Скрыть
В искушении никто не говори: Бог меня искушает; потому что Бог не искушается злом и Сам не искушает никого,

Святые отцы

Прочие

Дионисий Александрийский, сщмч. (†264)

В искушении никто не говори: Бог меня искушает; потому что Бог не искушается злом и Сам не искушает никого

I. Бог, искушая, искушает на пользу, а не для того, чтобы причинить зло; почему и сказано, что Бог несть искуситель злым.

II. Кто мужественно переносит искушения, тот награждается победным венцом. Иначе у диавола. Он искушает, чтобы умертвить повинующихся ему.

И он не знает будущего, Бог же знает будущее, но попускает человеку делать, что он хочет, вследствие (дарованной ему) свободной воли.

Фрагменты с толкованиями на послание Иакова

Кирилл Иерусалимский, свт. (†386)

В искушении никто не говори: Бог меня искушает; потому что Бог не искушается злом и Сам не искушает никого

Если когда в недуги впадем или скорби, или напасти, никто этого не приписывает Богу. Бог не искушает злом и Сам не искушает никого: каждый же из нас как пленник своих грехов затягиваем.

Беседа о расслабленном при купели

Августин Аврелий, блж. (†430)

В искушении никто не говори: Бог меня искушает; потому что Бог не искушается злом и Сам не искушает никого

Здесь искушением он называет дурное искушение, которым каждый прельщается – и порабощается дьяволом. Именно его он здесь называет искушением, ибо есть еще иное искушение, которое называется испытанием. Об этом искушении сказано в Писании: искушает вас Господь, чтобы узнать, любите ли вы Его (Втор 13:3).

Проповеди

Петр Хрисолог, свт. (†450)

В искушении никто не говори: Бог меня искушает; потому что Бог не искушается злом и Сам не искушает никого

Говорят, что Бог испытывает, когда Он оставляет непреклонно следующих в путы искушений. Так Адам стал жертвой козней искусителя, как только отказался от предписаний своего Создателя.

Собрание проповедей

Анастасий Синаит, прп. (†701)

Ст. 13-14 В искушении никто не говори: Бог меня искушает; потому что Бог не искушается злом и Сам не искушает никого, но каждый искушается, увлекаясь и обольщаясь собственною похотью

Часто мы подвергаемся опасностям, искушениям и немощам, причиной которых является не Бог и не диавол, а наша собственная неспособность правильного рассуждения и невнимательность, как это случается с теми, которые, видя изменение погоды к зиме, выводят, тем не менее, свой корабль из гавани, а также с теми, которые подвергают себя [ненужным] опасностям.

Что же касается искушения от Бога, которое случается с человеком для его же пользы, то оно не отсекает от души благой надежды, как это было с Иовом. Поэтому он и сказал Богу: «Потерплю, дондеже буду, и вчинише мя время, в неже память сотвориши мя» (Иов. 14.13).

А искушения, исходящие, по попущениию Божию, от диавола, наполняют душу отчаянием, гневом и безнадежностью.

Вопросы и ответы

Беда Достопочтенный, прп. (†735)

В искушении никто не говори: Бог меня искушает; потому что Бог не искушается злом и Сам не искушает никого

До сих пор Иаков говорил о внешних искушениях, которые приходят к нам с попущения Господа для испытания нашей веры. Теперь он заводит речь об испытаниях внутренних, которые мы претерпеваем как по вине дьявола, так и по слабости нашей природы. И начинает он с опровержения ошибочного мнения, согласно которому Бог, внушающий нам добрые помыслы, вкладывает в нашу душу также и дурные. Поэтому мы и читаем: В искушении никто не говори: Бог меня искушает.

