Скрыть

Песнь Песней Соломона, гл1-8

1:7
1:10
1:11
1:12
1:15
1:16
8:1
8:8
8:9
8:10
8:13
Церковнославянский (рус)
Да ло́бжетъ мя́ от­ лобза́нiй у́стъ сво­и́хъ: я́ко бла́га сосца́ твоя́ па́че вина́,
и воня́ ми́ра тво­его́ па́че всѣ́хъ арома́тъ. Ми́ро излiя́ное и́мя твое́: сего́ ра́ди отрокови́цы воз­люби́ша тя́.
Привлеко́ша тя́: вслѣ́дъ тебе́ въ воню́ ми́ра тво­его́ тече́мъ. Введе́ мя ца́рь въ ло́жницу свою́: воз­ра́дуемся и воз­весели́мся о тебѣ́, воз­лю́бимъ сосца́ твоя́ па́че вина́: пра́вость воз­люби́ тя.
Черна́ е́смь а́зъ и добра́, дще́ри Иерусали́мскiя, я́коже селе́нiя Кида́рска, я́коже завѣ́сы соломо́ни.
Не зри́те мене́, я́ко а́зъ е́смь очерне́на, я́ко опали́ мя со́лнце: сы́нове ма́тере мо­ея́ сваря́хуся о мнѣ́, положи́ша мя́ стра́жа въ виногра́дѣхъ: виногра́да мо­его́ не сохрани́хъ.
Возвѣсти́ ми́, его́же воз­люби́ душа́ моя́, гдѣ́ пасе́ши? гдѣ́ почива́еши въ полу́дне? да не когда́ бу́ду я́ко облага́ющаяся надъ ста́ды друго́въ тво­и́хъ.
А́ще не увѣ́си са́мую тебе́, до́брая въ жена́хъ, изы́ди ты́ въ пята́хъ па́­ст­въ и паси́ ко́злища твоя́ у ку́щей па́стырскихъ.
Ко́немъ мо­и́мъ въ колесни́цѣхъ фарао́новыхъ уподо́бихъ тя́, бли́жняя моя́.
Что́ укра́шены лани́ты твоя́ я́ко го́рлицы, вы́я твоя́ я́ко мони́сты?
подо́бiя зла́та сотвори́мъ ти́ съ пестрота́ми сребра́.
До́ндеже [бу́детъ] ца́рь на восклоне́нiи сво­е́мъ, на́рдъ мо́й даде́ воню́ свою́.
Вяза́нiе ста́кти бра́тъ мо́й мнѣ́, посредѣ́ сосцу́ мое́ю водвори́т­ся:
гре́знъ ки́провъ бра́тъ мо́й мнѣ́ въ виногра́дѣхъ енга́ддовыхъ.
Се́, еси́ добра́, и́скрен­няя моя́, се́, еси́ добра́: о́чи тво­и́ голуби́нѣ.
Се́, еси́ до́бръ, бра́тъ мо́й, и еще́ красе́нъ: о́дръ на́шъ со осѣне́нiемъ,
прекла́ди до́му на́­шего ке́дровiи, дски́ на́шя кипари́сныя.
Кто́ да́стъ тя́, бра́те мо́й, ссу́ща сосцы́ ма́тере мо­ея́? обрѣ́тши тя́ внѣ́ цѣлу́ю тя́, и ктому́ не уничижа́тъ мене́.
Пойму́ тя́, введу́ тя́ въ до́мъ ма́тере мо­ея́ и въ ло́жницу заче́ншiя мя́: та́мо мя́ научи́ши: напою́ тя от­ вина́ съ воня́ми стро́­енаго, от­ воды́ я́блокъ мо­и́хъ.
Шу́йца его́ подъ главо́ю мо­е́ю, и десни́ца его́ объи́метъ мя́.
Закля́хъ ва́съ, дще́ри Иерусали́мскiя, въ си́лахъ и въ крѣ́постехъ се́лныхъ: а́ще подви́жете и воз­дви́жете любо­́вь, до́ндеже а́ще восхо́щетъ.
Кто́ сiя́ восходя́щая убѣле́на и утвержа́ема о бра́тѣ сво­е́мъ? подъ я́блонею воз­буди́хъ тя́: та́мо роди́ тя́ ма́ти твоя́, та́мо поболѣ́ тобо́ю ро́ждшая тя́.
Положи́ мя я́ко печа́ть на се́рдцы тво­е́мъ, я́ко печа́ть на мы́шцѣ тво­е́й: зане́ крѣпка́ я́ко сме́рть любы́, же́стока я́ко а́дъ ре́вность: кри́ла ея́ кри́ла огня́, [у́глiе о́гнен­но] пла́мы ея́.
Вода́ мно́га не мо́жетъ угаси́ти любве́, и рѣ́ки не потопя́тъ ея́. А́ще да́стъ му́жъ все́ имѣ́нiе свое́ за любо­́вь, уничиже́нiемъ уничижа́тъ его́.
