Скрыть

Толкования:

Архиеп. Аверкий (Таушев)

Когда же Иисус родился в Вифлееме Иудейском во дни царя Ирода, пришли в Иерусалим волхвы с востока и говорят

Иудейским Вифлеем называется здесь потому, что был и другой Вифлеем, в Галилее, в колене Завулоновом. Волхвы, пришедшие поклониться Христу, были не то, что обычно подразумевается под этим названием, то есть не кудесники и не волшебники, творящие ложные чудеса, вызывающие духов, вопрошающие мертвых (Исх. 7:11 или Втор. 18:11), которых осуждает Слово Божие. То были люди ученые, тайновидцы, обладавшие большими знаниями, подобные тем, над которыми начальствовал Даниил в стране Вавилонской (Дан. 2:48). Они по звездам судили о будущем, изучали тайные силы природы. Такие волхвы в Вавилоне и Персии пользовались большим уважением, бывали жрецами и советниками царей. Евангелист говорит, что они пришли «с востока», не называя, из какой именно страны. По одним предположениям, этой страной была Аравия, по другим - Персия, по третьим - Халдея. Но употребленное Евангелистом слово магос - персидское, поэтому наиболее вероятно, что пришли они из Персии или же из страны, составлявшей прежде Вавилонское царство, так как там во время семидесятилетнего пленения иудеев предки этих волхвов, могли слышать от иудеев, что они ждут Великого Царя, Избавителя, Который покорит весь мир; там же жил пророк Даниил, предсказывавший о времени пришествия этого Великого Царя; там же могло сохраниться и предание о пророчестве волхва Валаама, предсказавшего восхождение звезды от Иакова (см. Чис. 24:17).

Руководство к изучению Священного Писания Нового Завета.

Блж. Петр Хрисолог

Когда же Иисус родился в Вифлееме Иудейском во дни царя Ирода, пришли в Иерусалим волхвы с востока и говорят

Что же означает, что Бог нисходит на землю во времена нечестивого царя, Божество соединяется с плотью, человеческое тело обретает связь с небом? Что же это означает? Когда Тот, Кто не является царем, изгонит тирана, когда Он защитит отечество, обновит лик земли, вернет свободу? Ирод, отступник рода иудейского, захватил царство, отнял свободу, осквернил святыни, разрушил установленный порядок и низложил всякое благочестие и богопочитание. И справедливо к святому народу приходит на помощь Бог, потому что люди были бессильны, и явился Сам Бог, у Которого не было человека, который мог бы помочь. Итак, Христос придет, чтобы свергнуть антихриста, освободить мир, вернуть райскую отчизну, сделать свободу мира вечной и уничтожить все мировое рабство.

Собрание проповедей.

Блж. Феофилакт Болгарский

Ст. 1-2 Когда же Иисус родился в Вифлееме иудейском. Вифлеем в переводе значит «дом хлеба», Иудея же - «исповедание». Да будет, чтобы и мы чрез исповедание сделались теперь домом хлеба духовного.

Во дни Ирода. Матфей упоминает об Ироде, чтобы ты научился, что князья и цари от колена Иудина прекратились и в силу необходимости пришел Христос. Ибо Ирод был не иудей, но идумеянин, сын Антипатра от жены аравитянки. Когда же прекратились князья, пришло «ожидание языков», как пророчествовал Иаков.

Царя

Ибо был еще другой Ирод, четверовластник; поэтому Матфей указывает на царское достоинство.

Пришли в Иерусалим волхвы

Для чего приходили волхвы? Для осуждения иудеев: ибо если волхвы, люди идолопоклонники, уверовали, то что остается в оправдание иудеям? Вместе с тем и для того, чтобы более просияла слава Христа, когда свидетельствуют волхвы, которые служили скорее демонам и были врагами Божиими.

От востока

И это для осуждения иудеев: ибо те из такой дали пришли поклониться Ему, евреи же, имея Христа, гнали Его.

И говорят: где родившийся Царь Иудейский?

Говорят, что эти волхвы - потомки волхва Валаама, что они, найдя его предсказание: «воссияет звезда от Иакова и погубит князей моавитских», уразумели таинство Христа и потому пошли, желая видеть Рожденного.

Толкование на Евангелие от Матфея.

Евфимий Зигабен

Иисусу же рождшуся в Вифлееме Иудейстем во дни Ирода царя, се, волсви от восток приидоша во Иерусалим

Зачем евангелист говорит и о месте, и о времени, и о сане Ирода? – О месте, чтобы показать, что исполнилось пророчество Михея, который сказал: и ты, Вифлееме, земле Иудова, ни чимже менши еси во владыках Иудовых: из тебе бо изыдет Вождь, Иже упасет люди Моя Израиля (Мих. 5:2). О времени, чтобы равным образом показать, что исполнилось пророчество Иакова, сказавшего: не оскудеет князь от Иуды и вождь от чресл его, дондеже приидут отложенная ему (Быт. 49:10). Когда должен был родиться Христос, не было уже князя от Иуды, а управлял иудеями иноплеменник, идумеянин Ирод. О сане же Ирода говорят, потому что был другой Ирод четвертовластник, убивший Предтечу.

Волхвы эти были персы, потому что персы больше других народов занимались волхвованием. Смотри, как вначале еще открывается язычникам дверь веры в посрамление иудеям. Так как они, слушая пророков, которые предвозвестили пришествие Христа, обращали на это мало внимания, то, по Домостроительству Божию, пришли варвары, и притом волхвы, из далекой страны и научили их тому, чему они не пожелали научиться от своих пророков, чтобы они были лишены всякой защиты, если бы еще пожелали спорить. И что они могли бы сказать, когда волхвы поверили от видения одной звезды, а они не поверили стольким пророкам?

Толкование Евангелия от Матфея.

Еп. Михаил (Лузин)

Когда же Иисус родился в Вифлееме Иудейском во дни царя Ирода, пришли в Иерусалим волхвы с востока и говорят

