Скрыть
пятое сардоникс, шестое сердолик, седьмое хризолит, восьмое вирилл, девятое топаз, десятое хризопрас, одиннадцатое гиацинт, двенадцатое аметист.

Святые отцы

Прочие

Викторин Петавийский, сщмч. (†304)

Ст. 19-20 Основания стены города украшены всякими драгоценными камнями: основание первое яспис, второе сапфир, третье халкидон, четвертое смарагд, пятое сардоникс, шестое сердолик, седьмое хризолит, восьмое вирилл, девятое топаз, десятое хризопрас, одиннадцатое гиацинт, двенадцатое аметист

А когда [Писание] говорит, что [город будет украшен] камнями различных родов и цветов, говорит это о людях. Однако это означает и драгоценнейшее многообразие веры, которое есть в [каждом] отдельном человеке.

Толкование на Апокалипсис

Кесарий Арелатский, свт. (†542)

Ст. 19-20 Основания стены города украшены всякими драгоценными камнями: основание первое яспис, второе сапфир, третье халкидон, четвертое смарагд, пятое сардоникс, шестое сердолик, седьмое хризолит, восьмое вирилл, девятое топаз, десятое хризопрас, одиннадцатое гиацинт, двенадцатое аметист

Иоанн потому называет различные драгоценные камни в основаниях, чтобы показать дары различных благодатей, которые даны апостолам. Как сказано о Святом Духе: разделяя каждому особо, как Ему угодно (1Кор 12:11).

Изложение Откровения

Андрей Кесарийский, свт. (†637)

Ст. 19-20 Основания стены города украшены всякими драгоценными камнями. Основание первое яспис, второе сапфир, третье халкидон, четвертое смарагд, пятое сардоникс, шестое сардолик, седьмое хризолиф, восьмое вирилл, девятое топаз, десятое хрисопрас, одиннадцатое гиацинт, двенадцатое аметист

Двенадцать оснований - двенадцать дорогих камней восемь из них были носимы на нарамнике древнего первосвященника, а четыре иные, - чтобы показать согласие Нового Завета с Ветхим и преимущество в нем просиявших. И верно! ибо означаемые драгоценными камнями Апостолы украсились всякою добродетелью.

Основание первое яспис. Ясписом по цвету, подобно смарагду, зеленоватым правдоподобно обозначен Верховный Петр, носивший в теле мертвость Христову, показавший непрестанно цветущую и неувядаемую к Нему любовь и теплою верою наставивший нас на место злачное.

Второе сапфир. Подобным небесному телу сапфиром (из которого, говорят, бывает и лазурь) означается, думаю, блаженный Павел, восхищенный даже до третьего неба (2Кор. 12, 2) и покоряющихся ему привлекающий туда же, где и сам имеет жительство (Филип. 3, 20).

Tpeтьe халкидон. Этот камень в первосвященническом нарамнике не носится, но анфракс, который здесь не упомянут. Посему нужно думать, не анфракс ли назвал Святой таким именем. - Анфраксом (т. е. углем) называется блаженный Андрей Апостол, возжженный Духом.

Четвертое смарагд. Смарагдом, имеющим зеленый цвет, питающимся елеем и от него получающим блеск и красоту, обозначается проповедь Евангелиста Иоанна, Божественным елеем умягчающего происходящее в нас от грехов сожаление и уныние и драгоценным дарованием Богословия дарующего нам никогда не ослабевающую веру.

Пятое сардоникс. Вероятно, что сим камнем, имеющим цвет блестящего человеческого ногтя, обозначается Иаков, прежде других претерпевший за Христа телесное умерщвление, на что и указывает ноготь, не испытывающий боли при обрезывании.

Шестое сардий. Оранжевым по цвету и блестящим сардом, целебным при опухолях и язвах от железа, обозначается, думаю, красота добродетели блаженного Филиппа, просвещаемой огнем Божественного Духа и врачующей душевные язвы прельщенных, получаемые ими от уязвления дiаволом.

Седьмое хризолиф. Блестящим подобно золоту хризолифом обозначается, быть может, Варфоломей, блистающий многоценными добродетелями и Божественною проповедью.

Восьмое вирилл. Сим камнем, имеющим цвет моря и воздуха обозначается, полагаю, Фома совершивший дальнее путешествие для спасения Индийцев.

Девятое топазий. Черным, по цвету подобным анфраксу, топазом, источающим, как говорят, млекообразный сок, целебный для страждущих глазными болезнями, может обозначаться душа блаженного Матфея, которая, быв объята Божественною ревностью и украшена пролитием крови за Христа, врачует Евангелием слепых сердцем и напояет млеком новорожденных в вере.

