Скрыть
И продавали имения и всякую собственность, и разделяли всем, смотря по нужде каждого.

Святые отцы

Прочие

Иоанн Златоуст, свт. (†407)

Ст. 41-47 Итак охотно принявшие слово его крестились, и присоединилось в тот день душ около трех тысяч. И они постоянно пребывали в учении Апостолов, в общении и преломлении хлеба и в молитвах. Был же страх на всякой душе; и много чудес и знамений совершилось через Апостолов в Иерусалиме. Все же верующие были вместе и имели все общее. И продавали имения и всякую собственность, и разделяли всем, смотря по нужде каждого. И каждый день единодушно пребывали в храме и, преломляя по домам хлеб, принимали пищу в веселии и простоте сердца, хваля Бога и находясь в любви у всего народа. Господь же ежедневно прилагал спасаемых к Церкви

«Итак охотно принявшие слово его крестились, и присоединилось в тот день душ около трех тысяч» (ст. 41). Как думаешь, во сколько раз больше знамения это одушевило апостолов? «И они постоянно пребывали в учении Апостолов, в общении» (ст. 42). Две добродетели: и то, что терпели, и то, что – единодушно. «В учении», говорит, «Апостолов», для того, чтобы показать, что и после апо­столы учили их долгое время. «В общении и преломлении хлеба и в молитвах». Все, говорит, делали вместе, все – с терпением. «Был же страх на всякой душе; и много чудес и знамений совершилось через Апостолов в Иерусалиме» (ст. 43). Это и естественно. Они уже не презирали их, как каких-нибудь простых людей, и вни­мали уже не тому, что видели, но ум их очистился. А как выше Петр говорил весьма многое, излагал обетования и по­казывал будущее, то они справедливо поражены были страхом; свидетельством же тому, что говорил он, служили чудеса. Как у Христа – прежде знамения, потом учение, затем чудеса, так и теперь. «Все же верующие были вместе и имели всё общее» (ст. 44). Смотри, какой тотчас успех: не в молитвах только общение и не в учении, но и в жизни. «И продавали имения и всякую собственность, и разделяли всем, смотря по нужде каждого» (ст. 45). Смотри, какой страх появился у них. «И разделяли всем». Это сказал, чтобы показать, как они распоряжались имуществом. «Смотря по нужде каждого». Не просто (раздавали), как у языч­ников философы, из которых одни оставили землю, а другие много золота бросили в море: это было не презрением к деньгам, но глупостью и безумием. Диавол всегда и везде старался оклеветать создания Божии, как будто нельзя хорошо пользо­ваться имуществом. «И каждый день единодушно пребывали в храме» (ст. 46). Здесь указывает на то, каким образом они прини­мали учение.

