Скрыть
Но Савл узнал об этом умысле их. А они день и ночь стерегли у ворот, чтобы убить его.

Святые отцы

Прочие

Иоанн Златоуст, свт. (†407)

Ст. 23-25 Когда же прошло довольно времени, Иудеи согласились убить его. Но Савл узнал об этом умысле их. А они день и ночь стерегли у ворот, чтобы убить его. Ученики же ночью, взяв его, спустили по стене в корзине

«Когда же прошло довольно времени, Иудеи согласились убить его» (ст. 23). Иудеи опять прибегают к жестокому умыслу; но уже не ищут клеветников, обви­нителей и лжесвидетелей, уже не хотят иметь их; а что? Дей­ствуют, наконец, сами собою. Они увидели, что дело возра­стает; потому не производят и суда. «Но Савл узнал об этом умысле их. А они день и ночь стерегли у ворот, чтобы убить его» (ст. 24). Почему? Потому, что это было для них невыносимее всех уже прежде бывших знамений, с пятью тысячами, с тремя тысячами (обращенных ко Христу), и всех вообще. И смотри, теперь он спасается не благодатию, но человече­скою мудростью, чтобы ты понял добродетель этого мужа, прославившегося и без чудес. «Ученики же ночью, взяв его, спустили по стене в корзине» (ст. 25). Так и следовало, чтобы дело не было замечено. Что же? Избегнув такой опасности, остается ли он (спокойным)? Нет, но уходит туда, где мог еще более возбудить их. Многим еще ка­залось невероятным, что он точно уверовал. Оттого это и происходило, спустя довольно дней. Что же это значит? Веро­ятно, он сначала не хотел выходить оттуда, как многие, мо­жет быть, просили; когда же узнал (о замысле иудеев), тогда позволил ученикам своим (спустить себя); а он уже имел учеников. На это указывая, он сам говорил: «в Дамаске областной правитель царя Ареты стерег город Дамаск, чтобы схватить меня; и я в корзине был спущен из окна по стене и избежал его рук» (2Кор. 11:32). И смотри, как евангелист не говорит ни­чего тщеславного и не восхваляет Павла, но только, что они возбудили к тому царя. Итак, они спустили его одного и с ним никого. Это также не напрасно, так что он сам мог явиться к апостолам в Иерусалиме; или лучше, они спустили его, чтобы он затем искал себе спасения; а он сделал про­тивное, отправившись прямо к неистовствующим. Так он воспламенился, так сильно горел! И посмотри, как он сле­дует (Христу), с первого дня соблюдая заповедь, которую слы­шали апостолы: «и кто не берет креста своего и следует за Мною» (Мф. 10:38). То самое, что он пришел после прочих, делало его ревностнейшим, и на деле здесь исполнилось ска­занное: «кому мало прощается, тот мало любит» (Лк. 7: 47), так что чем позже он пришел, тем больше возлюбил. Потому, осуждая прежнюю свою жизнь и часто упрекая себя, он ничего не считал достаточным для заглаждения прежнего. И смотри, они не говорят ему: ты был гонителем, для чего же переме­нился? Они стыдились (говорить это); вместо того совещались между собою. Иначе он гораздо справедливее сказал бы им: это-то особенно и должно вразумить вас, – как он защищался пред Агриппою (Деян. 26:9-20). Как же, скажут, он обратился в бегство? Это он сделал не по трусости, но сохранял себя для проповеди. Если бы он стра­шился, то не пошел бы в Иерусалим, не стал бы тотчас же учить, оставил бы ревность. Но он действовал не по страху, а по благоразумию. Он научен был страданием Сте­фана. Поэтому он не считал великим умереть за проповедь, если это не соединялось с великою пользою. Это – муж, кото­рый не хотел даже видеть Христа (Фил. 1:23-24), Которого теперь более всего желал бы видеть, когда еще не было исполнено служе­ние его людям. Такова должна быть душа христианина!

