Скрыть

Толкования:

Блж. Иероним Стридонский

Но князь царства Персидского стоял против меня двадцать один день; но вот, Михаил, один из первых князей, пришел помочь мне, и я остался там при царях Персидских

Но князь царства персидского стоял против меня двадцать один день

Как мне кажется, это тот ангел, которому вверена Персия, согласно с тем, что мы читаем в Второзаконии (32:8): егда разделяше Вышний языки и рассея сыны Адамовы, постави пределы языков по числу ангел Божиих. Это те князья, о которых и апостол Павел говорит премудрость глаголем в совершенных, юже никтоже от князей века сего разуме. Аще бо быша разумели, не быша Господа славы распяли (1Кор. 2:6–8). Стоял же против него князь, то есть ангел персов, действуя в пользу вверенной ему страны, чтобы не был отпущен из плена весь народ. И хотя с первого дня, как пророк расположил сердце свое к уразумению, он был услышан Богом, но, может быть, потому и не был послан к нему ангел Божий для возвещения ему милости Божией, что в течение двадцати одного дня против него стоял князь персидский, перечислявший грехи народа иудейского [в доказательство того], что он справедливо удерживается в плену и не должен быть отпущен.

И вот Михаил, один из первых князей, пришел на помощь мне

Когда ангел персов противустоял молениям твоим и тому, чтобы был послан в тебе я, приносивший пред Богом молитвы твои, ко мне на помощь пришел ангел Михаил, охраняющий народ израильский. Под первыми же князьями мы разумеем архангелов.

И я оставался там при царе персидском. Царем персидским называет ангела, то есть князя, и дает знать, что он оставался несколько времени подле Михаила, говорившего против князя персидского.

Толкование на книги пророков Даниила, Осии, Иоиля.

Лопухин А.П.

Но князь царства Персидского стоял против меня двадцать один день; но вот, Михаил, один из первых князей, пришел помочь мне, и я остался там при царях Персидских

См. Толкование на Дан. 10:11

Прп. Ефрем Сирин

Князь же царства персскаго стояше противу мне двадесят и един день. Он противился мне по ревности к славе Божией; потому что Иудеи сами не хотели с своими соотечественниками идти из Вавилона, хулили отечественную землю, порицали ее доброту, и души их недостойны были избавления. Посему-то князь царства персского не оставлял Ангела, который шел извести Иудеев из плена, так как не прекратилось еще упорство их. И пока к посылаемому избавить Иудеев не пришел на помощь Михаил, не опускал рук противостоявший ему Ангел, двадцать один день боролся с ним и препятствовал ему возвестить Даниилу, для чего он посылается.

Итак, Ангел прибавляет: и се Михаил, един от старейшин первых прииде. И приидох сказати тебе. Смысл слов сих таков: Божеству угодно, чтобы и препирались между собою Ангелы с любовью. Так, один из Ангелов препирался о том, чтобы народ иудейский оставался в рабстве, которое возлюбила свобода Иудеев. А другие два Ангела стараются об изведении Иудеев из плена, к чему побуждала их молитва Даниилова. Или, те же слова могут иметь и такой смысл: по смешении языков при столпотворении каждому народу дан Ангел, быть предстоятелем и князем его. Так, дан Ангел и народу еврейскому, и предстоятельство в нем поручено Ангелу Михаилу. Когда же Иудеи были пленниками в Вавилоне и протекло семьдесят лет плена - время, определенное по суду Божию; тогда Даниил молился Богу об освобождении и возвращении народа своего. Ибо до исполнения семидесяти лет Пророк не молился об освобождении народа. Но исшествию Иудеев из Вавилона препятствовал и противился Гавриилу и Михаилу князь, то есть, Ангел народа персидского. Препятствовал же, во-первых, потому, что скорбел о состоянии неверного персидского народа и утешался зрением народа, хранящего закон израильский, а также зрением Пророков и святых Иудеев. Во-вторых, он надеялся, что если Иудеи останутся в Вавилоне и не выйдут оттуда, то добродетелями своими исправят, может быть, и народ персидский, и приведут к богобоязненности. Достаточным же предлогом к такой надежде служили Даниил и три его товарища, как засвидетельствовали и сами Вавилоняне, когда воскликнули: несть Бога другаго, кроме Бога Седрахова, Мисахова и Авденаго (Дан.3:96). Так взывали они, когда увидели чудо в пещи горящей и во рве львином, в котором был Даниил.

Прп. Исидор Пелусиот

Но князь царства Персидского стоял против меня двадцать один день; но вот, Михаил, один из первых князей, пришел помочь мне, и я остался там при царях Персидских

Думаю, что человеку святому не возможет воспротивиться демон. И сие явствует из того, что Апостолы изгоняли демонов, а также и из того, что Павел словом изгнал духа прорицания, приводившего в смущение людей (Деян. 16:16). Да и в мученических храмах благодать, неотступно пребывающая в телах святых, мучит демонов. А если сие подлинно так, что показывает и действительный опыт, то как мог демон противостоять Ангелу?

