Скрыть
А двенадцать ворот – двенадцать жемчужин: каждые ворота были из одной жемчужины. Улица города – чистое золото, как прозрачное стекло.

Святые отцы

Прочие

Викторин Петавийский, сщмч. (†304)

Ст. 21, 25 А двенадцать ворот - двенадцать жемчужин: каждые ворота были из одной жемчужины. Улица города - чистое золото, как прозрачное стекло. Ворота его не будут запираться днем; а ночи там не будет

Ворота [в виде цельных] жемчужин – это апостолы. О них сказано, что они не закрываются: через них дана благодать, которая никогда не иссякает. В этом царстве увидят лицем к лицу (1Кор. 13:12), и также: один не искал другого (Ис. 34:16).

Толкование на Апокалипсис

Кесарий Арелатский, свт. (†542)

А двенадцать ворот - двенадцать жемчужин: каждые ворота были из одной жемчужины. Улица города - чистое золото, как прозрачное стекло

Этими жемчужинами Иоанн обозначил апостолов, которые называются вратами потому, что через свое учение открывают дверь вечной жизни.

Изложение Откровения

Андрей Кесарийский, свт. (†637)

А двенадцать ворот - двенадцать жемчужин: каждые ворота были из одной жемчужины. Улица города - чистое золото, как прозрачное стекло

Двенадцать ворот очевидно суть двенадцать учеников Христовых, чрез которых мы узнали дверь и путь жизни. - Они же и двенадцать бисеров, как получившие просвещение и блеск от единственного многоценного бисера - Христа.

Улица города - чистое золото, как прозрачное стекло

Одним сравнением нельзя с точностью изъяснить благ вышнего города. Посему площадь города, по своей многоценности и представилась ему подобной золоту, а по чистоте - кристаллу; ибо у нас то и другое свойство в одном представлено быть не может. Совершенное же разумение вышнего города превосходит и слух, и видение, и мысль.

Толкование на Апокалипсис 555

Беда Достопочтенный, прп. (†735)

А двенадцать ворот - двенадцать жемчужин: каждые ворота были из одной жемчужины. Улица города - чистое золото, как прозрачное стекло

Все совершенные, которыми град Бога нашего на святой Его горе украшен и на которых основан, сияют светом духовной благодати, и все же одному дается Духом слово мудрости, другому слово знания,<… > иному дары исцелений, разные языки, иному вера, тем же Духом (1Кор 12:8-10), и т.д.

Их художник и строитель Бог (Евр 11:10), Который есть основание оснований и ради нас даже удостоился стать Первосвященником, чтобы жертвой крови Своей омыть и освятить стены града и чтобы все, чем владеет Отец, стало и Его владением. Поэтому было заповедано верховному первосвященнику возложить на грудь камни с начертанными на них именами патриархов, чтобы посредством этого прекраснейшего таинства показать, что все духовные дары, которые каждый из святых получил в отдельности и частично, достигли своей полноты равным и совершенным образом в Посреднике между Богом и людьми - человеке Иисусе Христе.

Слава главы полностью передается телу. Так же, как Свет истинный, Который просвещает всякого человека (Ин 1:9), даровал святым быть светом миру, так и Он Сам, та единственная жемчужина, которую мудрый торговец покупает, продав все свое имущество, сравнивает, тем не менее, Своих [последователей] с сияющими жемчужинами.

Изложение Откровения

Примасий, еп. (†560)

А двенадцать ворот - двенадцать жемчужин: каждые ворота были из одной жемчужины. Улица города - чистое золото, как прозрачное стекло

Иоанн уже сказал, что город был чистое золото, подобен чистому стеклу, а основания стены города украшены всякими драгоценными камнями. Я полагаю, это относится к тем, кто имеет власть в Церкви. Но теперь он прибавляет об улицах и говорит, что они также чистое золото, как прозрачное стекло, словно они не были включены в предыдущее описание. Однако я думаю, что здесь обозначены те дети, о которых говорится: Зародыш мой видели очи Твои; в Твоей книге записаны все (Пс 138:16). И еще: с простыми разговор Его (Притч 3:32).

Это потому, что они, разумеется, этим даром не были обмануты и свои помыслы рассматривали во взаимном общении. Ибо как улицы расположены внизу, так и подобные люди спасены в месте смирения. Если под улицами должно мыслить широту любви, то различными выражениями он пожелал обозначить совершенных. Но там не будет уже никого недостойного, никого не обрящется маленького и незначительного, хотя один может быть славнее другого по различию наград. И звезда от звезды, - говорит апостол, - разнится в славе. Так и при воскресении мертвых (1Кор 15:41-42).