«Иисус родился»: см. Лк. 2:1 и дал. — «В Вифлееме иудейском»: Вифлеем этот был небольшой городок к югу от Иерусалима, на расстоянии около 10 верст. Вифлеем значит «дом хлеба», такое название дано было этому месту, вероятно, по причине необыкновенного плодородия почвы. Он назывался также Вифлеемом Ефрафа — слово, имеющее почти то же значение (Быт. 35:16, 19; Руф. 1:2; Пс. 131:6). В отличие от Вифлеема галилейского (Нав. 19:15) его назвали Вифлеемом иудейским, так как он находился в колене Иудовом (ср. Суд. 17:7-8, Суд. 19:1; 1Цар. 17:12). Поелику в нем родился Давид, то его называли также градом Давидовым (Лк. 2:4). Город расположен на верху горы, окруженной холмами и долинами, с прекрасными пастбищами и нивами. Шагах в 200-х к востоку от города указывают пещеру, в которой, по преданию, родился Иисус Христос. Здесь построены церковь и монастырь, под церковью — подземная пещера: в этой пещере, по преданию, и находились ясли, в которые был положен новорожденный младенец за неимением места в обители. — «Во дни царя Ирода»: «евангелист упоминает об Ироде, дабы ты познал, что от колена Иудина уже прекратились князи и цари, и должно было прийти Христу. Ибо Ирод был не Иудей, а идумеянин, сын Антипатра от жены аравитянки. Когда же прекратились князи Иудовы, пришел Христос, чаяние языков, как пророчествовал Иаков (Быт. 49:10). Указывают на сан царя потому, что был еще другой Ирод четвертовластник» (Феофил.). Этот Ирод царь, называемый обыкновенно в истории Великим за свои счастливые войны, за улучшение городов, возобновление храма и проч., хотя носил имя царя, но совершенно подчинен был римскому императору, так как Иудея тогда была римскою провинцией. Он царствовал 34 года, в управлении своем отличался особенною жестокостью и умер в 750 г. от основания Рима. Господь родился в самом конце его царствования, вероятно, в 748 г. (общепринятое летоисчисление Дионисия малого, монаха VI века, полагающее год Рождества Христова в 754 г. от основания Рима, разнится, таким образом, с более точным летоисчислением годами с лишком пятью). — «Волхвы»: волхв (μα’γος — слово персидского происхождения), и у Персов волхвами назывались люди мудрые, обладавшие высокими, обширными и тайными знаниями, в особенности астрономическими и медицинскими. Они же были большей частью и жрецами, служителями религии. Они пользовались великим уважением, особенно при дворах вавилонском и персидском, были советниками царей. Упоминаемые здесь волхвы были астрономы или астрологи (звездам служащии звездою учахуся Тебе кланятися Солнцу правды) и, как видно, были люди добрые и добродетельные (ср. Злат., Феофил.), хотя в языческом смысле, почему и сподобились особенного откровения Божия и стали начатком обращения язычников в царство Христово. Древнее предание сохранило и имена их: Мелхиор, Гаспар и Валтасар, и то, что они были люди знатные, и то, что они впоследствии были христианами. — «С востока»: так как у евангелиста нет прямого указания, из какой именно страны Востока, то еще в древности мнения о сем были не одинаковы. Одни полагали, что из Аравии (Иустин, Епифаний и Тертуллиан), другие — из Персии (Злат., Феофил. и Вас. В.), или из Халдеи (Августин). Впрочем для истины евангельской истории все равно, откуда они ни были, но вероятнее более принятое мнение, что — из Персии. Там они были в особом почете; там из обращения с пленными иудеями могло чище сохраниться пророчество о звезде Иакова и других пророчествах о пришествии Мессии и времени сего пришествия; там, говорят, было в особенном обычае ходить на поклонение новорожденным царям. — «В Иерусалим»: Иерусалим — главный город иудейского царства, в южной части Палестины, в колене Вениаминовом по древнему разделению. Волхвам естественно было прийти прежде всего именно в Иерусалим, как столицу и местопребывание иудейских царей: ибо они не знали подробно места и обстоятельств рождения нового царя. С другой стороны, по особому устроению Божию, они должны были своим торжественным пришествием (как обыкновенно путешествовали знатные люди на Востоке) обратить особенное внимание иудеев и распространить сильную молву о рождении нового царя.

Толкование на Евангелие от Матфея.

Лопухин А.П.

Когда же Иисус родился в Вифлееме Иудейском во дни царя Ирода, пришли в Иерусалим волхвы с востока и говорят

При объяснении этого стиха нужно прежде всего обратить внимание на вероятность быстрой смены событий первоначального детства Спасителя.

Мы с трудом можем предполагать, чтобы пребывание Его в Вифлееме после рождения было продолжительно, что протекло много времени от рождения Его до принесения в храме и от бегства в Египет до возвращения из этой страны. Вероятнее всего, на все эти события потребовалось лишь несколько месяцев. Общепринятое в настоящее время мнение о порядке событий Рождества Христова таково: отправление Иосифа и Марии в Вифлеем (Лк. 2:12); Рождество Христово (Мф. 1:18-25; Лк. 2:3-7); поклонение пастухов и сретение (Лк. 2:8-39); поклонение волхвов и бегство в Египет (Мф. 2:1-18), а затем возвращение в Назарет (Мф. 2:19-23; Лк. 2:39).

Слова: когда Иисус родился в Вифлееме Иудейском во дни царя Ирода, пришли в Иерусалим… можно было бы понимать в греческом тексте двояко, если бы он соответствовал русскому, — т.е. что или Иисус родился во дни Ирода, или волхвы пришли во дни Ирода. Но последнему пониманию препятствует слово ιδού — вот (в русск. пропущено; слав. «се»), которое разделяет речь и заставляет относить слова “во дни царя Ирода” к слову родился. Почему слово “вот” или “се” выпущено в русском переводе, нам неизвестно. Для такого опущения в существующих кодексах нет никаких оснований.

В Вифлееме Иудейском: что Иисус Христос родился в Вифлееме Иудейском, — в этом согласуются два евангелиста, Матфей и Лука (2:4). Вифлеем, где родился Спаситель, называется в Евангелии Иудейским, в отличие от другого Вифлеема, который находился в колене Завулоновом, недалеко от озера Галилейского (Нав. 19:15), хотя евангелист и не хотел здесь сообщать географических сведений. Вифлеем назывался в древности еще другим именем — Ефрафа (Быт. 35:16, 19;48:7; Мих. 5:2 и во многих других местах Ветхого Завета). Здесь Рахиль родила Иакову Вениамина, «роды ее были трудны», она умерла и погребена по дороге в Ефрафу, т.е. в Вифлеем. Сюда Руфь пришла с Ноеминью (Руф. 1:19), собирала здесь колосья на поле Вооза, вышла за него замуж и родила ему Овида, у которого был сын Иессей, отец Давида (Руф. 3:17). Так как Давид родился и жил первоначально в Вифлееме, то он называется еще «городом Давидовым» (Лк. 2:4, 11). В настоящее время Вифлеем — такой же маленький городок, каким был всегда и прежде, на три часа пути от Иерусалима (верстах в 10-12), по дороге в Хеврон, расположен в стороне от этой дороги версты на полторы, к востоку. Весной местность около Вифлеема, когда пробивается трава, распускаются деревья и цветут полевые душистые анемоны, очень живописна. С плоских крыш вифлеемских домов можно видеть сильно понижающуюся к юго-востоку местность, где много закругленных бело-желтоватых холмов, и вдали виднеется Мертвое море, лежащее тысячи на четыре футов ниже местности, на которой расположен Вифлеем. В Вифлееме нет ни речек, ни ручейков, и воду берут обыкновенно из цистерн, которые наполняются дождевой водой. Но в равнине несколько дальше к югу от Вифлеема протекает ручей, где много воды, из «прудов Соломоновых». Жители трудолюбивы, занимаются преимущественно выделыванием и продажей разных вещиц путешественникам и обработкой земли, которая отличалась издавна плодородием. На месте рождения Христа и теперь существует пещера, увешанная дорогими лампадами.

