Скрыть
7:1
7:3
7:4
7:8
7:10
7:12
7:13
7:15
7:18
7:19
7:21
7:25
7:26
7:28
7:29
7:30
Церковнославянский (рус)
Е́смь бо и а́зъ человѣ́къ сме́ртенъ, подо́бенъ всѣ́мъ и земноро́днаго вну́къ первоз­да́н­наго:
и во чре́вѣ ма́терни изобрази́хся пло́ть, въ десятомѣ́сячнѣмъ вре́мени согусти́вся въ кро́ви от­ сѣ́мене му́жеска и услажде́нiя сно́мъ соше́дшагося.
И а́зъ рожде́нъ воспрiя́хъ о́бщаго а́ера и на подобостра́стную зе́млю спадо́хъ, пе́рвый гла́съ подо́бный всѣ́мъ испусти́хъ пла́ча:
въ пелена́хъ воскормле́нъ е́смь, и съ [вели́кимъ] при­­лѣжа́нiемъ:
ни еди́нъ бо ца́рь и́но имѣ́ рожде́нiя нача́ло,
еди́нъ бо вхо́дъ всѣ́мъ е́сть въ житiе́, подо́бенъ же и исхо́дъ.
Сего́ ра́ди помоли́хся, и да́нъ бы́сть мнѣ́ ра́зумъ: при­­зва́хъ, и прiи́де на мя́ ду́хъ прему́дрости.
Предсуди́хъ ю́ па́че ски́птровъ и престо́ловъ, и бога́т­ст­во ничто́же вмѣни́хъ ко сравне́нiю тоя́,
ниже́ уподо́бихъ ея́ ка́меню драгоцѣ́н­ному, я́ко все́ зла́то предъ не́ю песо́къ ма́лый, и я́ко бре́нiе вмѣни́т­ся предъ не́ю сребро́:
па́че здра́вiя и красоты́ воз­люби́хъ ю́ и предъизбра́хъ ю́ вмѣ́сто свѣ́та имѣ́ти, я́ко неугаса́емо е́сть блиста́нiе ея́.
Прiидо́ша же мнѣ́ блага́я вся́ вку́пѣ съ не́ю и безчи́слено бога́т­ст­во рука́ма ея́:
и воз­весели́хся о всѣ́хъ, я́ко и́ми облада́етъ прему́дрость: не вѣ́дѣхъ же ю́ роди́телницу бы́ти си́хъ.
Неле́стнѣ научи́хся, безъ за́висти преподаю́ и бога́т­ст­ва ея́ не сокрыва́ю:
неоску́дно бо е́сть сокро́вище человѣ́комъ, е́же употреби́в­шiи къ Бо́гу посла́шася въ содруже́нiе, дара́ми от­ наказа́нiя предста́влени.
Мнѣ́ же даде́ Бо́гъ глаго́лати по разумѣ́нiю и мнѣ́ти досто́йнѣ о подава́емыхъ, я́ко то́й и прему́дрости предводи́тель е́сть и прему́дрыхъ испра́витель:
въ руку́ бо его́ и мы́ и словеса́ на́ша, и вся́кiй ра́зумъ и дѣ́лъ худо́же­с­т­во.
Се́й бо даде́ мнѣ́ о су́щихъ позна́нiе нело́жное, позна́ти составле́нiе мíра и дѣ́й­ст­вiе стихі́й,
нача́ло и коне́цъ и среди́ну време́нъ, воз­вра́товъ премѣ́ны и измѣне́нiя време́нъ,
лѣ́тъ кру́ги и звѣ́здъ расположе́нiя,
есте­с­т­во́ живо́тныхъ и гнѣ́въ звѣре́й, вѣ́тровъ уси́лiе и помышле́нiя человѣ́ковъ, ра́зн­ство лѣ́тораслемъ и си́лы коре́нiй.
И ели́ка су́ть скры́та и я́вна, позна́хъ: всѣ́хъ бо худо́жница научи́ мя прему́дрость.
Е́сть бо въ то́й ду́хъ ра́зума свя́тъ, единоро́дный, многоча́стный, то́нкiй, благодви́жный, свѣ́тлый, нескве́рный, я́сный, невреди́телный, благо­люби́вый, о́стръ, невоз­бра́ненъ, благодѣ́лателенъ,
человѣко­люби́въ, извѣ́стный, крѣ́пкiй, безпеча́льный, всеси́льный, всеви́дяй, и сквоз­ѣ́ вся́ проходя́й ду́хи разуми́чныя, чи́стыя, тонча́йшыя.
