Скрыть
и семь царей, из которых пять пали, один есть, а другой еще не пришел, и когда придет, не долго ему быть.

Святые отцы

Прочие

Ипполит Римский, сщмч. (†235)

и семь царей, из которых пять пали, один есть, а другой еще не пришел, и когда придет, не долго ему быть

Исчисляя время от сотворения мира и Адама, мы легко найдем искомое. В самом деле, первое пришествие Господа нашего во плоти, которое было в Вифлееме, совершилось за восемь дней до январских календ, в среду, в сорок второй год царствова­ния Августа; от Адама же - в пять тысяч пятисотом году. А пострадал Он в тридцать третьем году, за восемь дней до апрельских календ, в пятницу на восемнадцатом году царствования Тиберия цезаря при консулах Руфе и Рубелионе и Гаие цезаре, бывшем консулом в четвертый раз, и Гаие Кестие Санторине.

Итак, чтобы наступил отдохнове­ния святой день, в который почил Бог от всех дел Своих, которые сотво­рил , необходимо, чтобы эти шесть тысяч исполнились. Ибо суббота есть образ и подобие того имеющего открыться царства святых, когда они, как говорит Иоанн в Апокалипсисе, будут царствовать вместе с Христом после того, как Он придет с небес. В самом деле, День Господень как тысяча лет (2Пет 3:8). Итак, если Бог сотво­рил все в шесть дней, то должны исполниться и шесть тысяч лет, но они еще не исполнились, как говорит Иоанн: пять пали и один есть - то есть шестой, - а другой еще не пришел, понимая под этим другим, седьмой, в который будет отдохновение.

Комментарий на пророка Даниила

Викторин Петавийский, сщмч. (†304)

и семь царей, из которых пять пали, один есть, а другой еще не пришел, и когда придет, не долго ему быть

Так нужно понимать время, в которое пишется Апокалипсис, ибо тогда правил Цезарь Домициан. До него был Тит, его брат, и Веспасиан, отец их. Затем Отон, Вителлий и Гальба. Это - пять, которые пали. Один есть, утверждает Иоанн, - тот, при котором написан Апокалипсис, а именно Домициан. Другой еще не пришел - речь идет о Нерве, который когда придет, не долго ему быть, потому что он не правил и двух лет.

Толкование на Апокалипсис

Андрей Кесарийский, свт. (†637)

Здесь ум, имеющий мудрость

Поскольку, говорит, духовно сказанное, то для разумения его нужна и мудрость духовная.

Ст. 9-10 Семь голов суть семь гор, на которых сидит жена. И семь царей

Семь глав и семь гор, думаем, означают особенно превзошедшие прочие своим мiрским могуществом и силой семь мест, в которых, как знаем, в разные времена было утверждаемо мiрское царство. Первое из них царство Ассирийское, второе в Екватанах владычество Мидян, царь коих Арбак, как повествуется, убил Сарданапала, царя Ассирийского, за сим в Вавилоне утвердил Навуходоносор власть Халдеев, по поражении которых в Сузах восстановлено Киром царство Персидское, а по разрушении его Александром - царство Македонское. За сими в древнем Риме, после первых его царей и консулов, при Кесаре Августе достигла всеобладания монархия Римская, поддерживавшаяся нечестивыми царями до Константина Великого. - С таким, думаем, значением представляются и семь царей, потому что разность родов нисколько не мешает тождественности мысли, хотя семь глав и рода женского, сем гор - среднего, а семь царей - мужеского. В Писании и очень часто имена приводятся совершенно безразлично, - имена мужские вместо женских, и наоборот, как, например: «Ефрем юница бодомая»,- а в другом месте: «Ефрем голубь не имый сердца» (Ос. 7:11), и по Богослову: mpie суть свидетельствующии на земли, дух и вода, и кровь: и mpie во едино суть (1Ин. 5:8), и по Соломону: козел, петух и царь, говорящий народу (Притч. 30:31-32). Итак, семью головами означены города, семью горами - семь состояний, по временам превосходивших остальное тело земли не положением местности и населенностью, но достоинством славы: в этом же смысле, как мы сказали, и царями назвал или прославленные царским председательством места или же первых в каждом из указанных прежде мест царей, обозначая именем их соответствующее царство, как то: именем Нина - царство Ассирийское, Арбака - Мидийское, Навуходоносора - Вавилонское, Александра - Македонское, Ромула - древне-Римское и Константина - ново-Римское.