Десятое хрисопрас. Хрисопрасом, превосходящим по блеску самое золото, обозначается блаженный Фаддей, который Авгарю, царю Едесскому, благовестил, означаемое золотом, Царство Христово и мертвость в нем, знаменуемую прасом.

Первоенадесять гиацинт. Лазоревым или небовидным гиацинтом правдоподобно обозначается Симон, как ревнитель Христовых дарований, имеющий небесное мудрование.

Второенадесять аметист. Багряным по цвету аметистом обозначается Матфий, удостоившийся Божественного огня при разделении языков и за пламенное влечение благоугождать Избравшему заменивший место отпадшего. - Заимствовав сие из сказанного о камнях святым Епифанием в применении к начальникам колен Израильских, мы, для упражнения читающих, повторяем здесь, как предположения и гадания об истине известной только Одному открывшему сие. Во всяком случае истинно, что основания и драгоценные камни суть Апостолы, обладающие свойствами один одного, другой иного камня, а все вообще отличительным и лучшим во всех камнях. Посему предложенные рассуждения прошу не считать как бы насильно измышленными. Ибо указанием частных свойств добродетели каждого из Апостолов мы не отвергаем их общности и единства, но желаем только раскрыть всецелое тождество, соединяющее их между собою на подобие цепи.

Толкование на Апокалипсис 555

Беда Достопочтенный, прп. (†735)

Ст. 19-20 Основания стены города украшены всякими драгоценными камнями: основание первое яспис, второе сапфир, третье халкидон, четвертое смарагд, пятое сардоникс, шестое сердолик, седьмое хризолит, восьмое вирилл, девятое топаз, десятое хризопрас, одиннадцатое гиацинт, двенадцатое аметист

Основание первое яспис. Есть много видов ясписа. Одни, зеленого цвета, окрашенные подобно цветам. Другие похожи на изумруды, но грубой расцветки; о них рассказывают, что они изгоняют призраков. Третьи похожи на белую пену морских волн, обернутую в неясный цвет. Яспис символизирует неувядаемую зелень веры, которая через воды крещения напояется таинством страданий Господа, чтобы заслужить право расцвести всяческими духовными дарами.

Имеющий такую веру отбрасывает пустой страх, как нам напоминает блаженный апостол Павел: Противник ваш дьявол ходит, как рыкающий лев, ища кого поглотить; противостойте ему твердою верою (1Пет 5:8-9). Он может и воскликнуть вместе с невестой: Возлюбленный мой бел и румян (Песн 5:10). По этой причине из этого камня сооружена и стена, и, по словам Исайи, им же украшена городская крепость.

Второе сапфир. Моисей говорит о цвете и значении этого камня, когда описывает дом Божий: Под ногами Его нечто подобное работе из чистого сапфира и, как самое небо, ясное (Исх 24:10). Иезекииль также утверждает, что место, на котором стоит престол Божий, словно бы из сапфира, и слава Божия живет в этом цвете, несущем в себе образ наднебесного. И любой подобный ему человек может воскликнуть вместе с апостолом: наше же жительство - на небесах (Флп 3:20).

Пронзенный солнечными лучами сапфир взрывается ослепительным сиянием. Так и разум святых всегда внимает небесному и ежедневно обновляется лучами Божественного света, настойчиво и горячо всеми возможными способами взыскует вечного и побуждает других искать его. Ведь когда говорят, что случившееся в Красном море случится снова, это значит, что через страдания Господа и омовение святого крещения разум смертных возносится ввысь, предвкушая небесное.

Третье халкидон. Халкидон сложно увидеть, словно слабый огонь светильника, и сияет он не в доме, но под открытым небом. Так же и те, кто, поддерживаемые тоской по небесному, остаются неизвестными людям и, словно втайне от них, живут своими постом, милостыней и молитвой. Однако когда - для учения ли, для какого иного ли служения святых - им приказывают выйти к людям, они тотчас являют [миру] свое внутреннее сияние. <…>

И тот факт, что халкидон добывают в Насамонии, то есть в эфиопской провинции, говорит нам о людях, окруженных палящим зноем любви, хоть и существует некое странное мнение, согласно которому этот камень грязен, словно темная кожа.

Четвертое смарагд. Изумруды бывают разных видов, но самый благородный из них - скифский, далее идет бактрийский, на третьем месте египетский. Изумруд означает всегда крепкие в вере души, которые, чем более на них наступают испытания века сего, символизируемые скифскими холодами, тем крепче держатся за вечное и неувядающее наследие, сохраняемое на небе. Эти души и собирают ум, и насыщают жажду ближних проповедью. Они, презираемые миром, продвигаются вперед с помощью чаши страданий Господа и дарованной им Духом Святым полнотой внутренней любви.