Вся́каго бо движе́нiя подви́жнѣйша е́сть прему́дрость: достиза́етъ же и проница́етъ сквоз­ѣ́ вся́ческая ра́ди [сво­ея́] чистоты́.
Па́ра бо е́сть си́лы Бо́жiя и излiя́нiе Вседержи́теля сла́вы чи́сто­е: сего́ ра́ди ничто́же оскверне́но на ню́ напа́даетъ.
Сiя́нiе бо е́сть свѣ́та при­­сносу́щнаго и зерца́ло непоро́чно Бо́жiя дѣ́й­ст­вiя и о́бразъ благосты́ни его́.
Еди́на же су́щи вся́ческая мо́жетъ, и пребыва́ющи въ себѣ́ вся́ обновля́етъ, и по родо́мъ въ ду́шы преподо́бныхъ преходя́щи, дру́ги Бо́жiя и проро́ки устроя́етъ:
ни кого́же бо лю́битъ Бо́гъ, то́кмо сего́, и́же со прему́дростiю пребыва́етъ.
Е́сть бо сiя́ благолѣ́пнѣе со́лнца и па́че вся́каго расположе́нiя звѣ́здъ: свѣ́ту соравня́ема обрѣта́ет­ся пе́рвая:
сего́ бо прее́млетъ но́щь, прему́дрости же не одолѣ́етъ зло́ба.
Синодальный
И я человек смертный, подобный всем, потомок первозданного земнородного.
И я в утробе матерней образовался в плоть в десятимесячное время, сгустившись в крови от семени мужа и услаждения, соединенного со сном,
и я, родившись, начал дышать общим воздухом и ниспал на ту же землю, первый голос обнаружил плачем одинаково со всеми,
вскормлен в пеленах и заботах;
ибо ни один царь не имел иного начала рождения:
один для всех вход в жизнь и одинаковый исход.
Посему я молился, и дарован мне разум; я взывал, и сошел на меня дух премудрости.
Я предпочел ее скипетрам и престолам и богатство почитал за ничто в сравнении с нею;
драгоценного камня я не сравнил с нею, потому что перед нею все золото – ничтожный песок, а серебро – грязь в сравнении с нею.
Я полюбил ее более здоровья и красоты и избрал ее предпочтительно перед светом, ибо свет ее неугасим.
А вместе с нею пришли ко мне все блага и несметное богатство через руки ее;
я радовался всему, потому что премудрость руководствовала ими, но я не знал, что она – виновница их.
Без хитрости я научился, и без зависти преподаю, не скрываю богатства ее,
ибо она есть неистощимое сокровище для людей; пользуясь ею, они входят в содружество с Богом, посредством даров учения.
Только дал бы мне Бог говорить по разумению и достойно мыслить о дарованном, ибо Он есть руководитель к мудрости и исправитель мудрых.
Ибо в руке Его и мы и слова наши, и всякое разумение и искусство делания.
Сам Он даровал мне неложное познание существующего, чтобы познать устройство мира и действие стихий,
начало, конец и средину времен, смены поворотов и перемены времен,
круги годов и положение звезд,
природу животных и свойства зверей, стремления ветров и мысли людей, различия растений и силы корней.
Познал я все, и сокровенное и явное, ибо научила меня Премудрость, художница всего.
Она есть дух разумный, святый, единородный, многочастный, тонкий, удобоподвижный, светлый, чистый, ясный, невредительный, благолюбивый, скорый, неудержимый,
благодетельный, человеколюбивый, твердый, непоколебимый, спокойный, беспечальный, всевидящий и проникающий все умные, чистые, тончайшие духи.
Ибо премудрость подвижнее всякого движения, и по чистоте своей сквозь все проходит и проникает.
Она есть дыхание силы Божией и чистое излияние славы Вседержителя: посему ничто оскверненное не войдет в нее.
Она есть отблеск вечного света и чистое зеркало действия Божия и образ благости Его.
Она – одна, но может все, и, пребывая в самой себе, все обновляет, и, переходя из рода в род в святые души, приготовляет друзей Божиих и пророков;
ибо Бог никого не любит, кроме живущего с премудростью.
Она прекраснее солнца и превосходнее сонма звезд; в сравнении со светом она выше;
ибо свет сменяется ночью, а премудрости не превозмогает злоба.
Ich bin ein sterblicher Mensch wie alle anderen, ein Nachkomme des ersten, aus Erde geformten Menschen. Im Leib meiner Mutter wurde ich gebildet,
neun Monate lang; zusammengeronnen bin ich aus dem Blut der Mutter und dem Samen eines Mannes, die sich in Liebeslust vermischten.
