Скрыть
въ по́тѣ лица̀ твоегѡ̀ снѣ́си хлѣ́бъ тво́й, до́ндеже возврати́шисѧ въ зе́млю, ѿ неѧ́же взѧ́тъ є҆сѝ: ꙗ҆́кѡ землѧ̀ є҆сѝ, и҆ въ зе́млю ѿи́деши.

Святые отцы

Прочие

Ефрем Сирин, прп. (†373)

Ст. 17-19 И Адаму рече: яко послушал еси гласа жены твоея и ял еси от древа, егоже заповедах тебе сего единаго не ясти, от него ял еси: проклята земля в делех твоих, в печалех снеси тую вся дни живота твоего: терния и волчцы возрастит тебе, и снеси траву селную: в поте лица твоего снеси хлеб твой, дондеже возвратишися в землю, от неяже взят еси: яко земля еси, и в землю отидеши

Когда Бог изрек определение Еве, в Адаме не обнаружилось покаяния; тогда и на него налагает наказание и говорит: яко послушал еси гласа жены твоея, и согласился вкусить от древа, егоже заповедах тебе сего единого не ясти… проклята земля ради тебя. Хотя за виновного Адама наказывается неповинная земля, но проклятием земли, которая не может страдать, подвергался страданию Адам, который мог страдать. Поскольку проклята стала земля, то подпал проклятию и тот, кто не был проклят. Не сказал же Бог, что в наказание человеку обратится проклятие, какому подпадает земля, ибо и ему самому произнес приговор, сказав: в печалех снеси тую вся дни живота твоего по преступлении заповеди. Как при соблюдении заповеди вкушал бы ты плоды ее беспечально, так теперь, после греха, земля терния и волчцы возрастит тебе, которых не произращивала, если бы не согрешил ты. Снеси траву селную, - ибо, вняв пустому обольщению жены, презрел ты вожделенные плоды райские: в поте лица твоего снеси хлеб твой, - потому что не угодно тебе было без всякого труда наслаждаться утешениями Едемского сада. И так продолжится для тебя, дондеже возвратишися в землю, от неяже взят еси, ибо презрел ты заповедь, которая вскоре даровала бы тебе вечную жизнь, пока тебе не дозволялось вкусить плодов древа жизни. И поскольку ты - от земли, но забыл сие, то возвратишися в землю, и через это уничижение познаешь, что ты такое.

И сатана, сотворенный в те же шесть дней, когда сотворен и змий, в которого и вошел он, до того шестого дня был так же прекрасен, как прекрасны были Адам и Ева до преступления заповеди. Но сатана, соделавшийся в тот же день уже втайне сатаной, был обвинен и осужден тогда же тайно, потому что Бог не восхотел открыть прародителям Своего суда над ним, чтобы не смогли они предузнать его искушения. Потому-то и сказала жена: змий прельсти мя (Быт.3:13), - а не сатана.

Итак, сатана осужден был тайно, а с ним осуждены и все воинства его. Грех великий, но наказание казалось бы мало, если бы постигло только одного или некоторых. Однако теперь как Еве и всем дщерям ее определены болезни рождения, как Адаму и всем чадам его определены печали и смерть, как змию и всему семени его определено быть в попрании, - так и бывшему в змие со всеми воинствами его определено идти в огонь. Но это сокрыто в Ветхом Завете и открыто в Новом Завете Господом нашим, Который говорит: О суде же, яко князь мира сего осужден бысть (Ин.16:11), - то есть он (сатана) был тогда обвинен.

Толкования на священное Писание. Книга Бытия

Амвросий Медиоланский, свт. (†397)

в поте лица твоего будешь есть хлеб, доколе не возвратишься в землю, из которой ты взят, ибо прах ты и в прах возвратишься

Возникает вопрос: что стало причиной смерти Адама - природа дерева или Бог? Если мы припишем причину смерти дереву, тогда, видимо, плод этого дерева окажется сильнее животворного дуновения Бога, ибо способен умертвить того, кого оживило Божие дуновение. Если же мы посчитаем Бога виновником смерти, тогда нас обвинят в сходном нечестии: ведь если Бог мог простить и не простил, Он безжалостен, а если не мог простить, Он бессилен.

Посмотрим, как следует разрешить это затруднение. Если не ошибаюсь, причиной смерти стало непослушание, и потому человек сам для себя сделался причиной смерти, а вовсе не Бог был ее виновником. Ведь если врач предпишет больному остерегаться того, что считает для него вредным, а тот не пожелает воздерживаться от запретного и умрет, то не врач, но скорее он сам будет повинен в собственной смерти. Так и Бог, словно хороший врач, запретил Адаму вкушать от того, что окажется для него вредоносным.

