Быт. Исх. Лев. Чис. Втор. Нав. Суд. Руф. 1Цар. 2Цар. 3Цар. 4Цар. 1Пар. 2Пар. 1Ездр. Неем. 2Ездр. Тов. Иудиф. Эсф. 1Мак. 2Мак. 3Мак. 3Ездр. Иов. Пс. Притч. Еккл. Песн. Прем. Сир. Ис. Иер. Плч. Посл.Иер. Вар. Иез. Дан. Ос. Иоил. Ам. Авд. Ион. Мих. Наум. Авв. Соф. Агг. Зах. Мал. Мф. Мк. Лк. Ин. Деян. Иак. 1Пет. 2Пет. 1Ин. 2Ин. 3Ин. Иуд. Рим. 1Кор. 2Кор. Гал. Еф. Флп. Кол. 1Фес. 2Фес. 1Тим. 2Тим. Тит. Флм. Евр. Откр.

Песнь Песней Соломона

 
  • Да сни́детъ бра́тъ мо­и́ въ вертогра́дъ сво́й и да я́стъ пло́дъ ово́щiй сво­и́хъ. Внидо́хъ въ вертогра́дъ мо́й, сестро́ моя́ невѣ́сто: объима́хъ сми́рну мою́ со арома́тами мо­и́ми, ядо́хъ хлѣ́бъ мо́й съ ме́домъ мо­и́мъ, пи́хъ вино́ мое́ съ млеко́мъ мо­и́мъ. Яди́те, бли́жнiи, и пі́йте и упі́йтеся, бра́тiя.
  • А́зъ сплю́, а се́рдце мое́ бди́тъ: гла́съ бра́та мо­его́ ударя́етъ въ две́ри: от­ве́рзи ми́, сестро́ моя́, бли́жняя моя́, голуби́це моя́, соверше́н­ная моя́: я́ко глава́ моя́ напо́лнися росы́, и вла́си мо­и́ ка́пель нощны́хъ.
  • Совлеко́хся ри́зы мо­ея́, ка́ко облеку́ся въ ню́? умы́хъ но́зѣ мо­и́, ка́ко оскверню́ и́хъ?
  • Бра́тъ мо́й посла́ ру́ку свою́ сквоз­ѣ́ сква́жню, и чре́во мое́ вострепета́ от­ него́.
  • Воста́хъ а́зъ от­ве́рсти бра́ту мо­ему́: ру́цѣ мо­и́ иска́паша сми́рну, пе́рсты мо­и́ сми́рны по́лны на рука́хъ заключе́нiя.
  • Отверзо́хъ а́зъ бра́ту мо­ему́: бра́тъ мо́й пре́йде. Душа́ моя́ изы́де въ сло́во его́: взыска́хъ его́, и не обрѣто́хъ его́: зва́хъ его́, и не послу́ша мене́.
  • Обрѣто́ша мя́ стра́жiе обходя́щiи во гра́дѣ: би́ша мя́, язви́ша мя́, взя́ша ве́рхнюю ри́зу от­ мене́ стра́жiе стѣ́н­нiи.
  • Закля́хъ вы́, дще́ри Иерусали́мскiя, въ си́лахъ и въ крѣ́постехъ се́лныхъ: а́ще обря́щете бра́та мо­его́, воз­вѣсти́те ему́, я́ко уя́звлена любо­́вiю а́зъ е́смь.
  • Что́ бра́тъ тво́й па́че бра́та, до́брая въ жена́хъ? что́ бра́тъ тво́й от­ бра́та, я́ко та́ко закля́ла еси́ на́съ?
  • Бра́тъ мо́й бѣ́лъ и че́рменъ, избра́нъ от­ те́мъ:
  • глава́ его́ зла́то избра́н­но, власы́ его́ кудря́вы, че́рны я́ко вра́нъ:
  • о́чи его́ я́ко голуби́цы на исполне́нiихъ во́дъ, измове́ни во млецѣ́, сѣдя́щыя въ наполне́нiихъ [во́дъ]:
  • лани́ты его́ а́ки фiа́лы арома́тъ, прозяба́ющыя благово́нiе: устнѣ́ его́ кри́ны, ка́плющiи сми́рну по́лну:
  • ру́цѣ его́ обто́чены зла́ты, напо́лнены Ѳарси́са: чре́во его́ сосу́дъ слоно́вый на ка́мени сапфи́ровѣ:
  • лы́ста его́ столпи́ ма́рморовы, основа́ни на степе́нехъ златы́хъ: ви́дъ его́ я́ко Лива́нъ, избра́нъ я́ко ке́дрове:
  • горта́нь его́ сла́дость, и ве́сь жела́нiе: се́й бра́тъ мо́й и се́й бли́жнiй мо́й, дще́ри Иерусали́мли.
  • 5:17Ка́мо отъи́де бра́тъ тво́й, до́брая въ жена́хъ? ка́мо уклони́ся бра́тъ тво́й? и взы́щемъ его́ съ тобо́ю.