Во дни царя Ирода: т.е. Ирода, называемого «великим». Он был сын идумеянина Антипатра, а мать у него была арабка. Он был коронован царем иудейским в Риме и после того должен был завоевывать себе царство оружием. Евреи его ненавидели, несмотря на то, что в угоду им он перестроил иерусалимский храм с большим великолепием. Ирод был очень жесток и не брезговал ничем с целью упрочить за собой царство. Он казнил своего шурина (брата своей жены, Мариамны), тестя, тещу, троих сыновей и многих других лиц, подозревая их в заговорах против себя. Умер по достаточно точным вычислениям в 750 году от основания Рима, вскоре после рождения Спасителя, на 38 году своего царствования и на 70 году жизни. Подробные сведения об его царствовании сообщаются у Иосифа Флавия в его сочинении “Древности иудейские”, гл. 14-17.

Волхвы с востока. О происхождении волхвов, которые пришли на поклонение к Спасителю, ничего определенного неизвестно, кроме того, что они пришли из восточных стран относительно, конечно, Иерусалима. Существует немало указаний, что волхвы, которые и по-еврейски, и по-гречески назывались маги, жили во многих странах и у многих народов — в Аравии, Персии, Халдее и Парфии. В последнее время, на основании новейших открытий ассиро-вавилонских клинообразных надписей, немецким экзегетом Цаном и другими предложена гипотеза о происхождении магов, которая представляется наиболее вероятною. Вкратце она заключается в следующем. Выражение «с востоков» (ἀπο­̀ ἀνατολῶν), без члена и во множественном числе, сообщает представление о неопределенной дали в восточном направлении от Палестины, и уже по одному этому устраняет мысль об Аравии, — если бы даже царство набатейцев, которое в Гал. 1:17 ср. 2Кор. 11:32 называется Аравией, бывшее к востоку от Иудейской области, и простиралось до Дамаска. Если обратить внимание на то, что выражения евангелиста Матфея указывают прежде всего на магов как на астрологов (Мф. совсем не говорит, что это были какие-нибудь фокусники и чародеи, которых тогда много было в римской империи), то нельзя сомневаться, что волхвы пришли из какой-нибудь местности парфянского царства, тогда господствовавшего почти над всей Месопотамией или непосредственно, или через зависимых от него, подчиненных парфянам, царей, как это было в Едессе и Адиавене. Таким образом, волхвы пришли или из Вавилонии, или из какой-нибудь другой части Месопотамии, или же из прилегающих к ним местностей. О вавилонских магах говорится несколько раз в Библии. Так в Иер. 19:3 и 13 упоминается раб-маг («начальник магов») как титул вельможи, сопровождавшего Навуходоносора. В книге пророка Даниила не встречается слова маг, но перечисляются различные мудрецы, заклинатели, снотолкователи и проч. — они называются касдим-халдеи как особый класс (2:2, 10; 4:4; 5:11). В других местах они называются «мудрецами вавилонскими» (2:12, 48), а также и халдеями (2:4, 10). Словом «халдеи» греки и римляне обыкновенно называли касту священников и ученых у вавилонян, и их характеристикой постоянно считали занятия астрономией и астрологией. Дары, принесенные магами, изобилуют не в одной только Аравии. Таково мнение Цана. Что эти восточные маги интересовались Палестиной, в доказательство цитируют такие изречения «магов и астрологов Ниневии и Вавилона»: «когда звезда находится на ее (Девы-созвездие) левом роге, будет затмение кольца Агарру» (=Финикии и Палестины); «когда Лев темен, торговля Агарру встретить помехи»; «когда Венера является в Деве, урожай Агарру будет хорош»; «когда Юпитер вступает в середину луны, возникнет нужда в Агарру»; «когда Сатурн, звезда Агарру, делается тусклым, худо для Агарру; будет враждебное нападение на Агарру». Следует при этом припомнить, что в Месопотамии жил Валаам, пророчествовавший о звезде Иакова. Название волхвов «царями» следует считать позднейшими вымыслами, равно как и их имена Валтасар, Каспар, или Иаспар, и Мельхиор, впервые указанные (Бедой) только в седьмом веке по Р. X., также определения их числа (трое — соответственно трем, принесенным ими, дарам, или по числу лиц Святой Троицы) и достоинства, как представителей трех главных народностей, происшедших от Сима, Хама и Иафета. Одно только может считаться достоверным: волхвы не были иудеями. Это видно из их вопроса: где родившийся царь иудейский (а не наш царь)? а также из очевидного незнакомства их с лицом, каким был Ирод и которому и во время которого нельзя было предлагать безопасно вопросов, подобных тому, какой предложили маги, незнания волхвов, где находится Вифлеем, и проч.

Толковая Библия.

Прп. Антоний Великий

Когда же Иисус родился в Вифлееме Иудейском во дни царя Ирода, пришли в Иерусалим волхвы с востока и говорят

Вопрос. Если не для небесного промышления сотворены звезды, если не наше это – по ним видеть судьбу, то почему на Рождество Христово взошла звезда и была предводителем волхвов? И как же они поняли, что это Царская звезда, и тронулись в путешествие, чтобы воздать поклонение Отрочати – наставляемые звездой?