О рае

Иоанн Златоуст, свт. (†407)

в поте лица твоего будешь есть хлеб, доколе не возвратишься в землю, из которой ты взят, ибо прах ты и в прах возвратишься

Ты будешь терпеть это, доколе не наступит конец твоей жизни, когда ты разрешишься в землю, из которой и был образован. Хотя Я дал тебе природу телесную, по Моему человеколюбию, но это тело (произошло) из земли и будет опять землею: «земля еси и в землю отыдеши». Чтобы этого не было, Я повелел вам не касаться того древа, присовокупив: «в оньже аще день снесте от него, смертию умрете». Я не хотел этого, но так как с Моей стороны сделано все, а ты сам устроил себе это, то не вини никого другого, но приписывай все своей беспечности. Здесь рождается у нас еще другой вопрос, который, если вам угодно, мы решим вкратце, и затем окончим слово. «Рече, – сказано, – Бог: в оньже аще день снесте от него, смертию умрете»; а оказывается, что они после преслушания и вкушения жили еще много лет. Это представляется недоумением только для тех, которые поверхностно относятся к приведенным словам. Но кто слушает с добрым размышлением, для того ясно сказанное, и для внимательного не представляет никакого недоумения. Хотя они (Адам и Ева) прожили много лет, но с той уже минуты, как услышали: «земля еси, и в землю отыдеши», они получили смертный приговор, сделались смертными и, можно сказать, умерли. Указывая на это, Писание и сказало: «в оньже аще день снесте, смертию умрете» – вместо того, чтобы сказать: получите приговор – быть уже смертными. Как в человеческих судах, человек приговоренный к отсечению головы, будучи затем посажен в темницу, хотя бы и долго пробыл там, будет проводить жизнь не лучше мертвых, так как уже предан смерти приговором, – так подобным же образом и прародители с того самого дня, в который услышали смертный приговор, хотя и долго еще прожили, но по приговору уже умерли.

Беседы на книгу Бытия. Беседа 17

Августин Аврелий, блж. (†430)

Ст. 17-19 Адаму же сказал: за то, что ты послушал голоса жены твоей и ел от дерева, о котором Я заповедал тебе, сказав: не ешь от него, проклята земля за тебя; со скорбью будешь питаться от нее во все дни жизни твоей; терния и волчцы произрастит она тебе; и будешь питаться полевою травою; в поте лица твоего будешь есть хлеб, доколе не возвратишься в землю, из которой ты взят, ибо прах ты и в прах возвратишься

А что мы скажем о приговоре, вынесенном мужу? Быть может, того, кто весьма богат, а потому без малейшего труда получает средства пропитания и не трудится на земле, следует считать избежавшим приговора, который гласит: проклята земля за тебя; со скорбию будешь питаться от нее во все дни жизни твоей. Терния и волчцы произрастит она тебе; и будешь питаться полевою травою. В поте лица твоего будешь есть хлеб, доколе не возвратишься в землю, из которой ты взят; ибо прах ты и в прах возвратишься? Очевидно, однако, что никто не в силах избежать этого приговора, ибо всякий, кто рожден в эту жизнь, с трудом находит истину по вине тленного тела. Как говорит Соломон, тленное тело отягощает душу, и эта земная храмина подавляет многозаботливый ум (Прем 9:15). В этом и заключаются труды и скорби человека, взятого из земли. А терния и волчцы суть жала мучительных вопрошаний или размышлений о том, где бы добыть пропитание в этой жизни; если их не вырывают и не выбрасывают за пределы Божиего поля, они обычно заглушают семя слова, дабы оно не плодоносило в человеке, как сказал Господь в Евангелии.

О книге Бытия против манихеев.

Феодорит Кирский, блж. (†457)

Ст. 17-19 Адаму же сказал: за то, что ты послушал голоса жены твоей и ел от дерева, о котором Я заповедал тебе, сказав: не ешь от него, проклята земля за тебя; со скорбью будешь питаться от нее во все дни жизни твоей; терния и волчцы произрастит она тебе; и будешь питаться полевою травою; в поте лица твоего будешь есть хлеб, доколе не возвратишься в землю, из которой ты взят, ибо прах ты и в прах возвратишься.

Лукавый совершил такого рода утонченнейший обман, [использовав] дьявольскую зависть и женское легкомыслие; но прежде губитель нашего естества, чтобы быть более убедительным, сам искушал Адама. И тот был изгнан из рая и отправлен на родную землю, получив в удел пот, изнурительный труд и бедствия; будто некой узде, он был предан земным трудам, страданиям и другим жизненным невзгодам. Поскольку он не смог благоразумно перенести ту [райскую] жизнь без забот и печалей, то оказался неразлучно связанным с несчастьем, чтобы, вследствие переносимых от труда болезней, быть удаленным от благоденствия. Смертью же Законодатель [Спаситель] пресек борьбу с грехом, своей карой выказав человеколюбие. Ведь когда Установитель законов [Господь] связал со смертью преступление, оказалось так, что он прекратил это наказание, управив его во спасение. Смерть настигает всякое живое существо, прекращает действие болезни, избавляет от тягот, от пота освобождает, скорби и заботы изгоняет, завершает телесные страдания. Благодаря такого рода человеколюбию, Судия уничтожил наказание.

О воплощении Слова


в поте лица твоего будешь есть хлеб, доколе не возвратишься в землю, из которой ты взят, ибо прах ты и в прах возвратишься. 

