Скрыть

Толкования:

Блж. Феодорит Кирский

«Псалом Давиду». В предпоставленном псалме, предвозвестив спасительное страдание, Пророк предрекает вознесение Спасителя по страдании. О начале же сего псалма упоминает и божественнейший Петр в Деяниях, и говорит так: «не бо Давид взыде на небеса, глаголет» же «сам, рече Господь Господеви моему, седи одесную Мене: дондеже положу враги Твоя подножие ног Твоих» (Деян.2:34–35). И сам Господь, видя, что фарисеи имеют о Христе различныя мнения, предложил им такой вопрос: «что вам мнится о Христе? чий есть сын?» И когда сказали они: «Давидов»; ответствовал; «како убо Давид духом Господа Его нарицает? глаголя, рече Господь Господеви Моему, седи одесную Мене». Потом выводит заключение: «аще убо Давид нарицает Его Господа, како сын ему есть» (Мф.22:42–44)? Сказал же сие, не отвергая того, что Христос есть сын Давидов, но к признаваемому прилагая непознанное. Ибо фарисеи признавали, что Христос есть сын Давидов, но совершенно не знали, что Он и Господь Давидов. Посему прилагает последнее, не отрицает же и признаваемаго, научая, что Он – и сын Давидов по плоти, и Господь Давидов, как Бог и Создатель. Посему блаженный Давид ясно проповедует Божество Владыки Христа, и говорит:

«Рече Господь Господеви моему: седи одесную Мене». Если Давид царь, и царь благочестивый, сподобившийся пророчественной благодати, Владыку Христа называет своим Господом; то следует, что Христос – не человек только, как безумно говорят Иудеи, но и Бог, как Создатель и Господь Давидов. А общность имен означает тождество сущности. Ибо Господь Господу, а не Господь твари, не Господь созданию, говорит: «седи одесную Мене». Посему, хотя важно сие, и не только выше естества человеческаго, но выше и всякой твари; однако же и это изречено по человечеству; потому что Сын, как Бог, имеет престол вечный; сказано: «престол Твой Боже в век века» (Пс.44:6). По кресте и по страдании, не как Бог сподобился сей чести, но как человек приял, что имел как Бог. Не смиренный вознесен, но Вышний, «во образе Божии сый», смирил Себя, «зрак раба приим» (Флп.2:6–7). Посему и Евангелист взывает: «Единородный Сын, Сый в лоне Отчи, Той исповеда» (Ин.1:18). И сам Господь говорит: «Аз во Отце, и Отец во Мне» (Ин.14:11); и в другом месте: «прослави Мя Ты Отче славою, юже имех у Тебе прежде мир не бысть» (Ин.17:5). Посему, как человек, слышит: «седи одесную Мене»; а как Бог, имеет вечную державу.

«Дондеже положу враги Твоя подножие ног Твоих». Враги по преимуществу – диавол и служители его, демоны, кроме же их и противящиеся божественной проповеди Его, Иудеи и язычники. Речение же: «дондеже» не время означает, но есть особенный образ выражения, свойственный божественному писанию. Ибо так и чрез Пророка говорит Бог: Аз есмь, «Аз есмь, и дондеже состареешися, Аз есмь» (Ис.46:4). Явно же, что бытие Божие не оканчивается с старостию человеческою. Ибо, если о небе и о земле говорит Пророк: «та погибнут, Ты же пребываеши» (Пс.101:27): и еще: «Ты же тойжде еси, и лета Твоя не оскудеют» (Пс.101:28); тем паче и после того, как человек состареется и окончит жизнь, пребывает Владыка всяческих. Сие подобно оному апостольскому изречению: «подобает бо Ему царствовати, дондеже положит вся враги под ногама Своима» (1Кор.15:25). Ибо здесь речение: «дондеже» не время означает. Да и какое было бы основание, царствовать Ему, пока иные еще противятся, и лишиться царства, как скоро все покорятся? И Даниил Пророк сказал, что по убиении зверей воцарится Он во веки, и царствию Его не будет конца (Дан.7:27). Как будут соцарствовать Святые, или с кем будут они царствовать, если обетовавший царство отложит царскую власть? Посему речение: «дондеже» не время означает, но употреблено по особенному образу выражения, какой свойствен божественному Писанию.

