Скрыть
Ибо Ему надлежит царствовать, доколе низложит всех врагов под ноги Свои.

Святые отцы

Прочие

Антоний Великий, прп. (†356)

Ибо Ему надлежит царствовать, доколе низложит всех врагов под ноги Свои

Вопрос. Как же Апостол отдает Христову Царствию конечность, когда пишет: «Подобает Ему царствовать, пока не бросит врагов Своих под ноги Себе»? Те, кто это толкуют, повествуют, что с концом мира кончится и Христово Царствие, когда Он пойдет к Отцу, будет во всем и над всеми Бог, как говорит Апостол.

Ответ. Мне думается, что этих людей оплакивает Иеремия, говоря: «Кто даст голове моей воду и глазам моим – источник слез», чтобы плакать «день и ночь» о страдающем и покрытом язвами моем народе, который заткнул уши, и не творит ни одного слова богословия». Ведь Христос громким гласом возвещает: «Сын пребывает вовек». Горькому безумию этих людей сопротивляется обличитель Даниил, муж, который охотно сказал: «Видел Я в ночных видениях, что вот, с облаками небесными шел как бы Сын человеческий…» И потом сказал: «Власть Его – власть вечная, непреходящая, и царство Его не разрушится». Так говорит и божественный песнопевец Давид «Престол Твой, Боже, во век века. Посох (скипетр праведности – посох Царствия Твоего». И затем «Сначала Ты, Господи, основал землю, и небеса – создания Твоей руки. Они погибнут, а Ты пребываешь, и Тот же, и годы Твои не уменьшатся». То, что о Господе говорит высокий разумом Павел, то он говорит повсюду в своих посланиях, показывая, что Творец, Царь, Бог – Он прежде веков и; навечно. И еще то же самое боговидец и божественный законодатель Моисей поет: «Господь царствует вовек», и навечно мы исповедуем Господа нашего Христа. Поэтому не думай «отколе» и «доколе»; что мол когда-то обретет конец Христово Царствие. Из-за заблуждающихся дурно понимается то, что хорошо сказано. Сам апостольский глас обличает их суетное понимание. Сказано, что смерть царствовала от Адама до Моисея. Но разве тем самым она только до времени Моисея царствовала, не распространив свою власть над множеством людей; и ее, по всем возрастам проходя, Христос запял (запнул), увенчав людей над ее властью, Сам для смерти став смертью. И сейчас о Моисее иудеи измышляют, но могилы его не найдено до сих пор. И когда Христос преобразился, Моисей вместе с Илией пророком стоял на вершине горы, так что не нужно думать, что Моисей преставился плотью, а было точно как с Илией, который преставился плотью, хороня их мысль о возвеличивании, и поиск неразумной славы мужа: говоря, что он мертв, иудеи величаются. И опять тот же Апостол сказал, обличая их: «До сегодняшнего дня – когда это читается – на их сердцах лежит покров Моисея». Как тогда Апостол сказал в послании Коринфянам: «И до вас дошел Евангелием Христовым», – только ли до Коринфа? Разве не доходил он в своей проповеди, обегая по кругу землю в скорости от востока до запада, и до Илирика, и до самого Рима? И он же сказал: «Утешая себя во все дни, пока день этот не наречется». Но предсказал и богословный Давид: «Если сегодня услышите Его голос, явно Божий, не делайте жесткими ваши сердца, гневя Его, как во дни искушений в пустыне». Только ли для бывших до Давида полезно слушание Божия гласа? Увы безумию, которое измышляет в пустоту! Ибо Христовы создания с наступлением этого времени встанут нетленными и бессмертными, и будут всегда. Разве изначальный Искусник и Созидатель, взойдя к Отцу не будет? Разве Он не обещает людям, что будет царствовать вместе вечно и бессмертно? Неужто Он этого лишится, и Царствие отойдет в прошлое с окончанием, если следовать суемысленным? Но отойди от этого безумия, умоляю тебя. Таких людей обличит среди древних бывший Давид, который поет о Христовом Царствии: «Прославляйте Господа все создания Его». А созданиями Христа является все. Ибо сказал великий Иоанн: В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог. И Слово родилось плотью». И вселился в нас Христос, ибо все стало благодаря Нему. И опять Давид: «Царство Твое, Христе, царство на все века, и владычество Твое – владычество во все роды». Весьма в согласии с ними вопиет Гавриил, слуга бесконечному Царствию Христову: «…и будет царствовать над домом Иакова во веки, и Царству Его не будет конца…» Ведь неужто не установлено, что обычно говорится в святых книгах «до тех пор пока» или «сегодня»? Ведь у Бога день не знает вечера, и один день – это вся вечность, наподобие умных и словесных сил, ведь ночь не покрывает вышемирный свет.