Заметь, как иудеи ничего другого не делали, ни малого, ни великого, а только пребывали в храме. Так как они сделались ревностнее, то и к месту имели больше благоговения; и апо­столы пока еще не отвлекли их, чтобы не причинить им вреда. «И, преломляя по домам хлеб, принимали пищу в веселии и простоте сердца, хваля Бога и находясь в любви у всего народа» (ст. 46, 47). Когда говорит: «хлеб», то, мне кажется, указывает здесь и на пост, и на строгую жизнь, – так как они прини­мали пищу, а не предавались роскоши. Отсюда пойми, возлюб­ленный, что не роскошь, но пища приносит наслаждение и что роскошествующие (живут) в печали, а не роскошествую­щие – в радости. Видишь ли, что слова Петра приводили и к этому – к воздержанию в жизни? Так-то не может быть радости, если нет простоты. Почему же, скажешь, они имели «любовь у всего народа»? По своим делам, по своей ми­лостыне. Так не смотри же на то, что архиереи восстали на них по зависти и ненависти, но – на то, что они имели «любовь у всего народа. Господь же ежедневно прилагал спасаемых к Церкви» (ст. 47). «Все же верующие были вместе». Так везде прекрасно – едино­мыслие. «И другими многими словами он свидетельствовал». Это сказал (апо­стол), показывая, что не достаточно было сказанного; или еще: прежние слова были сказаны для того, чтобы привести к вере, а эти показывали, что должен делать верующий. И не сказал: о кресте, но: «и да крестится каждый из вас во имя Иисуса Христа». Не напоминает им постоянно о кресте, чтобы не показалось, будто он поносит их; но просто говорит: «покайтесь, и да крестится каждый из вас во имя Иисуса Христа для прощения грехов». В здеш­них судах закон относится иначе; но в (деле) проповеди грешник спасется тогда, когда сознается во грехах. Смотри, как Петр не пропустил того, что более важно; но, сказав сначала о благодати, присовокупил потом и это: «и получите дар Святаго Духа». И слово его было достоверно потому, что сами (апостолы) получили (Духа). Сначала говорит о том, что легко и что подает великий дар, и потом уже ведет к жизни, зная, что для них поводом к ревности будет то, что они уже вкусили столько благ. А так как слушатель желал узнать, что составляло сущность его очень многих слов, – он присоединяет и это, показывая, что это – дар Святого Духа. Таким образом те, которые приняли слово его, одобрили ска­занное им, хотя слова его и были исполнены страха, и после одобрения приступают к крещению. Но посмотрим, что ска­зано выше. «И они постоянно пребывали в учении». Из этого видно, что не один день, и не два, и не три, но в течение многих дней они учились, так как перешли к другому образу жизни. «Был же страх на всякой душе». Если «на всякой», то – и на неуверовавших. Вероятно, они чувствовали страх, видя столь внезапное обра­щение, а может быть, (это происходило) и от знамений. Не ска­зал (Лука): вместе, но – «единодушно», потому что можно кому-либо быть и вместе, но не единодушно, разделяясь в мыслях. «В молитвах». И здесь не излагает учения, заботясь о крат­кости слова, хотя отсюда можно видеть, что (апостолы) питали их, как детей, духовною пищею, и вот они вдруг сделались ангелами. «И разделяли всем, смотря по нужде каждого». Они видели, что духовные блага общи и что никто не имеет больше другого, – и потому скоро пришли к мысли разделить между всеми и свое имущество. «Все же верующие были вместе». А что не по месту они были «вместе», видно из следующих затем слов: «и имели всё общее». «Все же», говорит; а не так, что один имел, а другой нет. Это было ангельское общество, потому что они ничего не называли своим. Отсюда исторгнут был корень зол, и своими делами они показали, что слышали (слово про­поведи). Говорил же (апостол) вот что: «спасайтесь от рода сего развращенного. Итак охотно принявшие слово его крестились, и присоединилось в тот день душ около трех тысяч» (ст. 40-41). Так как их было теперь три тысячи, то (апостолы) уже извели их вон, и они с дерзновением уже великим ежедневно приходили в храм и пребывали в нем. Так точно, не много после, поступают и Петр с Иоанном, потому что они еще не отвергали ничего иудейского; да и самое почтение к месту переходило к Владыке храма. Видел ли ты успех благочестия? Отказывались от имущества и радовались, и велика была радость, потому что приобретенные блага были больше. Никто не поносил, никто не завидовал, никто не враж­довал; не было гордости, не было презрения; все, как дети, принимали наставления, все были настроены, как новорож­денные. Но зачем я говорю в темном образе? Помните, как все были скромны, когда Бог поколебал наш город? В таком же точно состоянии находились тогда они: не было коварных, не было лукавых. Вот что значит страх, вот что значить скорбь! Не было холодного слова: мое и твое; поэтому была радость при трапезе. Никто не думал, что есть свое; никто (не думал), что ест чужое, хотя это и кажется загадкою. Не считали чужим того, что принадлежало братьям, – так как то было Господне; не считали и своим, но – принадлежащим братьям. Ни бедный не стыдился, ни бо­гатый не гордился: вот что значит – радоваться! И тот счи­тал себя облагодетельствованным и чувствовал, что он больше пользуется благодеяниями, и эти находили в том свою славу; и все были сильно привязаны друг к другу. Ведь слу­чается, что при раздаянии имущества бывает и обида, и гор­дость, и скорбь; поэтому апостол и говорил: «не с огорчением и не с принуждением» (2Кор. 9:7). Смотри, как многое (Лука) прослав­ляет в них: искреннюю веру, правую жизнь, постоянство в слушании, в молитвах, в простоте, в радости.

Две (вещи) могли повергнуть их в печаль: пост и раздаяние имущества. Но они радовались и тому, и другому. Кто же людей с такими чувствами не полюбил бы, как общих отцов? Никакого зла не замышляли они друг против друга и все предоставляли благодати Божией. Не было страха между ними, не смотря на то, что они находились среди опасностей. Но всю их добродетель, гораздо высшую и презрения к имуществу, и поста, и постоянства в молитвах, (апостол) выразил (сло­вом): «в простоте». Таким-то образом они неукоризненно хва­лили Бога; или лучше: в этом-то и состоит хвала Богу. Но смотри, как они тотчас же получают здесь и награду: то, что они «находясь в любви у всего народа», показывает, что они были любимы и были достойны любви.