О семи Кафолических посланиях


До сих пор Апостол рассуждал о внешних искушениях, которые мы переносим по попущению Господню ради испытания. Теперь начинает говорить о внутренних, которые мы претерпеваем либо по дьявольскому наущению, либо по влечению нашей тленной природы. Прежде всего, он опровергает заблуждение тех, которые полагают, что как добрые помышления (а в этом никто не станет сомневаться) внушаются нам Богом, точно так [же] и злые – зарождаются в нашем уме по Его наущению. Итак, никто пусть не говорит в искушении, что его искушает Бог, разумеется тем искушением, из-за которого увядает богатый, ходящий в путях своих. То есть никто, совершивший грабёж, воровство, лжесвидетельство, убийство, разврат или нечто подобное, пусть не говорит, что был принуждён Богом совершить такое, а потому никак не мог избежать подобных поступков. Ибо Бог не искушает во зло, – имеются в виду соблазны. Сам же не искушает никого, – разумеется, тем искушением, которое соблазняет милосердных, чтобы они согрешили. Ведь искушения бывают двоякого рода. Одни – которые соблазняют, другие – которые испытывают. Теми, которые соблазняют, Бог не искушает никого. Теми [же], которые испытывают, Бог искушал Авраама (Быт. 22:1; Евр. 11:17). Этого искушения просит и пророк: Испытай меня, Господи, и искуси меня (Пс. 25:2).

Толкование на Послание Святого Апостола Иакова

Феофилакт Болгарский, блж. (†1107)

Никтоже искушаемь да глаголет, яко от Бога искушаемь есмь: Бог бо несть искуситель злым, не искушает же Той никогоже

Если искушения двоякого рода, то почему апостол поставляет теперь всякое искушение вне воли Божией? Но примечай: он не сказал: «искушенный», но – «искушаемый». Кто через грех и невоздержную жизнь сам изобретает себе искушения и как бы в постоянной буре погружается в опасности, тот говорит апостол, искушается не от Бога, но от собственной похоти. Ибо кто победил нашедшее искушение и сделался тверже, тот уже нелегко поддается искушениям, особенно находящим от него самого, потому что на свободе от искушений постоянно склоняется к жизни более любомудрой.

Бог бо несть искуситель злым, не искушает же Той никогоже

Бог не искушается злом, как сказано: «Что Божественно и блаженно, то ни само ничего не делает, ни другим не дает дела». Все это свойственно естеству смертному и земному, в котором усматриваются изменение и переменчивость, эти первичные свойства нашей природы. Похоть же и грех и рождающаяся от нее смерть для души стали как бы ступенями погибели человеческой. Ибо похоть, найдя место пристанища, соделала грех, который родил смерть, и только искоренив оный через покаяние мы полагаем начало другой нашей жизни.

Толкование на соборное послание апостола Иакова

Григорий Палама, свт. (†1359)

В искушении никто не говори: Бог меня искушает; потому что Бог не искушается злом и Сам не искушает никого

Как если бы кто говорил ему: «но, ведь, бывают такие, которые, находясь в искушениях, хулят; другие же совершенно приходят в отчаяние; иные же и петлю на себя налагают; если же искушения происходят от физических и плотских причин, то это – страсти и вожделения; и одни, вот, случалось, бывало впадали в убийства, другие же предавались непотребству; так что каким образом искушения суть от Бога и являются доставителями венцов?» – Как бы отвечая говорящим нечто таковое, Апостол прибавляет, говоря: «Никтоже искушаемь да глаголет, яко от Бога искушаемь есмь: Бог бо несть искуситель злым, не искушает бо Той никогоже»; под «искушением» здесь ясно обозначая зло и грех и впадение в него, относительно чего Христос пребыл не подвержен искушениям, хотя впрочем и был искушаем: «В немже бо пострада», – говорит Апостол, – «Сам искушен быв, может и искушаемым помощи» (Евр.2:18). Но и после того, как крестился во Иордане, восшел Он на гору для искушения, как говорит Евангелие (Мф.4:1); так что «искушениями» называются и приходящие людям внешние скорби по-плоти, и самое нападение (приражение) вражие, хотя бы и безуспешное для него; так, искушая, он и Господу приразился. «Искушениями» также называются и грехи, которыми каждый из нас искушаем бывает, как сам Иаков говорит: «Кийждо искушается, от своея похоти влекомь и прельщаемь; ибо похоть заченши раждает грех: грех же содеян раждает смерть» (Иак.1:14–15).

Беседы (омилии). Омилия 32, его же омилия на 9-е воскресное Евангелие по Матфею

Никодим Святогорец, прп. (†1809)

Никтоже искушаемь да глаголет, яко от Бога искушаемь есмь

Великая добродетель самоукорение, когда кто-нибудь укоряет самого себя. Она ходатайствует для человека большую пользу. Поэтому-то божественный Иаков здесь склоняет к этой добродетели каждого христианина, и выражает мысль следующим образом: брат мой христианин, когда ты находишься в искушении, будь очень внимателен чтобы не сказать – я искушаем Богом.