Сестра́ на́ша мала́ и сосцу́ не и́мать: что́ сотвори́мъ сестрѣ́ на́­шей въ де́нь, въ о́ньже а́ще глаго́латися бу́детъ е́й?
А́ще стѣна́ е́сть, согради́мъ на не́й забра́ла сре́бряна: и а́ще две́рь е́сть, напи́шемъ на не́й дску́ ке́дрову.
А́зъ стѣна́, и сосцы́ мо­и́ я́ко столпи́: а́зъ бѣ́хъ во о́чiю и́хъ а́ки обрѣта́ющая ми́ръ.
Виногра́дъ бы́сть соломо́ну во вееламо́нѣ: даде́ виногра́дъ сво́й стрегу́щымъ: му́жъ при­­несе́тъ въ плодѣ́ его́ ты́сящу сре́бреникъ.
Виногра́дъ мо́й предо мно́ю: ты́сяща соломо́ну и двѣ́сти стрегу́щымъ пло́дъ его́.
Сѣдя́й въ вертогра́дѣхъ, и дру́зiе вне́млющiи гла́су тво­ему́: гла́съ тво́й внуши́ мнѣ́.
Бѣжи́, бра́те мо́й, и уподо́бися се́рнѣ или́ юнцу́ еле́ней, на го́ры арома́товъ.
Да лобзает он меня лобзанием уст своих! Ибо ласки твои лучше вина.
От благовония мастей твоих имя твое – как разлитое миро; поэтому девицы любят тебя.
Влеки меня, мы побежим за тобою; – царь ввел меня в чертоги свои, – будем восхищаться и радоваться тобою, превозносить ласки твои больше, нежели вино; достойно любят тебя!
Дщери Иерусалимские! черна я, но красива, как шатры Кидарские, как завесы Соломоновы.
Не смотрите на меня, что я смугла, ибо солнце опалило меня: сыновья матери моей разгневались на меня, поставили меня стеречь виноградники, – моего собственного виноградника я не стерегла.
Скажи мне, ты, которого любит душа моя: где пасешь ты? где отдыхаешь в полдень? к чему мне быть скиталицею возле стад товарищей твоих?
Если ты не знаешь этого, прекраснейшая из женщин, то иди себе по следам овец и паси козлят твоих подле шатров пастушеских.
Кобылице моей в колеснице фараоновой я уподобил тебя, возлюбленная моя.
Прекрасны ланиты твои под подвесками, шея твоя в ожерельях;
золотые подвески мы сделаем тебе с серебряными блестками.
Доколе царь был за столом своим, нард мой издавал благовоние свое.
Мирровый пучок – возлюбленный мой у меня, у грудей моих пребывает.
Как кисть кипера, возлюбленный мой у меня в виноградниках Енгедских.
О, ты прекрасна, возлюбленная моя, ты прекрасна! глаза твои голубиные.
О, ты прекрасен, возлюбленный мой, и любезен! и ложе у нас – зелень;
кровли домов наших – кедры, потолки наши – кипарисы.
О, если бы ты был мне брат, сосавший груди матери моей! тогда я, встретив тебя на улице, целовала бы тебя, и меня не осуждали бы.
Повела бы я тебя, привела бы тебя в дом матери моей. Ты учил бы меня, а я поила бы тебя ароматным вином, соком гранатовых яблоков моих.
Левая рука его у меня под головою, а правая обнимает меня.
Заклинаю вас, дщери Иерусалимские, – не будите и не тревожьте возлюбленной, доколе ей угодно.
Кто это восходит от пустыни, опираясь на своего возлюбленного? Под яблоней разбудила я тебя: там родила тебя мать твоя, там родила тебя родительница твоя.
Положи меня, как печать, на сердце твое, как перстень, на руку твою: ибо крепка, как смерть, любовь; люта, как преисподняя, ревность; стрелы ее – стрелы огненные; она пламень весьма сильный.
Большие воды не могут потушить любви, и реки не зальют ее. Если бы кто давал все богатство дома своего за любовь, то он был бы отвергнут с презреньем.
Есть у нас сестра, которая еще мала, и сосцов нет у нее; что нам будет делать с сестрою нашею, когда будут свататься за нее?
Если бы она была стена, то мы построили бы на ней палаты из серебра; если бы она была дверь, то мы обложили бы ее кедровыми досками.
Я – стена, и сосцы у меня, как башни; потому я буду в глазах его, как достигшая полноты.
Виноградник был у Соломона в Ваал-Гамоне; он отдал этот виноградник сторожам; каждый должен был доставлять за плоды его тысячу сребреников.
А мой виноградник у меня при себе. Тысяча пусть тебе, Соломон, а двести – стерегущим плоды его.
Жительница садов! товарищи внимают голосу твоему, дай и мне послушать его.
Беги, возлюбленный мой; будь подобен серне или молодому оленю на горах бальзамических!
Копировать текст Копировать ссылку Толкования стиха
Библ. энциклопедия Библейский словарь Словарь библ. образов