Толкование на Апокалипсис 555

Беда Достопочтенный, прп. (†735)

и семь царей, из которых пять пали, один есть, а другой еще не пришел, и когда придет, не долго ему быть

Иоанн утверждает, что головы зверя - это цари мира, которые из-за их непомерно раздутой гордости сравниваются с высокими горами. На горах покоятся похоть и нечестие, так что они подавляют силой и вводят в заблуждение коварством. <…> Поскольку числом семь обозначается полнота мирского царства, последний период которого, то есть царство антихриста, еще не настал, то Иоанн и говорит здесь, что пять царей уже миновали, шестой есть сейчас, а седьмому еще должно придти.

И когда придет, не долго ему быть. Господь видит всех нас - и гордых, и немощных, поэтому здесь говорится о том, что тот в особенности злой день, которому Он попустит прийти к нам, из милосердия будет сокращен. Таким образом, Он сумеет и устрашить гордых бедствиями этого времени, и ободрить немощных тем, что время это будет кратким.

Изложение Откровения

Примасий, еп. (†560)

и семь царей, из которых пять пали, один есть, а другой еще не пришел, и когда придет, не долго ему быть

Как мы уже говорили, в каждом отдельном виде представлен целый род. Ибо то, чем является целый зверь, Иоанн называет семью головами, а семь голов - семью горами и семью царями. То есть они суть целокупное существо грешного человечества, которое пребывает в вождях, равно как и в царях, и в их подданных. Оно наименовано по-разному по причине различия действий, к которым оно прибегает, употребляя силу или обманывая, когда вползает в погубляемых скользящими движениями через наслаждения, доставляемые чувственными вещами. Как мы читаем в Писании: смерть входит в наши окна (Иер 9:21). И я думаю, что это правильно было бы понимать относительно наших пяти чувств: зрения, слуха, обоняния, осязания и вкуса.

И по этой причине Господь сказал женщине самаритянке: у тебя было пять мужей, и тот, которого ныне имеешь, не муж тебе (Ин 4:18). То, что там названо мужьями, здесь именуется царями, властью которых, как мы знаем, начала человеческой жизни ведомы и управляемы. И животные, похоже, имеют в этом общее с нами. И то, что Иоанн сказал: тот, которого ныне имеешь, не муж тебе, - а именно, что она живет не с законным мужем, а во грехе, - здесь выражено так: из которых пять пали, один есть. И когда говорится: а другой еще не пришел, - он имеет в виду, что здесь остается незадействованной еще одна часть этого злого тела, которая последует за поколением, которое уходит. Она будет сходным образом иметь тот же самый злой дух, который, как мы отметили, пребывает в семи обличьях. Ибо говорится, что пять пали, один есть, а другой еще не пришел, что составляет семь.

Комментарий на Откровение

Экумений (†VIв.)

и семь царей, из которых пять пали, один есть, а другой еще не пришел, и когда придет, не долго ему быть

По справедливости Иоанн под головами понимает правителей, ибо они осуществляют управление римлянами. Почему же - при том, что в разные времена столь много было правителей в Риме - лишь семерых он назвал семью головами зверя? Потому что эти семеро по преимуществу представляют собой зверя, то есть дьявола: они возвысили его голову на христиан, начав гонения на Церковь. Первым из них был Нерон, вторым Домициан, затем Траян, Север, после него Деций, Валериан, Диоклетиан - ибо эти властители Рима неотступно преследовали Церковь, как повеству­ет в своей хронике Евсевий; из этих семи, как сказано, пять пали - Нерон, Домициан, Траян, Север, Деций, - а один есть, то есть Валериан.

Другой еще не пришел, и когда придет, не долго ему быть. Другой - Диоклетиан, после которого прекратилось правле­ние, бывшее в Риме, и перешло в город, названный в честь благочести­вого Константина, куда сам Констан­тин переместил государственную власть. С большой точностью все было сообщено евангелисту; в особенности же то, что относится к Диоклетиану, где сказано: и когда придет, не долго ему оставаться. Имеется в виду, что останется на преследование христиан; ибо, хотя царствовал он двадцать лет, но как учинил в последние два года гонения, так и прекратилась его власть.