Евфимий Зигабен

Рече Господь Господеви моему

Бог, говорит, Отец сказал к Богу, Сыну своему, по вознесении Его на небо. Если же и написано: Господь Бог наш, Господь един есть, то это написано отнюдь не для отвержения Единородного, но для различения и отделения Его от ничтожных богов. А слова: Рече Господь и Отец к Сыну, мы должны понимать, как прилично Богу, а не человеку, или богоприлично, а не человекообразно. Сии слова заграждают иудеям уста; ибо они совершенно не знают, что сказать на то, какие два Господа у Давида, из которых один родился из чрева прежде денницы (зари). Ибо явно, что это Христос—Бог и человек.

Слова Феодорита: Если Давид – царь и при том царь благочестивый и удостоившийся пророческого дара, называет Владыку-Христа Господом, то посему Он не простой только человек, как утверждают безумно иyдеи, но и Бог, как Творец и Господь Давида; и общее наименование Их выражает торжество существа Их. Ибо Господь говорит Господу – Отец Сыну своему; а не Господь – творению и не Господь – созданию. Другие: Говорящего называют Богом, а слушающего – Зоровавелем. Итак, что будет Зоровавель? Господь Давидов? И как мог говорит тот, который и сам назван Давидом в воздаяние ему сим великой чести? Где он имел священство, притом странное какое-то и удивительное? Итак, слова: Господь Господу моему, сказаны о Христе. В еврейской же псалтири написано: «сказал, Иегова Иегове», что выражает единосущность Отца с Сыном; так как никакая тварь не называется Иеговою: одному Богу и одному божескому и не созданному естеству, а не какому либо другому – созданному естеству усвояется сие имя.

Седи одесную Мене

Как наименованиями Господь и Господь выражается равночестие Отца с Сыном и наоборот Сына с Отцом; так и сидение по правую сторону на царском престоле – то же равночестие их показывается, ибо у коих сидение общее, у тех и царство общее. Посему да заградятся уста Ария и Евномия, пустословящих, что Сын не равен Отцу. Поскольку же, как бестелесные и неописанные не имеют правой и левой стороны, что свойственно только телам, то посему сидение здесь означает покой и наслаждение Божиим царством, а сидение по правую сторону показывает подлинность сыновства Сына и близость и равную честь.

Слова Велик. Василия: Ибо если престол Божий, как мы уверены, есть наименование достоинства, то отдельное для Господа седалище по правую сторону Отца, что другое может означать, как не равночестие достоинства? И правая сторона выражает отношение к равному, впрочем так, что правая сторона не должна быть принимаема за телесную. Ибо иначе была бы и левая сторона. Но сии слова почтенными наименованиями сидения выражают величие сыновней чести. Итак, как из того, что Он занимает почетнейшее сидение по правую сторону, мы не можем заключать, что Он больше Отца; так и ты не говори, что Он выше, или ниже, но что Он равночестен и равен, как сие показывает и общее сидение. Кирилла: Правая сторона означает равночестность достоинства. Севира: Под правою стороною мы разумеем равночестность Сына с Отцом; ибо в отношении к бестелесному существу нельзя представлять ни правой, ни левой стороны. Тоже говорит и Исихий: А что не сам Сын усвояет себе достоинство царства и Божества (посему Павел говорит: не считал хищением равенство с Богом), но потому, что Отец благоволил к Нему и Сын имеет достоинство, то посему Он имеет царство и равночестие с Отцом. Итак, престол, по словам Евсевия, означает царское достоинство Его; сидение—непоколебимость, твердость и неподвижность пребывания Его на царствии; а по правую сторону значит общение в благах и правых дарованиях Отца. Феодорита: Великое означает сидение одесную и превышающее не только человеческую природу, но и всякую тварь. Впрочем, и это сказано по-человечески. Ибо как Бог Сын имеет вечный престол: ибо престол Твой, говорит, Боже, во век века. Так как не после креста и страдания Он удостоился такой чести, как Бог, но получил, как человек, то, что имел, как Бог: то поелику Он как человек принимает предложение: седи одесную Меня; ибо как Бог Он имеет власть вечную. Бож. Василий говорит и в другом месте: что же? Поелику сидит одесную, то посему и почтеннее? Но если бы Он имел честь от Самого Себя, то тогда был бы почтеннее; а если Он получил ее от своего Родителя, то это дар давшего.