Пятое сардоникс. Этот камень блестит, как оникс, и красен, словно сердолик, поэтому назван по именам обоих камней - сардоникс. На свете есть много видов сардоникса: один похож на красную землю, другой кажется составленным из двух цветов, словно бы кровь просвечивает сквозь человеческий ноготь; третий состоит из трех цветов: внизу черный, посредине белый, сверху красный. С ним можно сравнить людей, красных страданиями тела и белоснежных чистотою души, но в смирении духа смотрящих на себя с презрением и утверждающих вместе с апостолом: если внешний наш человек и тлеет, то внутренний со дня на день обновляется (2Кор 4:16). И еще: Я ничего не знаю за собою, но тем не оправдываюсь (1Кор 4:4). Так же говорит и псалмопевец: хоть и ходит человек по образу Божию, то есть силой духа, напрасно он суетится (Пс 38:7), то есть по немощи плоти.

Шестое сердолик. Сердолик, насыщенного цвета крови, символизирует славу мучеников, о которой сказано: дорога в очах Господних смерть святых Его! (Пс 115:6).

Седьмое хризолит. Камень хризолит сияет, словно золото, полыхает золотыми искорками. Он напоминает тех, кто, сияя разумением вышнего и истинной мудростью, изливает на ближних, словно огненные искры, слова ободрения или даже знамения силы <…>

И поскольку такое возможно только по дару Духа, хризолит по праву занимает место седьмого основания. Ведь благодать Святого Духа часто символизируется числом семь, о чем сказано выше: От семи духов, находящихся пред престолом Его (Откр 1:4). Согласуется с этим значением и то, что этот камень бывает и сине-зеленого цвета, и эту его разновидность евреи называют «таре», потому что цвет такого камня похож на цвет моря. Зелень означает чистоту веры, называемой началом мудрости, вода же символизирует Святой Дух, о чем свидетельствуют и слова Самого Господа: Кто верует в Меня, у того, как сказано в Писании, из чрева потекут реки воды живой. Сие сказал Он о Духе, Которого имели принять верующие в Него (Ин 7:38-39).

Восьмое вирилл [берил]. Берил, словно пронзенная солнечным светом вода, светится красивым красным цветом, но не сияет по-настоящему, пока его не огранят, придав шестиугольную форму, и не отполируют. Отражаясь от углов, его сияние становится ярче.

Этот камень символизирует тех людей, кто одарен острым разумом от природы, но еще сильнее сияют отражением света небесной благодати. Соломон свидетельствовал о том, что вода символизирует глубину разумения, когда говорил: слова уст человеческих - глубокие воды (Притч 18:4).

Девятое топаз. Топаз - редкий камень, и тем он ценнее. Он состоит из двух цветов: одного - чистого золота, и другого ясного воздуха; отличается насыщенным розовым оттенком и стыдливой чистотой; яркостью же цвета похож на хризопраз, поскольку он более всего сверкает, озаряемый солнечным светом, и превосходит сиянием все драгоценные камни, представляя собой ни с чем не сравнимую радость для глаз. Однако, если ты захочешь его отполировать, он потускнеет; если же оставишь таким, каков он от природы, то он будет сиять.

Даже цари высоко ценят его великолепие и среди всех своих сокровищ не могут отыскать ничего подобного ему. Его прекраснейшие природные качества справедливо сравнивают с красотой созерцательной жизни. Ведь святые цари, чье сердце в руке Божией, достойно являли собой сокровище полноты благих дел и драгоценные камни всех добродетелей, направляя на них пронзительный взор своего чистейшего разума. И сколь горячее их душа была охвачена сладостью небесной жизни, столь чаще отражала сияние горней благодати. <…>

Говорят, что топаз родом с одного из островов Фиваиды по имени Топазион, откуда и происходит его название. Это можно понять двояко: во-первых, в этом регионе, то есть в Египте, множество монахов; а во-вторых, так, что, кто бы ни жил рядом с Солнцем правды, он обязательно окрасится сиянием небесного света.

И как на восьмом месте стоит драгоценный камень, представляющий собой совершенство деятельной жизни, так на девятом - наслаждение жизни созерцательной. Или еще потому, что из Священного Писания мы знаем о девяти чинах ангелов, чьей жизни подражает жизнь созерцательная. Или потому, что от десятины совершенного блаженства ее отделяет всего один, как я скажу, шаг - смерть.

