Скрыть

Толкования:

Беда Достопочтенный

У множества же уверовавших было одно сердце и одна душа; и никто ничего из имения своего не называл своим, но все у них было общее

Они совершенно оставили сей мир и никоим образом не превозносились друг перед другом, похваляясь знатностью рода, но, словно выйдя из утробы одной и той же Матери-Церкви, все радовались в одной и той же братской любви.

Изложение Деяний Апостолов.

Блж. Августин

У множества же уверовавших было одно сердце и одна душа; и никто ничего из имения своего не называл своим, но все у них было общее

Если, приходя к Богу, многие души по дару любви становятся одной душой, а многие сердца - одним сердцем, то что же делает сам источник любви в Отце и Сыне? Разве Троица там не является в большей степени одним Богом?.. Значит, если любовь Божия, распространенная в наших сердцах Святым Духом, Который был дан нам, многие души делает одной душой, а многие сердца - одним сердцем, то насколько больше Отец, Сын и Святой Дух являются одним Богом, одним светом и одним началом?

Трактат на Евангелие от Иоанна.

Блж. Феофилакт Болгарский

Ст. 32-35 Народу же веровавшему бе сердце и душа едина: и ни един же что от имений своих глаголаше свое быти, но бяху им вся обща. И велиею силою воздаяху свидетелство апостоли воскресению Господа Иисуса Христа, благодать же бе велия на всех их. Не бяше бо нищ ни един в них: елицы бо господие селом или домовом бяху, продающе приношаху цены продаемых, И полагаху при ногах апостол; даяшеся же коемуждо, егоже аще кто требоваше

Сердце едино. Сердце и душа означают здесь одно и то же. И велиею силою воздаяху свидетелство апостоли воскресению. Выставляет (писатель - Лука) их, как людей таких, которым поручено что-то, и говорит как бы об обязанности: вот что значит выражение: воздаяху свидетелство. Не бяше бо нищ ни един в них. Потому - благодать велия, что не было ни одного бедного, то есть, не было ни одного нуждающегося, вследствие особенной щедрости отдававших свое имущество; потому что отдавали не часть, так чтобы другую часть удержать у себя, а все; и все отдавали не как свое, а как бы не свое; и все уверовавшие питались как бы от одного дома. Продающе приношаху цены продаемых. Это свидетельствует о великом достоинстве и великом благочестии приносивших; потому что не дерзали даже отдавать в руки, но полагали при ногах апостолов и делали их господами и распорядителями над приносимым, чтобы издерживаться как бы не из своего, а как бы из общего. А это и дававших избавляло от тщеславия и получавшим представляло двоякую радость - облегчение бедности и освобождение от стыда.

Толкование на Деяния святых Апостолов.

Лопухин А.П.

Ст. 32-33 У множества же уверовавших было одно сердце и одна душа; и никто ничего из имения своего не называл своим, но все у них было общее. Апостолы же с великою силою свидетельствовали о воскресении Господа Иисуса Христа; и великая благодать была на всех их

Чудо исцеления хромого и великая нравственная победа апостолов над Синедрионом при первом его восстании на новое общество - были великим событием в первохристианской Церкви. С этих пор общество христиан умножилось почти втрое сравнительно с уверовавшими первого дня Пятидесятницы. Поэтому Дееписатель опять находит нужным сделать общие замечания о внутреннем состоянии этого умножившегося общества (32-37 ст. ). Как главную характеристическую черту этого общества, он указывает то, что у множества этого было полное единодушие и братская любовь: одно сердце и одна душа - совершенное единение в мысли, в чувстве, в воле, в вере, во всем строе духовной жизни. Подлинно, дивное явление в грешном, самолюбивом мире. Другая характерная черта, естественно истекавшая из первой - полное общение имуществ, не по принуждению и какому-либо обязательному для всех закону, а совершенно добровольно, в силу одушевлявшей всех братской любви и нравственного единения.

Никто ничего… не называл своим, хотя была собственность, но она братски предоставлялась всем нуждающимся, в меру их нужды, устанавливая общее довольство и полное отсутствие нуждающихся. Это было характернейшее и грандиознейшее в истории человечества общество взаимопомощи, не лишенное умной и сложной организации, с особою общею кассою, которая, с одной стороны, беспрерывно пополнялась выручкою жертвуемых и продаваемых имуществ в общую пользу, с другой - также беспрерывно поддерживала полное отсутствие в обществе людей бедных и нуждающихся. И во главе этой мудрой организации стояли не какие-нибудь великие государственные умы, а простые галилейские рыбаки, апостолы, или, лучше сказать, обильно разливавшаяся чрез них новая сила истинно-христианского благодатного одушевления, сила веры и любви ко Спасителю («великая благодать была на всех их…»).

