Скрыть
Церковнославянский (рус)
Да ло́бжетъ мя́ от­ лобза́нiй у́стъ сво­и́хъ: я́ко бла́га сосца́ твоя́ па́че вина́,
и воня́ ми́ра тво­его́ па́че всѣ́хъ арома́тъ. Ми́ро излiя́ное и́мя твое́: сего́ ра́ди отрокови́цы воз­люби́ша тя́.
Привлеко́ша тя́: вслѣ́дъ тебе́ въ воню́ ми́ра тво­его́ тече́мъ. Введе́ мя ца́рь въ ло́жницу свою́: воз­ра́дуемся и воз­весели́мся о тебѣ́, воз­лю́бимъ сосца́ твоя́ па́че вина́: пра́вость воз­люби́ тя.
Черна́ е́смь а́зъ и добра́, дще́ри Иерусали́мскiя, я́коже селе́нiя Кида́рска, я́коже завѣ́сы соломо́ни.
Не зри́те мене́, я́ко а́зъ е́смь очерне́на, я́ко опали́ мя со́лнце: сы́нове ма́тере мо­ея́ сваря́хуся о мнѣ́, положи́ша мя́ стра́жа въ виногра́дѣхъ: виногра́да мо­его́ не сохрани́хъ.
Возвѣсти́ ми́, его́же воз­люби́ душа́ моя́, гдѣ́ пасе́ши? гдѣ́ почива́еши въ полу́дне? да не когда́ бу́ду я́ко облага́ющаяся надъ ста́ды друго́въ тво­и́хъ.
А́ще не увѣ́си са́мую тебе́, до́брая въ жена́хъ, изы́ди ты́ въ пята́хъ па́­ст­въ и паси́ ко́злища твоя́ у ку́щей па́стырскихъ.
Ко́немъ мо­и́мъ въ колесни́цѣхъ фарао́новыхъ уподо́бихъ тя́, бли́жняя моя́.
Что́ укра́шены лани́ты твоя́ я́ко го́рлицы, вы́я твоя́ я́ко мони́сты?
подо́бiя зла́та сотвори́мъ ти́ съ пестрота́ми сребра́.
До́ндеже [бу́детъ] ца́рь на восклоне́нiи сво­е́мъ, на́рдъ мо́й даде́ воню́ свою́.
Вяза́нiе ста́кти бра́тъ мо́й мнѣ́, посредѣ́ сосцу́ мое́ю водвори́т­ся:
гре́знъ ки́провъ бра́тъ мо́й мнѣ́ въ виногра́дѣхъ енга́ддовыхъ.
Се́, еси́ добра́, и́скрен­няя моя́, се́, еси́ добра́: о́чи тво­и́ голуби́нѣ.
Се́, еси́ до́бръ, бра́тъ мо́й, и еще́ красе́нъ: о́дръ на́шъ со осѣне́нiемъ,
прекла́ди до́му на́­шего ке́дровiи, дски́ на́шя кипари́сныя.
Синодальный
Да лобзает он меня лобзанием уст своих! Ибо ласки твои лучше вина.
От благовония мастей твоих имя твое – как разлитое миро; поэтому девицы любят тебя.
Влеки меня, мы побежим за тобою; – царь ввел меня в чертоги свои, – будем восхищаться и радоваться тобою, превозносить ласки твои больше, нежели вино; достойно любят тебя!
Дщери Иерусалимские! черна я, но красива, как шатры Кидарские, как завесы Соломоновы.
Не смотрите на меня, что я смугла, ибо солнце опалило меня: сыновья матери моей разгневались на меня, поставили меня стеречь виноградники, – моего собственного виноградника я не стерегла.
Скажи мне, ты, которого любит душа моя: где пасешь ты? где отдыхаешь в полдень? к чему мне быть скиталицею возле стад товарищей твоих?
Если ты не знаешь этого, прекраснейшая из женщин, то иди себе по следам овец и паси козлят твоих подле шатров пастушеских.
Кобылице моей в колеснице фараоновой я уподобил тебя, возлюбленная моя.
Прекрасны ланиты твои под подвесками, шея твоя в ожерельях;
золотые подвески мы сделаем тебе с серебряными блестками.
Доколе царь был за столом своим, нард мой издавал благовоние свое.
Мирровый пучок – возлюбленный мой у меня, у грудей моих пребывает.
Как кисть кипера, возлюбленный мой у меня в виноградниках Енгедских.