Комментарий на Откровение

Толковая Библия А.П. Лопухина (†1904)

Ст. 9-14 Здесь ум, имеющий мудрость. Семь голов суть семь гор, на которых сидит жена, и семь царей, из которых пять пали, один есть, а другой еще не пришел, и когда придет, не долго ему быть. И зверь, который был и которого нет, есть восьмой, и из числа семи, и пойдет в погибель. И десять рогов, которые ты видел, суть десять царей, которые еще не получили царства, но примут власть со зверем, как цари, на один час. Они имеют одни мысли и передадут силу и власть свою зверю. Они будут вести брань с Агнцем, и Агнец победит их; ибо Он есть Господь господствующих и Царь царей, и те, которые с Ним, суть званые и избранные и верные

«Здесь ум», т.е. нужно особенное напряжение ума, которое свойственно мудрому человеку. Если имя жены и зверя нужно принимать не в историческом, а в символическом смысле, то и семь гор нельзя понимать буквально, так как они составляют часть всего символического образа [Hengstenberg, Kliefoth, Suller, Яковлев]. Если же под женою нужно разуметь антихристианское царство, то и под семью головами зверя-диавола нужно разуметь земные царства, в направлении и развитии которых выразилась сила диавола и его боговраждебные усилия к развращению человеческого рода. А так как каждое историческое царство имеет свои исторические города, как выразителей своей культуры, и царей, как носителей государственной власти, то с представлением о государствах неразрывно должно быть связано и представление о царях. Поэтому в апокалиптическом видении мы под одним и тем же образом голов, по указанию Ангела, должны видеть семь гор, и семь царей (ст. 10). Зверь есть мировая сила в ее историческом развитии, в ее смене одних царств другими. Эти царства падают одно за другим, изменяя предыдущее последующим. В этом смысле и может быть сказано, что ко времени Иоанна пало уже пять царств (царей), шестое существовало, седьмое последует за ним, а после него возникнет последнее, которым и закончится история развития мировой богоборной силы диавола на земле. О первых пяти мировых царствам, уже павших, можно говорить только предположительно. Такими царствами могут быть названы: Ассирийское, Вавилонское, Персидское, Македонское и Сирийское - последние царства прямо указаны у прор. Даниила. О шестом царстве сказано: «один есть», так как во дни Иоанна мировым царством было римское, то, очевидно, оно имеется ввиду как шестое в ряду других. О седьмом царстве Иоанн выражается неопределенно. Оно еще не наступило, но когда придет, то недолго ему быть. Так как римское царство в настоящее время пало, то сменившее его царство, или мир, германо-славянских народов можно считать царством седьмым; оно должно продолжиться до времени возникновения восьмого царства. Это восьмое царство называется зверем (ст. 11), о котором было упомянуто в 8 ст. как о таком, который был и которого нет и из числа семи и пойдет в погибель. Наименование зверем заставляет понимать под восьмым царем антихриста и его царство. Выражение «и нет» говорит о той смертельной ране, которая была видима на одной из голов зверя и которая исцелена. Так как голова зверя есть то же, что и царства, то и исцеление одной головы, возвращение ее к жизни может говорить о возобновлении какого-либо из семи царств, которое в своем новом виде будет царством антихриста. Оно возникнет из семи, что значит, что оно будет заключать в себе особенности семи предшествовавших царств. Это именно царство антихриста, самое боговраждебное, но оно и последнее. Оно попадет в погибель, в геенну вечную. Цари, обозначаемые рогами, представляются не имеющими самостоятельных царств. Если они и примут царскую власть, т.е. право правителей и законодателей, то лишь вместе с зверем, как своим сюзерном, и то только на короткое время, на один час [Hengstenberg, Suller, Ebrard]. Это, таким образом, представители народов и царств последнего времени [Lutardt, Ebrard]. Они отличны от царей, представителей мировых государств, которые названы головами зверя (Св. Ириней, Св. Ефрем Сир). Антихрист как нельзя лучше воспользуется этими представителями (рогами) народов и царств, их настроением и образом мыслей и соединит их вместе для борьбы с Агнцем, против христианства и всего святого. Но победа в этой борьбе останется на стороне Агнца - Иисуса Христа, Который победит и лично и чрез избранных и верных Своих служителей, подвизавшихся на земле в борьбе с диаволом и со всем его воинством.

Толковая Библия

архиепископ Димитрий (Вознесенский) (†1947)

Ст. 9-10:  Здесь ум, имеющий мудрость. Семь голов суть семь гор, на которых сидит жена, и семь царей, из которых пять пали, один есть, а другой еще не пришел, и когда придет, не долго ему быть. 