Характер Павла выразился с самого начала и с пер­вого шага его поприща; а лучше сказать – еще и прежде этого. А что он делал не по разуму, то делал, руководствуясь рас­суждением человеческим (Рим. 10:2). Если, спустя столько времени, он не хотел разрешиться (от жизни, без пользы для других), то тем более в начале деятельности, когда лишь только вы­шел из пристани. Христос не избавляет его от опасности, но попускает, потому что желает, чтобы многое совершалось и человеческим благоразумием; с другой стороны, попускает для того, чтобы научить нас, что и они были люди, и что не всегда все совершала благодать. Ведь, если бы этого не было, то можно было бы уподобить их просто деревьям. Поэтому мно­гое и сами они совершали своими действиями. Будем так поступать и мы, и также будем печься о спасении братий. Это не ниже мученичества, то есть, чтобы не отрицаться ни от каких страданий для спасения многих; ничто так не благоугодно Богу.

Гомилии на Деяния Апостолов

Феофилакт Болгарский, блж. (†1107)

Ст. 23-26 Якоже исполнишася дние доволны, совещаша иудее убити его. Уведан же бысть Савлу совет их: стрежаху же врат день и нощь, яко да убиют его. Поемше же его ученицы нощию, свесиша по стене в кошнице. Пришед же Савл в Иерусалим, покушашеся прилеплятися учеником: и вси бояхуся его, не верующе, яко есть ученик

Иудеи опять приходят к своему крепчайшему помыслу, но теперь они уже не ищут клеветников и лжесвидетелей, а сами стремятся совершить убийство. Так как они увидели, что это дело получило силу, то они не передают уже его и в суд. Поемше же его ученицы нощию, свесиша по стене в кошнице. Заметь, что Павел спасается не благодатию, но человеческою мудростию, чтобы ты научился, что добродетель мужа сияет и без чудес. Пришед же Савл во Иерусалим, покушашеся прилеплятися учеником. Избавясь от опасности, он не только не скрывается, но напротив идет туда, где более их преследовали. И заметь, что он даже ищет учеников Спасителя. Так он весь воспламенился и переполнился ревностию о проповеди, и то, что он позже других пришел ко Христу, его сделало еще более ревностным. Емуже, говорит Иисус Христос, много оставляется, больше любит (Лук. 7:47). Справедливо может возбудиться недоумение, когда (апостол Павел) в послании к Галатам говорит: ни взыдох во Иерусалим: но идох во Аравию, и паки возвратихся в Дамаск. Потом же по триех летех взыдох во Иерусалим соглядати Петра… Иного же от апостол не видех, токмо Иакова брата Господня (Гал. 1:17-19), а здесь: говорится, что он пришел во Иерусалим и Варнава привел его к апостолам. Итак или там в послании к Галатам апостол Павел сказал: не взыдох в том смысле, что он ходил не затем, чтобы представить свое учение на одобрение апостолов, или же, если это не так, надобно допустить предположение, что злоумышление против него в Дамаске было сделано не тотчас по обращении его к вере христианской, но по возвращении его из Аравии спустя три года по обращении. И таким образом совершилось его путешествие во Иерусалим. Итак он не пошел к апостолам, но к учеником покушашеся прилеплятися. Это он делал, будучи вместе и учителем и учеником. Или Павел в послании к Галатам не говорит об этом путешествии во Иерусалим, но опустил его. Потому что этот историограф многое сокращает и сводит события бывшие в разные времена. Покушашеся же, говорит Лука, прилеплятися. Шел к ним не смело, но с робостию. И вси бояхуся его, не ведуще, яко есть ученик. Боялись конечно ученики, а апостолы не верили его обращению; потому что для человеческого разумения поистине невероятно, чтобы такой жаркий гонитель обратился в проповедника.