Ответ. Божественный Евангелист по отношению к самарянам и саддукеям, которые не принимают (не признают) Ангелов, назвал прекрасного образом Ангела звездой. И также почитание звезд переносится этим на Христа, отводя людей от заблуждения многобожия, как звезду полагая Ангела предводителем поклонения. Волхвы (греч. маги) не были бы иначе подвигнуты на поклонение Христу, как не явлением в своей вере, а их волхвование при этом должно было быть ничего не могущим и не твердым. Халдеи, заблуждающиеся в связи со звездами, ощутили рождение Бога, положившего основу звездам, и установившего им чин. Они одумались молиться Избавителю от заблуждения; и сами они пришли как благовестники, первыми проповедуя в странах о пришествии Богочеловека. Они послушны пророчеству великого Исайи, который возглашает: «Младенец родился нам, Сын, и дан нам …и нарекут имя Ему: Великого Совета Ангел, Чудный, Советник, Бог крепкий, Властелин, Князь мира, Отец будущего века…» Это было за пятьсот лет до этого проречено богогласным Пророком и передано на деле не слышавшим учащимся в Законе и пророках несмысленным иудеям, чтобы они преуспели в вере. Это была не звезда, но какая-то умственно или словесно понимаемая сила, которая вела волхвов. Этому учит нас само ее движение и остановка. Звезды одни – всегда бегут и не прекращают своего движения, а другие стоят и не сдвинутся. А эта звезда является и тем и другим: и бежит, и стоит, и скрывается порой от тех, кого она ведет, что они разузнают, где родился Царь Иудеев. Пришел в смятение Ирод и весь Иерусалим, когда услышали о рождении Бога, о котором сообщили волхвы, когда звезда от них скрылась. А когда звезда явилась опять, она встала над пещерой, где был Отроча – как говорит великий Матфей. Если бы звезда явилась не умом осмысляемым образом, то Иерусалим не тряс бы волхвов, и Ирод не разгневался, услышав о Царе. Если бы звезда не явилась как некая неосмыслимая и словом понимаемая сила, то она бы не явилась как раб Родившемуся. И сейчас у царей совершается обычай, что когда каких-то людей зовут к царю, то у внутренних ворот дворца позванных оставляют стоять во дворе, пока царю не будет возвещено о их приходе. А потом раб приходит опять, и идет перед ними к трону царя. Под видимой звездой разумеем Ангела, вождя стран. А если вам кажется что это скорее звезда или светило, то в таком случае скажите мне: если это светило, то каково оно, где оно, среди неба текущее. Какой город или село, или какой дом строго укажет; даже пальцем не покажут. Звезда по отношению к солнцу – как мышь по отношению к слону. Божия звезда по отношению к городу, большему всех – как по отношению к верблюду комар. Если даже в великом граде никто не знает, какая звезда проповедует высочество Царя над светилами, то как малая звезда может указать пещеру? Если это был не Ангел, совершающий земной путь и проповедующий величие. Да молчат лишенные ума, которые думают, что с рождением каждого зажигается звезда. Они – кощунники. Они болтают, что звезда умирает вместе со смертью человека. Когда в мире было только два человека: Адам и Ева, небо было полно звезд. А когда при потопе погибла вся одушевленная природа, а был храним только богогласный Ной, не сошли с неба звезды вместе с потонувшими в воде, и нисколько они не подвиглись от своего чина (порядка).

Вопросы св. Сильвестра и ответы прп. Антония. Вопрос 107.

Свт. Иннокентий (Борисов)

Когда же Иисус родился в Вифлееме Иудейском во дни царя Ирода, пришли в Иерусалим волхвы с востока и говорят