Комментарий на Откровение

Экумений (†VIв.)

А двенадцать ворот - двенадцать жемчужин: каждые ворота были из одной жемчужины. Улица города - чистое золото, как прозрачное стекло

Жемчужина здесь появляется внове, не входя в число камней [из двух предыдущих] стихов. И можно заметить, что недавно упомянутые камни драгоценнее, чем те их [прообразы] из Ветхого Завета, которые в этих стихах перечислены. Посредством этого обозначено, что святые апостолы были сведущими в Ветхом Завете и соблюдали то, что в нем установлено. Почему и говорил апостол: по правде законной - непорочный (Флп 3:6). Но прославились они и в соблюдении заповедей Нового Завета, обладая богатым его знанием, каковое оказалось яснее и в своем образе драгоценнее, чем знание Ветхого Завета, если и вправду в законе была некая тень, а в Новом Завете - истина.

Таково значение того, что в основаниях города, которые, как говорилось, изображают апостолов, вместе положены камни Ветхого и Нового Заветов. Именно это говорил Господь в Евангелии: поэтому всякий книжник, наученный Царству Небесному, подобен хозяину, который выносит из сокровищницы своей новое и старое (Мф 13:52). А ворота города, которые мы выше представили как апостолов, были каждые из одной жемчужины, и это означает почет, чистоту и сияние их.

Улица города - чистое золото, как прозрачное стекло

Уже говорилось, что золото, и чистота, и прозрачность стекла показывают почет и чистоту жизни святых.

Комментарий на Откровение

Толковая Библия А.П. Лопухина (†1904)

Ст. 9-23 И пришел ко мне один из семи Ангелов, у которых было семь чаш, наполненных семью последними язвами, и сказал мне: пойди, я покажу тебе жену, невесту Агнца. И вознес меня в духе на великую и высокую гору, и показал мне великий город, святый Иерусалим, который нисходил с неба от Бога. Он имеет славу Божию. Светило его подобно драгоценнейшему камню, как бы камню яспису кристалловидному. Он имеет большую и высокую стену, имеет двенадцать ворот и на них двенадцать Ангелов; на воротах написаны имена двенадцати колен сынов Израилевых: с востока трое ворот, с севера трое ворот, с юга трое ворот, с запада трое ворот. Стена города имеет двенадцать оснований, и на них имена двенадцати Апостолов Агнца. Говоривший со мною имел золотую трость для измерения города и ворот его и стены его. Город расположен четвероугольником, и длина его такая же, как и широта. И измерил он город тростью на двенадцать тысяч стадий; длина и широта и высота его равны. И стену его измерил во сто сорок четыре локтя, мерою человеческою, какова мера и Ангела. Стена его построена из ясписа, а город был чистое золото, подобен чистому стеклу. Основания стены города украшены всякими драгоценными камнями: основание первое яспис, второе сапфир, третье халкидон, четвертое смарагд, пятое сардоникс, шестое сердолик, седьмое хризолит, восьмое вирилл, девятое топаз, десятое хризопрас, одиннадцатое гиацинт, двенадцатое аметист. А двенадцать ворот - двенадцать жемчужин: каждые ворота были из одной жемчужины. Улица города - чистое золото, как прозрачное стекло. Храма же я не видел в нем, ибо Господь Бог Вседержитель - храм его, и Агнец. И город не имеет нужды ни в солнце, ни в луне для освещения своего, ибо слава Божия осветила его, и светильник его - Агнец