      Почему, именуя Бога благим, приписываете Ему такую жестокость? Ибо немилосердно и бесчеловечно за малое вкушение наложить такое наказание, не только на согрешивших, но и на происшедших от них

      Решившимся пребывать в благочестии прежде всего нужно убедиться, что все совершаемое, или повелеваемое Богом всяческих и свято, и праведно, и благо, и человеколюбиво. Ибо, если исповедуем, что Богу свойственно все сие, то таковыми же надлежит почитать Его распоряжения и повеления. Притом нужно знать, что всякий закон, преимущественно же божественный закон, хотя бы предписывал что и малое, имеет равную силу с законом, повелевающим, или запрещающим делать великое. Например, закон повелевает обрезаться; преступающий его не делает никакого вреда ближнему, однако же Законоположник говорит: всякий «не обрезанный... мужеский пол, иже не обрежется... в день осмый, погубится» (Быт. 17:14); и какое наказание определил убийцам и прелюбодеям, такое же назначил и сему. Но мерзкие еретики, явно восстающие против ветхозаветного Писания, вероятно будут порицать и этот закон.
      Поэтому представлю доказательства из евангельского законоположения. В этих законах находим, что похотливо воззревший на жену обвиняется в прелюбодеянии (Мф. 5:8), и всуе гневающийся повинен суду; а кто называет брата «рака» подлежит обвинению, и кто называет «уроде», достоин геенны (Мф. 5:22), и клянущийся, хотя бы клялся в истине, принадлежит к диавольскому обществу (Мф. 5:37). Итак, почему же евангельского Законодателя называют благим, а ветхозаветного немилосердным? Потому что, по их мнению, одни законы строже других. Но только этим хулителям свойственно отваживаться на такой приговор. Мы же знаем, что те и другие законы даны единым Богом; разность же произведена качеством тех, кому даны законы. Ибо, как мудрый наставник, несовершенным предписал Бог несовершенное, а совершенным – совершенное. Сверх же того нужно принять во внимание и то, что на первых, преступающих законы, налагаются наказания без помилования, чтобы другие, видя казнь, не отваживались на подобные преступления.
       Так было и с законом о субботе. Ибо того, кто осмелился в субботу собирать дрова, и первый преступил закон о субботе, весь народ побил камнями. И сделано это по Божию повелению, чтобы, став сами совершителями наказания, ужасались беззакония, как навлекающего собою казнь. В последствии же времени, когда многие стали нарушать закон о субботе, Законодатель долготерпеливо переносил преступление. Так Каина, первого убийцу подверг Бог нещадным наказаниям, чтобы устрашить живших при нем и после него, и чтобы они не отваживались на подобное. В последствии же много было человекоубийц, и не вдруг налагал на них Бог наказание. Поэтому и Адама, который первый принял закон, и закон самый легкий (потому что Бог дал ему обилие всяких плодов, запретил же вкушать только одного), нужно было, для пользы человеческого рода, наказать за преступление.
        А если Бог за малое вкушение подверг смертной казни, потому что, как сказал мерзкий Маркион, неукротим Он во гневе, то почему же не предал конечной погибели всех людей, когда совратились они в нечестие и беззаконие, но дал Своего Сына, и Его крестом и страданиями даровал спасение? И говорю это тем, которые полагают, будто бы Бог всяческих соделал это по какому-то гневу, и не познают тайны домостроительства. Ибо изучившим божественное, как думаю, известно, что Бог всяческих ничего не привык творить в противность однажды принятому намерению, потому что этот недостаток свойствен имеющим изменяемую природу, которым нравится то одно, то другое, и которые совершенно не знают будущего. Бог же всяческих имеет естество неизменяемое, и что еще не совершилось, Он уже знает то, как уже совершившееся. Так например, провидя об Адаме и предузнав, что, преступив заповедь, соделается он смертным, такой устроил природу его, и по телесному составу образовал мужеский и женский пол. Такое же телесное устройство свойственно смертным, и для продолжения рода имеющим нужду в деторождении. Ибо бессмертная природа не имеет нужды в женском поле. Поэтому Творец вдруг привел в бытие все число бесплотных, а смертных живых существ создал в каждом роде по два – мужа и жену, и дал им благословение на размножение. Ибо сказал: «раститеся и множитеся» (Быт. 1:22). Так и человека создал мужа и жену, и дал им тоже благословение: «раститеся и множитеся, и наполните землю, и господствуйте ею» (Быт. 1:28). Поэтому Бог всяческих, предвидя все, не только создал их такими, но дал им закон о пище. Ибо сказал: «се дах вам всякую траву семенную, сеющую семя, еже есть верху земли: и всякое древо, еже имать в себе плод семене семеннаго, вам будет в снедь: и всем зверем земным, и всем птицам небесным, и всякому гаду пресмыкающемуся по земли, иже имать в себе душу живота, и всяку траву зеленую дах вам в снедь» (Быт. 1:29–30). Бог всяческих изрек это Адаму прежде заповеди. Пища же эта прилична смертным, ибо бессмертная природа не имеет нужды в питании. Научая этому, Господь сказал: по воскресении «ни женится, ни посягают, но яко Ангели... на небеси суть» (Мф. 22:30). Поэтому наказание не по гневу, но есть домостроительство высочайшей премудрости. Чтобы род человеческий возненавидел грех, как ставший причиной смерти, Всепремудрый по преступлении заповеди произносит смертный приговор, внушая тем ненависть ко греху, предуготовляя же человеческому роду спасительное врачевство, которое вочеловечением Единородного соделало бы возможным Воскресение из мертвых и бессмертие. Что же жестокого в этом определении: «земля еси и в землю отыдеши»? Из земли создал Я тебя, говорит Бог, и воззвал в гораздо лучшую природу. Поскольку ты не восхотел сохранить Мою заповедь, то возвратись в первоначальную природу. В какой же мере кажется тебе маловажным грех?
        Бог дал человеку свободу пользоваться всеми растениями, запретил же вкушение одного, а он, оставив все прочие, восхитил этот первый н единственный плод. За это и осудил его Владыка Бог. Ибо говорит: «кто возвести тебе, яко наг еси, аще не бы от древа, егоже заповедах тебе сего единаго не ясти, от него ял еси» (Быт. 3:11)? Тоже выразил и диавол в сказанном Еве: «что яко рече Бог: да не ясте от всякаго древа райского» (Быт. 3:1)? А если бы знал, что они уже ели, то не подумал бы, что они получили заповедь не вкушать плодов всякого древа. Поэтому преступление не маловажно, потому что прежде всего взялись за тот плод, которого одного им было повелено не вкушать.