Суть этой тоски пророк выразил следующим воздыханием: Я люблю заповеди Твои более золота и топаза (Пс 118:127), то есть более блеска всех достойных поступков, более всякой высоты и радости созерцания, возможных в этой жизни, сладостной любовью я возлюбил заповеди Твои. Первая же и наибольшая из заповедей есть: Люби Господа, Бога твоего, всем сердцем твоим, и всею душею твоею, и всеми силами твоими (Втор 6:5), - полного совершенства чего можно достичь, конечно, лишь в выси Царства Небесного.

Десятое хризопрас. Хризопраз [зеленый кварц] представляет собой смесь золотого и зеленого цветов, даже с некоторым багряным оттенком, со вкраплением золотых капель. Он родом из Индии и символизирует тех, кто сиянием совершенной любви заслужили зелень вечного отечества, путь в которое открывают и другим багряным светом своего мученичества.

Ненавидящие нынешнюю жизнь предпочитают ей вечную славу, следуя примеру явившегося во плоти Господа, и поэтому они уже теперь являют миру сияние своих заслуг, словно в Индии, то есть в стране восходящего солнца. И поскольку они надеются просиять в царстве Отца, подобно Солнцу, и царствовать в нем вместе со своим Царем, вместе с Которым теперь страдают, то по праву они помещены на десятом месте. Ведь именно динарий, который получили в уплату работники виноградника Господнего, являет собой образ вечного Царя, где исполняется совершенство любви к Богу и ближнему - весь Декалог, что не было возможно на девятой ступени.

Одиннадцатое гиацинт. Гиацинт встречается в Эфиопии; он темно-синего цвета и ни мягок, ни слишком тверд, но мягко светится и чист, и приятен для взора. С другой стороны, его сияние не всегда одинаково и изменяется вместе с состоянием неба. Когда небо ясно, камень прозрачен и приятен на вид; когда же на небо набегают облака, он мутнеет и его труднее заметить.

Гиацинт символизирует души, чей взор всегда обращен к небесному и кто, насколько это возможно для смертных, ведет жизнь, подобную ангельской. Они наставлены в том, чтобы со всяким усердием хранить сердце, чтобы не очерстветь по причине излишней тонкости восприятия и не желать искать высшего и более могущественного. Ибо Слава Божия - облекать тайною дело (Притч 25:2), то есть рассуждать о Божестве или человечестве Христа с осторожностью. Также им нужно беречься, как бы, застыв в бездействии и оцепенении, не быть унесенными обратно к началам веры, к основам учения о Боге.

Следующие царским путем охраняемы справа и слева оружием правды и, наблюдая за погодой, изменяются вместе с небом, говоря взирающим на них: Если мы выходим из себя, то для Бога; если же скромны, то для вас (2Кор 5:13). Окутавшись облаками, словно небо, они говорят: Вам не тесно в нас, но в сердцах ваших тесно (2Кор 6:12). И снова: я рассудил быть у вас не знающим ничего, кроме Иисуса Христа, и притом распятого (1Кор 2:2). И словно при свете погожего дня было сказано: Мудрость же мы проповедуем между совершенными (1Кор 2:6).

Двенадцатое аметист. Аметист - камень багряно-фиолетовый, с почти розовым отсветом, мягко искрящийся, однако иногда его багрянец кажется не огненным только, но похожим на красное вино. Багрянец напоминает о красоте Царства Небесного, тогда как фиолетово-розовый цвет символизирует смирение святых и их драгоценную смерть. Без сомнения, их разум, в основном, стремится ввысь, даже когда внешне они претерпевают различные обстояния, и посреди испытаний они постоянно помнят об обещанном Господом: Не бойся, малое стадо! ибо Отец ваш благоволил дать вам Царство (Лк 12:32). И пламя любви они передают не только друг другу, но и даже самим преследователям, умоляя на коленях: Господи! Не вмени им греха сего (Деян 7:60). Более того, испивая чашу страстей, они более опьяняются этим веселящим сердце человека вином, вспоминая о том, что Господь обещал снова пить его вместе со Своими учениками в Царстве Отца.

Изложение Откровения

Климент Александрийский, пресв. (†215)

Ст. 19-20 Основания стены города украшены всякими драгоценными камнями: основание первое яспис, второе сапфир, третье халкидон, четвертое смарагд, пятое сардоникс, шестое сердолик, седьмое хризолит, восьмое вирилл, девятое топаз, десятое хризопрас, одиннадцатое гиацинт, двенадцатое аметист

Мы знаем, что Иерусалим небесный стеной из драгоценных камней окружен, а двенадцать ворот этого небесного города, из драгоценных камней сложенного, означают, думаю, повсюду слышимый голос апостолов.

