Скрыть

Толкования:

Блж. Феодорит Кирский

Небеса поведают славу Божию, творение же руку Его возвещает твердь

Видимой только лепоты небес, видимаго их величия, говорит Пророк, достаточно к тому, чтобы проповедать силу Создателя. Если кто видит великое и красивое здание, тот дивится строителю дома, и кто разсматривает хорошо и красиво устроенную ладию, тот представляет в мыслях строившаго судно, и при воззрении на изображение сама собою приходит мысль о живописце; тем паче видимая тварь взирающих на оную руководствует к Создателю. Пророк же упомянул о небе и о тверди, сообразно с учением великаго Моисея; потому что и он сперва сказал о сотворении неба, а потом повествует о создании тверди, которую Бог, как сказано, наименовал также небом (Быт.1:8). Никому да не покажется странным именование: «небеса», употребленное во множественном числе. Ибо Писанию обычно употреблять сие именование, иногда в единственном, а иногда во множественном числе. И в единственном числе именует блаженный Давид; ибо говорит: «небо небесе Господеви» (Пс.113:24); и еще: «одевающему небо облаки» (Пс.146:8). Но он также и в числе множественном говорит: «хвалите Его небеса небес» (Пс.148:4). И сие имеет тоже значение, что и выражение: «небо небесе Господеви». Ибо видимое небо устроено как некий кров над землею; высшее же небо для видимаго есть тоже, что видимое для земли; и потому как называется небом небесе, так именуется и небесами небес. А мы видим, что и города имеют у нас двоякое именование. Ибо один город называем и Тарсом и Тарсами, одному и тому же городу даем название Фивы и Фив; так древние употребляли название Микены и Микен, зная, что город один, хотя именуется во множественном числе. Сие же сказано мною не без причины, но ради тех, которые покушались насчитывать много небес.

Евфимий Зигабен

Небеса поведают славу Божию, творение же руку его возвещает твердь

Небеса поведают славу Божию

Неодушевленные, говорит, небеса, вместо голоса употребляя прекрасный и величественный свой вид, проповедуют всегда и всем славу и величие сотворившего их Бога. Ибо и Соломон сказал: «из величия и красоты творений по соответствию созерцается зиждитель бытия их» (Пр. 13,5). И кто взирает на такое величие, состав, красоту, положение и другие естественные свойства неба, должен верить творческой силе Бога, хотя бы был у него один учитель—вид неба. Небесами он называет первое небо, находящееся выше тверди; а употребил оные во множественном вместо единственного, как говорят Златоуст и Феодорит, по обыкновению еврейского языка, который иногда во множественном, а иногда в единственном именует небо. Потому что хотя первое небо и невидимо для нас, однако из видимой тверди мы можем чрез умствование заключить о бытии и оного. Или под именем небес разумеет одну только твердь, так как она одна только подлежит зрению: и тогда следующий, второй, стих будет изъяснением первого сего стиха.

Почему и Феодорит пишет: Одной видимой красоты и величия небес достаточно для того, чтобы возвестить о силе Творца. Ибо, если рассматривающий величайшее и прекрасное здание, удивляется строителю, и видящий хорошо и красиво устроенное судно, составляет понятие о строителе корабля; и при виде изображения приходить на память живописец: то не гораздо ли более видимое творение ведет зрителей к Творцу.

Тот же Феодорит: Небо неба для Господа. Ибо видимое небо как некий покров устроено для земли; а высшее есть то для сего, что cиe для земли. Почему и называется оно небом неба и небесами небес. И города у нас иные имеют двойное наименование. Так мы называем Тарс и Тарсы, и это один город; и Фива и Фивы—один и тот же город. Так древние Микину называли Микинами—во множественном числе, а разумели один город.

Василий Великий сказал о числе небес: Любомудрствовавшие о небе представляют одно небо.., но мы столь далеки от неверия касательно второго, что необходимым полагаем и третье, коего видеть удостоился блаженный Павел.— Златоуст также: Не сказал: вещают, но проповедуют, то есть, учат и других и имеют учениками (весь) род человеческий, предлагая вместо письмен естественную свою красоту и всем доставляют возможность проходить в них, как бы в книгах находящееся учение о силе и премудрости Божией. Проповедуют небеса, по словам Нисского, славу Божию могущим от них восходить умом к художеству Творца, которого творческий взор открывается чрез стройное круговращение (неба), служащее вместо слова для сведущих. Почему Златоуст опять сказал: когда увидишь красоту, величие, толикую продолжительность, светлость и, совокупив все это, прославишь Творца: то небо возвестит cию славу, воспользовавшись твоим языком и даст голос слышимый всеми… Ибо не небо само, издавая голос, прославляет Бога, но приводит других к сему своим видом, и однако ж оно называется проповедующим славу Божию. Так и имеющие чудную жизнь, хотя и молчат, прославляют Бога, при прославлении зa них Бога другими. В высшем смыслов под небесами разумеются Апостолы, как проповедавшие славу Христа; а под твердью церковь верующих. И в другом месте Златоуст называет небо величайшею книгою и для простых и для мудрых.

Творение же руку Его возвещает твердь

Если, как мы сказали, второй сей стих служит к изъяснению выше сказанного первого; то следует, что то самое, что выше названо небом, здесь означается твердью; и что там проповедуют небеса, то здесь, по его словам, возвещает твердь; и что выше разумел под славою, то здесь разумеет под творением рук. Кратко сказать: Давид говорит, что и одно видимое небо достаточно учит о великом деле сотворившего его Бога. Ибо cие великое художество Бога он назвал славою и творением рук.