 И к этому уже может относиться дальнейшее слово тайнозрителя: зде ум, иже имать мудрость. Слова эти значат, конечно, не то, что «нужно особенное напряжение ума, которое свойственно мудрому человеку» (Орлов), ибо никаким, хотя бы и особенным, напряжением ума мудрости, скрытой здесь, не достигнешь. Имеется здесь в виду, конечно, ум Христов (1Кор.2:16), о котором писал ап. Павел, что он его (этот ум) имеет. Этот ум, имея в себе нарочитое благодатное озарение, способен дать человеку и постижение таинственных явлений духовного порядка, которые лишь только духовне востязуются (1Кор.2:14) и знание коих также дается только по нужде. Доступная Иоанну, мудрость эта явно недоступна для нас, ибо, как говорили мы выше, сейчас ее искать может только душевная (а не духовная) человеческая пытливость, в лучшем случае – любознательность; мудрость же духовная открывается лишь в меру религиозной же настроенности – только вере и любви, подвигу и молитве.

Спрашивается: как нам понимать дальнейшие слова этого 9-го стиха: Седмь глав горы суть седмъ, идеже жена седит на них? Прот. Орлов рассуждает здесь так: «Если имя жены и зверя нужно принимать не в историческом, а в символическом смысле, то и семь гор нельзя понимать буквально, так как они составляют часть всего символического образа (Генгстенберг, Клифот, Шуллер, Яковлев). Если же под женою нужно разуметь антихристианское царство, то и под семью головами зверя-диавола нужно разуметь земные царства, в направлении и развитии которых выразилась сила диавола и его боговраждебные усилия к развращению человеческого рода».

Однако в семи головах зверя можно видеть и противоположение тем семи духам Божиим, которых мы видели пред Престолом Всевышнего (см.: Откр. 4:5) и в которых символизировались семь даров Духа Святаго. Они, эти головы зверя, будут тогда обозначать выявившиеся в мировой истории типичные свойства извращенной природы диавольской, например: а) гордость; б) ложь; в) злобу; г) зависть; д) похоть блудную, как открывается она в воздействии ее на человека; е) себялюбие (эгоизм), и наконец, так сказать – собственно сатанинство, т.е. противление Богу и всему святому, что угодно Ему. И тогда еще легче понимать эти свойства диавольские как горы, на которых восседает вавилонская царица блуда и беззаконий, ибо на основе этих именно настроений и свойств и выросла она в такую губительную и позорную величину в истории человеческой.

Но, конечно, в виде соответствующей символизации – чтобы конкретно выявить и внешне оформить подобные внутренние состояния и свойства, могут оказаться у Вавилона и какие-нибудь семь внешних возвышений или гор, вроде семихолмного Рима, на который так любили указывать толкователи с древних времен. Тем более могут быть под верховным управлением антихриста и распределяющие человечество того, последнего, поколения царства и цари, о которых говорится в 17-й главе далее, так как мы видели, что головы зверя одинаково обозначают и горы, и царей (по семь тех и других). И конечно же, и в том и другом случае это библейское «семь», по обычаю, обозначает не обязательно определенное число «семь», а нечто полное вообще и законченное.

В данном случае – все вообще управление над народами, всякое правительство – и монархическое, и республиканское или советское, или какое иное, – даже, быть может, и силы порядка общественного или экономического. Значение будет иметь реальное, а не формальное главенство в тогдашнем всечеловеческом строе. И это тем более, что и о горах, и о царях говорится применительно к основной теме первой половины 17-й главы, т.е. к апокалиптической жене. Далее, несомненно, что как антихрист – это мрачный антипод, законченная и полная противоположность Христу, так и жена – такая же историческая противоположность Святой Христовой Церкви. Как нарастающая, назревающая и оформляющаяся историческая коллективная единица, жена-блудница соки свои, составные свои, так сказать, элементы, должна брать не от тех или иных индивидуальных исторических деятелей, каких-то единичных монархов или президентов имя рек, а от всех слоев исторического уклада, полной совокупности всех принадлежностей всечеловеческого строя; и это не только в том, последнем, поколении, но и во всех предшествующих, ибо те антихристы мнози апостольских дней, о коих, знаем мы, писал в посланиях тот же апостол Иоанн Богослов, конечно, тоже в меру свою влились в состав этого, во всем течении веков формировавшегося, скверного тела Вавилонской блудницы.

Но спрашивается: как же тогда понимать эти загадочные слова: ...Семь царей, из которых пять пали, один есть, а другой еще не пришел, и когда придет, недолго ему быть?

В понимании этого места большую роль играло всегда соответствующее пророчество Даниила (7-я гл.), в свою очередь подкрепляемое видением истукана в сне Навуходоносора. Отсюда перечисление этих древних монархий: Ассирийская, Вавилонская, Мидо-Персидская, Греко-Македонская и Римская.

