Скрыть
19:1
19:4
19:5
19:6
19:8
19:12
19:14
19:17
19:21
19:22
Церковнославянский (рус)
Нечести́вымъ же до конца́ безъ ми́лости я́рость на́йде: предвѣ́дѣ бо и́хъ и бу́дущая,
я́ко ті́и от­пусти́в­шiи, е́же от­ити́, и со тща́нiемъ предпосла́в­ше и́хъ, пожену́тъ вслѣ́дъ раска́яв­шеся:
еще́ бо въ рука́хъ имѣ́юще рыда́нiя и сѣ́ту­ю­ще надъ гроба́ми ме́ртвыхъ, и́нъ себѣ́ взя́ша по́мыслъ безу́мiя, и и́хже моля́ще изгна́ша, си́хъ а́ки бѣглеце́въ гоня́ху.
Влеча́­ше бо и́хъ къ сему́ концу́ досто́йная ну́жда, и при­­клю́чшихся забы́тiе вложи́, да и про́чую къ муче́ниемъ при­­напо́лнятъ ка́знь:
и лю́дiе у́бо тво­и́ пресла́вное путьше́­ст­вiе пре́йдутъ, они́ же стра́н­ну обря́щутъ сме́рть.
Все́ бо творе́нiе во сво­е́мъ ему́ ро́дѣ па́ки свы́ше преобразова́­шеся, служа́щее сво́й­ст­вен­нымъ тво­и́мъ повелѣ́ниемъ, да о́троцы тво­и́ сохраня́т­ся неврежде́ни.
О́блакъ осѣня́яй по́лкъ и́хъ, и изъ преждебы́в­шiя воды́ от­кры́тiе сухі́я земли́ яви́ся, и изъ мо́ря чермна́го пу́ть невоз­бра́ненъ, и по́ле зла́чное от­ волне́нiя зѣ́лнаго:
и́мже ве́сь язы́къ про́йде, тво­е́ю руко́ю покрове́ни, ви́дяще ди́вная чудеса́.
Я́коже бо ко́ни насы́тишася, и я́ко а́гнцы взыгра́шася, хва́ляще тя́, Го́споди, изба́вльшаго и́хъ:
воспомяну́ша бо еще́, я́же во обита́нiи и́хъ, ка́ко у́бо вмѣ́сто рожде́нiя живо́тныхъ изведе́ земля́ скни́пы, вмѣ́сто же ры́бъ изры́гну рѣка́ мно́же­с­т­во жа́бъ.
Послѣди́ же ви́дѣша и но́вое рожде́нiе пти́цъ, егда́ похотѣ́нiемъ подви́гшеся, проси́ша сла́достныя пи́щи.
Во утѣше́нiе бо взыдо́ша и́мъ от­ мо́ря кра́стели: и муче́нiя грѣ́шнымъ наидо́ша, не безъ бы́в­шихъ зна́менiй си́лою мо́лнiй: пра́веднѣ бо пострада́ша за своя́ зло́бы,
и́бо лютѣ́йшее ненавидѣ́нiе стра́н­ныхъ соверши́ша: ині́и у́бо незна́емыхъ не прiе́мляху при­­ше́лцевъ, сі́и же благодѣ́телей стра́н­ныхъ порабоща́ху.
И не то́кмо, но а́ще ко́е разсмотре́нiе бу́детъ и́хъ: зане́ вражде́бно прiе́мляху чужды́хъ.
Сі́и же съ пра́здне­ст­вами прiе́мше при­­общи́в­шихся уже́ и́хъ обы́чаемъ, жесточа́йшими озло́биша труда́ми.
Побiе́ни же бы́ша и ослѣпле́нiемъ, я́коже о́нiи при­­ две́рехъ пра́ведника, егда́ вели́кою обложе́ни тмо́ю, кі́йждо сво­и́хъ две́рiй прохо́да иска́­ше.
Са́ми бо собо́ю стихі́и премѣня́емы, я́коже въ гу́слехъ гла́сы сли́чiя и́мя премѣня́ютъ, всегда́ храня́ще зву́къ: е́же е́сть ви́дѣти от­ зра́ка бы́в­шихъ извѣ́стно.
Земна́я бо въ во́дная прелага́хуся, и пла́ва­ю­щая прехожда́ху на зе́млю.
О́гнь воз­мога́­ше въ водѣ́ вы́шше сво­ея́ си́лы, и вода́ угаша́ющую си́лу забы́.
Пла́мень вопреки́ удоботлѣ́н­ныхъ живо́тныхъ не вреди́ пло́тей въ не́мъ ходя́щихъ, ниже́ тая́ше ледови́дный удобота́яй ро́дъ сла́достныя пи́щи.
По всему́ бо, Го́споди, воз­вели́чилъ еси́ лю́ди твоя́ и просла́вилъ еси́, и не презрѣ́лъ еси́, во вся́цѣмъ вре́мени и мѣ́стѣ предстоя́й.
Синодальный
А над нечестивыми до конца тяготел немилостивый гнев, ибо Он предвидел и будущие их дела,
что они, позволив им отправиться и с поспешностью выслав их, раскаются и погонятся за ними,
ибо, еще имея в руках печали и рыдая над гробами мертвых, они возымели другой безумный помысл, и тех, кого с мольбою высылали, преследовали, как беглецов.
Влекла же их к тому концу судьба, которой они были достойны, и она навела забвение о случившемся, дабы они восполнили наказание, недостававшее к их мучениям,
и дабы народ Твой совершил славное путешествие, а они нашли себе необычайную смерть.