Драгоценные камни имеют разные цвета, это-то в них и драгоценно; остальная земная материя ценности не имеет; и с правом город святых, это здание духовное, символически представляется окруженным стеной из камней, в неподражаемости их нужно видеть славу Святого Духа, непреходимость и святость Его существа.

Педагог

Примасий, еп. (†560)

Ст. 19-20 Основания стены города украшены всякими драгоценными камнями: основание первое яспис, второе сапфир, третье халкидон, четвертое смарагд, пятое сардоникс, шестое сердолик, седьмое хризолит, восьмое вирилл, девятое топаз, десятое хризопрас, одиннадцатое гиацинт, двенадцатое аметист

В песне Товита мы читаем: из дорогих камней все стены твои (Тов 13:16). И еще у Исайи: Вот, Я положу камни твои в порядке и сделаю основание твое из сапфиров; и расположу яспис на укреплениях, и ворота твои сделаю из обработанных камней, и всю ограду твою - из драгоценных камней (Ис 54:11-12). И словно объясняя сказанное, чтобы не помыслил ты по плоти очертание земного изделия, он прибавляет: все сыновья твои будут научены Господом, и великий мир будет у сыновей твоих (Ис 54:13).

Блаженный Павел согласно с этим говорит: быв утверждены на основании апостолов и пророков, имея Самого Иисуса Христа краеугольным [камнем], на котором все здание, слагаясь стройно, возрастает в святый храм в Господе (Еф 2:20-21) <…> Сказав: основания украшены всякими драгоценными камнями, он теперь перечисляет камни по порядку <…> В образах всех этих камней изображается красота и основание добродетелей, которыми духовно украшен каждый из святых. Да и сам город предстает в рассказе весь словно украшенный камнями, разнообразными по крепости и изяществу.

Комментарий на Откровение

Никифор (Бажанов), архим. (†1895)

Аметист

Аметист
 (Исх.38:12) – один из драгоценных камней в наперснике первосвященника, именно третий, в третьем ряду; он бывает различных цветов, но преимущественно пурпурного. Это слово встречается в Новом Завете только однажды, именно в Откр.21:20, где говорится, что двенадцатое основание нового Иерусалима было аметист. Название камня, как полагают, происходит от слова, означающего вино. Древние греки считали его амулетом, предохраняющим от опьянения.

Библейская энциклопедия 1891г

Толковая Библия А.П. Лопухина (†1904)

Ст. 9-23 И пришел ко мне один из семи Ангелов, у которых было семь чаш, наполненных семью последними язвами, и сказал мне: пойди, я покажу тебе жену, невесту Агнца. И вознес меня в духе на великую и высокую гору, и показал мне великий город, святый Иерусалим, который нисходил с неба от Бога. Он имеет славу Божию. Светило его подобно драгоценнейшему камню, как бы камню яспису кристалловидному. Он имеет большую и высокую стену, имеет двенадцать ворот и на них двенадцать Ангелов; на воротах написаны имена двенадцати колен сынов Израилевых: с востока трое ворот, с севера трое ворот, с юга трое ворот, с запада трое ворот. Стена города имеет двенадцать оснований, и на них имена двенадцати Апостолов Агнца. Говоривший со мною имел золотую трость для измерения города и ворот его и стены его. Город расположен четвероугольником, и длина его такая же, как и широта. И измерил он город тростью на двенадцать тысяч стадий; длина и широта и высота его равны. И стену его измерил во сто сорок четыре локтя, мерою человеческою, какова мера и Ангела. Стена его построена из ясписа, а город был чистое золото, подобен чистому стеклу. Основания стены города украшены всякими драгоценными камнями: основание первое яспис, второе сапфир, третье халкидон, четвертое смарагд, пятое сардоникс, шестое сердолик, седьмое хризолит, восьмое вирилл, девятое топаз, десятое хризопрас, одиннадцатое гиацинт, двенадцатое аметист. А двенадцать ворот - двенадцать жемчужин: каждые ворота были из одной жемчужины. Улица города - чистое золото, как прозрачное стекло. Храма же я не видел в нем, ибо Господь Бог Вседержитель - храм его, и Агнец. И город не имеет нужды ни в солнце, ни в луне для освещения своего, ибо слава Божия осветила его, и светильник его - Агнец