Напротив того, думаю - хотя не утверждаю сего, высказываю же только свое мнение - что могло быть противостояние Ангела Ангелу, потому что, по словам Моисея, каждому народу уделен Ангел; ибо сказано у Моисея: егда разеляше Вышний языки, яко разсея сыны Адамовы, постави пределы языков по числу Ангел Божиих (Втор. 32:8). А если скажешь: почему же один Ангел другому не уступал? То отвечу, что весьма они уступали друг другу, однако же твердо стояли оба в Божественном законе: один указывал на Божественное повеление, требующее освободить Иудеев из плена, даже если не хотят и не покаются они, а другой, опираясь на деяния Иудеев, утверждал, что справедливость требует оставаться им еще в земле чуждой. Поскольку Бог обещал исшествие благочестивым и праведным, то должно, говорил Ангел, замедлить с исполнением повеления, так как Иудеи еще не покаялись и не обратились к молитве.

А что Бог похваляет и ненависть к злонравию, подтверждает это бывшее с Финеесом, потому что его, в одно мгновение совершившего два убийства, Бог почтил священством, чего не соделал бы, если бы узаконивал только благость. И закон повелевал, чтобы раба Еврея освобождали на седьмой год, а если не захочет стать свободным, приводили к дверям скинии, где провертывали ему ухо, и он навсегда уже оставался рабом (Исх. 21:6). Иудеи же, когда наступило время освобождения, не показали ни малой заботливости об освобождении, потому, может быть, что желали жить вместе с варварами и подражали их нечестию и образу мыслей. Поэтому Ангел Персов утверждал, что вовсе не следует давать Иудеям свободы, если и закон освобождает желающих, а на желающих оставаться в рабстве подтверждает приговор о владычестве над ними, не побеждаясь бесчеловечием, но полагая в основание справедливость. Но другой Ангел, противопоставляя справедливости благость, полагал, что должна препобедить Божия милость, предопределившая освободить Иудеев, даже если будут и недостойны.

Поэтому оба Ангела препирались по Божественному закону: один - как ненавистник злонравия, а другой - как исполненный благости. Ибо то и другое восхваляет Бог. Но победила милость, потому что благостью устранена справедливость, а после Божественного приговора всякое слово недействительно. Нередко и воины препираются между собою, и каждая сторона выставляет на вид то, чего требует справедливость, но приговор царя решает спор. Сие же сказано и соделано было на пользу, чтобы и Даниилу Пророку знать, что он услышан, и народ, услышав, что Бог, по собственному Своему обетованию и по ходатайству праведного, спасает его, даже недостойного соделаться более целомудренным и возжелать исшествия в той мысли, что весьма великие улучит блага, если сподобится увидеть отечество.

Письма. Книга I.

Свт. Иоанн Златоуст

Но князь царства Персидского стоял против меня двадцать один день; но вот, Михаил, один из первых князей, пришел помочь мне, и я остался там при царях Персидских

Ты слышал, что когда Всевышний давал уделы народам и расселял сынов человеческих, тогда поставил пределы народов по числу сынов Израилевых [в ц.слав: Ангелов Божиих] (Втор. 32:8)? Каждый народ имеет покровительствующего ангела, который желает быть сильнее других.

Князь царства Персидского стоял против меня. Не о земном ли начальнике говорит он? Нет, потому что и в другом месте он говорит: вот, придет князь Греции. Мне кажется, что этот князь не из числа начальников, или прави­телей народных, но из числа высших сил. Потом, когда другие ангелы не могли устоять против него, он и говорит об этом пророку. Иудеи, говорит, освобождены. Чего же ты еще просишь? И вот, Михаил, один из первых князей, пришел помочь мне, и я остался там при царях Персидских. А теперь я пришел возвестить тебе, что будет с народом твоим в последние времена. Почему Михаил не приходил ранее двадцати дней? Мне кажется, он хочет пока­зать пророку, что он просит недозволенного, противозаконного и трудного, как бы ставит в затруднение и ангелов. Потому и Михаил не тотчас, не в самом начале приходит на по­мощь, но впоследствии, чтобы внушить, что недостойны были возвращения (иудеи) жившие после. Ангелы оскорблены этим. И я остался там — или для того, чтобы убедить, или воспрепятствовать. Но какой же ангел станет противиться, услы­шав, что Бог дарует благодать? Я думаю, что здесь дело представляется в чувственном образе, подобно тому, как в другом месте сказано: кто увлек бы Ахава (2 Парал. 18:19); и еще: итак оставь Меня, да воспламенится гнев Мой на них, и истреблю их (Исх. 32:10). Пророк как бы удерживает Бога, — но ведь Он не терпит препятствий или принуждения. Так точно и здесь. И в дру­гом месте говорится: отпусти Меня, ибо взошла заря (Быт. 32:26); и еще об ангеле и ослице: если бы она не своротила от Меня (Чис. 22:33); и еще: только лице его Я приму (Иов. 42:8). Следовательно, этим показывается не то, будто ангел проти­вится Богу, но только то, что ангелы оскорбляются. Такую силу имел Даниил!

Толкование на книгу пророка Даниила. Глава 10.

Стих: Предыдущий Следующий Вернуться в главу
Цитата из Библии каждое утро в Telegram.
t.me/azbible