  • 1Бра́тъ мо́й сни́де въ вертогра́дъ сво́й, въ мѣста́ арома́тъ, па́­ст­вити въ вертогра́дѣхъ и собира́ти кри́ны.
  • 2А́зъ бра́ту мо­ему́ и бра́тъ мо́й мнѣ́, пасы́й въ кри́нѣхъ.
  • 3Добра́ еси́, бли́жняя моя́, я́ко благоволе́нiе, красна́ я́ко Иерусали́мъ, у́жасъ я́ко вчине́н­ны.
  • 4Отврати́ о́чи тво­и́ от­ мене́, я́ко ті́и воскрили́ша мя́: вла́си тво­и́, я́ко стада́ ко́зъ, я́же взыдо́ша от­ Галаа́да:
  • 5зу́бы тво­и́, я́ко стада́ остриже́ныхъ, я́же взыдо́ша от­ купѣ́ли, вся́ близня́та родя́щыя, и безча́дныя нѣ́сть въ ни́хъ: я́ко ве́рвь червле́на устнѣ́ тво­и́, и бесѣ́да твоя́ красна́:
  • 6я́ко оброще́нiе ши́пка лани́ты твоя́, кромѣ́ замолча́нiя тво­его́.
  • 7Шестьдеся́тъ су́ть цари́цъ и о́смьдесятъ нало́жницъ, и ю́нотъ, и́мже нѣ́сть числа́:
  • 8еди́на е́сть голуби́ца моя́, соверше́н­ная моя́: еди́на е́сть ма́тери сво­е́й, избра́н­на е́сть роди́в­шей ю́: ви́дѣша ю́ дще́ри и ублажи́ша ю́, цари́цы и нало́жницы, и восхвали́ша ю́.
  • 9Кто́ сiя́ проница́ющая а́ки у́тро, добра́ я́ко луна́, избра́н­на я́ко со́лнце, у́жасъ я́ко вчине́н­ны?
  • 10Въ вертогра́дъ орѣ́ховъ снидо́хъ ви́дѣти въ плодѣ́хъ пото́ка, ви́дѣти, а́ще процвѣте́ виногра́дъ и воз­расто́ша ши́пки.
  • 11Та́мо да́мъ сосца́ моя́ тебѣ́: не разумѣ́ душа́ моя́, положи́ мя на колесни́цѣ Аминада́вли.
  • Пришел я в сад мой, сестра моя, невеста; набрал мирры моей с ароматами моими, поел сотов моих с медом моим, напился вина моего с молоком моим. Ешьте, друзья, пейте и насыщайтесь, возлюбленные!
  • Я сплю, а сердце мое бодрствует; вот, голос моего возлюбленного, который стучится: «отвори мне, сестра моя, возлюбленная моя, голубица моя, чистая моя! потому что голова моя вся покрыта росою, кудри мои – ночною влагою».
  • Я скинула хитон мой; как же мне опять надевать его? Я вымыла ноги мои; как же мне марать их?
  • Возлюбленный мой протянул руку свою сквозь скважину, и внутренность моя взволновалась от него.
  • Я встала, чтобы отпереть возлюбленному моему, и с рук моих капала мирра, и с перстов моих мирра капала на ручки замка.
  • Отперла я возлюбленному моему, а возлюбленный мой повернулся и ушел. Души во мне не стало, когда он говорил; я искала его и не находила его; звала его, и он не отзывался мне.
  • Встретили меня стражи, обходящие город, избили меня, изранили меня; сняли с меня покрывало стерегущие стены.
  • Заклинаю вас, дщери Иерусалимские: если вы встретите возлюбленного моего, что скажете вы ему? что я изнемогаю от любви.
  • «Чем возлюбленный твой лучше других возлюбленных, прекраснейшая из женщин? Чем возлюбленный твой лучше других, что ты так заклинаешь нас?»