Употребление двойного названия «жена» и «невеста», по-видимому, несовместимого, указывается на характер высшей духовности того союза, который будет соединять Господа Бога и прославленное блаженное общество святых. - Замечание 10 ст., что вознесение совершилось в духе, дает понять, что во внешнем положении тайнозрителя не прошло никакой перемены. Хотя ему было обещано показать невесту, но показывается Иерусалим не почему другому, а именно потому, что в этом городе живет невеста: по городу можно и нужно судить о его обитателях. Самая первая черта города есть слава Божья, светило для него особое, самосветящееся. Это Сам Господь Бог. Город изображается вполне благоустроенным: с высокими стенами и многочисленными воротами, вместо обыкновенных защитников, с Ангелами. Имена 12 колен суть имена колен духовного Израиля, избранного народа Божия, образовавшегося из всех народов; а имена апостолов означают то, что апостолы Иисуса Христа, если их проповедь послужила основанием для совершенства духовного Израиля. Для большей наглядности и очевидности обширности нового Иерусалима тайнозрителем сообщается в тысячах стадий занимаемое им пространство. Орудием измерения служит трость, которую имел в своей руке говоривший с Иоанном Ангел. Форма города - четыреугольный квадрат - есть указание на совершенство, устойчивость и постоянство. По обширности города мы должны судить о многочисленности его обитателей, а по планосоразмерности его устройства - о правильности, спокойствии и упорядоченности их жизни. От измерения города с 18 ст. Иоанн переходит к материалу, из которого построен город, и к изображению его необыкновенного великолепия. Так как новый Иерусалим будет действительно новым местом действительного присутствия Божия, то для него не будет нужды и в особенном храме. Прославленные праведники будут в таком тесном общении и единении с Богом, что о них можно будет сказать, что они всегда пребывают в Боге и Агнце, Иисусе Христе. Светить для Иерусалима будет не тварный свет, но свет Бож. славы - Сам Бог, Который и есть Свет и Податель света.

архиепископ Димитрий (Вознесенский) (†1947)

Ст. 19-21: Основания стены города украшены всякими драгоценными камнями: основание первое – яспис, второе – сапфир, третье халкидон, четвертое – смарагд, пятое – сардоникс, шестое – сердолик, седьмое – хризолиф, восьмое – вирилл, девятое – топаз, десятое – хризопраз, одиннадцатое – гиацинт, двенадцатое – аметист. А двенадцать ворот – двенадцать жемчужин: каждые ворота были из одной жемчужины. Улица города – чистое золото, как прозрачное стекло.

В объяснении тех знаменований, какие символизировались здесь этими двенадцатью различными камнями, мы обратимся, за неимением выбора, к толкованию св. Андрея, не потому, что считаем его вполне состоятельным и верным, но потому, что некоторую уясненность таинственным и пока еще необъяснимым указаниям видения оно все же нам дает и особенности перечисляемых там камней в знаниях своего времени оттеняет... «Основание первое – яспис. Ясписом, по цвету, подобно смарагду, зеленоватым, правдоподобно обозначен верховный Петр, носивший на теле мертвость Христову, показавший непрестанно цветущую и неувядаемую любовь к Нему и теплою верою наставивший нас на место злачное. Второе – сапфир. Подобным небесному телу сапфиром, из которого, говорят, бывает и лазурь, означается, думаю, блаженный Павел, восхищенный даже до третьего неба (2Кор.12:2) и покоряющихся ему привлекающий туда же, где и сам имеет жительство (см.: Флп.3:20). Третье – халкидон. Этот камень в первосвященническом нарамнике не носится, а носится анфракс, который здесь не упомянут. Посему нужно думать, не анфракс ли назвал святой таким именем. Анфраксом (т.е. углем) называется блаженный Андрей апостол, возжженный углем-Духом. Четвертое – смарагд. Смарагдом, имеющим зеленый цвет, питающимся елеем и от него получающим блеск и красоту, обозначается проповедь евангелиста Иоанна, божественным елеем умягчающего происходящее в нас от грехов сожаление и уныние и драгоценным дарованием богословия дарующего нам никогда не ослабевающую веру. Пятое – сардоникс. Вероятно, что сим камнем, имеющим цвет блестящего человеческого ногтя, обозначается Иаков, прежде других претерпевший за Христа телесное умерщвление, на что и указывает ноготь, не испытывающий боли при обрезывании. Шестое – сардий. Оранжевым по цвету и блестящим сардом, целебным при опухолях и язвах от железа, обозначается, думаю, красота добродетели блаженного Филиппа, просвещаемой огнем Святаго Духа и врачующей душевные язвы прельщенных, получаемые ими от уязвления диаволом. Седьмое – хризолиф. Блестящим, подобно золоту, хризолифом обозначается, быть может, Варфоломей, блистающий многоценными добродетелями и Божественною проповедью... Осмое – вирилл. Сим камнем, имеющим цвет моря и воздуха, обозначается, полагаю, Фома, совершавший дальнее путешествие для спасения индийцев. Девятое – топазий. Черным, по цвету подобным анфраксу, топазом, источающим, как говорят, целебный млекообразный сок, целебный для страждущих глазными болезнями, может обозначаться душа блаженного Матфея, которая, быв объята Божественною ревностью и украшена пролитием крови за Христа, врачует Евангелием слепых сердцем и напояет млеком новорожденных в вере. Десятое – хрисопрас. Хрисопрасом, превосходящим по блеску самое золото, обозначается блаженный Фаддей, который Авгарю, царю Эдесскому, благовестил означаемое золотом (хрисос) Царство Христово и мертвость в нем, знаменуемую прасом. Первоенадесятъ – иакинф. Лазоревым, или небовидным гиацинтом, правдоподобно, обозначается Симон как ревнитель Христовых дарований, имеющий небесное мудрование. Второенадесятъ – аметист. Багряным по цвету аметистом обозначается Матфий, удостоившийся Божественного огня при разделении языков и за пламенное влечение благоугождать Избравшему, заменявший место отпадшего» (т.е. Иуды).