Во-первых, так говоря произносишь хулу, Бога делаешь виновником искушений и уподобляешься праотцу Адаму, который как только преступил заповедь Божию, не укорил самого себя как виновника преступления, но переложил вину на Бога сказав «жена, юже дал еси со мною, та ми даде от древа, и ядох» (Быт. 3:12).

Во-вторых, говоря «я искушаем Богом» этими словами показываешь гордость и не можешь ни смириться, ни покаяться, но даже и не сможешь претерпеть искушение, которое испытываешь, безропотно и с благодарением. Не терпя же, испытываешь двойное мучение, как говорит святой Исаак: «Всякая скорбь, не соединённая с терпением, служит к сугубому мучению».

Что же должно тебе делать? Должно тебе всегда укорять и обвинять самого себя, что ты есть виновник всех искушений, как сластолюбивых и вольных, так и тех, от которых злостраждешь, т.е. невольных. Потому что, если бы ты не согрешил, Бог бы не попустил придти на тебя искушениям. Самоукорением же сим смиряешься, каешься и терпишь искушения с благодарностью. И этим благодарением преклоняешь Бога или удалить совершенно от тебя искушения в которых находишься или облегчить их. Как и Павел сказал «аще быхом себе разсуждали, не быхом осуждени были» (1Кор. 11:31).

И великий Антоний сказал о самоукорении «это есть великое делание человека, чтобы своё прегрешение приписывать себе перед Богом, и ожидать искушения до последнего издыхания». Сказал и авва Пимен «укоряющий самого себя, если и встретит что скорбное, будь то потеря, или бесчестие, или какая иная скорбь, считает себя достойным случившегося и никогда не смущается» (из Патерика).

Бог бо несть искуситель злым, не искушает же Той никогоже[9]

Бог, говорит Феофилакт с Икумением, не искушается ни от какого зла, как сказал один от внешних: «что божественно и блаженно, то само ничего не делает, ни другим не даёт дела. Всё это свойственно естеству смертному земному, в котором усматриваются изменение и переменчивость, эти первичные свойства нашей природы» (Секст Эмпирик кн. 3, гл. 24).

Иными словами, блаженный и нетленный Бог не только Сам не имеет ни искушений, ни возмущений, но и не ввергает в них никого. Потому что искушения следуют за тленной и земной природой людей, которая склонна к изменениям и приложениям и к прочему, что обладает и господствует над тленной природой человека.

Святой Митрофан, толкуя это изречение говорит, что Бог есть Само Благо по природе и не искушает никого и никогда, тем более не склоняет к злым помыслам, словам и делам. Да не будет! И это невозможно, поскольку «не может древо добро плоды злы творити» как сказал Господь (Матф. 7:18). Сказал также один мудрец: «если рождаемые у них благи, то и они, а если они благи, то и рождаемые». Это означает, что благой Создатель благими создаёт создания и наоборот, создания благие созданы благим Создателем. Поскольку же Бог есть благой Создатель, не только никакого зла, но всё благо вкладывает в создания.

Может, некоторые недоумевают, почему написано, что Бог искушал Авраама? Отвечает тот же Митрофан, что Он не искушал его злом, чтобы привести к злому концу, как это делают искушающие враги – демоны или люди, которые изыскивают способы, как искушениями отлучить человека от Бога, но Он искушал его во благо и ко благому концу, как Друг его, чтобы ещё больше соединить его с Собою и показать светлейшим. Это в буквальном смысле нельзя даже назвать искушением, хотя Писание и ставит здесь это слово, нарушая обычные понятия. Испытывал же его зная, что он послушается Его повеления умертвить своего сына, дабы явился послушен от дел и воспринял исключительную славу во все роды.

Искусителем же в основном называется дьявол, как написано «И приступль к Нему искуситель» (Матф. 4:3) и каждый человек подражающий дьяволу, потому что враг от ненависти искушает людей, и страждет пока не втолкнёт во зло, чтобы потом стараться отлучить их от Бога и погубить.