Вопросы св. Сильвестра и ответы прп. Антония. Вопрос 129

Афанасий Великий, свт. (†373)

Ст. 24-28 А затем конец, когда Он предаст Царство Богу и Отцу, когда упразднит всякое начальство и всякую власть и силу. Ибо Ему надлежит царствовать, доколе низложит всех врагов под ноги Свои. Последний же враг истребится - смерть, потому что все покорил под ноги Его. Когда же сказано, что Ему все покорено, то ясно, что кроме Того, Который покорил Ему все. Когда же все покорит Ему, тогда и Сам Сын покорится Покорившему все Ему, да будет Бог все во всем

Это говорит Апостол о покорности мира, покоренного во плоти Его. Ибо о Божеском царствии Его Даниил выразился, что царствию Его не будет конца (Дан. 3, 100; Дан. 7, 14); как, по сказанию Луки, Ангел Гавриил сказал Деве о Господе: «и воцарится… во веки, и царствию Его не будет конца» (Лук. 1, 33). Апостол же говорит, что царствие Его имеет конец, сказано: «подобает бо Ему царствовати, дондеже положит вся враги под ногама Своима»; подобно сему и Давид говорит: «рече Господь Господеви Моему: седи одесную Мене, дондеже положу враги Твоя подножие ног Твоих» (Псал. 109, 1); и словом «седи» означает начало; а словами: «дондеже» положены будут «враги Твоя» – указывает на конец. «Егда же покорит Ему всяческая, тогда и Сам Сын покорится Покоршему Ему всяческая, да будет Бог всяческая во всех». Это значит: когда все мы покоримся Сыну, окажемся членами Его, и сделаемся в Нем сынами Божиими, – «вы бо, – сказано, – едино есте о Христе Иисусе» (Гал. 3, 28); тогда и сам Он покорится за нас Отцу, как Глава за членов Своих. А пока не все еще члены Ему покорены, дотоле и Глава их, ожидая членов Своих, не покорена еще Отцу. А если бы и Он был единым из покоряемых, то покорился бы Отцу в начале, а не под конец совершил бы это. Ибо мы в Нем покоряемся Отцу, мы в Нем царствуем, пока не положены будут враги наши под ногами нашими. По причине врагов наших Владыка небес явился в нашем подобии, и приял человеческий престол Давида, отца Своего по плоти, чтобы воссоздать и управить оный; а когда будет управлен и все мы воцаримся в Нем, – управленное человеческое царство предаст Он Отцу, «да будет Бог всяческая во всех», и будет царствовать чрез Него, как чрез Божие Слово, царствовав чрез Него прежде, как чрез человека Спасителя.

О явлении во плоти Бога Слова и против ариан

Ефрем Сирин, прп. (†373)

Ибо Ему надлежит царствовать, доколе низложит всех врагов под ноги Свои

Должно же Ему царствовать дотоле, когда положит всех врагов, разумей телесных и духовных, под ноги Его.

На 1-е послание к Коринфянам

Кирилл Иерусалимский, свт. (†386)

Ибо Ему надлежит царствовать, доколе низложит всех врагов под ноги Свои

Также говорят, что, когда враги будут низложены к Его ногам, Он не будет больше царствовать, но говорят это дурно и бессмысленно. Ибо Тот, Кто царствовал прежде, чем низложил врагов, не будет ли тем более царствовать после того, как победил их?

Огласительные слова для просвещаемых

Григорий Богослов, свт. (†389)

