Скрыть
Что ж, если увидите Сына Человеческого восходящего туда, где был прежде?

Святые отцы

Прочие

Иоанн Златоуст, свт. (†407)

Ст. 61-62 Ведый же Иисус в Себе, яко ропщут о сем ученицы Его, рече им: сие ли вы блазнит; аще убо узрите Сына Человеческаго восходяща, идеже бе прежде

Ведый же Иисус в Себе, яко ропщут о сем ученицы Его (а такое ведение тайных помыслов есть доказательство Его Божества), говорит: сие ли вы блазнит? (ст. 61). Аще убо узрите Сына Человеческаго восходяща, идеже бе прежде? (ст. 62). Так же Он поступил и с Нафанаилом, сказав: зане рех ти, видех тя под смоковницею, веруеши: больша сих узриши (1, 50), – и с Никодимом: никтоже взыде на небо, токмо Сын Человеческий, сый на небеси (3, 13). Что же? К недоумениям Он присовокупляет новые недоумения? Отнюдь нет; напротив, величием и множеством догматов хочет удержать их при Себе. Сказав просто: с небесе снидох, и не присовокупив ничего больше, Он тем скорее соблазнил бы их; но сказав: тело мое – жизнь мира, также: якоже посла Мя живый Отец, и Аз живу Отца ради, и еще: с небесе снидох, Он тем разрешает их недоумение. Кто говорит о себе одно великое, того, конечно, еще можно подозревать во лжи, но кто, вслед за тем, высказывает столь многое, тот уничтожает всякое подозрение. Все же Он и делает и говорит для того, чтобы удалить их от мысли, что отец Его Иосиф. Значит, Он говорил так не для усиления соблазна, а, напротив, для его уничтожения. Кто считал бы Его сыном Иосифа, тот не принял бы Его слов; а кто убедился, что Он сошел с неба и опять взойдет туда, тот удобнее мог внимать Его словам.

Кирилл Александрийский, свт. (†444)

Ст. 61-62 Но Иисус, зная Сам в Себе, что ученики Его ропщут на то, сказал им: это ли соблазняет вас? Что ж, если увидите Сына Человеческого восходящего туда, где был прежде?

«Сие (ли) вы блазнит? Аще убо узрите Сына Человеческаго восходяща, идеже бе прежде?». Вследствие превеликого невежества своего некоторые из научавшихся Спасителем Христом соблазнялись при словах Его. Поскольку они слышали от Него: «истинно, истинно говорю вам, если не едите плоти Сына Человеческого и (не) пьете Его крови, не имеете жизни в себе» (Ин. 6:53), то предполагали, что Он призывает их к какой-то звероподобной жестокости, так что повелевает бесчеловечно есть плоть и пить кровь и заставляет делать то, что страшно даже и услышать. Не знали ведь они красоты таинства и определенного о Нем прекрасного домостроения, но рассуждали об этом в себе самих приблизительно так: каким это образом человеческое тело может внедрить в нашу природу жизнь вечную – и какую может принести пользу в отношении к бессмертию единоприродное с нами (тело Христово)? Поэтому Христос, разумея их помышления в себе самих, ибо «все обнажено и открыто очам Его» (Евр. 4:13), опять вспомоществует им и многоразлично руководит к восприятию того, чего они еще не знали. Весьма неразумно, говорит Он им, вы соблазняетесь по поводу этих слов Моих. Если вы, хотя и часто тайноводствуемые Мною, еще не достигли веры в то, что Мое тело может сообщить вам жизнь, то в каком же расположении духа вы должны оказаться, когда будете видеть его (тело) возлетающим даже на небо? Ведь Я обещаю не только то, что взойду на самое небо, дабы не говорили вы опять этого «как?», но и пред вашими глазами предстанет это зрелище, постыжающее всякого возражателя. «Если же», говорит, будете видеть на небо «восходящим Сына Человеческого», то что тогда опять скажете? Ведь вы будете изобличены в безмерном неразумии. В самом деле, если вы думаете, что Моя плоть не может сообщить вам жизни, то как же это она взойдет на небо подобно пернатому? Если она не может животворить, потому что не имеет животворной природы, то как же она будет двигаться в воздухе, как взойдет на небеса? Ведь и это точно так же невозможно для плоти. А если она восходит вопреки природе, то что же воспрепятствует ей и животворить, хотя и не имеет животворной природы, поскольку дело касается собственной ее природы? Явивший небесным земное может соделать его и животворным, хотя по собственной своей природе оно и подвержено тлению.