[8] Здесь возникает недоумение, если многие искушения приходят по икономии или по попущению Божиему, как же брат Божий говорит здесь обратное? Для разрешения этого недоумения некоторые говорят, что искушения бывают двух видов, как уже было сказано, и один вид происходит от сластей, бывающий по нашей воле, не без содействия бесовского, другой же, бывает скорбный и горький и болезненный, для испытывающего искушение. Сластолюбивое искушение, никогда не происходит от Бога, поскольку Бог не хочет того, ни до того как придёт искушение, ни после, и искушение это, есть ни что иное, как сами грехи, которые делает человек, тем самым губит свою душу, исполняя собственную волю и пожелания. Скорбное же и горькое искушение, оно происходит от Бога, потому что сие искушение, или по икономии и для испытание приходяще, как было с Иовом и Павлом и прочими святыми, или по попущению для отсечения греха, или по оставлению, всегда бывает для пользы искушаемого.

[9] Это изречение так толкует великий в Отцах Варсонофий: «есть искушение, от нас самих случающееся, и есть другое, бывающее по по пущению Божию; которое происходит от нас самих, то (служит) во вред душе, и о нем-то взывал апостол Иаков, говоря: никто же искушаемь да глаголет, яко от Бога искушаемь есмь: Бог бо несть искуситель злым, не искушает же Той ни когоже; а то, которое случается по пущением Божиим, – полезно для души: ибо ведет человека к искусству, а искусство ведет человека к упованию, упование же не посрамит, по писанному (Рим. 5:5), а не посрамляемый уже спасен о Христе Иисусе Господе нашем» (ответ 388).

Толкование на Соборное Послание Иакова брата Господня

Михаил (Лузин), еп. (†1887)

Ст. 13-14 В искушении никто не говори: Бог меня искушает; потому что Бог не искушается злом и Сам не искушает никого, но каждый искушается, увлекаясь и обольщаясь собственною похотью

Выше апостол говорил об искушениях вообще, в общем понятии (ст. 2-12); здесь и далее различает искушения по их происхождению, или по родам. Искушения бывают от Бога, от самого человека и диавола. Есть особенный, высший род искушения душ совершенных или приближающихся к совершенству, как, например, Бог искушал Авраама (Быт. 22:1) или Иова и подобные. Есть искушения, посылаемые или попускаемые Богом, это более обычный род искушений. Есть искушения, происходящие от самого человека, и искушения от искусителя (Мф. 4:3) по попущению Божию. Различие этих искушений и имеет в виду теперь апостол. В противоположность искушениям, какие попускает или посылает Бог как испытания, необходимые и благодетельные для нравственного совершенствования человека (ст. 2-4, 12), апостол начинает (на что указывает и отсутствие соединительной частицы же) говорить об искушениях, имеющих корень и основание собственно в самом человеке и ведущих ко греху и смерти, а не к совершенству. Вероятно, между людьми, к которым отправлялось послание апостола (как и вообще между людьми нередко), были такие, которые, впадая во грехи, оправдывали себя тем, что это – искушения, посылаемые от Бога; таким образом, не имея мудрости (ст. 5) различать искушения, Бога почитали виновником греха. Против таких-то людей апостол здесь и указывает это различие искушений. Потому понятие искушения здесь берется несколько в ином смысле, чем в стихе 2-м: там искушение есть испытание веры для возвышения нравственного совершенства человека, нередко не зависящее от воли человека искушаемого, здесь искушение есть греховное действие самого человека или, точнее, внутреннее расположение ко греху, ведущее человека, увлеченного им, к нравственной смерти. В этом последнем смысле искушение есть собственное дело самого человека, и Бог отнюдь и ни в каком случае не есть виновник его и следующего за ним греха. Выражая сначала кратко эту мысль, апостол далее раскрывает ее и с положительной, и с отрицательной стороны, указывая истинный источник такого рода искушений. – В искушении – таком, которое состоит в греховном действии человека и доводит его до нравственной смерти, никто не говори, никто не должен говорить, а следовательно и мыслить, как совершенно неправильное и несогласное с истиной, что Бог меня искушает, что Он есть виновник такого искушения и, следовательно, греха и смерти. Несогласно это с истиною, потому что противоречит самому основному понятию о Боге как Всесвятейшем и Всеблагом. Как Всесвятейший, Он и Сам не искушается злом, ибо Он неизмеримо выше приражения всякого зла, которое совершенно чуждо Его природы по святости ее, и Сам не искушает никого в силу той же святости и еще благости и любви к человеку. Чуждая всякого зла и греха, природа Его не может быть причиною зла и греха и в людях; попуская искушаться грехом человеку вследствие его свободной воли, Он Сам не производит греха, потому что не может производить. И если по Своим премудрым целям попускает на людей и даже, может быть, иногда наводит искушения, то потому, что искушение для самих людей полезно. Например: полезно посредством искушения обличение ложной и лицемерной добродетели, дабы освободить человека от самопрельщения, поставить на пути истинного покаяния и исправления; полезно посредством искушения и неложную добродетель возводить к высшей чистоте, крепости и совершенству; полезно и очищенную уже веру и усовершенствованную добродетель посредством искушения открывать, дабы ее познали и приняли за образец для подражания. Так, Бог попускает на людей искушения, но Сам не искушает на зло и не искушается злом. Если же говорится в Писании об искушении Бога людьми (ср. Евр. 3:8-9 и под.), то это говорится лишь человекообразно, для обозначения известных превратных отношений людей к Богу, причем неприкосновенно остается мысль о неискушаемости Бога злом, хотя подобные превратные действия людей и вызывают карательные действия к ним со стороны Бога. Если же говорится прямо об искушении Богом людей (напр., Втор. 13:3 и под.), то разумеются искушения не как возбуждения к злу, производящие зло, а как возбуждения к добру, производящие добро, возбуждения в душе начал добра к открытой брани против зла или против препятствий в добре, для нравственного укрепления и совершенствования. Итак, злом искушается человек не от Бога (ст. 13). От кого же? Есть искуситель человеков по преимуществу, который искусил прародителей в раю и стал виновником греха в мире, который дерзнул искушать Самого Иисуса Христа, быв, впрочем, побежден от Него. Он человекоубийца и лжец, следовательно – искуситель по преимуществу (Ин. 8:44 и прим.).