Нечего, думается, и говорить, что эту символику мы не считаем установленной твердо и для кого-либо обязательной, ибо и сам св. Андрей смотрел на нее совершенно иначе. «Заимствовав сие, – говорит он, – из сказанного о камнях святым Епифанием в применении к начальникам колен Израилевых, мы, для упражнения читающих, повторяем здесь как предположения и гадания об истине, известной только одному Открывшему сие.

Во всяком случае истинно, что основания и драгоценные камни суть апостолы, обладающие свойствами один одного, другой иного камня, а все вообще отличительным и лучшим во всех камнях. Посему предложенные рассуждения прошу не считать как бы насильно измышленными. Ибо указанием частных свойств добродетели каждого из апостолов мы не отвергаем их общности и единства, но желаем только раскрыть всецелое тождество, соединяющее их между собою наподобие цепи».

Кроме анфракса, из камней ветхозаветного нарамника опущены лигурий, ахат и опихий и заменены, как мы видели, сардоником, хрисопрасом и гиацинтом. «Без сомнения, – говорит г. Яковлев, – этому изменению есть причина, но нам непонятная; а между тем слишком понятным и ощутительным представляется нам удивительное согласие сих знамений Ветхого и Нового Заветов. Двенадцать родоначальников народа Божия были для него драгоценностью. Не в высшей ли степени драгоценны двенадцать же новых родоначальников также народа Божия, образовавшегося из всех племен христианских? Если нагрудник с именами древних патриархов, вырезанными на вышесказанных дорогих камнях, был так важен, что первосвященник, когда входил во Святое, должен был иметь его на себе: да возмет, сказано, Аарон имена сынов Израилевых на слове суднем на персех, входящ во Святое на память пред Богом (Исх.28:29), то столько же или еще более важны для каждого христианина имена новых патриархов, святых апостолов, которые он должен носить вырезанными не на камнях, а на сердце, когда обращает молитвы к Спасителю Господу Богу». А отсюда не менее важно и прямо христиански необходимо, чтобы Церковь истинная действительно была апостольскою, ибо как израильтянином был лишь тот, кто происходил от того или другого из двенадцати родоначальников всей этой ветхозаветной Церкви – двенадцати сыновей Иакова, так и еще более нужно, чтобы члены новозаветной Церкви – Нового Израиля – происходили верою своею, учением и всем строем Церкви своей от двенадцати апостолов, которые отсюда и названы основаниями Церкви и ее драгоценными камнями. И потому-то и в нашем христианском богослужении мы постоянно слышим воспоминание св. апостолов, день же памяти каждого из них отмечается в богослужении нашем как праздник церковный.

Каждые ворота, далее, представлялись в видении тайнозрителя состоящими из одной жемчужины, очевидно небывалой по величине и исключительной по своей ценности, подобно тому как в Евангелии Господь и все Царство Небесное уподобил одной жемчужине (см.: Мф.13:45-46). Несомненно, и здесь указанием этим символизируется исключительное значение для нас нашего вступления в Церковь Христову. «Каждый вход, каждая дверь или ворота в Царство Божие есть драгоценность, бесценная жемчужина, несравнимая ни с какими редкостями и драгоценностями земными. Ибо, переступивши шаг один за сии таинственные двери, праведная душа насладится всеми услаждениями блаженной жизни» (Яковлев).