Толкование на книгу Бытия

Максим Исповедник, прп. (†662)

Ст. 17-19 Адаму же сказал: за то, что ты послушал голоса жены твоей и ел от дерева, о котором Я заповедал тебе, сказав: не ешь от него, проклята земля за тебя; со скорбью будешь питаться от нее во все дни жизни твоей; терния и волчцы произрастит она тебе; и будешь питаться полевою травою; в поте лица твоего будешь есть хлеб, доколе не возвратишься в землю, из которой ты взят, ибо прах ты и в прах возвратишься

Вопрос: Что такое проклятая в делах Адама земля, согласно возвышенному умозрению, и что значит - есть ее в печали? Что означают после слов терния и волчцы возрастит тебе слова: траву сельную? И, наконец, что значит: в поте лица своего есть хлеб свой? Ведь никогда не видано, чтобы человек ел землю или траву; равным образом, вкушающие хлеб [никогда] не едят его, в буквальном смысле слова, в поте лица.

Ответ: Земля, проклятая в делах Адама, есть плоть Адама, вследствие дел его, то есть страстей оземлянившегося ума, всегда подвергаемая проклятию в виде бесплодия добродетелей - этих дел Божиих. Эту плоть и вкушает со многим страданием и печалью Адам, наслаждаясь лишь малым от нее удовольствием. А за такое тленное наслаждение эта плоть и взращивает для него заботы и попечения, подобно «терниям», и великие искушения и опасности, подобно «волчцам» болезненно жалящие его со всех сторон, - и в разуме, и в яростном (начале), и в [начале] желающем, так что едва может добыть и вкусить, то есть получить, здоровье и благосостояние плоти, словно увядшую траву, а затем, после многого круговращения ужасных [страданий], в поте лица, то есть в тяжелом труде бесполезного рассмотрения чувственного бытия в чувственном [опыте], иметь, подобно хлебу, основание для устроения здешней жизни либо путем ремесла, либо путем какой-нибудь иной придуманной для [поддержания] жизни изощренности.

Или лучше: «земля» есть сердце Адама, принявшее за преступление [заповеди] «проклятие»- лишение небесных благ. Эту землю во многих скорбях по деятельному любомудрию вкушает [человек], очищая ее от «проклятия» совести - постыдных дел. А затем, очищая разумом произрастающие в ней подобно «терниям» размышления о происхождении телесного бытия и, подобно «волчцам», сухие рассуждения о промысле и суде касательно нетелесных [сущностей], он вкушает, как «траву», духовным образом созерцание. И так, словно «в поте лица», путем умелого навыка в ведении, [человек] вкушает нетленный Хлеб богословия, который только один и является подлинно животворным и сохраняет в нетлении бытие вкушающих. Итак, вкушаемая «земля» в хорошем смысле есть очищение сердца через [духовное] делание, «трава» же - знание тварных [существ, достигаемое] в естественном созерцании, а «хлеб» - истинное тайноводство по богословию.

Вопросоответы к Фалассию

Исаак Сирин, прп. (†VIIIв.)

В поте лица твоего снеси хлеб твой. И долго ли будет сие? - …Дондеже возвратишися в землю, от неяже взят еси, и которая возрастит тебе терния и волчцы. Вот тайны делания жизни сей, пока ты живешь! Но с той ночи, в которую Господь излиял пот, пременил Он пот, изведший терния и волчцы, на пот, проливаемый в молитве и вместе в делании правды. Пять тысяч и пятьсот с лишком лет Бог оставлял Адама трудиться на земле, потому что дотоле не у явися святых путь, как говорит божественный Апостол (Евр.9:8). В последок же дней пришел и заповедал свободе один пот заменить другим потом, дозволил не отдохновение от всего, но пременение всего; потому что, за продолжительность злострадания нашего на земле, оказал нам Свое человеколюбие. Посему если престанем проливать на земле пот, то по необходимости пожнем терния. Ибо по той же необходимости оставление молитвы есть делание отелесения земли, которая естественно произращает терния. Действительно же страсти суть терния, и произрастают в нас от сеяния в тело (см.: Гал.6:8). Пока носим на себе образ Адамов, необходимо носим в себе и страсти Адамовы. Ибо невозможно земле не произращать прозябений, свойственных природе ее. Порождение же ее естества есть земля тел наших, как гласит Божие свидетельство: земля, от неяже взят еси. Та земля произращает терния, а сия разумная - страсти.