Толкование на Деяния святых Апостолов

Д.П. Боголепов, проф. (†1880)

24 Но Савл узнал об этом умысле их. А они день и ночь стерегли у ворот, чтобы убить его. 25 Ученики же ночью, взяв его, спустили по стене в корзине. 26 Савл прибыл в Иерусалим и старался пристать к ученикам; но все боялись его, не веря, что он ученик. 27 Варнава же, взяв его, пришел к Апостолам и рассказал им, как на пути он видел Господа, и что говорил ему Господь, и как он в Дамаске смело проповедывал во имя Иисуса.
 

Враги Савла день и ночь стерегли у ворот дома, где он имел свое пребывание, чтобы убить его. Но заговор их сделался известен Савлу и другим христианам, и последние ночью спустили его по стене в корзине, вероятно, в окно дома, примыкавшего к городской стене и имевшего в ней окна. Освободившись от опасности смерти в Дамаске, Савл отправился в Иерусалим видеться с Петром, как говорит сам он в Послании к Галатам; это было уже три года спустя после его обращения (Гал. 1, 18). Но бывший жестокий гонитель христиан не только не мог войти в круг апостолов, но и прочие ученики Господни боялись его и сторонились от него, не веря, что он христианин. Тогда апостол Варнава (Деян. 4, 36-37), знакомый Савлу и знавший историю его обращения, равно и апостольскую ревность, какую он заявил в Дамаске, привел и рекомендовал его апостолам (9, 27). Впрочем, как говорит сам Павел, он в этот раз виделся только с Петром и Иаковом, братом Господним (Гал. 1, 18-19).

Толковый Апостол

Михаил (Лузин), еп. (†1887)

22. А Савл более и более укреплялся, и приводил в замешательство Иудеев, живущих в Дамаске, доказывая, что сей есть Христос.

23. Когда же прошло довольно времени, Иудеи согласились убить его.

24. Но Савл узнал о сем умысле их. А они день и ночь стерегли у ворот, чтобы убить его.

25. Ученики же ночью, взяв его, спустили по стене в корзине.

Савл более и более укреплялся: вероятно, уже по возвращении из Аравии (Гал.1:17 и д.), где он в тишине уединения, вдали от прежних мест его действий, может быть предавался изучению Писания уже при озарении от Св. Духа с новой точки зрения – христианской, как можно гадать о сем по всему характеру и образу деятельности Савла – будущего великого апостола Павла. Укрепившись в своей вере изучением Писания, Савл, по возвращении в Дамаск, в своих синагогальных беседах с иудеями доказывал, что Иисус есть Христос, т.е. Мессия, обетованный иудеям и ими ожидаемый. Доказательства сего он, без сомнения, приводил из Писания, т.е. рассматривал ветхозаветные пророчества о Мессии и указывал их исполнение в лице и жизни Господа, сличал пророчества и обетования с событиями и т.п. Сила его доказательств и вообще сила его слова была так велика, что он приводил в замешательство иудеев дамасских, т.е. они не могли ни ослабить силы его доказательств, ни противопоставить им других равных по силе, а между тем не хотели согласиться с тем, что неизбежно вытекало из этих доказательств, именно – что Иисус есть Мессия, и потому приходили в замешательство, не зная, что отвечать и делать.

Это продолжалось довольно времени, и замешательство породило в иудеях страстную вражду и ненависть к Савлу до того, что они решились убить его, и согласившиеся на сие с этой целью день и ночь стерегли у ворот города, которые, конечно, были не одни в таком большом городе, как Дамаск, стерегли именно с тем, чтобы убить его, когда он выйдет из города и достаточно удалится от него. Кажется, они имели сведения, что Савл имел в намерении отправиться из Дамаска, может быть в Иерусалим, и поджидали его. Но Савл, предварительно узнавший о сем их умысле, избег опасности при помощи учеников, т.е. христиан дамасских, которые спустили его ночью по стене городской в корзине, в нарочито ли сделанное для сего отверстие в городской стене, или – что вероятнее – в окно дома, примыкавшего к городской стене и имевшего в ней окна, как-то замечают в постройках древних восточных городов. О таком способе избавления своего от опасности в Дамаске упоминает сам апостол Павел в одном из своих посланий (2Кор.11:32).