  • Возлюбленный мой бел и румян, лучше десяти тысяч других:
  • голова его – чистое золото; кудри его волнистые, черные, как ворон;
  • глаза его – как голуби при потоках вод, купающиеся в молоке, сидящие в довольстве;
  • щеки его – цветник ароматный, гряды благовонных растений; губы его – лилии, источают текучую мирру;
  • руки его – золотые кругляки, усаженные топазами; живот его – как изваяние из слоновой кости, обложенное сапфирами;
  • голени его – мраморные столбы, поставленные на золотых подножиях; вид его подобен Ливану, величествен, как кедры;
  • уста его – сладость, и весь он – любезность. Вот кто возлюбленный мой, и вот кто друг мой, дщери Иерусалимские!
  • «Куда пошел возлюбленный твой, прекраснейшая из женщин? куда обратился возлюбленный твой? мы поищем его с тобою».
  • Мой возлюбленный пошел в сад свой, в цветники ароматные, чтобы пасти в садах и собирать лилии.
  • Я принадлежу возлюбленному моему, а возлюбленный мой – мне; он пасет между лилиями.
  • Прекрасна ты, возлюбленная моя, как Фирца, любезна, как Иерусалим, грозна, как полки со знаменами.
  • Уклони очи твои от меня, потому что они волнуют меня. {:}Волосы твои – как стадо коз, сходящих с Галаада;
  • {:}зубы твои – как стадо овец, выходящих из купальни, из которых у каждой пара ягнят, и бесплодной нет между ними;
  • как половинки гранатового яблока – ланиты твои под кудрями твоими.
  • Есть шестьдесят цариц и восемьдесят наложниц и девиц без числа,
  • но единственная – она, голубица моя, чистая моя; единственная она у матери своей, отличенная у родительницы своей. Увидели ее девицы, и – превознесли ее, царицы и наложницы, и – восхвалили ее.
  • Кто эта, блистающая, как заря, прекрасная, как луна, светлая, как солнце, грозная, как полки со знаменами?
  • Я сошла в ореховый сад посмотреть на зелень долины, поглядеть, распустилась ли виноградная лоза, расцвели ли гранатовые яблоки?
  • Не знаю, как душа моя влекла меня к колесницам знатных народа моего.
  • [Он:) «В свой сад я пришел, о невеста–сестра, собрал мирру и благовония, отведал меда из сот, вина выпил и молока». [Девушки Иерусалима:] «Ешьте, друзья, допьяна пейте ласки!» [Она:]
  • «Я сплю — а сердцу не спится… Слышу — стучат. Это милый! „Открой мне, сестра, подруга, голубка моя несравненная! Ночная роса — на моих волосах, кудри мои намокли!” —
  • „Я уже без рубашки — что ж, опять одеваться? Я ноги уже помыла — что же, снова их пачкать?”
  • Милый руку просунул в щель — мое сердце затрепетало.
  • Я пошла открыть милому, и с рук моих мирра капала, масло мирровое — с пальцев, прямо на ручку засова.