Ибо Ему надлежит царствовать, доколе низложит всех врагов под ноги Свои

А что занимает второе место между важнейшими для них [ариан] и непреоборимыми изречениями? – «Ибо надлежит Ему царствовать, доколе», и проч., «небо должно принять до времен совершения всего» (Деян. 3:21) и сидеть «одесную» до покорения врагов (Евр. 1:13). Что ж после того? Перестанет царствовать? Сойдет с небес? Кто ж, и по какой причине, положит конец Его царствованию? Какой ты дерзкий и не терпящий над собой царя толкователь! Впрочем, и ты знаешь, что «Царству Его не будет конца» (Лк. 1:33). Но впадешь в заблуждение по незнанию, что слово «доколе», не всегда противополагается будущему времени, а напротив, означая время до известного предела, не исключает и последующего за этим пределом. Иначе (не говорю о другом чем) как будешь понимать слова: буду с вами «до скончания века» (Мф. 28:20)? Ужели так, что после этого не будет Он с нами? Что за рассуждение! Но ты грешишь не от одного этого незнания, но и от того, что не различаешь значений. Сын именуется царствующим, – в одном смысле как Вседержитель и Царь хотящих и нехотящих, а в другом, как приводящий нас к покорности и подчинивший Своему Царствию тех, которые добровольно признают Его Царем. И царствию Его, если понимать его в первом значении, не будет конца, а если понимать во втором, будет ли какой конец? – Тот, что нас спасенных примет под руку Свою (ибо покорившихся нужно ли еще приводить к покорности?), а потом восстанет «Судией земли» (Пс. 93:3) и отделит спасаемое от погибающего, потом станет Бог посреди богов спасенных, чтоб рассудить и определить, кто такой достоин славы и обители. Присовокупи к этому и ту покорность, какой ты покоряешь Сына Отцу! Что говоришь? Разве Сын не покорен теперь? Но, будучи с Богом, Он совершенно должен покорствовать Богу. Или о каком разбойнике и противнике Божием слово у тебя? Напротив, прими во внимание следующее. Как за меня назван «клятвой» (Гал. 3:13). Разрешающий мной клятву, и «грехом» (2Кор.5:21). «Берущий грех мира» (Ин. 1:29), и Адам из ветхого делается новым, так и мою непокорность, как Глава целого тела, делает Он Своею непокорностью. Поэтому пока я непокорен и мятежен своими страстями и тем, что отрекаюсь от Бога, до тех пор и Христос, единственно по мне, называется непокорным. А когда все будет покорено Ему (покорится же, поскольку познает Его и переменится), тогда и Он, приведя меня спасенного, исполнил Свою покорность. Ибо в этом именно, по моему, по крайней мере, рассуждению, состоит покорность Христова – в исполнении воли Отчей. Покоряет же и Сын Отцу, и Отец Сыну, поскольку Один действует, и Другой благоволит (как сказано мной прежде). И таким образом, Покоривший представляет покоренное Богу, усвояя Себе нашу покорность.

Слово 30. О богословии 4-е, о Боге Сыне 2-е

Иоанн Златоуст, свт. (†407)

Ст. 25-28 Ибо Ему надлежит царствовать, доколе низложит всех врагов под ноги Свои. Последний же враг истребится - смерть, потому что все покорил под ноги Его. Когда же сказано, что Ему все покорено, то ясно, что кроме Того, Который покорил Ему все. Когда же все покорит Ему, тогда и Сам Сын покорится Покорившему все Ему, да будет Бог все во всем

«Ибо Ему надлежит царствовать, доколе низложит всех врагов под ноги Свои» (1Кор. 15:25). И здесь опять выйдет иная нелепость, если мы будем принимать и это не богоприлично, потому что слово: «доколе» означает конец и предел, а этого нет в Боге. «Последний же враг истребится – смерть» (1Кор. 15:26). Как последний? После всех, после диавола, после всего прочего, также как и в начале смерть вошла после всего: прежде совет диавола, потом преслушание, а затем смерть. Сила ее и теперь упразднена, но действие прекратится тогда. «Потому что все покорил под ноги Его. Когда же сказано, что Ему все покорено, то ясно, что кроме Того, Который покорил Ему все. Когда же все покорит Ему, тогда и Сам Сын покорится Покорившему все Ему, да будет Бог все во всем» (1Кор. 15:27–28). Но прежде (апостол) не говорил, что Отец покорит Ему, а что Он сам упразднит: «когда упразднит всякое начальство и всякую власть»; и еще: «Ему надлежит царствовать, доколе низложит всех врагов под ноги Свои». Как же здесь он приписывает это Отцу?

И не только это, по-видимому, несообразно, но и то, что он выражает как бы неуместный страх, делая оговорку: «покорится Покорившему все», как будто кто может подумать, не покорится ли когда-нибудь и Отец Сыну. Может ли что быть несообразнее? И однако он делает оговорку. Что же это значит? И далее представляется много вопросов: обратите же все ваше внимание.

Прежде всего нам нужно показать цель и главную мысль Павла, которая бы везде ясно обнаруживалась, и тогда уже обратиться к разрешению; это поможет нам представить разрешение.

Какая же главная мысль Павла и какой у него прием? Он иначе говорит, когда беседует об одном Божестве (Христе), и иначе, когда ведет речь о домостроительстве (Божием). Когда он беседует о (Христе во) плоти, то без опасения говорит все уничиженное, будучи уверен, что все сказанное может относиться к Нему. Посмотрим же и здесь, об одном ли Божестве он беседует, или вместе, имея в виду домостроительство, говорит о Нем то, что говорит? Впрочем, предварительно скажем, где он поступает так, как я сказал. Где же он так поступает? В послании к Филиппийцам: «Он, будучи образом Божиим, не почитал хищением быть равным Богу; но уничижил Себя Самого, приняв образ раба, сделавшись подобным человекам и по виду став как человек; смирил Себя, быв послушным даже до смерти, и смерти крестной. Посему и Бог превознес Его» (Флп. 2:6–9). Видишь ли, как он, рассуждая об одном Божестве, приписывает Ему великое, т. е. что Он есть образ Божий, что Он равен Отцу, и усвояет Ему все; а изображая тебе Его во плоти, говорит опять уничиженно? Итак, если ты не будешь делать такого различия, то выйдет великое затруднение. Если (Христос) равен Богу, то как (Бог) превознес того, кто равен Ему? Если Он образ Божий, то «и дал Ему имя»? Дающий дает неимущему, и возвышающий возвышает уничиженного; потому окажется, что (Христос) был несовершенным и неимущим, прежде нежели вознесен и получил имя, – и множество произойдет отсюда других нелепых заключений. Если же ты будешь иметь в виду вместе и домостроительство, то сказанное будет справедливо. Так рассуждай и здесь, и с такими мыслями принимай сказанное.