Должно при этом иметь в виду, что Он и теперь не допускает разделения на два христа, как неразумно желают того некоторые, ибо повсюду сохраняет Себя нераздельным и после вочеловечения. Он говорит именно, что «Сын Человеческий» восходит туда, «где был прежде», хотя земное тело Его не было на небе прежде сего, но одно еще только и само по себе Слово (было там), до соединения с плотью. Поэтому хорошо изложил Павел в своих Посланиях, что «один Господь Иисус Христос» (1Кор. 8:6), ибо один – Сын, и прежде воплощения и после воплощения, и собственное Его тело мы не должны считать чуждым Слову. Вот поэтому-то Слово, нисшедшее свыше с неба, называет и Сыном Человеческим: Оно «плотию стало», по учению блаженного Евангелиста, не перешедши в плоть вследствие превращения, ибо непреложно и неизменно Оно по природе как Бог, но поселившись как в храме Своем, разумею от Девы, и став совершенно истинным человеком. А говоря, что взойдет туда, где и «прежде был», отчасти дает слушателям уразумевать, что Он нисшел с неба, ибо им следовало, поняв так значение слова, не только внимать Ему как человеку, но уже и признавать в Нем Бога Слово во плоти и веровать, что и тело Его должно быть животворным.

Толкование на Евангелие от Иоанна. Книга IV.

См. также Толкование на Ин. 6:60

Феофилакт Болгарский, блж. (†1107)

Ст. 59-62 Сие говорил Он в синагоге, уча в Капернауме. Многие из учеников Его, слыша то, говорили: какие странные слова! кто может это слушать? Но Иисус, зная Сам в Себе, что ученики Его ропщут на то, сказал им: это ли соблазняет вас? Что же, если увидите Сына Человеческого восходящего туда, где был прежде

Для чего Он учил в синагоге? Частью для того, чтобы привлечь больше людей, частью для того, чтобы показать, что он не противник закону, читаемому в синагогах. Почему же Он произносил пред народом такие речи, когда знал, что никто не получит от них пользы, а многие даже соблазнятся? Ибо ученики Его, услышав их, говорили: слова сии странны; кто может слушать это? - Какая же польза от сих слов? Очень большая и важная. Они постоянно упоминали о телесной пище и выставляли на вид манну. Показывая им, что все это было образами и тенью, а что Он ныне говорит, то истина, - говорит сие и упоминает о духовной пище для того, чтобы убедить их сколько-нибудь отклониться от чувственного и оставить образы и тень, а устремиться к истине. Но они, не будучи в силах понять ничего сверхъестественного, не улучшаются, а даже отвращаются и говорят: слова сии странны, то есть суровы, неудобоприемлемы. Ибо кто, будучи плотян, может принять духовную пищу - хлеб, сходящий с небес, плоть вкушаемую? Когда же слышишь, что ученики отстали от Него, не понимай этого об истинных учениках, но о тех, которые следовали за Ним в ряду учеников и одним только видом показывали, будто учатся от Него. Ибо и между учениками были некоторые, которые, по сравнению с народом, назывались учениками Его, потому что проводили при Нем времени более чем народ, но в сравнении с истинными учениками Его не стоили ничего, так как верили Ему на время и, так сказать, от холодной горячности. Смотри, какое неразумие. Нужно бы спросить и узнать, чего не знают, а они отступают и ничего не понимают в духовном смысле, но все по внешности. Слыша о плоти, они и думали, что Он принуждает их сделаться плотоядцами и кровопийцами. Но мы, понимающие это в духовном смысле, не только не плотоядцы, а даже освещаемся такою пищею. - Желая показать им, что от Него как Бога нимало не укрываются сердечные их помыслы, говорит: это ли соблазняет вас? Что ж, если увидите Меня, по виду Сына Человеческого, восходящим на небо, где Я был прежде как Бог? - Ибо Один и Тот же восходит как Человек туда, где был прежде как Бог. Сказал сие для того, чтобы отвлечь их от мнения о Нем как сыне Иосифовом. Ибо кто поверил, что Он прежде был на небе, тот, без сомнения, поверит, что Он и Сын не Иосифов, а Божий, и, наконец, поверит и речам Его. - Слыша, что Сын Человеческий был прежде на небе, не думай, что тело низошло с неба (так пустословят ересеначальники Маркелл и Аполлинарий), но как один и тот же был Сын Человеческий и Бог Слово, то, как мы сказали, говорится, что Он восходит как Человек туда, где был прежде как Бог.