Рождество Иисуса Христа окружено было многими событиями сверхъестественными и естественными. К числу сверхъестественных принадлежит, между прочим, и поклонение волхвов, — событие важное по внешнему и по внутреннему своему значению. Мудрецы идут поклониться новорожденному Царю Иудейскому, тогда как Он не имел к ним никакого отношения. Они смущают своим приходом Иерусалим, заставляют Ирода собрать синедрион, потом приносят Ему дары из того, что они имели самого лучшего. В этом — внешнее значение. Внутреннее же значение — в том, что преклоняется в лице волхвов пред Иисусом Христом все язычество, вся древняя мудрость. Но сие событие трудно установить в порядке других событий; трудно определить хронологию его, вследствие чего является как бы не в ряду. Есть еще много и других затруднений нравственных касательно сего события, которые чувствовал еще святитель Иоанн Златоуст: «Многого нам бдения потребно, многих молитв, да возможем уразумети, кто они (волхвы), откуда приидоша, что побудило их прийти, и какая звезда?» Хронологическая трудность, вероятно, святителю Златоусту не представлялась, и может быть потому, что он смотрел на евангелиста Матфея отдельно; а она может легко представиться тогда, когда сравним сего евангелиста с евангелистом Лукой.    В чем же заключается трудность? По Евангелию от Матфея видно, что поклонение волхвов происходило в Вифлееме, в продолжение сорока дней очищения. Но сколько в сии сорок дней долженствовало совершиться событий! Обрезание, бегство в Египет, поклонение волхвов, смерть Ирода. Как же можно было убежать в Египет, не принесши Младенца во храм и не посвятивши Его Господу? Для разрешения сего, говорят, было особенное позволение от Господа нарушить закон. Полагают еще, что волхвы через две недели по рождестве Христовом пришли поклониться Ему. Из «Истории» Иосифа Флавия видно, что Ирод в это время находился по болезни на целебных водах, а между тем он у евангелиста Матфея представляется разговаривающим с волхвами. Но если устранить сии трудности, то прочие как пар исчезнут. Посему полагают, что поклонение волхвов совершилось не в течение сорока дней, а уже по принесении во храм. Но зачем Богоматерь опять является в Вифлеем? Говорят, что Она в другой раз была там мимоходом или с намерением. Как же древняя Церковь праздновала поклонение волхвов в тринадцатый день по Рождестве Христовом? Для разрешения сего говорят, что они действительно поклонялись в тринадцатый день по Рождестве Спасителя, только в другой год. Евангелист Матфей говорит, что волхвы поклонились «Иисусу… рождшуся», то есть вскоре по рождении, спустя несколько дней, и по связи (событий — ред.) видно, что Иисус Христос был в это время в Вифлееме. Для чего же в Вифлееме? Мимоходом? Но куда? Вифлеем лежит на юге от Иерусалима и не может вести в Египет; также Богоматерь не могла быть в Вифлееме, ибо все ее родственники жили в Назарете и в Хевроне. Но для чего предполагать, что поклонение волхвов было после принесения во храм? Для избежания трудностей. А все сии трудности и недоумения на чем основываются? На том, что у евангелиста, вслед за поклонением, говорится о бегстве в Египет: «Отшедшым волхвам, се, Ангел Господень во сне явися Иосифу, глаголя: востав пойми Отроча и Матерь Его, и бежи во Египет» (Мф. 2:13). Но это можно разрешить таким образом: мнимая сия непосредственность, в которой за поклонением волхвов представляется бегство в Египет, у евангелиста может означать немалое время, чему много примеров у евангелиста Луки. Ход событий был таков: волхвы приходят поклониться скоро по Рождестве Спасителя и находят Его в Вифлееме, в храмине (Мф. 2:11), и это дает разуметь, что народ из Вифлеема уже разъехался и открылось свободное место в доме. Это было еще за год до смерти Ирода, и он мог делать, что он делал. По исполнении сорока дней Иосиф и Мария — в Иерусалиме; потом у Ирода родилась мысль избить младенцев. Он не вдруг мог прийти к этому отчаянному средству, а, вероятно, еще прежде он испытал другие, менее жестокие меры; он, конечно, ждал волхвов до сорока дней.    Но что заставило родителей Иисуса Христа бежать в Египет, хотя Ирод имел намерение избить младенцев только в Вифлееме и окрестностях его, а они были тогда в Иерусалиме? Для сего нужно бы предположить, что они были тогда в Вифлееме или около его; но можно и не предполагать сего. Ангел говорит во сне: «хощет бо Ирод искати» — и первоначально он мог устремить удар свой на Вифлеем, потом розыск его мог распространиться и на всю Иудею, и это тем более вероятно, что разнесшиеся вести от пастырей, пророчество Симеона и Анны во Иерусалиме, поклонение волхвов не могли не дойти до Ирода, который в это время, по свидетельству Флавия, так сказать, жил лазутчиками. Следовательно, родителям Иисуса Христа настояла нужда удалиться в Египет. Таким образом, все обстоятельства находятся в порядке. Предположение сие может казаться некрепким с двух сторон: тут разрывается несколько нить событий, но эта нить некрепка у евангелистов; представляется опять бегство не из Вифлеема, но это опять вероятно.    Посмотрим теперь на нравственные затруднения касательно сего предмета и на решение их у святителя Златоуста. Весь древний мир верил влиянию светил небесных на судьбу человека. Ныне верование сие считают предрассудком. В самом деле, не могла ли таким образом явившаяся звезда подтвердить и укоренить предрассудка народного? Святитель Златоуст говорит, что в то время некоторые люди особенно занимались звездословием, посему и Промысл, приспосабливаясь к их понятиям, употребил такое средство. Если бы Он употребил для сего пророков или Ангелов, то их не послушали бы. Сего ради Бог обычными призывает их вещами, — да величием и образом зрения возбудить их к поклонению. Посему и апостол Павел, рассуждая в ареопаге с язычниками, приводит в свидетельство некоторых стихотворцев их, а с Иудеями говорит об обрезании. Святитель Златоуст даже замечает, хотя слишком много и смело, что и самое очищение, и другие обряды, и самый храм Промыслом допущены только ради грубости Иудеев, — и все это заимствовано от язычников. Но можно предположить и большую причину, ибо этой недостаточно. Странно кажется подкреплять суеверие целого мира, приспосабливаясь к понятию известных мудрецов. Но что, в самом деле, есть здесь худого и странного? Многие подробности, мелочи, шарлатанство составляют в науке звездочества худое, но в основании ее лежит глубокое познание природы. Ныне опять начинают верить соотношению неба с землей. Посему сказание евангелиста не будет поддерживать заблуждение. Что светила имеют на нас влияние, это опытным образом доказывают некоторые болезни (лунатизм). Некоторые припадки имеют известное соотношение с известными положениями Венеры и Юпитера. После сего можно ли считать суеверием все астрологические наблюдения?    Далее святитель Златоуст спрашивает: «Что же и волхвы от звезды тоя познаху? Сие, яко рождейся Царь Иудейский бе, но Царство Его не от мира: ниже бо оружия, ниже колесниц, ни воинов, ни ино что от таковых у Себе име; но дванадесять человек с Собою водя». Звезда предсказала явление Мессии. Как же она предсказала? По мнению волхвов, явление звезды должно означать что-либо необыкновенное; частнее: она долженствовала означать рождение какого-либо человека необыкновенного и показывала это необыкновенной своей величиной. Сие показывает, что волхвы уже несколько знали о Мессии; знать же они, без сомнения, могли от Иудеев, которые во множестве были рассеяны повсюду. Притом, если волхвы сии из Халдеи, то они тем более могли знать о Мессии, ибо там жил Даниил, который был главой мудрецов, и которому было точное откровение о Мессии и времени Его явления. Ожидание Мессии в то время было всеобщее; оно было и в Риме, о чем свидетельствуют Тацит и Светоний. По появлению необыкновенной звезды они могли узнать, что родился кто-то высочайший; склонением же своим она могла указать на Палестину, и сближение (близость — ред.) времени, открытого Даниилу, могло прямо обратить внимание волхвов на Царя Иудейского. Следовательно, самое первое явление звезды должно быть истолковано об ожидаемом Царе Иудейском.    При сем надлежит еще допустить особенную благодать, действовавшую на волхвов. Извне они были путеводимы звездой, извнутри — благодатью. Желание определить, каким образом безмолвная звезда могла дать определенное понятие, произвело одно благочестивое сказание, явившееся в IV веке, где говорится, что в новоявившейся звезде отражался образ Девы с Младенцем, и на Младенце — Крест; но кажется, здесь сказано уже много.    Теперь: что побудило волхвов, спросим с святителем Златоустом, идти в такой далекий путь, поклониться чуждому Царю, в чужой земле? Они назвали Его Царем Иудейским, а не показывают своего к Нему отношения; но они должны были подразумевать, и, вероятно, подразумевали, что Он будет иметь отношение не к одной Иудее, но и к Халдее и Персии, откуда они, как можно думать, и пришли. Они верили, что новорожденный Царь будет каким-то преобразователем, — но Учителем ли, или Спасителем, — это трудно точно определить, ибо нет данных. Они имели о Нем высокое понятие, что видно из самого их поклонения; высоту же сего понятия определить трудно. Конечно, они не имели о Нем такого высокого понятия, какое мы теперь имеем. Самые Иудейские праведники и богопросвещенные мужи говорили о судьбе Его как бы только вполголоса. Понятие волхвов можно бы определить источником их знания, но сей источник нам в точности неизвестен. Пророчество о звезде от Иакова чрез предание могло дойти до них еще от Валаама, потом могло усилиться откровением Даниила. Мы ныне составляем себе понятие об Иисусе Христе по Ветхому Завету, но при помощи Нового. Иудеям же в то время трудно было сделать это, ибо Новый Завет еще не существовал, и потому они вообще о Божестве Иисуса Христа имели слабое понятие. Посему, если волхвы могли заимствовать понятие об Иисусе Христе от рассеянных Иудеев, то могли собрать от них только нечистые материалы, — но волхвы поклоняются Ему, яко Богу. Впрочем, они могли поклоняться Ему и принести дары как человеку особенному и наперснику Божию. На востоке и царям приносят дары при рождении. Что же побудило волхвов поклониться Иисусу Христу? Надежда каких-нибудь благ. Они думали, что родившийся Царь Иудейский будет каким-нибудь благодетелем, и потому хотели участвовать в Его благодеяниях, просветиться от Него; только явно, что побуждение должно быть сильное и уверенность несомненная. Святитель Златоуст замечает еще, как они могли прийти в такую землю, где царствовал еще известный царь, и при нем сказать, что они пришли поклониться новорожденному Царю, Который, по всей вероятности, не принадлежал к царской фамилии. Но можно сказать, что они, выходя из дома, еще не видели этой опасности. Пришедши в Иудею и узнав нечто обстоятельно, они могли задуматься; но они все еще не могли предполагать ненавистного отношения Ирода к Младенцу. Да Ирод и не осердился на них. Впрочем, хотя бы они и видели такую опасность, то у них могло быть дерзновение на основании пророчеств. Они видели, что событие сие находится под особенным покровительством неба. «Что же, — вопрошает святитель Златоуст, — и Сущему в пеленах покланяхуся?» Могли бы они поклониться Ему, когда Он придет уже в возраст. Но явно, что при рождении они могли оказать больше чести и усердия. Явление звезды могло быть для них приглашением к скорейшему отшествию; кроме сего, благочестивое любопытство могло побудить поспешить поклонением, а притом это Лице долженствовало казаться им не зависящим от слабостей и возрастов человеческих.    Скоро ли они ушли после поклонения? Но что же им было и делать? Они свое дело сделали. Увидев Младенца в убогом виде, они могли, так сказать, разочароваться в своих мечтательных видах, ибо, вероятно, они думали найти Его в чертогах. И Промысл чрез них сделал свое дело: заставил Ирода страшиться, собрать синедрион и заглянуть в пророков. Кто были сии волхвы? «Волхв» — слово, означающее мудреца, какого бы то рода ни было. В частности же, под именем волхва можно разуметь человека, занимающегося естественными науками, например: звездочетством, знанием трав, лечением болезней, и к этому нужно присовокупить некоторое знание будущего. К званию волхва относилась еще политика, как то было в Персии и Египте. Волхвы также могли быть, и бывали, советниками царей, опекунами, а иногда и царями. В это же время, в которое родился Спаситель, волхв, собственно, означал мудреца. Но древняя Церковь верила, что волхвы, поклонявшиеся Иисусу Христу, были цари, и потому изображали их с венцами. Мнение сие вытекало, так сказать, из многих источников. Повод к сему могло подать пророчество Давида: «Царие… Аравстии и Сава дары приведут» (Пс. 71:10). Также могло привести к сему древнее понятие о волхве; могло содействовать сему и благочестивое желание увеличить (приукрасить -ред.) это дело. Но твердой опоры мнение сие не имеет, и оно явилось уже в IV веке. В Римско-Католической Церкви оно особенно сильно. Но почему не принять его? Потому что нет основания. С другой стороны, зачем увеличивать дело? Когда они пришли в Иерусалим, то, конечно, не так были бы приняты, если бы были царями. Можно, впрочем, думать, что они были некоторые князья Аравийские.    Откуда «приидоша!.. От восток». Святитель Златоуст говорит, что страна, из которой они пришли, была Персия, лежащая от Палестины на восток. На восток от нее лежит также Месопотамия и Халдея. В одной из церковных песней говорится: «отроцы Халдейстии возвратишася в Вавилон». Посему думают, что они или из Халдеи, или из Месопотамии. В Церкви есть два мнения: армяне указывают у себя один город, или село, из которого, будто бы, произошли сии волхвы, и в котором один из них был мучен; аравитяне указывают один город у себя, в котором, будто бы, все они мучены. Что они мучены, это правда. Мощи их были сперва в Константинополе, потом перенесены на Запад и там ныне хранятся. «Иисусу же рождшуся (когда родился Иисус) в Вифлееме Иудейстем, ибо был другой Вифлеем в Галилее, — во дни Ирода царя». Евангелист не сказывал прежде, когда происходили дела, описываемые им, а теперь говорит, что это было во дни Ирода царя, и сим тайно намекает на исполнение пророчества, что князь от чресл Иуды отнят уже. Святой евангелист не напрасно употребил сие указание, ибо сие происшествие стоит особенного внимания. «От восток», — вероятно, иерусалимляне и после не узнали, из какой страны пришли волхвы, да и трудно было узнать тогда, ибо тогда многие государства как бы слились в одно под скипетром Римских кесарей. «Во Иерусалим», — ибо где искать царя, ежели не в столице?