Употребление двойного названия «жена» и «невеста», по-видимому, несовместимого, указывается на характер высшей духовности того союза, который будет соединять Господа Бога и прославленное блаженное общество святых. - Замечание 10 ст., что вознесение совершилось в духе, дает понять, что во внешнем положении тайнозрителя не прошло никакой перемены. Хотя ему было обещано показать невесту, но показывается Иерусалим не почему другому, а именно потому, что в этом городе живет невеста: по городу можно и нужно судить о его обитателях. Самая первая черта города есть слава Божья, светило для него особое, самосветящееся. Это Сам Господь Бог. Город изображается вполне благоустроенным: с высокими стенами и многочисленными воротами, вместо обыкновенных защитников, с Ангелами. Имена 12 колен суть имена колен духовного Израиля, избранного народа Божия, образовавшегося из всех народов; а имена апостолов означают то, что апостолы Иисуса Христа, если их проповедь послужила основанием для совершенства духовного Израиля. Для большей наглядности и очевидности обширности нового Иерусалима тайнозрителем сообщается в тысячах стадий занимаемое им пространство. Орудием измерения служит трость, которую имел в своей руке говоривший с Иоанном Ангел. Форма города - четыреугольный квадрат - есть указание на совершенство, устойчивость и постоянство. По обширности города мы должны судить о многочисленности его обитателей, а по планосоразмерности его устройства - о правильности, спокойствии и упорядоченности их жизни. От измерения города с 18 ст. Иоанн переходит к материалу, из которого построен город, и к изображению его необыкновенного великолепия. Так как новый Иерусалим будет действительно новым местом действительного присутствия Божия, то для него не будет нужды и в особенном храме. Прославленные праведники будут в таком тесном общении и единении с Богом, что о них можно будет сказать, что они всегда пребывают в Боге и Агнце, Иисусе Христе. Светить для Иерусалима будет не тварный свет, но свет Бож. славы - Сам Бог, Который и есть Свет и Податель света.

архиепископ Димитрий (Вознесенский) (†1947)

Ст. 19-21: Основания стены города украшены всякими драгоценными камнями: основание первое – яспис, второе – сапфир, третье халкидон, четвертое – смарагд, пятое – сардоникс, шестое – сердолик, седьмое – хризолиф, восьмое – вирилл, девятое – топаз, десятое – хризопраз, одиннадцатое – гиацинт, двенадцатое – аметист. А двенадцать ворот – двенадцать жемчужин: каждые ворота были из одной жемчужины. Улица города – чистое золото, как прозрачное стекло.

В объяснении тех знаменований, какие символизировались здесь этими двенадцатью различными камнями, мы обратимся, за неимением выбора, к толкованию св. Андрея, не потому, что считаем его вполне состоятельным и верным, но потому, что некоторую уясненность таинственным и пока еще необъяснимым указаниям видения оно все же нам дает и особенности перечисляемых там камней в знаниях своего времени оттеняет... «Основание первое – яспис. Ясписом, по цвету, подобно смарагду, зеленоватым, правдоподобно обозначен верховный Петр, носивший на теле мертвость Христову, показавший непрестанно цветущую и неувядаемую любовь к Нему и теплою верою наставивший нас на место злачное. Второе – сапфир. Подобным небесному телу сапфиром, из которого, говорят, бывает и лазурь, означается, думаю, блаженный Павел, восхищенный даже до третьего неба (2Кор.12:2) и покоряющихся ему привлекающий туда же, где и сам имеет жительство (см.: Флп.3:20). Третье – халкидон. Этот камень в первосвященническом нарамнике не носится, а носится анфракс, который здесь не упомянут. Посему нужно думать, не анфракс ли назвал святой таким именем. Анфраксом (т.е. углем) называется блаженный Андрей апостол, возжженный углем-Духом. Четвертое – смарагд. Смарагдом, имеющим зеленый цвет, питающимся елеем и от него получающим блеск и красоту, обозначается проповедь евангелиста Иоанна, божественным елеем умягчающего происходящее в нас от грехов сожаление и уныние и драгоценным дарованием богословия дарующего нам никогда не ослабевающую веру. Пятое – сардоникс. Вероятно, что сим камнем, имеющим цвет блестящего человеческого ногтя, обозначается Иаков, прежде других претерпевший за Христа телесное умерщвление, на что и указывает ноготь, не испытывающий боли при обрезывании. Шестое – сардий. Оранжевым по цвету и блестящим сардом, целебным при опухолях и язвах от железа, обозначается, думаю, красота добродетели блаженного Филиппа, просвещаемой огнем Святаго Духа и врачующей душевные язвы прельщенных, получаемые ими от уязвления диаволом. Седьмое – хризолиф. Блестящим, подобно золоту, хризолифом обозначается, быть может, Варфоломей, блистающий многоценными добродетелями и Божественною проповедью... Осмое – вирилл. Сим камнем, имеющим цвет моря и воздуха, обозначается, полагаю, Фома, совершавший дальнее путешествие для спасения индийцев. Девятое – топазий. Черным, по цвету подобным анфраксу, топазом, источающим, как говорят, целебный млекообразный сок, целебный для страждущих глазными болезнями, может обозначаться душа блаженного Матфея, которая, быв объята Божественною ревностью и украшена пролитием крови за Христа, врачует Евангелием слепых сердцем и напояет млеком новорожденных в вере. Десятое – хрисопрас. Хрисопрасом, превосходящим по блеску самое золото, обозначается блаженный Фаддей, который Авгарю, царю Эдесскому, благовестил означаемое золотом (хрисос) Царство Христово и мертвость в нем, знаменуемую прасом. Первоенадесятъ – иакинф. Лазоревым, или небовидным гиацинтом, правдоподобно, обозначается Симон как ревнитель Христовых дарований, имеющий небесное мудрование. Второенадесятъ – аметист. Багряным по цвету аметистом обозначается Матфий, удостоившийся Божественного огня при разделении языков и за пламенное влечение благоугождать Избравшему, заменявший место отпадшего» (т.е. Иуды).