Нечего, кажется, и говорить, что при такой точной обозначенности этих пяти царств положение толкователя, ищущего и дальше такой же конкретной и точной обозначенности (даже принимая и шестое и седьмое царство просто отдельными царствами, без дополнительных замечаний о седьмом и восьмом царях), положение это становилось с каждым веком, а особенно с переходом в новую историю, все более и более затруднительным и – прямо безвыходным и безнадежным. Неужели, в самом деле, исторично: Вавилонское царство во внимание и счет принимать, а мусульманские монархии, потрясшие большую половину известного во всемирной истории мира, – нет? А разные могущественные монархии средневековья? Германо-славянский мир и Новый свет? А теперь – и Японию, и просыпающийся Китай? А ведь на все эти царства осталось, по Даниилову толкованию, много два, а верней лишь одно место среди этих всемирных исторических царей 7-й главы Даниила и 17-й главы Апокалипсиса.

Ясно, что в объяснении этих апокалиптических указаний должен быть применен какой-то иной прием. Ибо, как явно, полно и наглядно сбылись, выполнились точные данные Данииловых видений, так должны выполниться и видения Иоанновы.

Дело в том, что Даниил жил в своей исторической эпохе, и все откровения ему давались в условиях и данных именно его времени. Для его дней это была, можно сказать, рядовая и нормальная историческая действительность, как такой же действительностью был во дни Моисея медный змий, а во дни Авраама – принесение в жертву Исаака. Но и Данииловы времена отошли, как и времена древних патриархов. Исторические рамки выявились совсем иные, и то, что было действительностью данного периода, то самое стало давно прошедшим и в то же время – и таким же прообразом будущего, как крещение ветхозаветного Израиля в Чермном море по отношению к новозаветному крещению или описываемый у пророка Иеремии плач еврейский при уходе из Рамы по отношению к плачу матерей еврейских при избиении 14 тыс. младенцев Иродова злодеяния. То, что во дни Даниила было конкретным историческим фактом, стало соответствующим историческим типом. Так, знаем мы, произошло и с войной иудейской – вторым разрушением Иерусалима. Так, несомненно, – и с пятью первыми царствами Даниилова видения. Итак, выросшая во всечеловеческом историческом процессе в мерзко-царственную величину развратного вавилонского типа, жена-любодейца восседала и на многих водах веков и поколений человечества, и на багряном звере сатанинских свойств и сторон погрязшей во грехе той же всечеловеческой истории. Но как во дни Данииловы оформление всечеловеческого истукана прошло через смену и чередование различных человеческих царств, так и ко дням антихристовым будет что-то подобное. Так же сменится пять каких-то царств, а может быть, и иных видов власти и силы. Потом на смену явится шестой носитель власти, а затем иной – но на короткое время.

Но, конечно, для того чтобы разобраться отчетливо во всех этих таинственных указаниях Апокалипсиса, требующих от истолкователя вышечеловеческой мудрости, для этого нужно самому так или иначе войти в гущу той, будущей, эпохи и, подобно Даниилу, быть историческим наблюдателем намечаемых в этих словах событий. А отсюда ясным смысл данных указаний Апокалипсиса станет только тогда, когда наступит та эсхатологическая эпоха.

 

Апокалипсис в перспективе XX века

Аверкий (Таушев), архиеп. (†1976)

  Здесь ум, имеющий мудрость. Семь голов суть семь гор, на которых сидит жена, и семь царей, из которых пять пали, один есть, а другой еще не пришел, и когда придет, не долго ему быть.

  Св. Андрей Кесарийский в этих семи главах и семи горах видит семь царств, отличавшихся особенным мировым значением и могуществом. Таковы: 1) Ассирийское, 2) Мидийское, 3) Вавилонское, 4) Персидское, 5) Македонское, 6) Римское в двух его периодах – периоде республики и периоде империи, или периоде древне-Римском и периоде ново-Римском от императора Константина. «Под именем „пяти царей“, которые пали, св. Ипполит понимает пять прошедших веков, шестой это тот, в который было видение Апостолу, а седьмой, который еще не наступил, но который будет недолго продолжаться (…) или семь царств суть те, которые были от начала мира доселе; пять из них уже пали, шестое, при котором явлено откровение, было в древнем Риме, не наступившее седьмое – это в Риме новом» (св. Андрей, гл.54).

Апокалипсис в учении древнего христианства

Стих: Предыдущий Следующий Вернуться в главу
Цитата из Библии каждое утро
TG: t.me/azbible
Viber: vb.me/azbible