Поясняя напряжение высокого одушевления верующих, Дееписатель делает упоминание о великой силе проповеди апостолов о воскресении Господа. Это воскресение есть основание всей христианской веры (1Кор. XV:14), а потому является основанием и средоточием и всей апостольской проповеди, конечно, составляя не исключительный, а лишь преимущественный, основной предмет этой проповеди.

Прп. Иустин (Попович)

У множества же уверовавших было одно сердце и одна душа; и никто ничего из имения своего не называл своим, но все у них было общее

См. Толкование на Деян. 2:44

Прп. Максим Исповедник

У множества же уверовавших было одно сердце и одна душа

Ибо велико и почти неисчислимо число мужей, жен и детей, которые разнятся и сильно отличаются друг от друга родом и видом, национальностью и языком, образом жизни и возрастом, умонастроением и искусством, обычаями, нравами и навыками, знаниями и положением [в обществе], а также судьбами, характерами и душевными свойствами. Оказываясь же в Церкви, они возрождаются и воссозидаются Духом; Она дарует и сообщает всем в равной мере единый божественный образ и наименование — то есть быть и называться Христовыми. И еще Она дарует им, в соответствии с верой, единую и простую, неделимую и нераздельную связь, которая не позволяет проявляться (даже если они и существуют) многим и бесчисленным различиям каждого, возводя всех к всеобщности и соединяя их в ней. Вследствие этого никто ничего не отделяет от общего ради себя; все срастаются и соединяются друг с другом одной простой и нераздельной благодатью и силой веры. У всех было, гласит Писание, одно сердце и одна душа - так что все суть и представляются единым Телом, состоящим из различных членов, которое подлинно достойно Самого Христа, истинной Главы нашей (Еф. 4:15).

Мистагогия.

Свт. Василий Великий

У множества же уверовавших было одно сердце и одна душа; и никто ничего из имения своего не называл своим, но все у них было общее

Ничего из того, что дано каждому взаем, не следует считать своей собственностью и распоряжаться по собственному усмотрению, но, заботливо радея обо всем, как о господском, ничего даже из числа оставленного без внимания или в пренебрежении, если бы такое случилось, не упускать. И не следует считать это находящимся в собственной власти, но обо всем как данном от Бога для служения единодушным братьям заботиться и исполнять, каждый в своем порядке (1Кор 15:23).

…необходима опытность для различения того, кто действительно испытывает нужду, от того, кто просит только по жадности. Один, подавая нуждающемуся, дает Господу и от Него получит награду, а другой кидает всякому пробегающему мимо псу из-за его назойливого бесстыдства, а не из сострадания к его нужде.

Послания.

Свт. Иоанн Златоуст

У множества же уверовавших было одно сердце и одна душа; и никто ничего из имения своего не называл своим, но все у них было общее

Так они ничего не имели и всем обладали! Они ничего из имения своего не называли своим, и потому все принадлежало им. Кто считает все общим, тот пользуется не только своей собственностью, но и собственностью других, как своей; а отделяющий себя и считающий себя господином только своей собственности не владеет и ею. Это будет яснее из примера. Кто решительно ничего не имеет, ни дома, ни трапезы, ни лишней одежды, но всего лишил себя для Бога, тот пользуется чужим, как своим, и от всех получит, чего захочет; таким образом, не имеющий ничего обладает всем. А имеющий что-нибудь не владеет и этим, потому что имеющему никто ничего не даст, и его собственность скорее сделается жертвой разбойников, воров, клеветников, перемены обстоятельств и всего другого, нежели будет его собственностью.

Беседы на 1—е послание к Коринфянам.


В собрании людей умножается любовь; за умножением же любви необходимо следуют и дела по Боге. Церковь, говорится, прилежно молилась о нем Богу (Деян 12:5). Как есть у некоторых обычай. Здесь он предлагает не только увещание, но и укоризну. Будем внимательны друг ко другу, поощряя к любви и добрым делам (Евр 10:24). Он знает, что и это происходит от собрания. Как железо острит железо, так и общение друг с другом умножает любовь. Если камень, ударяясь о камень, издаёт огонь, то не тем ли более душа, сообщаясь с душою? Заметь, он не говорит: в поощрении ревности, но: поощряя к любви. Что значит: поощряя к любви? Чтобы более любить и быть любимыми. Прибавляет ещё: и добрым делам, - чтобы они прониклись соревнованием. И справедливо: если дела имеют больше силы для назиданья, нежели слова, то и вы, говорит, имеете многих учителей, оправдывающих учение делами.