Дондеже положу враги Твоя (в) подножие ног Твоих

По Феодориту и Афанасию, под врагами здесь разумеет иудеев, эллинов, еретиков, и бесов; а слово дондеже не всегда отделяется от будущего времени, но часто означает: до некоторого времени, а прочее время не отвергается, но вместе с ним подразумевается, как теперь здесь, о чем и Григорий Богослов в первом слове о Сыне любомудрствовал, и мы, последуя Отцам, изъяснили слова евангелиста Матфея: доколе Она родила Сына своего первенца (Матф. 1,25). Ибо если бы царство Христово ограничено было только до некоторого времени, а не было бы вечно, то как бы исполнилось изречение Даниилово: и царство его царство вечное (Дан. 3,100); также: восставил Бог небесный царство, которое не рассыплется во веки (Дан. 2,44). Или как окажется истинным то, что сказал Гавриил Деве: и царству Его не будет конца (Лук. 1,33)? А когда слышишь, читатель, здесь, что Отец положил врагов в подножие ног Сына Своего; а у Павла, что Сам Сын полагает их в подножие Свое: ибо Ему, говорит, надлежит царствовать, доколе не низложит всех врагов под ноги Свои (1Кор. 15,25), слыша, говорю, это не смущайся сим: ибо действие и сила обоих, как Отца, так и Сына одинаковы и дела их обоих общи. Потому что все покорятся Сыну, одни добровольно, а другие невольно, когда увидят Его сходящим с небес во второе Свое пришествие, о котором яснее учит Павел, говоря: дабы пред именем Господа преклонилось всякое колено небесных и земных и преисподних (Фил. 2,10). Наконец подножием означает покоренных, сказывая почти так: доколе не положу врагов Твоих покоренными ногам Твоим.

Феодорита: Итак, речение: доколе, не означает время, но это свойство божественного Писания, например: доколе не состареетесь Я есмь (Ис. 46,4). Очевидно, что бытие Божие не ограничивается старостью людей, но Творец всех будет продолжать бытие свое и по состарении и скончании их. Златоуста: Слыша говорящего пророка, что Отец полагает под ноги, не смущайся; ибо это сказано не потому, что Сын бессилен, поелику Павел говорит, что Он Сам полагает под ноги свои. Дела Их общи; почему и говорит: все мое Твое и Твое мое. Евсевия: Теперь, говорит, у Меня царствуй и владей моею честью и славою; и хотя враги церкви и противники Твоего имени истребляются и покоряются Твоим ногам медленно, но будет время, когда воспримешь царства над всем. Исихия: В настоящей жизни и Отец покоряет Сыну человечество и Сын покоряет оное Отцу; но по окончании сего века, когда все во всем происходящем будет Бог, тогда придя в совершенство созерцания и познания, мы увидим Отца в Сыне и Сына в Отце; почему и Господь говорил, что тогда придет Он в славе Отца.

Лопухин А.П.

Псалом 109 – пророчески-мессианский. Все его содержание не может быть отнесено ни к какому историческому лицу, так как предмет псалма здесь изображается обладающим Божественной природой и свойствами. Так как каждое откровение дается Богом в связи и по поводу каких-либо исторических событий, то таким поводом к написанию псалма могли быть следующие. В первых трех стихах псалма Господь изображается победителем всех врагов, а в последних четырех – как первосвященник. В соответствии с содержанием псалма поводами к написанию его первой части могла быть какая-либо победа, одержанная Давидом, а второй – обетование о происхождении от него великого Потомка, призванного в служение человеческому роду. Мысли Давида от конкретных исторических фактов перенеслись в область далекого будущего и здесь нашли ясные и точные ответы на вопросы о служении и конечном результате служения своего Потомка. Слова 1 ст. прямо Христом прилагаются к Себе (Мф XXII:44; Мк XII:36)), к Нему же относят их и другие писатели (Деян II:34; Евр V:6).

Рече Господь Господеви моему: седи одесную мене, дондеже положу враги твоя подножие ног твоих

Господь сказал другому Господу: «Я даю Тебе власть над врагами. Господь пошлет Тебе Свой жезл с Сиона для господства и народ появится пред Тобою в день Твоей силы во благолепии; Ты, как роса, рожден от Меня»

Один Бог сказал другому Богу: седи одесную. Сидеть «одесную», значит пользоваться не только одинаковым почетом, но и властью. – «Доколе положу врагов». По самому содержанию данного места выражение «доколе» означает неопределенное, или вернее – бесконечное расстояние времени: если один Господь даст другому одинаковую с Собою власть в то время, когда она оспаривается врагами, то естественно, что после поражения этих врагов, когда никто уже не в состоянии будет даже угрожать отнятием власти, последняя остается навсегда за Ним же. «Доколе» и в Библии часто употребляется в значении бесконечной продолжительности (Иов XXVII:3-4; Быт VIII:7).