Евфимий Зигабен (†1118)

Аще убо узрите Сына Человеческаго восходяща, идеже бе прежде

Пропущено: что вы скажете? Говорит здесь о будущем вознесении Своем на небо. Восходяща по человечеству, идеже прежде бе по Божеству. Кто может сделать тело это небесным, тот, конечно, может сделать его и пищей для людей.

Стефан (Яворский), митр. (†1722)

Догмат о Святейшей Евхаристии, то есть Таинстве Тела и Крови Христовых


Многие ученики Христа, услышав, что Он хотел дать есть Свою Плоть, говорили: Какие странные слова! Кто может это слушать? (Ин.6:60). Иисус же отвечал им: Это ли соблазняет вас? Что ж, если увидите Сына Человеческого восходящего туда, где был прежде (Ин.6:61-62)? (Вы умалчиваете об этих словах). Что тогда скажете, как удивитесь! Здесь Христос утверждает чудесное Таинство Евхаристии, как бы говоря своим чудесным Вознесением на Небо: «Если плоть не может взойти на Небо по закону своего естества, то по тому же закону естества плоть не может оживлять и даваться в пищу». Иудеи и некоторые из учеников Христа думали, что Христос хотел резать Свою Плоть, как мясо, и давать им в пищу. Поэтому они удивлялись и соблазнялись (многие же возвратились и не пошли с Ним), сомневаясь в силе и премудрости Божией, в том, что должно было явиться в будущем, то есть в том, что Христос хотел дать есть Свою Плоть не под видом плоти (ибо это странно и не должно употребляться человеком в пищу), но Плоть Свою, утаенную под видом хлеба, наподобие хитрого врача, утаивающего лекарство в молоке или в сахаре и дающего больному ребенку, поскольку само по себе лекарство ребенку было бы неприятно.

Камень веры Православно-Кафолической Восточной Церкви

Михаил (Лузин), еп. (†1887)

Что ж, если увидите Сына Человеческого восходящего туда, где был прежде?

– Что же, если увидите и пр.: речь патетически отрывочная, требующая дополнения, которое по связи речи должно быть таково: если вас это соблазняет, то не в больший ли соблазн придёте, когда увидите и пр.?
 Восходящего туда, где был прежде: выражение означает восхождение к Отцу (Ин.3:13), как выражение – сшедший или посланный от Отца означает схождение Сына Божия на землю. Восхождение к Отцу совершилось в вознесении воскресшего Христа; но в чём же тут больший соблазн для иудеев? Понимая под восхождением Христа туда, где был прежде, вознесение Его, надобно добавить речь Господа так: неужели вы и тогда соблазнитесь, когда увидите и пр.?
Но это будет противно контексту речи. Господь здесь говорит о восхождении Своём в обширном смысле, как восхождении в славу Свою чрез страдания (Лк.24:26); в видимых страданиях начало славы Его; пострадав, Он умер и воскрес и вознёсся. На этот-то исходный, так сказать, пункт Его славы, – страдания Свои и позорную смерть – Он и указывает здесь как на предмет соблазна для иудеев ещё большего, чем соблазн о теперешней речи Его. Если вы соблазнились теперь словом Моим о хлебе жизни – Плоти Моей, что же будет, не больший ли соблазн для вас будет, когда увидите страдания и позорную смерть Мою, не уразумев по плотскому направлению ваших воззрений (ст. Ин.6:63), что эти страдания и смерть – путь к славе Моей и восхождению туда, где Я был прежде? Крестная смерть Мессии всегда действительно была величайшим соблазном для иудеев (Ин.12:311Кор.1:23; Гал.5:14; ср. Мф.16:1 и далее).