Беседы на Послание к Евреям.


Когда апостолы начали сеять слово благочестия, тотчас обратились три тысячи, а потом пять тысяч человек, и у всех их было одно сердце и одна душа. А причиною такого согласия, скрепляющею любовь их и столько душ соединяющею в одно, было презрение богатства. И никто ничего из имения своего не называл своим, но всё у них было общее. Когда был исторгнут корень зол, – разумею сребролюбие, – то превзошли все блага и они тесно были соединены друг с другом, так как ничто не разделяло их. Это жесткое и произведшее бесчисленные войны во вселенной выражение: мое и твое, было изгнано из той святой церкви, и они жили на земле, как ангелы на небе: ни бедные не завидовали богатым, потому что не было богатых, ни богатые не презирали бедных, потому что не было бедных, но всё у них было общее; и никто ничего из имения своего не называл своим; не так было тогда, как бывает ныне. Ныне подают бедным имеющие собственность, а тогда было не так, но, отказавшись от обладания собственным богатством, положив его пред всеми и смешав с общим, даже и незаметны были те, которые прежде были богатыми, так что, если какая может рождаться гордость от презрения к богатству, то и она была совершенно уничтожена, так как во всем у них было равенство, и все богатства были смешаны вместе. И не отсюда только, но и из самого способа отдачи имущества можно видеть их благочестие.

Беседа на слова апостола: Ибо надлежит быть и разномыслиям между вами.


Это значит не то, чтобы все они имели одну только душу (как возможно быть одной душе в различных телах?), но показывает нам твердое (между ними) согласие.

Беседы на книгу Бытия. Беседа 33.


См. Толкование на Деян. 4:30

Свт. Лука Крымский

У множества же уверовавших было одно сердце и одна душа; и никто ничего из имения своего не называл своим, но все у них было общее

Я говорил вам вчера о том, как благодатная и всемогущая сила Божия защитила святых апостолов Петра и Иоанна, когда потребовали их к ответу злые враги Божии — первосвященники, книжники и фарисеи. Когда апостолы, отпущенные по необходимости первосвященниками, вернулись и рассказали прочим апостолам, что произошло с ними, как сила Божия освободила их от рук врагов Христовых, то все возрадовались. И хотя они были людьми простыми, не книжными, никогда не изучали Священного Писания, тем не менее Духом Святым вспомнили те слова псалмопевца Давида, которые надо было вспомнить в этот час. Единодушно возвысили они голос к Богу и сказали: «Владыко Боже, сотворивший небо и землю и море и все, что в них! Ты устами отца нашего Давида, раба Твоего, сказал Духом Святым: «Что мятутся язычники, и народы замышляют тщетное? Восстали цари земные, и князи собрались вместе на Господа и на Христа Его». Ибо поистине собрались в городе сем на Святаго Сына Твоего Иисуса, помазанного Тобою, Ирод и Понтий Пилат с язычниками и народом Израильским, чтобы сделать то, чему быть предопределила рука Твоя и совет Твой. И ныне, Господи, воззри на угрозы их, и дай рабам Твоим со всею смелостью говорить слово Твое (Деян 4:24-29).

Они уже ничего не боялись и с великим дерзновением говорили о Христе, проповедовали Евангелие, не боялись более злых врагов Христовых, которые недавно распяли Господа Иисуса. Это дерзновение, эту смелость вложил в сердце их Дух Святой.

Огромный подъем духа был не только среди апостолов, но и в среде всех тех, которые уверовали во Христа, в среде первых христиан. Ибо сказано в Деяниях Апостольских: У множества же уверовавших было одно сердце и одна душа; и никто ничего из имения своего не называл своим, но всё у них было общее. Апостолы же с великою силою свидетельствовали о воскресении Господа Иисуса Христа; и великая благодать была на всех их. Не было между ними никого нуждающегося; ибо все, которые владели землями или домами, продавая их, приносили цену проданного и полагали к ногам апостолов; и каждому давалось, в чем кто имел нужду (Деян. 4:33-35).

