέρμαχος γὰρ ὁ κόσμος ἐστὶν δικαίων
ποτὲ μὲν γὰρ ἡμεροῦτο φλόξ ἵνα μὴ κατα­φλέξῃ τὰ ἐπ᾿ ἀσεβεῖς ἀπεσταλμένα ζῷα ἀλλ᾿ αὐτοὶ βλέπον­τες εἰδῶσιν ὅτι θεοῦ κρίσει ἐλαύνον­ται
ποτὲ δὲ καὶ μεταξὺ ὕδα­τος ὑπὲρ τὴν πυρὸς δύναμιν φλέγει ἵνα ἀδίκου γῆς γενήματα δια­φθείρῃ
ἀνθ᾿ ὧν ἀγγέλων τροφὴν ἐψώμισας τὸν λαόν σου καὶ ἕτοιμον ἄρτον ἀπ᾿ οὐρανοῦ παρέσχες αὐτοῖς ἀκοπιάτως πᾶσαν ἡδονὴν ἰσχύον­τα καὶ προ­̀ς πᾶσαν ἁρμόνιον γεῦσιν
ἡ μὲν γὰρ ὑπόστασίς σου τὴν σὴν προ­̀ς τέκνα ἐνεφάνιζεν γλυκύτητα τῇ δὲ τοῦ προ­σφερο­μέ­νου ἐπι­θυμίᾳ ὑπηρετῶν προ­̀ς ὅ τις ἐβούλετο μετεκιρνᾶτο
χιὼν δὲ καὶ κρύσταλλος ὑπέμεινε πῦρ καὶ οὐκ ἐτήκετο ἵνα γνῶσιν ὅτι τοὺς τῶν ἐχθρῶν καρποὺς κατέφθειρε πῦρ φλεγόμενον ἐν τῇ χαλάζῃ καὶ ἐν τοῖς ὑετοῖς δια­στράπτον
τοῦτο πάλιν δ᾿ ἵνα τραφῶσιν δίκαιοι καὶ τῆς ἰδίας ἐπι­λέλησται δυνάμεως
ἡ γὰρ κτίσις σοὶ τῷ ποιήσαν­τι ὑπηρετοῦσα ἐπι­τείνεται εἰς κόλασιν κατα­̀ τῶν ἀδίκων καὶ ἀνίεται εἰς εὐεργεσίαν ὑπὲρ τῶν ἐπι­̀ σοὶ πεποιθότων
δια­̀ τοῦτο καὶ τότε εἰς πάν­τα μεταλλευομένη τῇ παν­τοτρόφῳ σου δωρεᾷ ὑπηρέτει προ­̀ς τὴν τῶν δεομένων θέλησιν
ἵνα μάθωσιν οἱ υἱοί σου οὓς ἠγάπησας κύριε ὅτι οὐχ αἱ γενέσεις τῶν καρπῶν τρέφουσιν ἄνθρωπον ἀλλὰ τὸ ῥῆμά σου τοὺς σοὶ πιστεύ­ον­τας δια­τηρεῖ
τὸ γὰρ ὑπὸ πυρὸς μὴ φθειρόμενον ἁπλῶς ὑπὸ βραχείας ἀκτῖνος ἡλίου θερμαινόμενον ἐτήκετο
ὅπως γνωστὸν ᾖ ὅτι δεῖ φθάνειν τὸν ἥλιον ἐπ᾿ εὐχαριστίαν σου καὶ προ­̀ς ἀνατολὴν φωτὸς ἐν­τυγχάνειν σοι
ἀχαρίστου γὰρ ἐλπὶς ὡς χειμέριος πάχνη τακή­σε­ται καὶ ῥυή­σε­ται ὡς ὕδωρ ἄχρηστον
Egiptus ja Iisrael: karistus ja kasvatus
Sellepärast oli õige, et neid seesugustega nuheldi, vastikute putukate rohkusega piinates.