Слова подвижнические. Слово 19

Симеон Новый Богослов, прп. (†1022)

Ст. 17-19 И Адаму рече: яко послушал еси гласа жены твоея и ял еси от древа, егоже заповедах тебе сего единаго не ясти, от него ял еси: проклята земля в делех твоих, в печалех снеси тую вся дни живота твоего: терния и волчцы возрастит тебе, и снеси траву селную: в поте лица твоего снеси хлеб твой, дондеже возвратишися в землю, от неяже взят еси: яко земля еси, и в землю отидеши

Итак, тому, кто сделался тленным и смертным по причине преступления заповеди, по всей справедливости надлежало и жить на земле тленной, и питаться пищею тленною, ибо, как безтрудная жизнь и обильная пища (самородная) сделали то, что он забыл Бога и блага, которые Он даровал ему, и презрел заповедь Его, то справедливо осужден с потовым трудом обрабатывать землю и таким образом от нее получать мало-помалу пищу, как от какого эконома. Видишь, как тогда приняла преступника земля, после того как была проклята и лишилась первоначальной производительности, по которой плоды порождались из ней сами собой без труда? И для чего? Для того, чтобы быть обрабатываемою им в потах и трудах, и так давать ему то немногое, что произращает на потребу его, для поддержания жизни, а если не будет обрабатываема, оставаться бесплодною и произращать лишь терния и волчцы. Затем и все твари, когда увидели, что Адам изгнан из рая, не хотели более повиноваться ему, преступнику: солнце не хотело светить ему, ни луна и прочие звезды не хотели показываться ему; источники не хотели источать воду и реки продолжать течение свое; воздух думал не дуть более, чтобы не давать дышать Адаму, согрешившему; звери и все животные земные, когда увидели, что он обнажился от первой славы, стали презирать его, и все тотчас готовы были напасть на него; небо, некоторым образом, устремлялось было пасть на него, и земля не хотела носить его более. Но Бог, сотворивший всяческая и человека создавший, – что сделал? Зная прежде создания мира, что Адам имел преступить заповедь Его, и имея предопределенную для него новую жизнь и воссоздание, какие имел он получить чрез возрождение во святом Крещении, в силу воплощенного домостроительства Единородного Сына Своего и Бога нашего, – Он сдержал все эти твари силою Своею, и по благоутробию и благости Своей не дал им тотчас устремиться против человека и повелел, чтобы тварь оставалась в подчинении ему и, сделавшись тленною, служила тленному человеку, для которого создана, с тем, чтоб когда человек опять обновится и сделается духовным, нетленным и бессмертным, и вся тварь, подчиненная Богом человеку в работу ему, освободилась от сей работы, обновилась вместе с ним и сделалась нетленною и как бы духовною. Все сие предопределил всещедрый Бог прежде сложения мира.

Слова. Слово 45

Игнатий (Брянчанинов), свт. (†1867)

Ст. 17-19 В поте лица твоего снеси хлеб твой, дондеже возвратишися в землю, от неяже взят ecи. Проклята земля в делех твоих: в печалех снеси тую вся дни живота твоего. Терния и волчцы возрастит тебе, и снеси траву селную

Таково определение, произнесенное Богом над падшим человеком. Не престает исполняться оно по вселенной видимой; не престает исполняться оно и таинственно в душе каждого служителя Божия. Вместо райского наслаждения предоставлено ему поприще покаяния; землею изображен весь человек, преимущественно же его сердце; терниями и волчцами — страсти; печалию назван плач со всеми отраслями его и начальными причинами; хлебом — спасение. Хлеб этот добывается в поте лица, то есть с великим трудом душевным и телесным, при многочисленных скорбях и лишениях. Подвиг покаяния и борьбы со страстями предначертан пожизненный.

Приношение современному монашеству

Филарет (Дроздов), свт. (†1867)

в поте лица твоего будешь есть хлеб, доколе не возвратишься в землю, из которой ты взят, ибо прах ты и в прах возвратишься

В поте лица твоего будешь есть хлеб. Пот есть знамение изнурительного труда. На таковой труд осуждается человек вместо райского делания, укрепляющего и услаждающего. Из многих видов труда Бог указует на земледельческий, не так, как на неизбежную обязанность для каждого, но так, как на естественную и необходимую потребность для всех. Но да сбудется слово суда Божия — те, которые не трудятся для снискания телесной пищи, подвергают себя изнурительному напряжению сил, дабы дать пищу своим желаниям и страстям, и в самом уклонении от труда находят новый труд. Впрочем, Сам Бог иногда или отягчает, или облегчает сие осуждение, по своему особенному Промыслу (Пс. 126:2).

Ты персть и в персть возвратишься. Сие заключение осуждения, по–видимому, показывает, что телесная смерть неизбежна для человека, независимо от осуждения, по естеству его. Но, по слову Божию (Быт. 2:17), всякая смерть есть наказание, и, по древнему Церкви учению, Бог создал человека в нетлении (Прем. 2:23). Человек и в состоянии непорочности был земля по своему происхождению; но сия земля закрыта и ограждена была от тления образом Божиим и силою древа жизни; по совлечении образа Божия она обнажается и с удалением от древа жизни предается естественному разрушению. Достойно примечания, что все наказания, которыми Бог поражает здесь человеков, суть временные и оканчиваются смертью телесною. Сие показывает, что он обрел уже способ и предопределил избавить человека от осуждения вечного, как то и действительно открыл в осуждении змия. Итак, те, которые подвергнутся вечному осуждению, безответны пред Богом и не имеют права жаловаться на прародителей.