Гомилии на Деяния Апостолов

Феофилакт Болгарский, блж. (†1107)

Ст. 41-47 Иже убо любезно прияша слово его, крестишася: и приложишася в день той душ яко три тысящы. Бяху же терпяще во учении апостол и во общении и в преломлении хлеба и в молитвах. Бысть же на всякой души страх: многа бо чудеса и знамения апостолы быша во Иерусалиме. Страх же велий бяше на всех их: вси же веровавшии бяху вкупе, и имяху вся обща: И стяжания и имения продаяху, и раздаяху всем, егоже аще кто требоваше. По вся же дни терпяще единодушно в церкви, и ломяще по домом хлеб, приимаху пищу в радости и в простоте сердца, Хваляще Бога и имуще благодать у всех людей. Господь же прилагаше по вся дни церкви спасающыяся

Здесь исполнение пророчества, в котором говорится: кто слыша сицевое, и кто виде сице? аще родила земля с болезнию во един день, или родися язык весь купно? яко поболе и роди Сион дети своя (Ис. 66:8). Бысть же на всякой души страх; потому что не пренебрегали происходившим, как бы чем-либо случайным. Так как Петр был преисполнен обильною благодатию и открывал обетования и будущее: то очень естественно, что они были объяты страхом, тем более, что свои слова он подтверждал и совершаемыми чудесами и знамениями. Как при Христе - прежде знамения, потом учение, потом чудеса, так и теперь. Вси же веровавшии бяху вкупе, то есть, не по месту, но по расположению и по мыслям, по постоянному согласию между собою и по любви. А слова: егоже аще кто требоваше, употребляет не просто, но в смысле экономии; потому что выражение: егоже аще кто требоваше, показывает, что апостолы поступали не так, как у еллинов мудрецы, из которых одни оставили свои поля, другие побросали в море много золота. Но это было не презрение богатства, а глупость и безумие. Дьявол постарался очернить творения Божии. Благоразумно пользоваться богатством не пустая вещь. По вся дни терпяще. Не один день или два или три, но ежедневно и единодушно, как бы в одной душе. Замечай: уверовавшие иудеи ничего другого не делали, как только постоянно пребывали в храме; так как, став внимательнее к истинной вере, они исполнились большего благоговения и к этому священному месту. И апостолы не отвлекали их оттуда, чтобы не повредить им. Ломяще по домом хлеб. Дом, священный разумеет и теперь; потому что ели они в этом доме. А выражение: ломяще хлеб, показывает их великое воздержание и умеренность в пище; потому что приимаху пищу, говорится, а не пресыщались пищею. Таким образом по вере они и самую жизнь свою изменяли к лучшему. А каким же образом они имели благодать у всех людей? Лука говорит: и имуще благодать у всех людей. Как же это? Своими действиями, - милостынею и чистотою обращения. Священники по ненависти и зависти отступили от них и нападали на них, но у народа они имели благодать.

Толкование на Деяния святых Апостолов

Д.П. Боголепов, проф. (†1880)

44 Все же верующие были вместе и имели все общее. 45 И продавали имения и всякую собственность, и разделяли всем, смотря по нужде каждого.

44–45. Теперь дееписатель дает очерк жизни всей Апостольской Церкви. Он здесь указывает, в чем выражалось то братское общение членов Церкви между собою, которое в жизни новообращенных открылось как новое для них явление, как плод обновленной жизни духа. Прежде всего все верующие были вместе. К этой жизни всех в одном месте должно было склонять первых христиан уже то, что многие из них были временные посетители Иерусалима, пришедшие сюда на время праздника: они не имели в Иерусалиме своих собственных домов и по окончании праздника должны были возвратиться каждый в свое отечество.

Но этой внешней причины, разумеется, недостаточно для объяснения данного явления. Здесь более и главным образом действовали внутренние причины. Уже то новое духовное состояние, которое они теперь испытывали и которого никто из не принадлежащих к Церкви не мог понять, которым они сами собою отделялись от прочего мира, собирало их в одно особое целое, связывающее членов своим единством воззрений, надежд, нравственного расположения и образа жизни.

Далее тут должно было действовать желание каждого верующего быть ближе к апостолам, чтобы постоянно иметь возможность поучаться от них истинам Христовым, а также, чтобы ежедневно участвовать в христианском богослужении – при таинстве Евхаристии, первыми совершителями которого, конечно, были апостолы. Наконец, самое великое значение имела в этом случае та братская любовь, которая была первым отличительным признаком первых христиан, вследствие которой они имели все общее. И продавали имения и всякую собственность, и разделяли всем, смотря по нужде каждого. Что в этом взаимном вспомоществовании не было ничего принужденного, определяемого законом, но что это было свободным делом братской любви каждого, – это ясно высказывает апостол Петр в своем обличении Анании и Сапфиры (5, 3–4).