Видите, какой огромный подъем в душах верующих возбудило чудо, сотворенное над калекой в храме Иерусалимском Петром и Иоанном, и та смелость, с которой они вели себя на допросе первосвященников и книжников. Огромный подъем духа нашел выражение в том, что христиане стали продавать свои имения и раздавать нуждающимся братьям. Они ничего не считали своим, у них всё было общее.

И вот на этих словах Деяний Апостольских в литературе основано мнение, что в то время среди христиан был коммунизм: его называют христианским коммунизмом. Верно ли это? Можно ли назвать эту общность коммунизмом?

До некоторой степени можно, потому что слово «коммунизм» обозначает общность имущества. Но надо понять, каковы были корни и основы этого христианского так называемого коммунизма, этой общности имущества. Ведь вполне ясно, что, продавая свое имущество, перво-христиане раздавали его нуждающимся, всё считая общим достоянием христианской общины. Чем руководствовались они? Горячей любовью к братьям своим! В основе того, что в литературе называют «христианским коммунизмом», лежала святая любовь, лежало братолюбие.

Это совсем не то, что называют коммунизмом государственным, ибо коммунизм государственный — это форма общественного и государственного устройства, инициатива которого исходит от правительственной власти и принимается народом, если оно угодно ему. Государственная власть учреждает общность имущества. А первые христиане вовсе не потому действовали в духе коммунизма, что кто-либо установил такое правило, такую общность имущества, такую форму устройства общины. Они действовали по побуждению сердца своего, горевшего любовью к Богу, ко Христу, любовью ко всем братьям, которые исповедовали имя Христово.

То, что называют «христианским коммунизмом», есть только высшая форма милосердия. Видите, как велика разница между этими двумя формами коммунизма. Я сказал вам, что вообще не следует говорить о христианском коммунизме, ибо это приводит к смешению понятий, приводит к мысли о том, будто кем-то, как-то был учрежден коммунистический образ общественного устройства среди древних христиан. Нужно оставить этот термин.

Было время и прошло время, когда сердца христиан горели и пылали такой любовью к ближним, что ничего не считали своим. Блаженно то время, когда первые христиане, движимые неизреченной любовью к обездоленным и неимущим братьям своим, продавали имущество свое и раздавали нищим. Давно прошло это время, и этот первый святой порыв любви, порыв к правде человеческих отношений сменился черствостью, сменился тяжким эгоизмом, который дошел до таких форм и размеров, что христианские народы истребляют друг друга в страшных войнах.

Мы не властны, конечно, изменить ход истории, мы можем и должны только стремиться к тому, чтобы сердца наши были подобны пылающим любовью к ближним сердцам первых христиан. Задачей своей мы должны ставить прославление имени Господа Иисуса Христа жизнью нашей, делами нашими, любовью и милосердием нашим. И среди людей, враждующих друг против друга, вооружающихся один на другого, мы должны быть малым стадом Христовым, которое хранит в сердце своем эту древнюю, давнюю любовь, проявляющуюся в общине христианской, в общности имущества, в любви к страдающим, в любви к бедным, в безграничном милосердии.

Спешите идти за Христом. На слова: «Никто ничего из имения своего не называл своим, но все у них было общее».

Сщмч. Киприан Карфагенский

У множества же уверовавших было одно сердце и одна душа; и никто ничего из имения своего не называл своим, но все у них было общее

Это значит действительно стать сыном Бога по духовному родству, это значит - по небесному закону подражать беспристрастию Бога-Отца. Ведь все, что принадлежит Богу, является общим и находится в нашем распоряжении, и никто не удерживается от Его милостей и даров, так как весь человеческий род равным образом наполняется Божественной добротой и щедростью.

О благотворении и милостынях.

Фульгенций Руспийский

У множества же уверовавших было одно сердце и одна душа; и никто ничего из имения своего не называл своим, но все у них было общее

Отсюда следует, что любые создания, одинаковые по природе, могут, наоборот, быть разделены, ибо по отдельности они нигде не могут существовать целиком. Ведь хотя и в них по благодати веры бывает, что у множества же уверовавших было одно сердце и одна душа, однако они могут разделиться на отдельные лица по местонахождению, хотя не разделяться по чувству сердца. Некоторые и неверующие могут происходить из верующих и удаляться от общения с этой единственной душой.

Письма.

Стих: Предыдущий Следующий Вернуться в главу
Цитата из Библии каждое утро в Telegram.
t.me/azbible