Но не сего исконного первоискусителя имеет в виду апостол в настоящем месте, а самого человека. Его считает виновником или, точнее, виновным в искушении, говоря, что всякий искушается от своей похоти, и, указывая, таким образом, основание искушения в самом человеке, показывает, как это бывает и чем это оканчивается (Иак. 1:14, 15). Под похотию разумеется здесь прирожденная со времени прародительского греха склонность человека к злу вообще, вожделение, в обширном смысле слова (ср. 1Ин. 2:16), и эта-то похоть есть виновница злых искушений человека. Каким это образом, апостол объясняет непосредственно за сим. Свободную волю человека увлекает за собою похоть, или обольщающая его греховная наклонность. Как скоро человек примечает это обольщение и увлечение, то совершается в нем самое действие искушения. Если воля человека устоит против обольщения и отвергнет его, то человек победил искушение, устоял в добре и более окреп нравственно. Но как скоро воля поддалась обольщению и увлечению, является зародыш известного греха и потом рождается самый грех как определенное безнравственное действие, противное воле Божией, выраженной в положительном ли данном законе или законе совести; предмет этого безнравственного действия определяется предметом вожделения, к которому, увлекаемый похотию и обольщаемый, не устоял человек; искушение совершилось злое, рожден грех; но это искушение не от Бога произошло, а от своей собственной похоти человека, не устоявшего против злого увлечения, а потому не Бог виновник такового искушения и греха, а сам человек.

Толковый Апостол. Деяния Апостолов.

Толковая Библия А.П. Лопухина (†1904)

Ст. 13-15 В искушении никто не говори: Бог меня искушает; потому что Бог не искушается злом и Сам не искушает никого, но каждый искушается, увлекаясь и обольщаясь собственною похотью; похоть же, зачав, рождает грех, а сделанный грех рождает смерть

Доселе Апостол говорил об искушениях вообще, не различая их по источнику происхождения и самой природе их, и указывал высокое благотворное значение их, как испытаний для воли и веры человека (ст. 2, 4, 12). Теперь, имея в виду склонность людей слабовольных и маловерующих оправдывать свои падения в искушениях указанием, что искушения посылаются Богом, Апостол предлагает читателям строго различать искушения по происхождению и сущности.