  • Милому я открыла — а милый уже ушел! Он исчез — я пришла в смятение, искала — найти не могла его, звала — он не откликался.
  • Мне повстречались стражники, которые город обходят: избили, поколотили, сорвали с меня покрывало стражи стен городских.
  • Заклинаю вас, девушки Иерусалима! Если вам попадется милый, что скажете вы ему? Что больно мне от любви!» [Девушки Иерусалима:]
  • «Чем твой милый так уж хорош, о красавица из красавиц? Чем твой милый так уж хорош, что ты с нас берешь эту клятву?» [Она:]
  • «Мой милый бел и румян, среди многих тысяч заметен.
  • Голова его — чистое золото, кудри его — цветки пальмы; черны они, словно ворон.
  • Его глаза — точно голуби у потоков воды: купаются в молоке, возле пруда сидят.
  • Его щеки — рощицы бальзамных деревьев, дающих благовонные мази. Его губы — чашечки лилий, масло мирровое с них каплет.
  • Его руки — золотые шесты, усеянные топазами. Его живот — пластина слоновой кости, украшенная лазуритом .
  • Его ноги — алебастровые колонны на золотых опорах. Он подобен ливанскому лесу, великолепен, как кедры!
  • Его нёбо — услада, и весь он — отрада. Таков–то мой милый, таков–то мой друг, девушки Иерусалима!»
  • [Девушки Иерусалима:] «Куда же ушел твой милый, о красавица из красавиц? Куда же твой милый отправился? Давай–ка вместе поищем!» [Она:]
  • «Милый сошел в свой сад, к куртинам бальзамных деревьев; там он будет пастись посреди садов, там лилии будет срывать.
  • Милый — мой, а я — его, он среди лилий пасется». [Он:]
  • «Ты красива, родная, словно Тирцá , как Иерусалим, прекрасна, грозна, как рать под знаменами.
  • Отведи от меня глаза: твой взгляд смущает меня! Твои волосы —- как стадо коз, что сбегает по склонам Галаада.
  • Твои зубы — отара овец, что выходит из воды после купанья: как близнецы–ягнята, попарно — ни один не пропал.
  • Как половинка граната — твоя щека, мерцает сквозь покрывало.
  • Что мне шестьдесят цариц, восемьдесят наложниц и все девы, которым числа нет?
  • Одна — голубка моя несравненная, у мамы дочка единственная, у матери ясный свет. Завидев, ее хвалят девушки, славят царицы с наложницами:
  • „Кто она, чей взор — как заря, прекрасная, словно луна, ясная, словно солнце, грозная, как рать под знаменами?”
  • Я сошел в ореховый сад, посмотреть на зелень долины: распускается ли лоза и цветут ли гранаты…
  • Она сводит меня с ума: я — словно на колеснице с одним из знатных мужей!»
  • Пусть сойдет брат мой в сад свой и вкушает прекрасные плоды свои. Вошел я в сад мой, сестра моя, невеста, собрал смирну мою с ароматами моими, ел хлеб мой с медом моим, пил вино мое и молоко мое. Ешьте, ближние, и пейте и упивайтесь, братия!