В жизни первых христиан мы видим, таким образом, осуществление заповеди Спасителя: как Я возлюбил вас, так и вы да любите друг друга. По тому узнают все, что вы Мои ученики, если будете иметь любовь между собою (Ин. 13, 34–35). С исполнением этой заповеди каждый христианин считает несогласным смотреть на свое имение, на свою собственность, как на то, чем он один должен только пользоваться; напротив, он думает, что Бог для того и наделил его бóльшими пред другими земными благами, чтобы он, движимый любовию, помогал нуждающимся братьям своим и таким образом с своей стороны именно этим приносил пользу обществу. Первые христиане считают себя братьями, членами одной семьи, в которой домохозяевами, наставниками и распорядителями являются апостолы.

Толковый Апостол

Михаил (Лузин), еп. (†1887)

44. Все же верующие были вместе, и имели все общее.
45. И продавали имения и всякую собственность, и разделяли всем, смотря по нужде каждого.

Все же верующие и пр.: выше (ст. 42) сделано общее замечание, главным образом, об уверовавших в день Пятидесятницы и крестившихся. Из числа их много было пришельцев из разных стран востока и запада и юга и севера (ст. 5–11), которые, по миновании праздника и по научении их апостолами вере и жизни христианской, вероятно, возвратились в места своего жительства. В Иерусалиме оставалось христианское общество лиц, тут живших, общество, вероятно, еще не слишком многочисленное, но постепенно более и более возраставшее (ст. 47), и о нем-то, о его внутренней и внешней жизни делает теперь общие замечания дееписатель. Они все были вместе, т.е. собирались в одном месте (ср. Деян.1:15; Деян.2:1) для поучения и молитв и вообще богослужебных действий (ср. Лк.24:53), что, как и до дня Пятидесятницы, не было затруднительно, так как с возвращением на родину уверовавших пилигримов, оставшееся в Иерусалиме общество было, вероятно, немногочисленно. Впрочем, и оно не всегда собиралось в одном месте, а были и частные собрания по домам (ст. 46), но духом, братским взаимным расположением и любовью все общество постоянно было вместе (ср. Злат. и Феофил).

Имели все общее и пр.: из сопоставления этого изображения жизни первого иерусалимского христианского общества, в отношении к имуществам, с подобным изображением его далее (Деян.4:32Деян.5:4), несомненно видно, что в этом обществе было общение имуществ. Это общение не было, впрочем, принудительное, или узаконенное, тем менее насильственное, но совершенно добровольное, основанное на братской любви к ближним и сострадательности к неимущим. Здесь не было уничтожение прав собственности (ср. Деян.5:4), но имеющие собственность добровольно разделяли оную братски с неимущими;

продавали имения, т.е. недвижимую собственность, – дома, земли и пр., и всякую собственность движимую, и делились с бедными или сами, или через апостолов, отдавая вырученные от продажи имуществ деньги в их распоряжение (Деян.4:34–37). Так выражалась живость веры и братской любви между членами этого первого общества христианского в Иерусалиме! В малом обществе учеников Господа, при Его земной жизни, была общая касса, из которой удовлетворялись обыденные нужды всего общества (Ин.12:6; Ин.13:29) и которая составлялась из добровольных приношений. Вероятно, это и было образцом в сем отношении для первохристианского иерусалимского общества, в соединении с точным исполнением заповеди Господней: продавайте имения ваши и давайте милостыню, и под. (Лк.12:33 и пар.). Долго ли держалось в иерусалимском обществе такое общение имуществ – неизвестно; следы его скоро теряются из истории. Вероятно, недолго, пока немноголюдно еще было это общество, ибо в многолюдном обществе оно, несмотря на свое высоко-христианское значение, представляет значительные неудобства (ср. Деян.6:1). И примечательно, что такого общения имуществ не видно в других христианских обществах, основанных апостолами, кроме первого иерусалимского общества. Может быть, неудобства сего, испытанные в сем обществе, и отклонили апостолов, при учреждении других обществ, от мысли вводить обычай подобного общения имуществ, и они в своих писаниях только убеждали к христианской благотворительности и взаимной братской любви, не принимая на себя обязанности – учреждать общие кассы, а по временам собирая лишь милостыню для бедных церквей и передавая ее (Деян.11:29–30; 1Кор.16:1 и др.).