О, ты прекрасна, возлюбленная моя, ты прекрасна! глаза твои голубиные.
О, ты прекрасен, возлюбленный мой, и любезен! и ложе у нас – зелень;
кровли домов наших – кедры, потолки наши – кипарисы.
Киргизский
«Ал мени оозу менен љпсєн! Анткени сенин сєйєєњ шараптан артык.
Сенин жыпар жыттуу майларыњ кандай сонун жыттанат, сенин атыњ тљгєлгљн миррадай, ошондуктан сени кыздар сєйєшљт».
«Мени љзєњљ тарт!» «Биз сенин артыњдан чуркайбыз». «Падыша мени љзєнєн ички бљлмљлљрєнљ киргизди». «Биз сага суктанабыз, сага кубанабыз. Сенин шараптан артык сєйєєњдє мактайбыз. Сен сєйєєгљ татыктуусуњ!»
«Иерусалим кыздары! Мен кара торумун, бирок Кейдардын чатырындай, Сулаймандын пардасындай сулуумун.
Менин кара торулугума карабагыла, анткени мен кєнгљ кєйєп калгамын. Энемдин уулдары мага ачууланып, жєзємзарларды кайтартып коюшту, ошондуктан љзємдєн жєзємзарымды кайтарган жокмун.
Айтчы мага, жаным сєйгљн жигитим, койлоруњду кайсы жерге жаясыњ? Тєштљ кайда эс аласыњ? Койлорун кайтарган жолдошторуњдун жанында жєзєн жапкан аял сыяктуу жєрљ беремби?»
«Аялдардын эњ сулуусу, эгерде сен муну билбесењ, анда койлордун изи менен бар, улактарыњды койчулардын чатырларынын жанына кайтар.
Сєйгљн кызым, мен сени фараондун арабасына чегилген байталга окшоштурам.
Таажы алдындагы жєзєњ, мончок тагылган мойнуњ кандай сонун.
Биз сага кємєш менен жээктелген алтын таажы жасап беребиз».
«Падыша дасторкон єстєндљ отурганда, менин жыпар жыттуу майымдын жыты ањкып турду.
Менин сєйгљн жигитим тљшємдљ жєргљн бир тутам миррадай.
Менин сєйгљн жигитим Эйин-Геди жєзємзарларындагы кипердин сабагындай».
«Оо, кандай сулуусуњ, сєйгљн кызым, кандай сулуусуњ, сенин кљзєњ кљгєчкљндєн кљзєндљй».
«Оо, кандай сулуусуњ, сєйгљн жигитим, љзєњљ тартып турасыњ! Тљшљгєбєз кљк шибер,
єйєбєздєн чатыры кедр жыгачынан, єйєбєздєн шыбы кипарис тактайынан».
所罗门的歌,是歌中的雅歌。
愿他用口与我亲嘴。因你的爱情比酒更美。
你的膏油馨香。你的名如同倒出来的香膏,所以众童女都爱你。
愿你吸引我,我们就快跑跟随你。王带我进了内室,我们必因你欢喜快乐。我们要称赞你的爱情,胜似称赞美酒。他们爱你是理所当然的。
耶路撒冷的众女子阿,我虽然黑,却是秀美,如同基达的帐棚,好像所罗门的幔子。
不要因日头把我晒黑了,就轻看我。我同母的弟兄向我发怒,他们使我看守葡萄园,我自己的葡萄园却没有看守。
我心所爱的阿,求你告诉我,你在何处牧羊,晌午在何处使羊歇卧。我何必在你同伴的羊群旁边,好像蒙着脸的人呢。
你这女子中极美丽的,你若不知道,只管跟随羊群的脚踪去,把你的山羊羔牧放在牧人帐棚的旁边。
我的佳偶,我将你比法老车上套的骏马。
你的两腮因发辫而秀美,你的颈项因珠串而华丽。
我们要为你编上金辫,镶上银钉。
王正坐席的时候,我的哪哒香膏发出香味。
我以我的良人为一袋没药,常在我怀中。
我以我的良人为一棵凤仙花,在隐基底葡萄园中。
我的佳偶,你甚美丽,你甚美丽,你的眼好像鸽子眼。
我的良人哪,你甚美丽可爱,我们以青草为床榻,
以香柏树为房屋的楝梁,以松树为椽子。
Копировать текст Копировать ссылку Толкования стиха

Настройки