Толкование на Книгу Бытия

Иоанн Кронштадтский, прав. (†1909)

в поте лица твоего будешь есть хлеб, доколе не возвратишься в землю, из которой ты взят, ибо прах ты и в прах возвратишься

Вот тебе, неблагодарная тварь, наказание за то, что ты богодарованными тебе силами не умела поддержать себя в твоем достоинстве. Посмотри на твое начало: из земли, из грязи, из бездушной материи Бог создал какую дивную тварь, состоящую из прекрасного тела и еще прекраснейшей души, одаренной разумом и свободою. Вместо того, чтобы жить да благословлять и благодарить Бога и повиноваться Ему для своего же блага – вечного совершенства, человек забылся в своей красоте и в своем величии, тварь сама захотела быть Божеством. Хорошо видела она своим светлым умом, как совершен и велик Господь Бог; уста ее не произносили благословений и благодарности Творцу, она пошла прямо наперекор Ему: сделала то, что запрещено было делать под опасением смерти, и – увы! – прекрасное создание – душа, едва не обречено было на вечное мучение, а сосуд души, сделанный руками Премудрого Художника, потерял навсегда то удивительное благообразие и ту прочность, какую имел он во время невинности первых людей, так что с течением времени он непременно разрушается, делаясь опять тем, из чего он сделан, разлагаясь на те составные начала, из которых состоит. Всякий человек и ныне, поживши на земле, сколько Бог пошлет жить, непременно наконец возвращается в землю, от неяже взят бысть. Что было бы с нами, если бы не восставил нас от нашего падения Господь Бог наш?

Дневник. Том I. 1856


О, если бы вы исчерпали всю глубину этих слов, постигли всю истину их и то, какая благость вместе с правосудием, какая премудрая целесообразность с состоянием грешника выразилась в них! В этих словах Бог, как премудрый врач, указал грешным людям на лучшее, действительнейшее лекарство против болезни греха, на сильное противоядие яду греха; в них милость и истина сретостеся [рус.: встретятся] (Пс. 84, 11). Труд в поте лица – это первый крест за грех. И посмотрите, что говорит опыт: трудолюбивые по-христиански люди не самые ли лучшие люди и лучшие христиане? Как слезы очищают наши скверны сердечные, так и трудовой пот тоже очищает скверны души. Зато какие чистые души вы встретите между благонамеренными вольными тружениками! Итак, радуйся, христианин, и благодари Бога, когда приходится тебе переносить особенные труды или другие злострадания плоти. Гоните прочь от сердца грешную неохоту взяться за дело какое бы то ни было. Идите против своей ленивой плоти, против не любящего труда сердца; усиливайтесь всегда переломить себя, нудьте себя, делайте дело нехотя, убеждайте, умоляйте себя – и наконец будете делать с охотою. Свыкнется – слюбится.

Дневник. Том IV. 1860–1861

Иустин (Попович), прп. (†1979)

Экономическая проблема ­= этическая. Спаситель показал, что это этическая проблема. Всеблагий Господь решает ее полностью — не по желанию дьявола («повели этому камню сделаться хлебом»), но по Своей безмерной любви — умножает пять хлебов и две рыбы: Безгрешный властвует над этим, разрешает это. Значит, чем больше греха, тем меньше хлеба. Безгрешный справляется с этой проблемой легко. Так и люди, если бы они остались без греха, решали бы эту проблему Христом, Словом. И отсюда то Божие изречение после грехопадения первых людей: В поте лица твоего будешь есть хлеб, и земля — терния и волчцы произрастит она тебе. Физический голод — близнец духовного; физическое мучение — близнец духовного; физическая болезнь — близнец духовной.

Общежитие святых апостолов и всех святых: решение экономической проблемы проистекает из решения проблемы духовной, нравственной и подается через выздоровление души. Только здоровые души способны это решать. Для чистых все чисто: чисто и в отношении познания, нет неразрешимых проблем.

Подвижнические и богословские главы

Стефан (Яворский), митр. (†1722)

Догмат о Святейшей Евхаристии, то есть Таинстве Тела и Крови Христовых
​​​​​

Поистине велика и неизреченна премудрость Божия, чудесным образом устраивающая наше спасение в Евхаристии, подающая нам вместо смертоносной пищи эту пищу, дающую жизнь, и как от той мы умираем, то от этой так оживем, и как о той пище мы слышим: прах ты и в прах возвратишься (Быт.3:19), так услышим об этой Божественной пище: ядущий хлеб сей жить будет вовек (Ин.6:58).

Об этом предивном свойстве Божия премудрости, врачующей противоположное противоположным, если подумаем и прилежно рассудим, что представляет собой такая сугубая пища, то отгоним от Евхаристии всякие ложные образы и мнимые знамения. Их ядением нас в давние времена прельстил змий и сейчас снова всячески тщится прельстить, желая эту целительную пищу, противоположную своему яду, обесценить и уничижить до зыбкого образа, чтобы человек небрежно отнесся к ней, как к некой тени, и воспринимал ее только как образ.