Объясним после того и другие причины. Между прочим и то нужно заметить, что Павел говорит о воскресении, которое считалось делом невозможным и которому совершенно не верили, и что он пишет коринфянам, у которых было много философов, которые всегда смеялись над такими истинами. Касательно других предметов они разногласили между собой, а против этого все, как бы одними устами, утверждали, что не будет воскресения. Защищая такую истину, которой так мало верили и над которой смеялись, сколько по предрассудку, столько же и по трудности самого предмета, и желая доказать возможность воскресения, (апостол) доказывает это сначала воскресением Христовым. Доказав (эту истину) свидетельствами пророков, очевидцев и веровавших, и доведя противное мнение до нелепости, он доказывает наконец и (воскресение) людей: «если нет, – говорит, – воскресения мертвых, то и Христос не воскрес». Далее, после неоднократных подтверждений в предыдущих словах, он вновь доказывает тоже иным образом, называя (Христа) первенцем и утверждая, что Он упразднит всякое начальство, власть и силу и после всего смерть. Как же, говорит, она упразднится, если прежде не лишится тел, которыми владела? Когда таким образом он сказал о Единородном нечто великое, т. е. что Он передаст царство, что Он сам совершит это, сам одержит победу и все низложит под ноги Свои, то, чтобы уничтожить неверие многих, присовокупляет: Ибо «ему надлежит царствовать, доколе низложит всех врагов под ноги Свои». «Доколе», – сказал он не в том смысле, чтобы означить конец царствования, но чтобы сделать сказанное несомненным и внушить надежду. Когда говорит, ты слышишь, что (Христос) низложит всякое начальство, власть и силу, диавола и такие бесовские полчища, скопища неверных, владычество смерти и все злое, – не опасайся, что у Него недостанет на то силы; Ему надлежит царствовать, доколе Он совершит все это, не в том смысле, будто после того Он уже не будет царствовать, но в том, что, хотя это будет не теперь, однако непременно будет; царство Его не прекращается; Он владычествует, управляет и пребывает дотоле, пока устроит все. Такой образ выражений можно находить и в Ветхом Завете. Так например, говорится: «во век слово Твое, Господи» (Пс. 118:89); и еще: «но Ты – тот же, и лета Твои не оскудеют» (Пс. 101:28). Это и тому подобное пророк говорит тогда, когда беседует о событиях, которые совершатся спустя долгое время и совершатся непременно, желая тем уничтожить опасение грубых слушателей. А что слова: «доколе», «до», когда они применяются к Богу, не означают конца, послушай, что говорит (Писание): «от века и до века Ты существуешь» (Пс. 89:3); и еще: «и до старости вашей Я Тот же буду, и до седины вашей Я же буду» (Ис. 46:4).

Смерть (апостол) поставляет последней для того, чтобы неверующий, слыша о победе над другими врагами, скорее принял и эту истину, потому что если (Христос) низложил диавола, произведшего смерть, то тем более разрушит дело его. Когда таким образом он приписал (Христу) все: упразднение начальства и власти, устроение царства, т. е. спасения верующих, мира вселенной, истребления зол, – а устроить царство и значит истребить смерть, – и между тем не сказал, что Отец через Него, но что сам Он упразднит, сам низложит под ноги Свои, а нигде не упомянул об Отце, то далее, опасаясь, чтобы какие-нибудь неразумные не сделали заключения, будто или Сын больше Отца, или есть какое-либо другое нерожденное начало, он постепенно объясняет и смягчает чрезмерность сказанного, и говорит: «все покорил под ноги Его». Здесь он приписывает эти дела Отцу не потому, будто Сын бессилен, – может ли быть таким тот, о котором (апостол) выше привел такое свидетельство и приписал все сказанное? – но как по той самой причине, о которой я сказал, так и для того, чтобы показать, что все совершенное для нас общее Отцу и Сыну. Что Он сам собой может покорить себе все, об этом послушай еще, как говорит Павел: «Который уничиженное тело наше преобразит так, что оно будет сообразно славному телу Его, силою, которою Он действует и покоряет Себе все» (Флп. 3:21). Далее он употребляет оговорку: «когда же сказано, что Ему все покорено, то ясно, что кроме Того, Который покорил Ему все», и тем опять воздает немалую славу Единородному; если бы Он был ниже и бессильнее, (апостол) никогда не выразил бы такого опасения. Не довольствуясь и этим, (апостол) присовокупляет еще нечто другое. Чтобы кто не подумал и не сказал: что из того, что Отец не покорится? это нисколько не препятствует Сыну быть сильнее (Отца), – он, опасаясь такой нечестивой мысли и имея в виду, что сказанное прежде не было достаточно для опровержения ее, весьма ясно присовокупляет следующее: «когда же все покорит Ему, тогда и Сам Сын покорится», выражая как совершенное согласие Его с Отцом, так и то, что Родивший столь могущественного и совершающего такие дела есть начало и первая причина всех благ.