Нечего, думается, и говорить, что эту символику мы не считаем установленной твердо и для кого-либо обязательной, ибо и сам св. Андрей смотрел на нее совершенно иначе. «Заимствовав сие, – говорит он, – из сказанного о камнях святым Епифанием в применении к начальникам колен Израилевых, мы, для упражнения читающих, повторяем здесь как предположения и гадания об истине, известной только одному Открывшему сие.

Во всяком случае истинно, что основания и драгоценные камни суть апостолы, обладающие свойствами один одного, другой иного камня, а все вообще отличительным и лучшим во всех камнях. Посему предложенные рассуждения прошу не считать как бы насильно измышленными. Ибо указанием частных свойств добродетели каждого из апостолов мы не отвергаем их общности и единства, но желаем только раскрыть всецелое тождество, соединяющее их между собою наподобие цепи».

Кроме анфракса, из камней ветхозаветного нарамника опущены лигурий, ахат и опихий и заменены, как мы видели, сардоником, хрисопрасом и гиацинтом. «Без сомнения, – говорит г. Яковлев, – этому изменению есть причина, но нам непонятная; а между тем слишком понятным и ощутительным представляется нам удивительное согласие сих знамений Ветхого и Нового Заветов. Двенадцать родоначальников народа Божия были для него драгоценностью. Не в высшей ли степени драгоценны двенадцать же новых родоначальников также народа Божия, образовавшегося из всех племен христианских? Если нагрудник с именами древних патриархов, вырезанными на вышесказанных дорогих камнях, был так важен, что первосвященник, когда входил во Святое, должен был иметь его на себе: да возмет, сказано, Аарон имена сынов Израилевых на слове суднем на персех, входящ во Святое на память пред Богом (Исх.28:29), то столько же или еще более важны для каждого христианина имена новых патриархов, святых апостолов, которые он должен носить вырезанными не на камнях, а на сердце, когда обращает молитвы к Спасителю Господу Богу». А отсюда не менее важно и прямо христиански необходимо, чтобы Церковь истинная действительно была апостольскою, ибо как израильтянином был лишь тот, кто происходил от того или другого из двенадцати родоначальников всей этой ветхозаветной Церкви – двенадцати сыновей Иакова, так и еще более нужно, чтобы члены новозаветной Церкви – Нового Израиля – происходили верою своею, учением и всем строем Церкви своей от двенадцати апостолов, которые отсюда и названы основаниями Церкви и ее драгоценными камнями. И потому-то и в нашем христианском богослужении мы постоянно слышим воспоминание св. апостолов, день же памяти каждого из них отмечается в богослужении нашем как праздник церковный.

Каждые ворота, далее, представлялись в видении тайнозрителя состоящими из одной жемчужины, очевидно небывалой по величине и исключительной по своей ценности, подобно тому как в Евангелии Господь и все Царство Небесное уподобил одной жемчужине (см.: Мф.13:45-46). Несомненно, и здесь указанием этим символизируется исключительное значение для нас нашего вступления в Церковь Христову. «Каждый вход, каждая дверь или ворота в Царство Божие есть драгоценность, бесценная жемчужина, несравнимая ни с какими редкостями и драгоценностями земными. Ибо, переступивши шаг один за сии таинственные двери, праведная душа насладится всеми услаждениями блаженной жизни» (Яковлев).