Толкование на Евангелие от Иоанна

Георгий Константинович Властов (†1899)

Ст. 61-62 Но Иисус, зная Сам в Себе, что ученики Его ропщут на то, сказал им: это ли соблазняет вас? Что ж, если увидите Сына Человеческого восходящего туда, где был прежде?


Со скорбию обращается Господь Иисус, к ученикам, ужаснувшимся (1) слов Его, которые превышали их немощь и наводили на них великий страх, ибо, как поясняет Златоуст, «они думали, что Он говорит нечто такое, что выше Его достоинства и превышает Его силы» (Мк. 3:21); но ведая мысли их, Он указует им на нечто большее, говоря им: «что ж, если увидите Сына человеческого, восходящего (туда) где был прежде?». Не нападет ли на вас еще больший ужас? Но Господь не хочет страха, он хочет веры и любви, а у соблазнявшихся не было ни того, ни другого: человеческие рассуждения мешали им верить, они даже не дали себе времени выждать в своем сомнении исполнения слов Того, который однако очевидно был одарен высшими силами; поэтому (Ин. 6:66) многие из учеников отошли от Господа. А между тем Сын человеческий и Сын Божий, единый Христос, словами Своими раскрывал им и будущие Свои страдания и будущее славное воскресение: «восхожу», – говорил Господь Марии, дабы она передала слова Его ученикам, – «к Отцу Моему и Отцу вашему и к Богу Моему и Богу вашему» (Ин. 20:17). Но этой радости видеть «восхождение Сына человеческого» лишили себя те, которые не могли верить, и лишили себя части с Господом» (Ин. 13:8), потому, что не поняли, что надо отдать себя всецело Господу, а в свое время Он пошлет и разумение тому, кто имеет веру.

«Уразумеешь после», – сказал Господь Петру.

1) Иоанн Златоуст, бес. 47 на Иоанна: ч. 2, стр. 7 и след. (1862).
 

Опыт изучения Евангелия св. ап. Иоанна Богослова. Том I

Толковая Библия А.П. Лопухина (†1904)

Ст. 61-62 Но Иисус, зная Сам в Себе, что ученики Его ропщут на то, сказал им: это ли соблазняет вас? Что ж, если увидите Сына Человеческого восходящего туда, где был прежде

Никто не сообщал Христу об этом недоумении Его последователей – Он Сам узнал об этом как Сердцеведец. Чтобы показать им, как мало пока причин впадать в сомнение и недоумение, Христос говорит: «что ж, если увидите…» Это значит: «а что же вы будете говорить тогда, когда увидите чувственными очами (θεωρεῖν у Иоанна имеет и такое значение) вознесение Мессии туда, где Он был прежде», т. е. на небо? (ср. стих 38 и Ин.20:17). Христос, говоря эти слова, обращался, конечно, ко всем Своим последователям, окружавшим Его, но имел в виду, без сомнения, главным образом апостолов Своих, которые должны были присутствовать при Его вознесении. Ведь и среди апостолов могли быть тогда недоумевающие по поводу учения Христа о необходимости вкушения Его Плоти и Kрови.

Но что соблазнительного могло найтись для апостолов в самом факте вознесения Христова? Не должно ли оно было, напротив, еще более убедить их в том, что Христос есть поистине Сын Божий? Соблазнить апостолов могло то, что Христос восходил на небо как человек, что Он по человечеству шел воссесть на престоле Божием. Если иудеям представлялось богохульством, что Христос только еще говорил о Своем равенстве с Богом (Ин.5:18), то апостолам, которые были также проникнуты, как иудеи, идеей о несовместимости человеческого ограниченного и немощного естества с божественным, не могло не показаться странным, когда «Человек» – Иисус Христос (1Тим.2:5) – на их глазах поднимался в небо для того, чтобы занять место «одесную Бога» (Kол. 3:1).

Стих: Предыдущий Следующий Вернуться в главу
Цитата из Библии каждое утро
TG: t.me/azbible
Viber: vb.me/azbible