Свт. Афанасий Великий

Псалом Давиду

Рече Господь Господеви моему, седи одесную Мене. В настоящем псалме Давид изображает рождение Господа по плоти, евангельское Его слово, возгосподствовавшее над всеми народами, и восшествиe Его на небеса, с которого и начинает псалом, говоря: рече Господь Господеви моему, седи одесную Мене, дондеже положу враги Твоя подножие ног Твоих. Какие же это враги, объясняет Апостол, взывая: егда испразднит начала и власти, и миродержителей, последний враг испразднится смерть (1Кор. 15,24–26).

Толкование на Псалмы.


См. Толкование на Ис. 40:13

Слово пространнейшее о вере.

Свт. Иоанн Златоуст

Ст. 1-4 Рече Господь Господеви моему: седи одесную мене, дондеже положу враги твоя подножие ног твоих. Жезл силы послет ти Господь от Сиона, и Господствуй посреде врагов твоих. С тобою начало в день силы твоея, во светлостех святых твоих: из чрева прежде денницы родих тя. Клятся Господь и не раскается: ты иерей во век по чину Мелхиседекову

Прежде всего мы будем поражать иудеев и устремимся про­тив них, взяв в союзники себе пророка с вышесказанными словами. Когда мы утверждаем, что это ясно сказано о Христе, иудеи не принимают этого, но сочиняют нечто другое. Опро­вергнем же наперед их учение, а потом изложим и наше. Спросим их: кто этот Господь праведника? «Сказал, говорит он, Господь Господу моему». Здесь упоминается не об одном лице, но представляется беседа одного с другим. Кто же, по словам их, говорит здесь? Бог. А кто слушает? Авраам. Другие разумеют – Зоровавеля, а иные – иное лицо, не говоря ничего согласного, как опьяневшие, или лучше, как блуждаю­щие во мраке и толкающие друг друга. Что же, скажи мне, разве Зоровавель есть Господь Давида? Основательно ли это, когда он сам вменял себе в великую честь называться Да­видом? И последующее показывает, что здесь ничего не ска­зано ни о Зоровавеле, ни о Давиде, потому что ни один из них не был почтен священством; а здесь говорится о не­котором Лице, имеющем Необыкновенное и дивное священ­ство: «Ты – священник во век по чину Мелхиседека». Но рас­кроем предложенное. Говорят они и еще нечто более пустое, а именно: утверждают, будто это сказано о народе (иудейском), но народ не был священником, да и прочее, сказанное здесь, никак не может быть отнесено к нему. Итак, оставив это, как пустое и не требующее опровержения, представим то, что они еще говорят. Что же такое? Иные из них утверждают, будто здесь говорит сын Авраама о своем господине. Что может быть неосновательнее этого? В самом деле, что хо­чет сказать здесь сын Авраамов? Когда был священником господин его, который сам обращался к священнику Мелхи­седеку и просил у него благословения? Основательно ли отно­сить к Аврааму слова: «из чрева прежде денницы Я родил Тебя»? Как можно отнести это и к Давиду, или Зоровавелю, или народу? Сказанное здесь превышает человеческую природу. И какой смысл имели бы слова: «сиди одесную Меня», если бы здесь разумелись эти лица? Никакого. Как можно сказать: «сиди одесную Меня» об Аврааме, который сам вменял себе в вели­чайшую честь стоять пред ангелами? Но какое у них есть основание? Они говорят: как ты допускаешь другого Господа, когда Писание ясно говорит: «Господь, Бог наш, Господь един есть; Ему одному служи; и нет еще кроме Его» (Втор.6:4, 13; Втор.4:39)? Но ради кого, скажи мне, это сказано? Преимущественно ради твоего, иудей, невежества. Почему ничего подобного не было сказано ни Аврааму, ни Исааку, ни Иакову, ни Моисею, а только тебе одному, когда ты, вышедши из Египта, слил себе тельца? Почему, скажи мне?

Если же ты не знаешь, то узнай причину от меня. Так как ты, вышедши из Египта, слил себе тельца, стал слу­жить Веельфегору и обращаться к множеству богов, допуская беззаконное многобожие, то, желая уврачевать твою болезнь, Бог и сказал: «един», для отличия от мнимых богов, а не для того, чтобы отвергнуть Единородного. Иначе, почему в на­чале было сказано: «сотворим человека по образу Нашему и по подобию» (Быт.1:26), и еще: «сойдем же и смешаем там язык их» (Быт.11:7), и еще Давид говорит: «посему помазал Тебя, Боже, Бог Твой елеем радости более общников Твоих» (Пс.44:8)? Если же Моисей говорит: «Господь, Бог наш, Господь един есть», то причиною этого была ваша немощь. И удивительно ли, что так было с догматами, если и в делах Бог низво­дил речь от совершеннейшего к менее совершенному, сни­сходя к вашей немощи? Так, Он дозволил отпускать одну жену и брать другую, хотя вначале не такой дал закон. И касательно пищи Он сделал великое различие, хотя вначале напротив говорил: «как зелень травную даю вам все» (Быт.9:3). И касательно места (богослужения) Он установил много зако­нов, не дозволяя везде совершать молитвы, хотя вначале не дал такого закона, но являлся Аврааму и в земле персидской, и в Палестине, и везде, и Моисею впоследствии являлся в пустыне.