Толковый Апостол. Деяния Апостолов.

епископ Никанор (Каменский) (†1908)

23. Когда же прошло довольно времени, Иудеи согласились убить его,

24. но Савл узнал об этом умысле их. А они день и ночь стерегли у ворот, чтобы убить его;



По прошествии довольно немалого времени, Евреи решили убить Савла, для чего и стерегли его у ворот, надеясь, что он выйдет из Дамаска, видя их отвращение от него. Но он узнал об их замысле и приостановился отшествием из Дамаска. В «довольное время», о котором говорит писатель, совершилось многое. По сказанию самого Павла, в послании к Галатам (Гал.1:17), он успел в это время побывать в Аравии, возвратился опять в Дамаск и потом, после трех лет, отправился в Иерусалим (Гал.1:18), срвн. (Деян.9:26). Таким образом указанное «довольное время» продолжалось более трех лет (между 37–40 г.). Жизнь Савла по обращении его не могла быть ему благоприятною там, где его знали. Он был предопределен к Апостольству и призван к вере и благодати; избрание же к Апостольству должно было совершиться после. Он должен был подготовиться к тому и получить для того особенные откровения. Посему понятно его удаление в пустынную Аравию, где и могли совершаться необходимые ему откровения. И так как эти откровения были запечатлены характером таинственности, то он по возможности и не говорил о них, как и о самом пребывании в Аравии, до написания послания к Галатам, почему и Дееписатель не мог сообщать о сем пребывании Савла в Аравии. Сколько времени пробыл Савл в Аравии, сколько в Дамаске, определить трудно, но, во всяком случае, ему потребно было довольное время, чтобы в уединении более спокойно пережить тот великий переворот, который совершился в нем, и дать время умолкнуть разным неблагоприятным толкам по поводу его быстрого обращения ко Христу. Наконец, можно думать, что он проповедывал и в Аравии. Посему нужно полагать, что он прожил там не краткое время. Но это не успокоило недовольных его обращением – как повсюду, так и в особенности в Дамаске, почему как только он снова явился туда, так и начались против него замыслы убить его, но не в городе, а где-нибудь в более или менее пустынном месте, за городом, хотя бы и у ворот, как был убит Стефан. Но ворот в Дамаске было много, поэтому должно полагать, что много было и лиц, готовых наложить руки на мнимого изменника отеческих преданий, которых он прежде был такой же излиха ревнитель, преуспевавший в неистовстве более многих сверстников (Гал.1:14). Но, благодарение Богу, нашлись ревнители и христианства, которые постарались сберечь этот драгоценный сосуд с миром божественного помазания во благовестии Христовом. «Святой Лука пишет: и бысть Савл несколько дней с учениками в Дамаске (Деян. 9:19), и потом (Деян.9:23-24): когда же прошло довольно времени, Иудеи согласились убить его. Выражаясь так, святой Лука имеет в виду два пребывания Апостола в Дамаске. Ко второму из них, как и следует, он приурочивает опасность, угрожавшую Апостолу в Дамаске. Что же касается первоначальной проповеди Апостола Павла в Дамаске, то это не было в собственном смысле проповедническою деятельностью, которую он начал позднее, при вторичном посещении Дамаска. Его проповедь выражалась в немногих коротких разъяснениях и ответах на любопытствующие вопросы удивленных Иудеев, которые ждали от него инициативы к гонению против христиан, но вместо того видели его полное бездействие, а может быть и слышали от спутников Савла о чудесном событии с ним. И сам Апостол (говорит А. В. Горский) «нудился совестью» явиться в синагогу и свидетельствовать о деле, которое доселе так сильно преследовал» (см. у Николина, стр. 35–36).

Толковый Апостол. Часть I. Объяснение книги Деяний святых Апостолов и Соборных посланий

Стих: Предыдущий Следующий Вернуться в главу
Цитата из Библии каждое утро
TG: t.me/azbible
Viber: vb.me/azbible