Апокалипсис в перспективе XX века

Аверкий (Таушев), архиеп. (†1976)

  Основания стены города украшены всякими драгоценными камнями: основание первое яспис, второе сапфир, третье халкидон, четвертое смарагд, пятое сардоникс, шестое сердолик, седьмое хризолит, восьмое вирилл, девятое топаз, десятое хризопрас, одиннадцатое гиацинт, двенадцатое аметист. А двенадцать ворот – двенадцать жемчужин: каждые ворота были из одной жемчужины. Улица города – чистое золото, как прозрачное стекло.
 

  Стена города построена из ясписа, символизирующего собою Божественную славу (см. ст. 11) и всегда цветущую и неувядающую жизнь святых. Сам город был из чистого золота, подобного чистому стеклу, в знак честности и светлости обитателей его. Основания стены города украшены всякими драгоценными камнями; собственно каждое из 12оснований представляло собой сплошной драгоценный камень. Как замечает св. Андрей, из этих 12 дорогих камней восемь были носимы на нарамнике древнего первосвященника, а четыре иные – чтобы показать согласие Нового Завета с Ветхим и преимущество просиявших в нем. И верно, ибо означаемые драгоценными камнями Апостолы украсились всякой добродетелью.

  По толкованию св. Андрея значение этих 12 камней таково: «Основание первое – Иаспис – камень зеленоватого цвета, означает верховного Апостола Петра, носившего в теле мертвость Христову и показавшего цветущую и неувядаемую любовь к Нему второе–сапфир – из которого бывает и лазурь, обозначает блаженного Павла, восхищенного даже до третьего неба; третье – халкидон – видимо, то же, что и анеракс, который был в первосвященническом нарамнике, означает блаженного Андрея Апостола, подобно углю, возженного Духом; четвертое – смарагд – имеющий зеленый цвет, питающийся елеем и от него получающий блеск и красоту, означает св. Евангелиста Иоанна, Божественным елеем умягчающего происходящее в нас от грехов сожаление и уныние и драгоценным дарованием Богословия, дарующего нам никогда не ослабевающую веру, пятое–сардоникс, камень, имеющий цвет блестящего человеческого ногтя, означает Иакова, прежде других претерпевшего за Христа телесное умерщвление; шестое – сардий – оранжевый по цвету и блестящий камень этот, целебный при опухолях и язвах от железа, обозначает красоту добродетелей блаженного Филиппа, просвещаемую огнем Божественного Духа и врачующую душевные язвы прельщенных; седьмое – хризолиф – блестящий подобно золоту, обозначает, быть может, Варфоломея, блистающего многоценными добродетелями и Божественною проповедью; осьмое – вирилл – имеющий цвет моря и воздуха, обозначает Фому, совершившего дальнее путешествие для спасения индийцев; девятое – топазий – черный камень, источающий, как говорят, млекообразный сок, целебный для страждущих глазными болезнями, обозначает блаженного Матфея, который врачует Евангелием слепых сердцем и напояет млеком новорожденных в вере; десятое – хрисопрас – превосходящий по блеску самое золото, обозначает блаженного Фаддея, который Авгарю, царю эдесскому, благовестил означаемое золотом Царство Христово и мертвостъ в нем, знаменуемую прасом; первоенадесятъ – иакинф – лазоревый или небовидный гиацинт, правдоподобно обозначает Симона, как ревнителя Христовых дарований, имеющего небесное мудрование; второенадесять – амефист – багряный по цвету камень, обозначает Матфия, удостоившегося Божественного огня при разделении языков и за пламенное влечение благоугождать Избравшему заменивший место отпадшего» (св. Андрей, гл.67).

  «Двенадцать ворот города были устроены из 12 цельных жемчужин, Двенадцать ворот, – говорит св. Андрей, – очевидно суть 12 учеников Христовых, через которых мы узнали дверь и путь жизни. Они же и 12 бисеров, как получившие просвещение и блеск от единственного многоценного бисера – Христа. Улица города – чистое золото, как прозрачное стекло. Все эти подробности выражают одну и ту же мысль, что в небесной Церкви Божией все свято, чисто, прекрасно и устойчиво, все величественно, духовно и драгоценно» (гл. 67).

Апокалипсис в учении древнего христианства

Стих: Предыдущий Следующий Вернуться в главу
Цитата из Библии каждое утро
TG: t.me/azbible
Viber: vb.me/azbible