Если же он сказал больше, нежели требовала сущность дела, ты не удивляйся; он сделал это, подражая своему Учителю. Сам (Христос), желая показать Свое согласие с Отцом и то, что Он пришел не против воли Его, уничижает Себя не столько, сколько требовалось для доказательства согласия, а сколько требовала слабость присутствовавших; Он молится Отцу не почему иному, как поэтому, и сам объясняет причину, когда говорит: «Я познал Тебя, и сии познали, что Ты послал Меня» (Ин. 17:25). Итак, подражая ему, (апостол) употребляет здесь усиленное выражение не для того, чтобы внушить тебе мысль о принужденном подчинении (Христовом), – нет, но чтобы как можно сильнее опровергнуть нелепые мнения. Когда он хочет исторгнуть что-нибудь с корнем, тогда употребляет речь весьма сильную. Так, говоря о жене верующей и муже неверующем, соединенных между собой законом брака, и желая внушить жене, что она не оскверняется от сожития и от сношений с неверующим, он не сказал, что жена не делается через это нечистой, или не терпит никакого вреда от неверующего, но сказал гораздо более, то есть что даже неверный святится через нее (1Кор. 7:14); этим он не хочет выразить того, будто язычник делается через нее святым, но старается таким сильным выражением скорее уничтожить ее опасение. Точно так и здесь, стараясь сильным выражением уничтожить нечестивое учение, он сказал то, что сказал. Почитать Сына слабым – есть крайнее нечестие; потому он и опровергает это словами: «все покорил под ноги Его»; а еще нечестивее почитать Отца меньшим (Сына); потому он опровергает и это с великой силой. Смотри, как он выражается; не сказал просто: «кроме Того», но: «ясно, что»; хотя это и известно говорит, однако я подтверждаю. А чтобы ты знал, что именно такова причина сказанного, я спрошу тебя: неужели увеличится тогда покорность Сына? Не нелепо ли это и недостойно Бога? Ведь величайшая покорность и послушание уже в том, что Он, будучи Богом, принял образ раба. Как же Он тогда покорится? Очевидно, что (апостол) выразился так, чтобы опровергнуть нелепую мысль, и притом с надлежащим благоразумием. Покорится так, как прилично Сыну – Богу, и не по-человечески, но свободно и с полной властью. Иначе как Он сидит на престоле вместе (с Отцом)? «Как Отец воскрешает мертвых и оживляет, так и Сын оживляет, кого хочет» (Ин. 5:21)? Как все, принадлежащее Отцу, принадлежит и Ему, и принадлежащее Ему принадлежит и Отцу (Ин. 17:10)? Это показывает нам совершенную власть Его наравне с Отцом.

Что значит: «да будет Бог все во всем» (1Кор. 15:28)? Чтобы все зависело от Него, чтобы никто не воображал двух начал безначальных или другого отдельного царства. Когда враги будут низложены под ноги Сына, и Он, имея их под ногами своими, не будет действовать против Отца, но сохранит совершенное единение с Ним, – тогда (Бог) будет все во всем. Некоторые говорят, что под этими словами (апостол) разумеет истребление зла, так что все наконец покорятся, никто не будет противиться и делать зло, – то есть, когда не будет греха, тогда, очевидно, Бог будет все во всем. Но если не воскреснут тела, то будет ли это справедливо? Злейший из всех врагов – смерть останется и будет делать, что хочет. Нет, скажешь, тогда уже не будут грешить. Но что из этого? (Апостол) говорит здесь о смерти не душевной, а телесной. Как же она истребится? Победа состоит в том, чтобы возвратить взятое и удержанное. Если же тела останутся в земле, то, значит, власть (смерти) будет продолжаться, потому что они удержаны (в земле), а других тел, в которых бы она была побеждена, нет. Если же сказанное Павлом сбудется, как и действительно сбудется, то откроется славная победа, в которой Бог всемогуществом Своим воскресит тела, плененные смертью. Так и врага побеждают тогда, когда отнимают у него добычу, а не тогда, когда оставляют ее у него; если же никто не осмеливается взять ее у него, то можно ли сказать, что он побежден?