  • Я сплю, а сердце мое бодрствует. Голос брата моего! он стучится в двери (говоря): «отвори мне, сестра моя, ближняя моя, голубица моя, совершенная моя! ибо голова моя смочена росою и кудри мои ночною влогою».

  • Я сняла с себя одежду мою. Как же мне надевать ее? Я умыла ноги мои. Как мне грязнить их?

  • Брат мой протянул руку свою чрез отверстие, и внутренность моя взволновалась от него.

  • Я встала, чтобы отворить брату моему: с рук моих капала смирна, с пальцев моих падала смирна на ручки запора.

  • Отворила я брату моему, (а) брат мой ушел. Душа моя вышла, когда он говорил. Искала его, но не нашла его, звала его, но он не слышал меня.

  • Встретили меня сторожа, обходящие город, били меня, изранили меня, сняли с меня покрывало сторожа стен.

  • Заклинаю вас, дщери Иерусалима, силами и крепостями полевыми: «если найдете брата моего, скажите ему, что я уязвлена любовию».

  • Чем лучше брат твой (других) братьев, прекрасная из женщин? Чем брат твой лучше (других) братьев, что ты тáк заклинаешь нас?»

  • Брат мой бел и румян, отличен из десятков тысяч (братьев).

  • Голова его - чистое золото, волоса его - кудрявы, черны, как ворон.

  • Глаза его - как голубки у полных вод, вымытые в молоке, сидящия у полных (вод).

  • Щеки его - как сосуды ароматные, испускающие блоговоние, уста его - лилии, источающия чистую смирну.

  • Руки его - чеканные золотыя, усыпанные фарсисом, чрево его - диск из слоновой кости на камне сапфировом.

  • Голени его - мраморные столбы, поставленные на золотых подножиях. Вид его как Ливан, прекрасень он - как кедры.

  • Уста его - сладость и весь он - желание. Таков брат мой и таков ближний мой, дщери Иерусалимския!

  • «Куда ушел брат твой, прекрасная из женщин? куда уклонился брат твой? И мы будем искать его вместе с тобою».

  • Брат мой сошел в сад свой, в цветники ароматические, чтобы пасти в садах и собирать лилии.

  • Я (принадлежу) брату моему, а брат мой - мне, он пасет средь лилий.

  • Прекрасна ты, ближняя моя, как блоговоление, красива - как Иерусалим, грозна - как ополчение.

  • Отклони глаза твои от меня, ибо они волнуют меня, волоса твои - как стада коз, спускающихся с Галаада.

  • Зубы твои - как стада остриженных (овец), восходящих от источника: все оне приносят двойни, неплодной нет между ними, губы твои - как красная лента, речь твоя прекрасна.

  • Ланиты твои - как кора гранатового яблока, без покрывала твоего.

  • Есть шестьдесят цариц и восемдесят наложниц и девиц без числа,

  • (Но) одна - голубица моя, совершенная моя, одна у матери своей, избранная у своей родительницы. Увидели ее дщери и прославили ее, царицы и наложницы, - и восхвалили ее.

  • Кто она, сияющая как утро, прекрасная как луна, превосходная как солнце, грозная как ополчение?

  • В сад ореховый сошла я посмотреть плоды при потоке, увидеть, не расцвел ли виноград, не расцвели ли гранаты?

  • Там дам сосцы мои тебе. Не узнала душа моя, (как) он положил меня на колесницу Аминадава.

  • Обратись, обратись, Суламита, обратись, обратись! и мы посмотрим на тебя.