Чтение Евангельских сказаний об обстоятельствах земной жизни Иисуса Христа.


Прежде всего определяется у евангелиста время события, ибо волхвы, как шедшие из дальней страны, могли прийти прежде события, могли прийти и спустя долго после; но пришли именно около того времени, как родился Сын Божий, дабы сие чрезвычайное событие не оставалось надолго неизвестным для Иерусалима. Такое соответствие в пришествии волхвов со временем рождения Спасителя показывает, что в пути их все было предопределено свыше, и что он начался за немало времени до рождения, может быть, за столько же, за сколько начинается у нас пост перед праздником Рождества Христова, который составляет для нас также некоторого рода духовное путешествие в Вифлеем.

Но что это за люди, называемые в Евангелии волхвами? По употреблению сего слова в нашем языке можно подумать, что они занимались какими-либо тайными и непозволительными знаниями, состояли даже в союзе с темными силами. Ибо волхв у нас почти то же, что чародей. Но не было бы ничего несправедливее в настоящем случае, как иметь подобную мысль. Ибо греческое слово маг, употребленное в Евангелии, означает вообще человека мудрого, преданного наукам, особенно исследованию природы, каковы астрономы, врачи, ботаники, физики и прочие. Подобные сим люди были и волхвы Евангельские, как показывает, между прочим, и то, что они занимались наблюдением звезд. Кроме того, древнее предание свидетельствует, что мудрецы сии принадлежали к классу людей возвышенному, были вожди народа и обладатели земель: почему на святых иконах и изображаются они с венцами на главах.

Но все это не так важно для нас, как то, что вот, среди тьмы идолопоклонства, в стране неверия, нашлись люди, кои так усердно чаяли Утехи Израиля, что при первом знаке с неба, оставив все, предприняли дальний и трудный путь для поклонения Тому Царю, Который лежал в яслях и, следовательно, не мог награждать за поклонение Ему ничем. Явно, что волхвами руководствовало убеждение глубокое, мысль высокая, чувство святое. Откуда все это в язычниках? Оттуда же, откуда все доброе было и в Иудеях – свыше, от Бога. Припомним, что Евреи целыми коленами были отведены за Евфрат, и большая часть их осталась там и по возвращении Иудеев из плена Вавилонского; что между находившимися в плену были и Пророки; что последние не ограничивали наставлений своих одними своими соотечественниками, а возвещали и слово прощения, и словеса обетовании и язычникам; что Даниил особенно, – этот «муж желаний и видений» (Дан. 9:23), как называет его слово Божие, был поставлен от Навуходоносора даже главой всех мудрецов Вавилонских. Такая глава не могла не сообщить того, что было в ней, всему телу, то есть, всему сословию мудрецов Вавилонских; особенно Даниил не мог оставить своих учеников в неведении о том великом и Божественном Лице, провозвещение Коего составляло сущность всех его пророчеств. Посему ничто не препятствует, а, напротив, все располагает думать, что настоящие волхвы суть священные останки Церкви, собранной от язык Даниилом на Востоке.