Тогда отец лжи своею ложью приписал этой смертоносной пище некую Божественную силу и обещал от ее ядения нашим прародителям божественную силу, и требовал поверить в большей мере своему слову, чем органам чувств, ничего Божественного не видящим в этой пище. Ныне же в этой нашей поистине Божественной пище (желая и ее нам повредить, чтобы мы ее отвергли) он хочет, чтобы мы больше, чем неложному Слову Божию, поверили нашим чувствам, не видящим и не ощущающим на вкус в Евхаристии Плоти Христовой. Однако наша Православная вера, непрестанно творящая брань с этим змием, повелевает всем своим верным желать вечного спасения. Наши прародители погибли, поверив диаволу, который говорил, что в райской пище сверхъестественная и Боготворящая сила. Мы же поверим Христу Богу нашему, говорящему, что в Евхаристическом хлебе естество превосходящее, превыше всех чувств и ума, и, веруя, получим спасение и жизнь вечную. И как тогда наши прародители больше поверили своим ощущениям, чем мыслям, и в конечном счете ложному совету сатаны, так сейчас мы, глядя иными очами, чувства и ум наш превосходящими, в истинное и неложное Слово Христа Бога нашего, который не лжет, не обманывает и не может обмануть, твердо да уверуем. Да не станем большую честь воздавать давнему коварному отцу лжи и врагу спасения нашего, нас убивающему, нежели Христу, глаголющему истину, оживляющему нас и всячески ищущему нашего спасения.

Зачем же вы, противники, стараетесь омрачить таковую премудрость Божию в деле нашего спасения своими образами и знамениями, и больше склоняетесь к позиции змия, чем Христа, приписывая Божественной пище противоположные ей свойства. Разве больше хитрость сатаны, умертвившего нас пищей, нежели премудрость Христа Бога нашего, пищей нас оживляющего?

Если ваше учение истинно, то сатана может похвалиться тем, что человек больше верит его словам, ведущим к гибели, чем Словам Христа, ведущим к исцелению. Тогда человек поверил сатане, лгущему, что в той пище была Божественная сила. Сейчас же человек не верит Богу, говорящему истину, что под видом хлеба и вина Тело Христово.

Скажите мне, противники, когда сатана предложил райскую пищу и спровоцировал человеческое желание, верно ли, что это желание не могло быть утолено? Не есть ли это явное уничижение Божией премудрости и попрание Его всемогущества? Разве вы не слышите Златоуста, который говорит: «Чрез это Тело я уже не земля и пепел, уже не пленник, а свободный. Чрез него я надеюсь достигнуть Небес и уготованных там благ – бессмертной жизни, жребия ангелов, соединения со Христом».

Что же скажете? Не должно ли и в Церковном раю насадиться этому древу жизни, то есть Святейшей Евхаристии, и стать супротив того смертельного древа, или древа познания добра и зла, вкушая от которого, слышим, что умрем. Так и, вкушая от этого древа, слышим: ядущий хлеб сей будет жить вовек (Ин.6:51). И как посредством пищи, вкусив плода от того древа, мы лишились бессмертия и всех благ, так ядением этой Божественной пищи станем причастниками и наследниками нетления и всех небесных благ.

Камень веры Православно-Кафолической Восточной Церкви

Георгий Константинович Властов (†1899)

в поте лица твоего будешь есть хлеб, доколе не возвратишься в землю, из которой ты взят, ибо прах ты и в прах возвратишься.

«Достойно примечания, – говорит м. Филарет, – что все наказания, которыми Бог поражает здесь человека, суть временные и оканчиваются смертию телесною». Сравнивая их с наказанием, постигшим змея, мы видим вечное ему осуждение. Кара человека состоит в двух видах наказания: в проклятии земли и в смерти телесной. В первом из них видна необходимость усиленного труда для человека, работа утомляющая, в нём скрывается глубокий смысл для всего человечества – это необходимость для человека сознания своего бессилия, ибо первый грех его был гордость и самовозвеличение. Второе наказание – смерть, возвращающая тело человека в землю, из которой он взят. С разрывом связи и завета, существовавшего между человеком и Богом, человек лишается древа жизни, дававшего бессмертие его телу, и предоставляется собственным силам. Как часть творения, он подчиняется отныне общим законам всего животного мира и должен умереть, но в самой смерти тела является новый залог близости Творца, средство для души его, осквернённой преступлением, смириться и исповедать грех свой. Надобно глубоко проникнуться мыслию, что для человеческой души, предназначенной созерцать славу творения и благость Творца, не было другого исхода после её падения, как страдание, на которое она была временно обречена; Бог не хотел оставить своё высшее творение, созданное по образу Его, в той пропасти, куда низверг его демон: нужно было восстановить его сперва наказанием, потом рядом откровений, наконец, Словом Божиим, еже плоть бысть и вселися в ны [И Слово стало плотию, и обитало с нами] (Ин. 1:14), и великой и страшной жертвой искупления. Тело человека, не умевшего сохранить себя в первобытном состоянии, предано было Богом на смерть, но душа человека, способная любить Его и понимать Его творение, была спасена любовию Божией.