Таким же образом и Христос в Евангелии выражает победу, когда говорит: «как может кто войти в дом сильного и расхитить вещи его, если прежде не свяжет сильного? и тогда расхитит дом его» (Мф. 12:29), потому что иначе не видно будет победы.

Как в смерти духовной, хотя умерший греху оправдался (Рим. 6:7), однако мы не можем назвать этого победой, – потому что не тот победил, кто не прилагает зла ко злу, а тот, кто уничтожил прежний плен страстей, – так и здесь, не то можно назвать славной победой, что смерть перестала поглощать тела, но то, что у нее отняты тела, уже плененные ею. Если еще станут спорить и говорить, что это сказано о смерти духовной, то (я спрошу): как она испразднится последняя? Ведь она уже упразднена в каждом крещенном. Если же разуметь это о теле, то сказанное, то есть, что (смерть) испразднится последняя, будет иметь место. Может быть, кто-нибудь придет в недоумение, почему (апостол), говоря о воскресении, не указал на тела, воскресшие при Господе? На это мы скажем, что такое указание не послужило бы в пользу воскресения; указать на воскресших, которые опять умерли, не значило бы доказывать, что смерть истребится совершенно. Потому он и сказал, что она истребится последняя, чтобы ты не подумал, что она еще восстанет. Когда истребится зло, то тем более прекратится смерть, потому что невозможно оставаться реке, когда иссякнет ее источник, или быть плоду, когда засохнет корень.

Гомилия 39 на 1-е послание к Коринфянам

Иероним Стридонский, блж. (†420)

Ибо Ему надлежит царствовать, доколе низложит всех врагов под ноги Свои

Неужели Господь будет править только до тех пор, пока не будут все враги под ногами Его, а после того, как они будут под ногами, перестанет править? Кто же тогда станет править, когда враги будут под ногами?

О Приснодевстве Блаженной Марии. Книга Против Елвидия

Августин Аврелий, блж. (†430)

Ибо Ему надлежит царствовать, доколе низложит всех врагов под ноги Свои

Здесь ведь не сказано, что, положив врагов под ноги Свои, Он уже не будет царствовать. Говорится же, что Ему надлежит Царство Свое сделать столь очевидным, что никто из врагов уже не осмелится отрицать, что Он царствует.

…Его царствие вечно. А в отношении битвы, которая во главе с Ним ведется против диавола, то она продолжаться будет, покуда низложит всех врагов под ноги Свои. Затем же не будет битв, потому что мы будем наслаждаться вечным миром.

О различных вопросах

Феодорит Кирский, блж. (†457)

Ибо Ему надлежит царствовать, доколе низложит всех врагов под ноги Свои

Господь имеет вечное Царство, и этому нас отчетливо научил божественнейший Даниил, ибо сказал: Царство Его - Царство вечное (Дан. 7:27), которое не разрушится в вечное время.

Толкование на 1-е послание к Коринфянам

Феофилакт Болгарский, блж. (†1107)

Ибо Ему надлежит царствовать, доколе низложит всех врагов под ноги Свои. Последний же враг истребится - смерть

Поскольку сказал, что Он упразднит супротивные силы и поставит трофеи, а кто-нибудь мог усомниться и сказать: «быть может, Он ослабеет, покуда все это сделает, и не сможет исполнить это»; то говорит, что Он не ослабеет, но Ему должно царствовать, то есть вести себя как Царю и как Сильному, доколе покорит врагов, и последнего из них - смерть. Ибо Кто покорил диавола. Тот, очевидно, покорит и дело его - смерть. Из чего же было бы видно, что она покорена, если она не выдаст тела, которыми овладела? Ибо тогда собственно будет она побеждена, когда и добыча ее будет расхищена. Итак, услышав, что Он упразднит всякое начальство и власть, не бойся, что Он ослабеет и не сделает сего: Он сделает все, царствуя и управляя войной, доколе покорит всех. Видишь ли, что слово доколе поставлено не для уничтожения того, что «после» сего, но по причине, о которой сказано? Ибо, говорит, царство Его пребывает и не ослабеет, доколе Он устроит все. Тем более пребудет оно после того, как Он устроит все; ибо Царству Его не будет конца (Лк. 1:33). Григорий же Богослов говорит, что здесь царством называется то, что Он производит подчинение и поставляет нас под свое владычество; почему, когда мы покоримся Ему, такое царство Его, то есть старание и деятельность о подчинении нас Ему, прекратится. Ибо как строитель дотоле занимается строением, доколе наложил крышу, а после прекращает дело стройки, так и Сын царствует, то есть устрояет в нас Свое царство дотоле, доколе мы сделаемся Его подданными.