Что же, скажешь, Писание противоречит само себе? Нет; но оно распределяет все на пользу, сообразно с време­нем, исправляя немощь каждого поколения. Поэтому тебе и было сказано: «Господь, Бог наш, Господь един есть». А что Он имеет и Сына, об этом еще пророки говорили в своих книгах, впрочем говорили не очень ясно, чтобы не повредить тебе по твоей немощи, и не скрывали, чтобы дать тебе возможность впоследствии образумиться и из собственных их книг узнать догматы истины. А что вышесказанные слова изречены не о человеке, это для имеющих разум оче­видно из слов: «сиди одесную Меня», и из того, что Он на­зывается «Господом», подобно Господу, который говорит к Нему, и из того, что Он рожден «из чрева прежде денницы», и из того, что Он есть «священник во век по чину Мелхиседека», и из слов: «с Тобою власть в день силы Твоей».

«Сказал Господь Господу моему: сиди одесную Меня». Видишь ли равенство чести? Пре­стол – знак царствования; где один престол, там одинаковая честь одного и того же царствования. Поэтому и Павел говорит: «об Ангелах сказано: Ты творишь Ангелами Своими духов и служителями Своими пламенеющий огонь. А о Сыне: престол Твой, Боже, в век века» (Евр.1:7–8). И Даниил видел все твари, ангелов и архангелов, предстоящими, а Сына чело­веческого идущим на облаках и доходящим даже до «Ветхого днями» (Дан.7). Если эти слова соблазняют некоторых, то пусть они узнают, что Он «сидит одесную», и перестанут со­блазняться. Как мы не говорим, что Он больше Отца, хотя имеет почетнейшее седалище «одесную», так и ты не говори, что Он меньше и ниже, но равночестен и равен Отцу: это именно означает общение седалища. «Доколе положу врагов Твоих в подножие ног Твоих». Каких врагов? Послушай Павла, который говорит: «первенец Христос, потом Христовы, в пришествие Его, а затем конец… Ему надлежит царствовать, доколе низложит всех врагов под ноги Свои» (1Кор.15:23–25).

Видишь ли согласие слов пророческих и апостольских? Там говорится: «доколе положу врагов Твоих в подножие ног Твоих»; а здесь: «доколе низложит всех врагов под ноги Свои». Но ни там, ни здесь слово «доколе» не означает предела времени. Иначе как стояло бы пророческое изречение: «владычество Его – владычество вечное», царство, которое «не разрушится», «и Царству Его не будет конца» (Дан.7:14; Лк.1:33), если бы Он имел царствовать только до известного времени? Видишь ли, что нужно обращать вни­мание не на одни выражения, но восходить к их разумению? Слыша слова пророка, что Отец полагает врагов под ноги Его, не смущайся; это сказано не потому, будто Сын не имеет силы. Павел говорит, что Он сам полагает врагов под Ноги Свои: «Ему надлежит царствовать, доколе низложит всех врагов под ноги Свои» (1Кор.15:25), и все приписывает Ему: «когда Он предаст Царство Богу и Отцу, когда упразднит всякое начальство и всякую власть и силу» (1Кор.15:24), т.е. когда устроит царство, тогда пре­кратит всякую власть. Таков смысл слова: «упразднит». При­писывая все Сыну, он не отделяет от Него Отца, равно как не отделяет и Сына от Отца, потому что все, принадлежащее Сыну, принадлежит и Отцу, и принадлежащее Отцу принад­лежит и Сыну. Так и сам Христос сказал: «и все Мое Твое, и Твое Мое» (Ин.17:10). Итак, когда слышишь, что Отец покорил, не думай, что Сын не участвует в этом деле; и когда слышишь, что Сын покорил, не говори, что Отец не причастен этому, потому что эти дела общи Им, равно как и все дела.

Слыша слово: «подножие», разумей не что-нибудь чувственное, но покорность. А что враги покорятся и Отцу, это видно из дальнейших слов, потому что как престол один, так и подножие одно.

Беседы на псалмы. На псалом 109.

Стих: Следующий Вернуться в главу
Цитата из Библии каждое утро в Telegram.
t.me/azbible