Wie alle Neugeborenen lag ich auf der Erde, ich sog die Luft ein, die wir alle atmen, und wie bei jedem Menschen war mein erster Laut ein Weinen.
Ich wurde in Windeln gewickelt und war ganz auf die Fürsorge anderer angewiesen.
Auch ein König kam noch nie anders auf die Welt.
Alle Menschen treten auf dieselbe Weise ins Leben und alle verlassen es auch wieder auf dieselbe Weise.
Deshalb betete ich um Einsicht und sie wurde mir geschenkt; ich rief zu Gott und er sandte mir Weisheit.
Sie war mir willkommener als Zepter und Königsthron; Reichtum war mir nichts verglichen mit ihr.
Der kostbarste Edelstein erschien mir wertlos neben ihr; Gold kam mir ihr gegenüber vor wie gewöhnlicher Sand und Silber wie Straßenstaub.
Ich schätzte sie mehr als Gesundheit und Schönheit; ich zog sie sogar dem Sonnenlicht vor, denn sie strahlt in einem Glanz, der nie erlöscht.
Zusammen mit der Weisheit aber wurden mir alle Reichtümer geschenkt; denn sie teilt unermessliche Schätze aus.
Ich hatte Freude an allen Dingen, weil sie im Gefolge der Weisheit zu mir kamen; ich wusste aber noch nicht, dass die Weisheit sie auch hervorgebracht hatte.
Selbstlos erwarb ich mir Weisheit, neidlos gebe ich sie weiter. Ihren Reichtum verstecke ich nicht;
denn sie ist ein unerschöpflicher Schatz für alle Menschen. Wer ihn erwirbt, erwirbt zugleich die Freundschaft mit Gott, weil ihn die Früchte seiner Erziehung bei Gott empfehlen.
Ich bitte Gott, dass er mich fähig macht, einsichtsvoll zu reden und so zu denken, wie es den Gaben entspricht, die mir verliehen sind. Denn er zeigt der Weisheit die Wege und weist die Weisen zurecht, wenn sie irren.
In seiner Hand sind wir selbst und unsere Worte, unsere Einsichten und praktischen Fähigkeiten.
Er gab mir zuverlässiges Wissen über alle Dinge: über den Aufbau der Welt und das Wirken der Elemente,
über Anfang, Mitte und Ende der Zeiten, über die Bahn der Sonne und den Wechsel der Jahreszeiten,
den Kreislauf des Jahres und den Stand der Gestirne,
über das Wesen der Tiere und die Wildheit der Raubtiere, die Macht der Geister und die Gedanken der Menschen, die Unterschiede der Pflanzen und die Heilkraft ihrer Wurzeln.
Ich weiß nicht nur das Offenbare, sondern auch das Verborgene; denn die Weisheit, die alle Dinge geformt hat, hat es mich gelehrt.
Die Weisheit ist vernünftig und heilig. Sie ist einzig in ihrer Art und doch vielfältig, fein und beweglich, durchsichtig, fleckenlos und klar. Niemand kann ihr etwas anhaben. Sie liebt das Gute und durchschaut alles.
Nichts kann sie hindern. Sie erweist den Menschen Wohltaten und meint es gut mit ihnen. Sie ist fest und unerschütterlich und genügt sich selbst. Sie kann alles, sie sieht alles; sie durchdringt alle denkenden Geister, so fein sie sind.
Die Weisheit ist schneller als alles und so rein und fein, dass sie durch alles hindurchgehen kann.
Denn sie ist ein Hauch, der von dem allmächtigen Gott ausgeht, ein reiner Ausfluss seiner Herrlichkeit; deshalb kann nichts Unreines in sie eindringen.
Sie ist der Abglanz des ewigen Lichtes, der ungetrübte Spiegel von Gottes Macht, das Abbild seiner Vollkommenheit.
Sie ist nur eine und kann doch alles; selbst unwandelbar, erneuert sie alle Dinge.

In jeder Generation nimmt sie Wohnung in heiligen Seelen und macht Menschen zu Vertrauten Gottes und zu Propheten.

Nur wer in engster Verbindung mit ihr lebt, wird von Gott geliebt.
Die Weisheit leuchtet herrlicher als die Sonne und steht höher als jeder Stern; sie übertrifft sogar das Tageslicht.
Denn auf den Tag folgt die Nacht; aber über die Weisheit hat das Böse keine Macht.
Копировать текст Копировать ссылку Толкования стиха

Настройки