Те испытания или лишения, о которых доселе говорил Апостол, посылаются людям Богом с благою, спасительною целью - утвердить людей, путем испытаний, в добре и привести их к истинному благу, к жизни в истинном смысле. В качестве примеров таких испытаний в Ветхом Завете можно назвать испытание веры Авраама (Быт 22:1 сл.), Иова (Иов I-II гл. и дал.) и израильтян во время странствования их по пустыне (Втор 8:2). Во всех этих и подобных примерах испытания людей Богом, в случае выдержания ими искуса, результатом или плодом искушения является терпение, нравственная крепость, нравственное совершенство испытуемых, а конец всего - вечная блаженная жизнь (Иак 1:2-4, 12). Но есть совершенно иные искушения, приходящие от диавола или же зарождающиеся в душе самого человека. В рассматриваемых стихах Апостол говорит об этих последних искушениях, и даваемое Апостолом изображение искушения имеет большую религиозно-психологическую ценность, начертывая полностью весь процесс или поступательный ход развития искушения в душе человека. Прежде всего (ст. 13) Апостол со всею решительностью устраняет всякую мысль человека-грешника, будто искушение ко греху и злу может происходить от Бога: такая мысль коренным образом противоречит основному понятию о Боге, как существе всесвятом и всеблагом - «Бог не искушается злом (θεός απείραστός έστι κακών), и Сам не искушает никого». Слово απείραστός должно быть передано именно так, как оно передано в русском переводе - в том смысле, что Бог абсолютно чужд зла, безусловно не затрагивается никакими прирождениями зла. Славянский перевод: «несть искуситель злым», как и Вульгаты: intentator - не точны, тем более, что, в случае принятия такой передачи, получалась бы тавтология с последующим выражением: «и Сам не искушает никого».

По ст. 14-15, подлинный источник и действительное основание искушения является «собственная похоть», ιδία επιθομία, человека. «Кто чрез грех и невоздержную жизнь сам изобретает себе искушение и как бы в постоянной буре погружается в опасности, тот, - говорит Апостол, - искушается не от Бога, но от собственной похоти» (блаж. Феофил). Желая показать, каким образом зарождается в душе человека искушение (ст. 14) и какими гибельными следствиями оно оканчивается (ст. 15), Апостол для большей ясности пользуется сравнением этого психического процесса с зачатием и рождением дитяти. Производителями греховного искушения в душе являются, с одной стороны, собственная похоть человека, имеющая основание в первородном, прирожденном человеку, грехе (ср. 1Ин. 2:16), но возрастающая и укрепляющаяся под влиянием сознательной склонности каждого отдельного человека; с другой же стороны, - свободная воля человека, соизволяющая похоти. Похоть есть фактор более пассивный, однако, на слабую волю действие ее так же сильно и гибельно, как действие блудницы на обольщаемого ею мужчину. Воля же человека, соизволяющая искушению, есть уже активное, оплодотворяющее начало, от преступного соединения которого с похотью происходит зачатие, а затем и рождение столь же преступного дитяти - греха, а грех затем, уже в свою очередь, рождает свое исчадие - смерть, именно вечную духовную смерть. А коль скоро искушения указанного свойства имеют своим плодом грех и смерть, то ясно, что они не могут исходить от Бога, Который есть самая святость и истинная жизнь. Ясно и то, что попытки людей оправдывать свои падения в искушениях ссылкою на Бога не имеют никакой опоры. Но все же в рассмотренных ст. 13-15 эта мысль аргументирована лишь с отрицательной стороны, и потому в следующих ст. 16-18 Апостол доказывает ее и положительным образом.

Толковая Библия

епископ Никанор (Каменский) (†1908)

В искушении никто не говори: Бог меня искушает; потому что Бог не искушается злом и Сам не искушает никого,

Бессильные в борьбе с искушениями готовы бывают для оправдания своего слагать вину свою на все и на всех, даже на Бога. Так было от начала бытия грешного человечества и бывает доселе. Заметив сие, Апостол внушает остерегаться приписывать злые искушения Богу, Который, будучи непричастен злу и совершенно чужд ему (по-Гречески ἀπείραστος), как Сам не может подвергнуться искушению (Евр.3:9), так не попустит и людям быть искушаемыми сверх сил (1Кор.10:13). Он подвергает испытанию лишь на добро. Так было, например, с Авраамом, когда ему повелевалось принести в жертву сына своего, о котором было обетование (Евр.11:17–18).