Ибо вся тварь снова свыше преобразовалась в своей природе, повинуясь особым повелениям, дабы сыны Твои сохранились невредимыми.
Явилось облако, осеняющее стан, а где стояла прежде вода, показалась сухая земля, из Чермного моря – беспрепятственный путь, и из бурной пучины – зеленая долина.
Покрываемые Твоею рукою, они прошли по ней всем народом, видя дивные чудеса.
Они паслись как кони и играли как агнцы, славя Тебя, Господи, Избавителя их,
ибо они еще помнили о том, что случилось во время пребывания их там, как земля вместо рождения других животных произвела скнипов и река вместо рыб извергла множество жаб.
А после они увидели и новый род птиц, когда, увлекшись пожеланием, просили приятной пищи,
ибо в утешение им налетели с моря перепелы,* а грешных постигли наказания не без знамений, бывших силою молний. Они справедливо страдали за свою злобу,
ибо они более сильную питали ненависть к чужеземцам: *иные не принимали незнаемых странников, а эти порабощали благодетельных пришельцев.
И мало этого, но еще будет суд на них за то, что те враждебно принимали чужих,
а эти, с радостью приняв, потом уже пользовавшихся одинаковыми правами стали угнетать ужасными работами.
Посему они поражены были слепотою, как те некогда при дверях праведника, когда, будучи объяты густою тьмою, искали каждый входа в его двери
Самые стихии изменились, как в арфе звуки изменяют свой характер, всегда оставаясь теми же звуками; это можно усмотреть чрез тщательное наблюдение бывшего.
Ибо земные животные переменялись в водяные, а плавающие в водах выходили на землю.
Огонь в воде удерживал свою силу, а вода теряла угашающее свое свойство;
пламя, наоборот, не вредило телам бродящих удоборазрушимых животных, и не таял легко растаявающий снеговидный род небесной пищи.
Так, Господи, Ты во всем возвеличил и прославил народ Твой, и не оставлял его, но во всякое время и на всяком месте пребывал с ним.
Egiptus ja Iisrael: Punane meri
Aga jumalakartmatute peale jäi halastamatu viha kuni lõpuni, sest Jumal teadis juba nende kavatsusi.
Nimelt, lubades küll Iisraeli laste lahkumist ja kiirustades nende äraminekut, kahetsevad nad ja ajavad neid taga.
Sest kui nad surnuhaudade juures alles leinasid ja kaeblesid, tegid nad juba teise meeletu otsuse ja jälitasid kui põgenikke neid, keda nad härdasti paludes olid ära ajanud.
Sest teenitud saatus viis nad lõpuni ja laskis neil unustada sündinu, et nad täielikult kätte saaksid nende piinades veel puuduva karistuse,
kusjuures sinu rahvas sooritaks imelise teekonna, teised leiaksid aga ebatavalise surma.
Sest kogu looduse olemus loodi uuesti, teenima erakordseid käske, et sinu lapsi hoida kahju eest.
Oli näha leeri varjavat pilve ja kuiva maad kerkivat seal, kus enne oli vesi: vaba tee läbi Punase mere ja haljendav väli võimsa lainetuse asemel.
Seda mööda läks läbi kogu rahvas - need, keda kaitses sinu käsi, nähes haruldasi imetegusid.
Sest neid viidi nagu hobuseid karjamaale ja nad lõid kepsu otsekui talled, kiites sind, Issand, kes sa olid nad päästnud.
Veel mäletasid nad oma võõrsilolekut, kuidas maa tõi välja sääski, selle asemel et sünnitada loomi, ja kuidas jõgi paiskas üles kalade asemel palju konni.
Aga hiljem nägid nad ka uut linnusugu, kui nad himust aetuna palusid maiusrooga.
Sest meeleheaks neile tõusid merest vutid.
Egiptlased ja soodomlased
Ja süüdlastele tulid nuhtlused, mille ennetena käisid vägevad välgud. Sest nemad kannatasid tõepoolest omaenese kuritegude pärast. Olid nad ju näidanud suurt viha võõraste vastu.
Sest teised ei võtnud vastu tundmatuid tulijaid, nemad tegid aga orjaks võõrad, kes olid neile head teinud.
Aga mitte ainult see, vaid karistus tabas neid veel seetõttu: kui teised võõraid vastu võtsid vaenulikult,
siis nemad võtsid pidulikult. Kui aga võõrad olid saanud täieõiguslikeks, siis vaevati neid raskete töödega.
Aga neid pimestati, nõnda nagu neid teisi õige mehe ukse ees, siis kui igaüks neist otsis tema ust sissepääsuks ümbritsevas pilkases pimeduses.
Sest otsekui kandlehelid oma laadilt vahelduvad, kooskõla aga alati jääb, nõnda muutub ka algainete omavaheline kord, mis neist sündinud asjust selgesti näha on.
Sest maaloomad muudeti veeloomadeks ja ujujad tulid maale.
Tuli läks vees vägevamaks, kui ta oli, ja vesi unustas oma kustutamisvõime.
Leegid omakorda ei neelanud kergesti kaduvat loomaliha, mis neisse oli jäänud, ega sulanud hõlpsasti sulav, jääga sarnane taevane roog.
Sest sina, Issand, oled teinud oma rahva kõikepidi suureks ja auväärseks, ega ole teda põlanud, vaid oled igal ajal ja igas paigas seisnud tema kõrval.
Копировать текст Копировать ссылку Толкования стиха

Настройки