Niisuguse nuhtluse asemel tegid sa oma rahvale head: suure isu täitmiseks valmistasid haruldase roa, andes neile toiduks vutte -
olid ju egiptlased süüa tahtes kaotanud vajaliku isu neile kallale saadetud loomade vastiku välimuse tõttu -, kuna aga need, kes pisut aega puudust tundsid, said osa hoopis uuest roast.
Sest neile, rõhujaile, pidi tulema paratamatu puudus, sinu rahvale aga pidi näidatama, kuidas nende vaenlasi piinati.
Sest ka siis, kui elukate hirmus viha tuli sinu rahva peale ja neid hävitati vingerdavate madude salvamise läbi, ei kestnud sinu viha lõpuni,
vaid neid hirmutati pisut aega hoiatuseks, ja nad said päästemärgi meenutama sinu Seaduse käsku.
Sest kes pöördus, seda ei päästetud nähtu pärast, vaid sinu poolt, kõigi Päästja.
Ja sellega panid sa ka meie vaenlased uskuma, et sina oled lunastaja kõigest kurjast.
Neid tappis ju rohutirtsude ja parmude hammustus, ja nende hingele ei leidunud ravimit, sest nad olid seesugust nuhtlust väärt.
Sinu lapsi aga ei kahjustanud mürkmadude hambad, sest sinu halastus astus vastu ja tegi nad terveks.
Neid salvati sinu sõnade meenutuseks, ja nad päästeti ruttu, et nad ei langeks sügavasse unustusse ega jääks ilma sinu heategudest.
Neid ei parandanud ravimtaimed ega plaastrid, vaid, oh Issand, sinu sõna, mis kõike parandab.
Sest sinul on meelevald elu ja surma üle, sina viid alla surmavalla väravaisse ja tood jälle üles.
Inimene ju tapab küll oma kurjuse tõttu, aga välja läinud vaimu ta tagasi ei too ja vangistatud hinge ta ei vabasta.
Sinu käest põgeneda on aga võimatu.
Sest jumalakartmatuid, kes ei tahtnud sind tunda, piitsutati sinu käsivarre rammuga, haruldased vihmavalingud ja rahehood ning vältimatud rajuilmad jälitasid neid, ja tuli tegi neile lõpu.
Mis veelgi imelisem: kõike kustutavas vees oli tulel suurem võimus, sest loodus sõdib õigete eest.
Teinekord tuleleek aga vaibus, et see ei põletaks loomi, kes olid läkitatud jumalakartmatute kallale, et need seda nähes mõistaksid, et neid piinab Jumala kohus.
Teinekord põles see keset vett tavalisest tulest võimsamana, et hävitada ülekohtuse maa viljad.
Selle asemel söötsid sa oma rahvast inglite roaga, ilma et nad oleksid vaeva näinud, andsid neile taevast valmis leiba, mis iga isu rahuldas ja igale maitsele vastas.
Sest sinu olemus ilmutas sinu lastele sinu armsust, ja vastu tulles vastuvõtjate soovile muutus selleks, mida igaüks himustas.
Aga lumi ja jää panid vastu tulele ega sulanud, mõistmiseks, et tuli, mis leegitses rahehoogudes ja vihmavalinguis välku lõi, hävitas ainult vaenlase vilja,
ja teinekord - et õiged saaksid süüa - unustas oma loomupärase jõu.
Sest loodus, mis teenib sind, Looja, tõuseb ülekohtuste karistamiseks, ja leebub, et head teha neile, kes sinu peale loodavad.
Sellepärast loodus ka tookord igati muutudes teenis sinu kõiketoitvat andi palujate soovi kohaselt,
et sinu lapsed, keda sina, Issand, armastad, õpiksid, et inimesi ei toida maaviljad, vaid et sinu sõna peab ülal neid, kes sinusse usuvad.
Sest see, mida tuli ei hävitanud, sulas otsekohe, kui seda soojendas põgus päikesekiir,
mõistmiseks, et sind tuleb tänada enne päikesetõusu ja sinu poole palvetada aovalgel.
Sest tänamatu inimese lootus sulab otsekui talvine härmatis ja voolab ära kui kasutu vesi.
Копировать текст Копировать ссылку Толкования стиха

Настройки