Толковый Апостол. Часть I. Объяснение книги Деяний святых Апостолов и Соборных посланий

Олег Стеняев, протоиерей

Ст. 13-14 В искушении никто не говори: Бог меня искушает; потому что Бог не искушается злом и Сам не искушает никого, но каждый искушается, увлекаясь и обольщаясь собственною похотью;

Да, действительно, братия и сестры, мы очень часто хотим видеть причину искушения вне себя. Мы говорим: «Это такой город, здесь такая жизнь – нельзя без выпивки, не обойтись без беспорядочных знакомств».

Как-то я беседовал с одним мужчиной, который постоянно ругался матом. Через два-три слова у него проскакивал мат. Я спросил его: «Зачем вы это делаете?». Он ответил: «А иначе нельзя, это для связки слов. Иначе меня не поймут!»…

Люди всегда ищут какие-то причины, чтобы в искушениях обвинять не себя, но кого-то другого. Говорят часто: «здесь так принято», «иначе нельзя, не поймут» и так далее. А кто-то сказал мне однажды: «Такая теща – посмотрел бы я на тебя, если бы ты пожил с ней и не искусился: не сказал бы ей все, что ты о ней думаешь в самых резких тонах!».

Мужья обвиняют жен, жены – мужей. Мы часто слышим, как говорят: «Ах, искушение, отойди от меня!», – и машут рукой на ребенка. Но некоторые, как некогда праотец Адам, обвиняют даже Бога. Вспомним, как Адам обвинял Бога, когда отвечал ему: жена, которую Ты мне дал, она дала мне от дерева, и я ел (Быт.3:12).

Некоторые говорят: «Если бы Господь не дал мне такого здоровья, наверное, я не впадал бы в эти грехи», или просто: «такая у меня наследственность».

Один мужчина, который очень плохо постился, пытался так оправдать свое невоздержание: «А кто мне дал такой аппетит? Это, наверное, все промыслительно, это не просто так». И тут же вспоминал, что и отец, и дед его имели такой же аппетит, как и он. Он хотел сказать, что это у него от Бога, никак не иначе. Но слово Господне учит: В искушении никто не говори: Бог меня искушает; потому что Бог не искушается злом и Сам не искушает никого.

Хотя искушения и окружают нас, хотя они постоянно вокруг нас, но опасными они становятся для нас только тогда, когда находят отклик в нашей душе. Об этом и говорится в 14-м стихе: но каждый искушается, увлекаясь и обольщаясь собственною похотью.

Есть такая монашеская шутка. Один монах во время поста решил съесть яичко. Но как его сварить? На кухню пойдешь – братия увидит. Взял он тогда свечку, зажег ее и стал яйцо поджаривать. С одной стороны, с другой… Вдруг открывается дверь (он забыл ее закрыть), входит кто-то из братии и говорит: «Что ты делаешь? Сейчас же пост!» А монах этот отвечает: «Это меня лукавый попутал». Тогда диавол не выдержал, выскочил из-за печи и говорит: «Даже я до такого бы не додумался!»

Действительно, братия и сестры, мы часто бываем искушаемы своей собственной плотью. Своей личной жадностью, своей личной похотливостью, своей личной неуемностью во грехе. Да, искушений много. Но Господь, посылая в мир учеников Своих, говорил: Вот, Я посылаю вас, как овец среди волков: итак будьте мудры, как змии, и просты, как голуби (Мф.10:16).

Истинный христианин должен быть тем светом, который светит во тьме и которого тьма не может объять (Ин.1:5). Но если свет, который в тебе, тьма, то какова же тьма? (Мф.6:23) – спрашивает Господь.

Значит, искушение уже проникло в тебя – вот почему ты искушаешься. Ты сроднился с этим искушением, ты сделал его частью своего характера. Это твои привычки, это твой образ жизни. Задайте себе вопрос: самые тяжелые грехи, которые мы имеем, – как давно они появились в нашей жизни? Многие люди говорят: «Я постоянно делаю одни и те же грехи». Действительно, с юных лет и до старости человек страдает одними и теми же дурными наклонностями и привычками. Кто его этому научил? Но сказано: каждый искушается, увлекаясь и обольщаясь собственною похотью. Собственные мысли губят человека, собственный желудок нарушает целомудрие поста. Человек с поврежденным религиозным сознанием, не понимающий истинных путей Божиих в каждом члене своего тела будет находить повод для искушения.