Толкование на 1-е послание к Коринфянам святого апостола Павла

Феофан Затворник, свт. (†1894)

Подобает бо Ему царствовати, дондеже положит вся враги под ногама Своима

Так, говорит, положено в предвечном совете, чтобы Господу царствовать, пока положит всех врагов под ногами Своими; и, следовательно, прежде этого не следует и нельзя Ему предать царство Богу и Отцу. Надобно при сем иметь в мысли, что как предаст царство, так и подобает Ему царствовати, дондеже… должно разуметь, по домостроительству спасения. Ибо, как Сын Божий и Бог, Господь имеет над всем неизменное царство, как Бог Отец и Бог Дух Святой. Мы можем не ясно себе представлять, что есть приятие царства и предание его по домостроительству нашего спасения; но не можем не разуметь, что это не может касаться изменения беспредельной власти и силы вседержительной, принадлежащих Господу Иисусу Христу, яко Богу; не можем также не полагать, что многое о Христе Спасителе и говорится, и имеющим в Нем место представляется, чего не можем мы ни понять, ни пояснить, а должны принимать, как оно преподается нам в слове Божием. Так то, что Господь Иисус Христос приял царство яко Спаситель, и предаст его яко Совершитель спасения человечества, верою примем, не умея до ясности представить, в чем это и как. Одно будем содержать, что это точно так есть, и что это нисколько не нарушает Его Божеского над всем царствования. На этой мысли особенно останавливаются наши толковники. Святой Златоуст говорит при слове: предаст царство: «Если мы будем принимать это просто, а не богоприлично, то следует, что Христос после того уже не будет иметь царства, ибо кто отдаст что-либо другому, тот сам уже перестает владеть тем. И не одна только эта следует нелепость, но и та, что принявший также не имел того прежде, нежели получил; то есть, по их мнению, ни Отец не был прежде Царем и только еще ожидает царства над нами, ни Сын после того не останется Царем. Как же Он Сам сказал: Отец Мой доселе делает и Аз делаю (Ин. 5:17)? – Также из слов: подобает Ему царствовати, дондеже положит, и проч.– выйдет иная нелепость, если мы будем принимать это не богоприлично. Ибо дондеже означает конец времени и предел, а этого нет в Боге. Дондеже – сказал он не в том смысле, чтобы означить конец царствования, но чтобы сделать сказанное несомненным и внушить надежду. Когда, говорит, ты слышишь, что Христос низложит всякое начальство, не опасайся, что у Него не достанет на то силы: Ему надлежит царствовать, доколе Он совершит это. Он владычествует, управляет, и царство Его не прекращается». Феодорит пишет: «Бог всяческих вечен, совечен Ему Единородный Сын Его. И царство имеет также вечное; и сему именно научил нас пророк Даниил, когда сказал: царство Его царство вечное (Дан. 7:27), оно не разрушится в вечное время!»

Толкование 1-го послания апостола Павла коринфянам

Иоанн Кронштадтский, прав. (†1909)

Ст. 25-26 Ибо Ему надлежит царствовать, доколе низложит всех врагов под ноги Свои. Последний же враг истребится - смерть

Судьбы Твои, Господи, скажу с Псалмопевцем, бездна великая (Пс. 35:7). У Тебя ли, всемогущий Царь мира, есть враги, с которыми Тебе нужно бороться и покорить их Себе? Не мог ли Ты давно, давно уничтожить сих единым мановением воли Своей? Что я говорю? – Не мог ли Ты вовсе не дать им бытия, так как Ты предвидел от вечности их злобу? Так, Тебе все возможно: не возможно же Тебе ничтоже. Но Ты не хотел оставить их в ничтожестве потому именно, что они с течением времени употребят во зло свое бытие, свои силы. Ты столько благ, что восхотел, чтобы и они насладились сладостию своего бытия, Твоего лицезрения и созерцания Твоих прекрасных тварей. Бесы созданы были светлыми Ангелами, а Денница, их вождь, был самым приближенным к Богу духом. Хоть недолго, но и они вкусили сладость и животворность блаженного общения с Богом, и они вкусили, яко благ Господь (Пс. 33:9). Если они пали и сделались врагами Божиими, в этом виноваты они сами: они не захотели оставаться в своем чине и вышли из подчинения. Зачем они не удержали, при своем светлом уме, беззаконных порывов своей крепкой воли? И у нас, между людьми, Иуда был приближенным к Богочеловеку лицом. Но он так же пал от злого произволения своей воли. Итак, Боже мой, Ты мог вовсе не даровать им бытия, но по благости Своей Ты не хотел, чтобы их злоба превзошла Твою благость. Пусть и они знают и самым падением своим всем громче всякой трубы проповедуют, что Ты – благ, и что они – неблагодарные, дерзкие твари; пусть знают, что если Ты еще до сих пор не совершенно покорил их под ноги Свои, хотя и можешь это сделать в одно мгновение, то не сделал это единственно по Своей благости и терпишь их до конца; пусть самая продолжительность отсрочки их наказания будет для них возмездием. Последний же враг, то есть человеческий, истребится – смерть. В творении Живого Бога не должно бы быть смерти, но грех ввел ее. Поэтому, когда с пришествием Господа уничтожится грех, уничтожится с тем вместе и смерть.