Священная летопись. Том первый

Толковая Библия А.П. Лопухина (†1904)

Ст. 18-19 терния и волчцы произрастит она тебе; и будешь питаться полевою травою; в поте лица твоего будешь есть хлеб, доколе не возвратишься в землю, из которой ты взят, ибо прах ты и в прах возвратишься

«терние и волчцы произрастит она тебе… в поте лица твоего будешь есть хлеб…» В этих двух стихах дается более подробное раскрытие предшествующей мысли об оскудении земного плодородия и о тяжести и непроизводительности человеческого труда. Этим божественным приговором все земное существование человека как бы превращается в сплошной трудовой подвиг и обрекается на скорби и страдания, как это гораздо яснее выражает славянский текст «в печалях снеси тую вся дни живота своего» (ср. также Иов. 5:7; Иов. 14:1; Ис. 55:2; Еккл. 1:13 и др.).

«доколе не возвратишься в землю…» Ряд божественных наказаний заканчивается определением исполнения той угрозы, которая была возвещена на случай нарушения заповеди, т. е. провозглашением смерти. Этот закон разрушения и смерти, как видно из данного текста, а также и из ряда библейских параллелей (Пс. 103:29; Пс. 145:4; Иов. 34:14-15; Еккл. 12:7), касался только физической стороны природы человека, образованной из земли и возвращавшейся в свое первобытное состояние; на душу же человека, имеющую свой высочайший источник в Боге, он не распространялся (Еккл. 12:7; Притч. 14:32; Ис. 57:2 и др.). Да и по отношению к физической природе человека смерть, если ее можно считать наказанием за грехопадение, то не столько в положительном, сколько в отрицательном смысле слова, т. е. не как введение чего-либо совершенно нового и несоответствующего природе человека, а лишь как лишение, отнятие того, что составляло дар сверхъестественной благодати Божией, проводником и символом чего служило древо жизни, уничтожавшее действие физического разрушения в человеческом организме.

В таком смысле следует понимать и известные библейские выражения, что «Бог не сотворил смерти» (Прем. 1:13), что «Бог создал (точнее - предназначил) человека для нетления» (Прем. 2:23) и что смерть привнесена в мир грехом человека (Рим. 5:12).

Виссарион (Нечаев), еп. (†1905)

В поте лица твоего снеси хлеб твой, дóндеже возвратишися в землю, от нея же взят еси: яко земля еси, и в землю отыдеши

И до грехопадения, живя в раю, Адам должен был трудиться, но тогда, вследствие плодородия почвы и кре­пости телесных сил, труд был легок и благодарен. Для приобретения пропитания Адам осуждается теперь на из­нурительный до пота и менее плодотворный труд. Одна смерть освободит его от изнурительной борьбы с непокор­ною ему природой: «дондеже возвратитися в землю, от неяже взят еси: яко земля еси и в землю отыдеши». Какой удар для гордости человеческой! Тот, кто мечтал возвы­ситься до богоравенства, должен обратиться в прах, из которого сотворен. Смертию угрожал Господь за ослуша­ние Его воли, и эта угроза непременно исполнится. С вкушением плода человек не только стал смертным, но и действительно начал умирать по самому телу: семя смерти уже проникло в телесный состав, и то, что мы называем смертию, есть только конец давно начавшейся работы смерти. И если не вдруг, не скоро наступил этот конец для первых людей, это потому, что Господь долготерпеливый ожидал от них покаяния и плодов его.

И проклятие земли, и смерть суть действия не только правосудия Божия, но вместе благости Божией к грешнику; ибо служат врачевством против гордости, учат смирению, и ставят преграду неумеренным чувственным удовольст­виям.

Толкование на паремии из книги Бытия

Олег Стеняев, протоиерей

Ст. 19  в поте лица твоего будешь есть хлеб, доколе не возвратишься в землю, из которой ты взят, ибо прах ты и в прах возвратишься.

     Господь говорит, что отныне, сколько бы ни прожил человек на земле, рано или поздно он все равно умрет. 

     Бог создал человека из праха земного, чтобы он не гордился, чтобы всегда помнил, что он создан из ничего, чтобы не забывал о своей зависимости от Творца: ибо прах ты и в прах возвратишься (Быт.3:19). Эта мысль должна была научить человека смирению. Ведь был уже к тому моменту печальный опыт Люцифера – созданный как чистый дух, он возгордился и пал, превратился в диавола (Ис.14:12). Создавая человека из праха земного, Господь хочет уберечь его от гордыни. Само имя первого человека Адам в переводе означает красная глина. Богу все ведомо. У Бога нет ни прошлого, ни будущего, у Него всегда настоящее. Он не связан ни временем, ни пространством, подобно нам, людям. Он знает о том, что человеку предстоит свободный выбор: вкусить от древа познания добра и зла или остаться верным своему Творцу – выбор между временным и вечным, истлевающим и нестареющим, – и хочет помочь человеку избежать ошибки: самим именем (Адам) постоянно напоминает ему о его истинном месте и назначении. Ибо взятый от глины, от земли – предназначен для Жизни Небесной; перстный, имеющий начало, – должен взойти на высоту духа, и предназначен к вечному бытию.

Беседы на Книгу Бытия

Стих: Предыдущий Следующий Вернуться в главу
Цитата из Библии каждое утро
TG: t.me/azbible
Viber: vb.me/azbible