Беседы на Соборное послание святого апостола Иакова

Иоанн Кибалчич, священник (†1883)

В искушении никто не говори: Бог меня искушает; потому что Бог не искушается злом и Сам не искушает никого,
 

Искушение в духовном смысле есть двоякое: 1) искушение во зле, или возбуждение к действованию злых склонностей, кроющихся в человеке, и 2) искушение в добре, или направление, даемое действующему в нем началу добра к открытой брани противу зла, или противу препятствий в добре, для достижения победы и славы. Первое не от Бога, но есть следствие оставления Богом (2Пар.32:31). Второе от Бога, и, в меру духовных сил, посылается, как благодать, тем, которые достойны принять от исполнения воплощеннаго Сына Божия и благодать на благодать. Такого искушения Давид просил себе (Пс.25:2). Сам Иисус Христос искушаем был всячески (Евр.4:15). Сего рода искушение было Авраама в Исааке (Зап. на книгу Бытия ч. 2, стр. 270). Значит, хотя Апостол и называет блаженными тех, которые переносят искушение (Иак.1:12), но предостерегает нас и в том, чтобы мы не почитали Бога виновником наших искушений без различия искушения. Бог есть высочайшее добро и всегда делает только доброе. Златоуст говорит: «если кто сам себя не оскорбит, того никто оскорбить не может» из людей, а тем паче Бог (Историческое учение об отцах церкви Филарета т. 2. стр. 318. И у св. Василия Великаго есть превосходная беседа о том, что Бог не есть виновник зла, Творения ч. IV. стр. 142-162). Бывает, что поражают человека несчастия и болезни, но виновен ли в этом Бог? При тщательном просмотре пути человека много найдется причин для этого. Неосторожность наша и самонадеянность, гордость и тщеславие в обхождении с другими людьми, несоблюдение внешних и внутренних правил для здравия тела и многия другия причины не суть ли обильный источник наших несчастий и болезней? Неповиннейший в глазах людей человек имеет вину в себе самом для своих несчастий. Как же после этого человек может говорить, что Бог меня искушает. Иаков говорит, что Бог не искушается злом, которое недоступно Его естеству, и Сам не искушает никого (ό θεός άπειραστός έστι χαχών, πειάζει δε αύτός ξδένα). Значит, подобная мысль, будто все искушения от Бога, может обратиться человеку только в грех. Человек, если и подвергается, искушению иди несчастию, то подвергается малому, сообразно силам своим (Твор. Блаж. Феодорита ч. VII, стр. 238). А для того, чтобы это искушение не пустило глубоко корней в сердце человека, он может и должен обратиться за помощью к Богу, Который не откажет ему в ней. Об этом Ап. Павел говорит: искушение вас не достиже, точию человеческое: верен же Бог, Иже не оставит вас искуситися паче, еже можете, но сотворит со искушением и избытиe, яко возмощи вам понести (1Кор.10:13). И в Евангелии говорится: Аще убо вы зли суще, умеете даяние благо даяти чадом вашим: колъми паче Отец, Иже с небесе дает Дух Свят просящим у Него (Лук.11:13).

Один из наших пастырей пишет: «Иной во время искушения говорит: Бог послал на меня искушение; и не заботится, когда оно производит в душе его движения неправильныя, немирныя, нечистыя; не примечает как он отворяет дверь греху. Нет, возражает ему Св. Иаков, неусыпляй себя тщеславною мыслию, что ты на пути Божием, потому что ты неблагоприятному состоянию твоему дал невинное и даже почетное название искушения; Бог, как сам не искушается злом, которому совсем не доступно естество Его, так и не искушает никого злым направлением искушения, что было бы противно Его благости (Слова и речи м. Филарета ч. 1, стр. 280).

Николай Зефиров, протоиерей (†1917)

В искушении никто не говори: Бог меня искушает; потому что Бог не искушается злом и Сам не искушает никого

В бедах и напастях и в разного рода несчастиях не думайте, что виновник их Бог, что Бог меня искушает, что Он виновник того, что я часто среди бед и искушений падаю и согрешаю. Бог, как сама чистота и святость, не искушается злом и Сам не искушает никого злом, т. е. не наталкивает на грех. Причина наших падений среди бед и напастей и самой беды зависят от нас самих.

Общедоступное объяснение апостольских посланий. Т. 1. Соборные послания

Стих: Предыдущий Следующий Вернуться в главу
Цитата из Библии каждое утро
TG: t.me/azbible
Viber: vb.me/azbible