Дневник. Том I. 1856

Экумений (†VIв.)

Ибо Ему надлежит царствовать, доколе низложит всех врагов под ноги Свои

Начальства и власти упразднятся и станут бездеятельны.

Фрагменты

Толковая Библия А.П. Лопухина (†1904)

Ибо Ему надлежит царствовать, доколе низложит всех врагов под ноги Свои

Необходимость такого суда над враждебными Богу силами Ап. подтверждает словами Писания (Пс. 109:1). Но с каких пор начинается царствование Христа? Так как здесь речь идет о внешнем, а не только о внутреннем, духовном царствовании (доказательство этого - низложение врагов Христом), то естественнее видеть начало этого царствования в явлении Господа Иисуса Христа во второй раз. Тогда Он явится видимо для всех Царем и Судиею мира, и это царствование продолжится до тех пор, пока Он не поразит всех врагов Божиих. - Не противоречит ли утверждение Апостола о прекращении царствования Христова пророчествам Ветхого Завета, по которым Царству Мессии не будет конца (Ис. 9:6). Нет, потому что для пророков Царство Мессии и Царство Божие казались тождественными: это было для них одно Царство, и говоря о вечности Царства Мессии, они разумели вечность Царства Божия вообще.

Толковая Библия.

См. также Толкование на 1Кор. 15:1

епископ Никанор (Каменский) (†1908)

А затем конец, когда Он предаст царство Богу и Отцу, когда упразднит всякое начальство и всякую власть и силу. Ибо Ему надлежит царствовать, доколе низложит всех врагов под ноги Свои. Последний же враг истребится – смерть, потому что все покорил под ноги Его. Когда же сказано, что Ему все покорено, то ясно, что кроме Того, Который покорил Ему все. Когда же все покорит Ему, тогда и Сам Сын покорится Покорившему все Ему, да будет Бог все во всем

По воскресении и суде всеобщем настанет конец благодатного царства, которое закончится тем, что все верные члены его войдут в царство славы, а противники (Мф. 24:462Сол. 1:9) его преданы будут мучению вечному, ибо до того времени, пока не будет одержана полная победа над представителем и защитником зла, не может явиться жизнь вечная, так как прежде должен быть связан и наказан главный виновник смерти, потом упразднится самая смерть, и затем уже Глава благодатного царства возвратит данную Ему Отцом власть на небеси и на земли и откроется непосредственное Царство всей Пресвятой Троицы, и тогда будет Бог всяческая во всех. И теперь мы о Нем живем, движемся и есмы (Деян. 17:28). Но эта жизнь Божия различно совершается в людях неведущих Его и различно в чтущих Его, приобщающихся святого Тела и Крови Христовой, и еще более различно в Ангелах и Архангелах... Отсюда понятно, что в будущей жизни будет в нас Бог и мы в Боге приискренне, ибо мы тогда будем, по выражению церковной песни, истее причащатися Царствия Его. Преосвящ. Феофан говорит о сем: «когда все облекутся в нетленные тела, тогда и с человечеством Спасителя сочетаются полнее, а чрез Него и с Божеством приискреннее. Господь Спаситель, как Глава, все тело спасаемых проникнет и с Собою сочетает, а оно все чрез сочетание с Его человечеством к Божеству ближе, живее и существеннее прикоснется. Вот это и есть: будет Бог всяческая во всех».

Толковый Апостол. Часть II. Объяснение первых семи посланий святого Апостола Павла

священник Николай Рудинский (†1937)

Ибо Ему надлежит царствовать, доколе низложит всех врагов под ноги Свои

Ибо в Предвечном Совете положено, чтобы Господь царствовал, пока покорит всех врагов Своего благодатного Царства.

Жизнь и труды святого Апостола Павла

Стих: Предыдущий Следующий Вернуться в главу
Цитата из Библии каждое утро
TG: t.me/azbible
Viber: vb.me/azbible