Толковый Апостол. Деяния Апостолов.

епископ Никанор (Каменский) (†1908)

и продавали имения и всякую собственность, и разделяли всем, смотря по нужде каждого;

Об образе жизни первенствующих христиан говорится здесь хотя и в общих чертах, но в ярких и определенных. По уходе пришельцев, оставшиеся в Иерусалиме христиане, могли собираться для молитвы в одно место – срвн. (Деян.1:14;2:1). По изъяснению же блаженного Феофилакта, «были вместе» – не по месту, но по расположению и по мыслям, по постоянному согласию, так что здесь находится некоторое расширение той мысли о единодушии Апостолов, которая находится в 11-м стихе 1-ой главы. Относительно же общения в имуществах святой Иоанн Златоуст замечает, что «они ничего не называли своим; это было ангельское общество». Таким образом первенствующие христиане строго соблюдали Евангельскую любовь к ближним до того, что все имевшееся у них не считали своим и потому свободно и охотно делились всем с нуждающимися, даже продавали свои имения и всякую собственность, чтобы удовлетворить нужды всех. Но это не означает, что не имевшие ничего распоряжались чужим, и чтобы ни у кого не оставалось никакой собственности. Все делалось самими собственниками и по мере нужд тех, кого они считали нуждающимися (конечно) в необходимом. Кроме того общения в имуществах, которое выражалось всеми в виде добровольной (частной) помощи бедным, основанной на братской любви и сострадательности к неимущим, было тогда и общее церковное достояние (как и ныне есть), получившее свое начало еще при Иисусе Христе, говорившем: «продавайте имения ваши и давайте милостыню» (Лук.12:33). Из этого состояния удовлетворялись обыденные нужды всего общества (Ин.12:6;13:29). С увеличением (и особенно весьма многочисленным) христиан, это состояние могло через многие добровольные приношения значительно увеличиться, с чем вместе увеличились и виды помощи из этого состояния. Но очевидно, как скоро увеличилось это состояние, так скоро и иссякло. Почему из дальнейшей истории Иерусалимской Церкви не видно о широких размерах помощи нуждающимся, но видно, что их было много, почему, например, Апостол Павел нередко напоминал христианам других мест о помощи Иерусалимским христианам, что те и делали (1Кор.16:1). Поэтому всякие учения об общности имуществ, не основанные на согласии и расположении к тому владельцев имуществ, не имеют ничего общего с тем общением, которое было у первенствующих христиан, где прежде всего и ценнее всего было духовное единодушие (единое сердце). При насильственном же разделении имуществ, этого быть не может. Здесь может быть только вражда, зависть и злоба, которые никогда не могут дать ни равенства, ни удовлетворения нужд. И никакой нравственной цены в насильственном распределении имуществ быть не может. В христианском же общении имуществ, по воле их владельцев, это является в них и отражается благодетельно в приемлющих, во имя Господне, с благодарением Ему; как и дающие – совершают это с радостью о Господе. Насильственное общение имуществ (деспотический коммунизм) есть грабеж, который никак не может быть гарантией равенства распределения благ, в особенности же общественного порядка, ибо кто может грабить, тот может совершать и всякие насилия. Посему коммунизм есть тирания насилия, не признающая высших законов: христианской любви, прав отдельной личности (за исключением прав самозванцев и узурпаторов власти).

Толковый Апостол. Часть I. Объяснение книги Деяний святых Апостолов и Соборных посланий

Иоанн (Смолин), прот. (†1927)

Об имущественном равенстве.

Деян.2:44-45. То, что возможно было для первого, малого еще христианского общества, невозможно теперь для многомиллионного общества христиан, при этом здесь не безусловно обязательная заповедь о имущественном равенстве, были и тогда следовавшие за Христом, не отрекаясь совершенно от своего имения: Лк.8:2-3, и Закхей не все, а только половину обещал раздать нищим: Лк.19:8-9.

Краткий толкователь мест Священного Писания


Об имущественном равенстве.

Деян.4:32-37. От избытка любви у первых христиан происходило то, что на свою собственность каждый смотрел, как на общее достояние, тем не менее это достояние раздавалось «по нужде каждаго»: Деян.2:45. Но к этому никто не был принуждаем, все так поступали потому, что так чувствовали и желали; читай, что говорил ап. Петр Анании и Сапфире: Деян.5:4; или: Лк.8:2-3.

Краткий толкователь мест Священного Писания

Стих: Предыдущий Следующий Вернуться в главу
Цитата из Библии каждое утро
TG: t.me/azbible
Viber: vb.me/azbible