Апокалипсис в перспективе XX века

Аверкий (Таушев), архиеп. (†1976)

  Основания стены города украшены всякими драгоценными камнями: основание первое яспис, второе сапфир, третье халкидон, четвертое смарагд, пятое сардоникс, шестое сердолик, седьмое хризолит, восьмое вирилл, девятое топаз, десятое хризопрас, одиннадцатое гиацинт, двенадцатое аметист. А двенадцать ворот – двенадцать жемчужин: каждые ворота были из одной жемчужины. Улица города – чистое золото, как прозрачное стекло.
 

  Стена города построена из ясписа, символизирующего собою Божественную славу (см. ст. 11) и всегда цветущую и неувядающую жизнь святых. Сам город был из чистого золота, подобного чистому стеклу, в знак честности и светлости обитателей его. Основания стены города украшены всякими драгоценными камнями; собственно каждое из 12оснований представляло собой сплошной драгоценный камень. Как замечает св. Андрей, из этих 12 дорогих камней восемь были носимы на нарамнике древнего первосвященника, а четыре иные – чтобы показать согласие Нового Завета с Ветхим и преимущество просиявших в нем. И верно, ибо означаемые драгоценными камнями Апостолы украсились всякой добродетелью.

  По толкованию св. Андрея значение этих 12 камней таково: «Основание первое – Иаспис – камень зеленоватого цвета, означает верховного Апостола Петра, носившего в теле мертвость Христову и показавшего цветущую и неувядаемую любовь к Нему второе–сапфир – из которого бывает и лазурь, обозначает блаженного Павла, восхищенного даже до третьего неба; третье – халкидон – видимо, то же, что и анеракс, который был в первосвященническом нарамнике, означает блаженного Андрея Апостола, подобно углю, возженного Духом; четвертое – смарагд – имеющий зеленый цвет, питающийся елеем и от него получающий блеск и красоту, означает св. Евангелиста Иоанна, Божественным елеем умягчающего происходящее в нас от грехов сожаление и уныние и драгоценным дарованием Богословия, дарующего нам никогда не ослабевающую веру, пятое–сардоникс, камень, имеющий цвет блестящего человеческого ногтя, означает Иакова, прежде других претерпевшего за Христа телесное умерщвление; шестое – сардий – оранжевый по цвету и блестящий камень этот, целебный при опухолях и язвах от железа, обозначает красоту добродетелей блаженного Филиппа, просвещаемую огнем Божественного Духа и врачующую душевные язвы прельщенных; седьмое – хризолиф – блестящий подобно золоту, обозначает, быть может, Варфоломея, блистающего многоценными добродетелями и Божественною проповедью; осьмое – вирилл – имеющий цвет моря и воздуха, обозначает Фому, совершившего дальнее путешествие для спасения индийцев; девятое – топазий – черный камень, источающий, как говорят, млекообразный сок, целебный для страждущих глазными болезнями, обозначает блаженного Матфея, который врачует Евангелием слепых сердцем и напояет млеком новорожденных в вере; десятое – хрисопрас – превосходящий по блеску самое золото, обозначает блаженного Фаддея, который Авгарю, царю эдесскому, благовестил означаемое золотом Царство Христово и мертвостъ в нем, знаменуемую прасом; первоенадесятъ – иакинф – лазоревый или небовидный гиацинт, правдоподобно обозначает Симона, как ревнителя Христовых дарований, имеющего небесное мудрование; второенадесять – амефист – багряный по цвету камень, обозначает Матфия, удостоившегося Божественного огня при разделении языков и за пламенное влечение благоугождать Избравшему заменивший место отпадшего» (св. Андрей, гл.67).

  «Двенадцать ворот города были устроены из 12 цельных жемчужин, Двенадцать ворот, – говорит св. Андрей, – очевидно суть 12 учеников Христовых, через которых мы узнали дверь и путь жизни. Они же и 12 бисеров, как получившие просвещение и блеск от единственного многоценного бисера – Христа. Улица города – чистое золото, как прозрачное стекло. Все эти подробности выражают одну и ту же мысль, что в небесной Церкви Божией все свято, чисто, прекрасно и устойчиво, все величественно, духовно и драгоценно» (гл. 67).

Апокалипсис в учении древнего христианства

Стих: Предыдущий Следующий Вернуться в главу
Цитата из Библии каждое утро
TG: t.me/azbible
Viber: vb.me/azbible