  • БА боғи худ омадам, эй хоҳар ва арӯси ман! Мури худро бо атри худ чидам, шони худро бо асали худ хӯрдам, шароби худро бо шири худ нӯшидам. Эй ёрон, бихӯред! Эй маҳбубон, бинӯшед ва маст шавед!
  • Ман дар хоб ҳастам, вале дилам бедор аст; садое шунидам: маҳбуби ман дарро мекӯбад. «Барои ман бикшо, эй хоҳари ман, эй ёри ман, эй кабӯтари ман, эй покизаи ман! Чунки сарам аз шабнам, ва зулфҳоям аз рутубати шаб пур аст».
  • Пероҳанамро кашидаам; чӣ гуна онро бипӯшам? Пойҳоямро шустаам; чӣ гуна онҳоро чиркин кунам?
  • Маҳбуби ман дасташро аз сӯрохи дар дароз кард, ва дилам барои ӯ биошуфт.
  • Ман бархостам, то ки барои маҳбуби худ бикшоям, ва аз дастам мур чакид, ва аз ангуштҳоям мури покиза бар дастаи қуфл чакид.
  • Ман барои маҳбуби худ кушодам, вале маҳбуби ман сар тофта рафта буд. Вақте ки сухан гуфт, ҷонам дар изтироб афтод; ӯро ҷустуҷӯ кардам, вале ӯро наёфтам; ӯро ҷеғ задам, вале ба ман ҷавоб нагардонд.
  • Посбонҳое ки дар шаҳр гаштугузор мекунанд, маро ёфтанд; маро заданд, маро захмдор карданд; посбонҳои ҳисорҳо сарандози маро аз сарам кашида гирифтанд.
  • Эй духтарони Ерусалим! Шуморо қасам медиҳам, ки агар маҳбуби маро биёбед, ба ӯ бигӯед, ки ман барои муҳаббат бемор ҳастам.
  • ́Маҳбуби ту аз маҳбубони дигар чӣ хубӣ дорад, эй нозанинтарини занон? Маҳбуби ту аз маҳбубони дигар чӣ бартарӣ дорад, ки моро чунин қасам медиҳӣ?́
  • Маҳбуби ман сафедпӯст ва сурхрухсор аст, бар беваре баланд бардошта шудааст.
  • Сари ӯ зари сурхи холис аст; зулфҳояш марғӯладор ва мисли зоғ сиёҳ аст.
  • Чашмонаш мисли кабӯтарони назди маҷроҳои об аст, ки дар шир ғусл мекунанд ва бар ҷӯйбори пуроб менишинанд.
  • Рухсорҳояш пуштаҳои райҳон, парваришгоҳи гиёҳҳои атрафшон аст; лабҳояш савсанҳост, ки аз онҳо мури покиза мечакад.
  • Дастҳояш лӯлаҳои тиллост, ки бо забарҷад мурассаъ шудааст; баданаш ҳайкале аз оҷ аст, ки аз ёқути кабуд хотамкорӣ дорад.
  • Соқҳояш сутунҳои мармар аст, ки бар пояҳои зари холис таъсис ёфтааст; шамоилаш мисли Лубнон аст, мисли арз боҳашамат аст.
  • Даҳонаш ширинсухан аст, ва ӯ сар то по фаттон аст; чунин аст маҳбуби ман, ва чунин аст ёри ман, эй духтарони Ерусалим!

  • МАҲБУБИ ту куҷо рафтааст, эй нозанинтарини занон? Маҳбуби ту ба куҷо рӯ овардааст? Ӯро бо ту ҷустуҷӯ хоҳем кард.
  • Маҳбуби ман ба боғи худ, ба пуштаҳои райҳон фурӯд омадааст, то ки дар боғот бичаронад ва савсанҳо бичинад.
  • Ман аз они маҳбуби худ ҳастам, ва маҳбуби ман аз они ман аст; ӯ дар миёни савсанҳо мечаронад.
  • Эй ёри ман! Ту мисли Тирсо нозанин, мисли Ерусалим зебо ва мисли фавҷҳои байрақдор саҳмгин ҳастӣ.
  • Чашмонатро аз ман дур соз, чунки онҳо маро ба ҳаяҷон меоваранд; мӯйҳоят мисли рамаи бузҳоест, ки аз Ҷилъод мавҷмонанд фурӯд меоянд,
  • Дандонҳоят мисли рамаи мешҳоест, ки аз шустан баромадаанд, ва ҳамаашон экизаквор ҷуфт-ҷуфт мебошанд, ва нуқсоне дар онҳо нест.
  • Рухсорҳоят аз пушти бурқаи ту мисли нимаҳои анор аст.
  • Агарчи шаст нафар маликаҳо ва ҳаштод нафар сурриягон ҳастанд, ва дӯшизагон сону шумор надоранд,
  • Лекин кабӯтари ман, покизаи ман ягона аст: ӯ ягонаи модари худ, мумтози волидаи худ мебошад. Духтарон ӯро диданд ва ҳамду сано ба ӯ хонданд, маликаҳо ва сурриягон ӯро ситоиш карданд.
  • «Ин кист, ки мисли шафақи субҳ дурахшон аст, мисли моҳ нозанин аст, мисли офтоб тобон аст, мисли фавҷҳои байрақдор саҳмгин аст?»
  • Ба боғи чормағз фурӯд омадам, то ки сабзазори водиро тамошо кунам, то бубинам, ки оё ток гул кардааст, ва оё анор муғҷа кушодааст?
  • Надонистам, ки ҷони ман чӣ гуна маро ба аробаҳои наҷибони қавми ман ҷазб намуд.