Таким предположением нимало, впрочем, не уменьшается нравственное достоинство волхвов Евангельских. Ибо, во первых, они сами не могли слышать Даниила, а если что и прияли из высшей мудрости, то от учеников его, притом из четвертых или пятых уст; во-вторых, как легко было свету истины, если какой и принят, сто раз затмиться и угаснуть среди густой тьмы идолопоклонства! Как трудно было семенам жизни не заглохнуть среди тернов всякого рода страстей, кои господствовали у язычников! Правда, что волхвы занимались науками; но много ли науки и в наше время помогают вере? Увы, несчастная доля земной мудрости – не приближать, а отводить многих от веры!.. Но в волхвах восточных видим совершенно другое. Они, чем были просвещеннее, тем усерднее к вере и предметам святым, что могло происходить только от мысли чистой и сердца доброго. За сию-то доброту и чистоту, без сомнения, и удостоились они быть первыми, призванными в Вифлееме на поклонение Спасителю мира. Призванными, говорю, ибо хотя они и ожидали рождения Царя Израилева; но не пошли бы, вероятно, без особенного призвания – свыше, даже услышав о Его рождении.

Беседа в день Рождества Христова, на вечерне.

Свт. Иоанн Златоуст

Когда же Иисус родился в Вифлееме Иудейском во дни царя Ирода, пришли в Иерусалим волхвы с востока и говорят

Много нужно нам бодрство­вать, много молиться, чтобы суметь изъяснить настоящее место, и узнать, кто были эти волхвы, откуда и как пришли, кто их к тому побуждал, и что это была за звезда. Но если угодно, предложим лучше наперед то, что говорят противники истины. Дьявол так овладел ими, что они и здесь находят повод вооружаться против слова истины. Что же говорят они? Вот сказано, что и при рождении Христовом явилась звезда, – это значит, говорят они, что астрология есть наука несомнен­ная. Но если Христос родил­ся по астрологическим законам, то, как же Он истребил астрологию, отверг судьбу, заградил уста демонам, изгнал заблуждение, и ниспроверг всякого рода волхвование? Да и что узнают волхвы по звезде Его? Что Он был Царь иудейский? Но Он был Царем не земного царства, как и Пилату сказал: «Царство Мое не отсюда» (Ин. 18:36). Да Он и не показывал Себя Царем: не имел при Себе ни копьеносцев, ни щитоносцев, ни коней, ни парных мулов, – словом ничего тому подобного; а вел жизнь простую и бедную, водя за Собою двенадцать человек, ничем незнаменитых. Но если волхвы и знали, что Он Царь, то зачем приходят? Дело звездословия, как говорят, вовсе не в том состо­ит, чтобы по звездам узна­вать, кто родит­ся, но чтобы по времени рождения предсказы­вать о том, что случит­ся вперед. Между тем волхвы ни при родах Матери не были, ни времени, когда родила, не знали, а потому не имели и основания заключать о будущем по течению звезд. Напротив, задолго до рождения, увидев­ши звезду, явив­шуюся в их земле, они идут смотреть Родив­шегося; а это еще непонятнее прежнего. Какая же причина их побудила? В надежде каких наград из такой отдален­ной стороны они идут поклониться Царю? Если б думали, что Он будет их Царем, и тогда не было бы им достаточной причины идти. Если бы еще Он родил­ся в царских чертогах, если бы отец Его был царем и при Нем находил­ся, то можно было бы сказать, что поклонением родив­шемуся Младенцу они хотели угодить отцу, и тем заслужить себе его благоволение. Но теперь они знают, что новорожден­ный будет Царем не у них, а у другого народа, в стране, от них отдален­ной; знают, что Он еще не в совершен­ном возрасте: для чего же предпринимают такое путеше­с­т­вие, и несут дары, притом подвергаясь в этом деле великим опасностям? В самом деле, и Ирод, услышав, смутил­ся, и весь народ, когда услыхал от них о том, взволновал­ся. Разве этого они не предвидели? Но это невероятно. Даже при всей недальновидности они не могли бы не знать того, что, когда придут в город, имеющий царя, и станут всенародно объявлять, что есть другой царь, кроме теперь там царству­ю­щего, то подвергнут себя тысяче смертей. Для чего же они поклонялись лежащему в пеленах? Если бы Он был в совершен­ном возрасте, можно было бы сказать, что они ввергают­ся в явную опасность в надежде на Его помощь; но и то было бы признаком крайнего неразумия – персиянину, варвару, не имеющему ничего общего с народом иудейским, решиться выйти из своей земли, оставить отече­с­т­во, родных и дом, и подвергнуться чужому владычеству!

Если это неразумно, то следу­ю­щее еще неразумнее. Что же такое? Перейти такой дальний путь, только поклониться, всех взволно­вать и тотчас уйти. И какие они нашли признаки царского сана, когда увидели хижину, ясли, младенца в пеленах, и бедную мать? Кому принесли дары? И для чего? Разве было установлено и принято в обычай так изъявлять почтение всякому рожда­ю­щемуся царю? Разве они обходили всю вселен­ную и о ком узнавали, что он из низкого и бедного состояния сделает­ся царем, тому поклонялись прежде восше­с­т­вия на царский престол? Но этого никто сказать не может. Для чего же они поклонялись? Если для настоящих выгод, то чего могли они ожидать от младенца и бедной матери? Если в надежде будущих, то, как они могли знать, что младенец, которому они поклонились, когда он был в пеленах, вспомнит о том впоследствии? Положим, что мать ему о том напомнила бы; но и в таком случае они стоят не похвалы, а порицания за то, что подвергли его явной опасности, так как Ирод, смущен­ный ими, расспрашивал, разыскивал и прилагал все меры умертвить его. Да и где бы то ни было, о младенце, который родил­ся от частных людей, сказать, что он будет царем, – значит только предать его на смерть, навлечь на него множе­с­т­во бед. Видишь ли, сколько открывает­ся несообразностей, если судить об этом событии по ходу дел человеческих, и по общему обыкновению? Да и, кроме того, можно было бы найти и много других, еще больших затруднений.

Волхвы последовали за ведущею их звездою, а иудеи не поверили и проповедовав­шим пророкам. Но для чего евангелист означает и время и место, говоря: «В Вифлееме Иудейском во дни царя Ирода»? Для чего также упоминает о самом досто­ин­стве? О досто­ин­стве – для того, что был и другой Ирод, умертвив­ший Иоан­на; но тот был четверовласт­ник, а этот царь; на время же и место указывает для того, чтобы привести нам на память древние пророчества, из которых одно про­изнес Михей: «И ты, Вифлеем-Ефрафа, мал ли ты между тысячами Иудиными?» (Мих. 5:2), другое – патриарх Иаков, который, с точностью означив­ши время, указал и важнейший признак прише­с­т­вия Христова: «Не отойдет, – сказал он, – скипетр от Иуды и законодатель от чресл его, доколе не приидет Примиритель, и Ему покорность народов» (Быт. 49:10). Достойно исследования и то, откуда волхвам пришла мысль идти, и кто их побудил к тому. Мне кажет­ся, что это было делом не одной звезды; но сам Бог подвиг их сердце, подобно тому, как поступил Он с Киром, расположив его отпустить иудеев. Впрочем, Он сделал это не нарушая свободного про­изволения, подобно тому как и Павла призвав гласом свыше, вместе явил Свою благодать и открыл его послушание. Но, скажешь, почему не всем волхвам открыл это? Потому, что не все бы поверили, а эти были готовы более других. Тысячи народов гибли, а к одним только ниневитянам послан был пророк Иона; двое было разбойников на кресте, но один только спасся. И так знай, что волхвы оказали добродетель не тем одним, что пришли, но и тем, что поступили смело. Чтобы их не сочли людьми подозри­тель­ными, они по приходе рассказывают о своем путеводителе, о дальнем пути, и при этом обнаруживают смелость: «Пришли, – говорят они, – поклониться Ему» (Мф. 2:2), и не страшат­ся ни ярости народной, ни жестокости царя. Из этого заключаю, что они и дома были учителями сво­их соотече­с­т­вен­ников; если здесь – в Иерусалиме – они не усомнились говорить об этом, то с большим дерзновением проповедовали о том в своем отече­с­т­ве, после того, как получили откровение от ангела и свидетель­ство от пророка.

Беседы на Евангелие от Матфея.

Свт. Филарет (Дроздов)

Когда же Иисус родился в Вифлееме Иудейском во дни царя Ирода, пришли в Иерусалим волхвы с востока и говорят

Думают вообще, хотя и без совершенной достоверности, что Волхвы, о которых повествует Евангелие, были люди, возвышавшиеся над другими по своей власти и по своим познаниям: предание, основанное, кажется, на числе принесённых ими даров, полагает, что их было трое; качество сих даров подало повод думать, что волхвы пришли из Аравии.

Избранные места из Священной Истории.

Троицкие листки

Когда же Иисус родился в Вифлееме Иудейском во дни царя Ирода, пришли в Иерусалим волхвы с востока и говорят

Никто не забыт у Отца Небесного в Его великом семействе; Он — Бог не Иудеев только, но и язычников; Он — Бог и Спаситель всех сынов Адамовых. От одной крови Он произвел весь род человеческий, — говорит святой апостол Павел (Деян. 17:26), — для обитания по всему лицу земли, назначив предопределенные времена и пределы их обитанию, дабы они искали Бога, не ощутят ли Его и не найдут ли. И хотя люди забыли Бога и стали поклоняться идолам, но в их сердцах, в их совести, хотя и смутно, все же слышался голос Божий, и лучшие из язычников не переставали искать Божией правды, следуя внушениям своей совести. Сократ говорил: «не надейтесь исправить человеческие нравы, доколе Сам Бог не благоволит послать особенного Мужа для наставления нас самих». «Не быть на земле порядка, — говорил Платон, — если только Сам Бог, сокрывшись под образом человека, не разъяснит нам и наши отношения к Нему, и наши взаимные обязанности друг к другу». Поэтому перед временем Рождества Христова не одни Иудеи ожидали пришествия желанного и обетованного Мессии — Христа: весь мир, исполненный грехом, смутно ожидал Избавителя. Это ожидание особенно было распространено на Востоке: там, среди Персов, больше, чем у других народов, сохранилось библейских преданий; там, после плена вавилонского много осталось Евреев, которые распространяли среди жителей Востока свои верования, свои надежды и ожидания. Евреи, а за ними и другие народы ожидали появления великого Царя, Который должен был родиться в Иудее и покорить Себе весь мир. И вот, как только Господь Иисус Христос родился в Вифлееме, — среди тьмы идолопоклонства, в стране неверия, — нашлись люди, которые так усердно чаяли Утехи Израилевой, Христа, что при первом знамении с неба, при появлении необыкновенной звезды, пошли издалека на поклонение родившемуся Спасителю. когда же Иисус родился, — повествует евангелист Матфей, — в Вифлееме иудейском (был еще другой Вифлеем — Галилейский) во дни царя Ирода (евангелист упоминает об Ироде, дабы показать, что у Иудеев в то время уже не было царя от колена Иудина, а царствовал иноплеменник Ирод, и значит настало время пришествия Христова, согласно пророчеству праотца Иакова, — и называет Ирода царем в отличие от другого Ирода, который был сыном первого и титула царского не имел), пришли в Иерусалим волхвы с востока. Волхвы, направлявшиеся в Иерусалим из дальней страны, могли прийти прежде события, могли прийти и после него; но они пришли именно в то время, когда родился Сын Божий, дабы это чрезвычайное событие не осталось надолго неизвестным для Иерусалима. Такое соответствие пришествия волхвов и времени рождения Спасителя показывает, что в их путешествии все было предопределено свыше и что это путешествие началось за немалое время до рождения Господа (Ис. 60:3). Что же это были за люди — волхвы? Это были люди мудрые, ученые, и притом благочестивые, усердные к вере и предметам святым. За свою доброту и чистосердечие они и удостоились стать первыми, призванными в Вифлеем на поклонение Спасителю мира. Предание называет их даже царями и сохранило их имена: Мелхиор, Гаспар и Валтасар. Мелхиор — седовласый старец с длинной бородой; он принес Господу золото. Гаспар — безбородый, румяный юноша принес ливан (ладан), а Валтасар — смуглый лицом муж средних лет принес смирну. По тому же преданию, родом они были из Персии или древней Вавилонии, где за пятьсот лет до них жил святой пророк Даниил. Этот великий пророк в свое время был начальником над всеми вавилонскими мудрецами; он, конечно, передал своим подчиненным истинные понятия о Боге; очень вероятно, что он показал волхвам пророчество древнего их предка, волхва Валаама, который еще во времена Моисея изрек о Спасителе такое слово: Восходит звезда от Иакова и восстает жезл от Израиля… и сокрушает всех сынов Сифовых (Чис. 24:17). Это ожидание особенно было распространено на Востоке: там, среди Персов, больше, чем у других народов, сохранилось библейских преданий; там, после плена вавилонского много осталось Евреев, которые распространяли среди жителей Востока свои верования, свои надежды и ожидания. Евреи, а за ними и другие народы ожидали появления великого Царя, Который должен был родиться в Иудее и покорить Себе весь мир. И вот, как только Господь Иисус Христос родился в Вифлееме, — среди тьмы идолопоклонства, в стране неверия, — нашлись люди, которые так усердно чаяли Утехи Израилевой, Христа, что при первом знамении с неба, при появлении необыкновенной звезды, пошли издалека на поклонение родившемуся Спасителю.

Троицкие листки. №801-1050.

Стих: Следующий Вернуться в главу
Цитата из Библии каждое утро в Telegram.
t.me/azbible