Лопухин А.П.

Небеса поведают славу Божию, творение же руку его возвещает твердь

Небо, величественное днем и ночью, свидетельствует славу Божию пред всем живущим

Небо, покрытое бесконечным количеством светил, особенно ярких на Востоке, вся эта твердь, находящаяся над головою человека, ясно свидетельствует о необыкновенном величии и силе Творца. Человек знает, что эти светила вне его власти, он видит их необыкновенно стройное течение и красоту. О чем ином, как не о величии творческой славы Бога все это говорит самым фактом своего существования!?

Прот. Григорий Разумовский

Небеса поведают славу Божию, творение же руку Его возвещает твердь

Пророку Давиду известно было глубокое повреждение природы человеческой (Пс. 13:1–3), вследствие которого люди доходили до потери понятия и сознания собственного человеческого достоинства и до забвения понятия об истинном Боге. Тем не менее, он не допускал совершенного неведения о Боге; а потому и отрицание бытия Божия со стороны человека, он объясняет как исключительное явление, как следствие самообольщения или самообмана. Он говорит, что человеку, как существу разумному, нельзя не знать о Боге, что Бог напоминает ему о Себе чрез творение рук Своих: небеса поведают славу Божию, или, что то же, проповедуют, и о делах рук Его возвещает твердь. В псалмах так же, как и в других местах Священного Писания, употребляется: то «небеса», во множественном числе, то – в единственном, «небо», как например, в первых словах книги Бытия написано: В начале сотвори Бог небо и землю, или еще: Сам Господь Иисус Христос говорит: «Никтоже взыде на небо, токмо сшедый с небесе Сын Человеческий, сый на небеси» (Ин. 3:13). В этом изречении три раза повторено слово «небо» в единственном числе. А Сам же Господь Иисус Христос, научая учеников Своих молитве, говорил: «Егда молитеся, глаголите: Отче наш, иже на небесех» (Лк. 11:2). И в Символе веры мы читаем о Сыне Божием: «Сшедшаго с Небес… и восшедшаго на Небеса…» Итак, есть ли какая-нибудь разница в словах: небо и Небеса? Есть, без сомнения. Св. отцы Церкви (блж. Феодорит [6, с. 84]; Иоанн Дамаскин. Точное изложение православной веры) под именем «небо» разумеют видимое (простым глазом, а еще лучше посредством астрономических инструментов) небо, или твердь небесную, на которой утверждены солнце, луна и звезды, – согласно с словами бытописания: «И нарече Бог твердь небо» (Быт. 1:8); а под «небесами» духовное, невидимое небо, или мир ангельский (Кол. 1:16), которое называется также – «небо небесе» (3Цар. 8:27; Пс. 67:34). Это видимое нами воздушное пространство, которое представляется нам сводом небесным и по которому движутся, как бы плавают облака, в Писании также называется «небом» (Ис. 40:22). Таким образом, по смыслу Священного Писания и по изъяснению его св. отцами, мы можем представлять небеса в трех видах: во-первых – видимое небо, во-вторых – твердь небесную, с поставленными на ней светилами (Быт.1:14, 17). и в-третьих – небо небесе, или небеса небес (Пс. 148:4), т.е. духовное небо, о котором упоминает и св. апостол Павел, говоря о духовных видениях и Божественных откровениях, каких он был удостоен (2Кор. 12:2). В настоящем псалме пророк, конечно, разумеет видимое нами небо, которое своим необъятным пространством, мудрым устройством, поразительными явлениями и бесчисленным множеством светил поведает людям славу Божию, т.е. явным образом свидетельствует о творческой силе, о всемогуществе, премудрости и благости Божией.

Объяснение священной книги псалмов.

Прп. Максим Исповедник

Небеса поведают славу Божию, творение же руку его возвещает твердь

Умозрение на слова: Небеса поведают славу Божию.

Так Давид, бывший после них [т.е., Моисея и Иисуса Навина] по времени, но равным им по духу, – я пропускаю Судей, заключающих в своем житии множество тайн, – слухом ума услышав поведающие славу Божию небеса и творение руку Его возвещающую твердь (вот чудо, ведь Создатель не вложил в них душу!) от бездушных воспринял словеса о богословии и, насколько это возможно человекам, поучил о тропосах промысла и суда по результатам [жизни], не постигая [впрочем] логосов, коими разнообразится по частям существование целого.

Амбигвы к Иоанну.

Свт. Афанасий Великий

Небеса поведают славу Божию, творение же руку его возвещает твердь

Небеса поведают славу Божию. Это подобно сказанному: невидимая бо Его от создания мира творенми помышляема видима суть, и присносущная сила Его и Божество (Рим. 1,20).

Толкование на псалмы.

Свт. Василий Великий

Небеса поведают славу Божию, творение же руку его возвещает твердь

Небеса поведают славу Божию, не потому что они издают ощутительный для нашего слуха голос, но потому что упражнявшийся в законах миростроения и познавший устройство всего небесного из сего, так как бы оно издавало глас, изучает величие славы Сотворшего. К сему возбуждает нас и Пророк, говоря: Воззрите на высоту очима вашима и видите, кто показа (слав.: сотвори) сия вся? (Ис. 40, 26), ибо возвышенно умствовать - значит взирать вверх и чрез видимое возводиться к мысли о Сотворшем.

Толкование на пророка Исаию.

Свт. Григорий Нисский

Небеса поведают славу Божию, творение же руку его возвещает твердь

Ибо устроение небесных чудес, взывающее о являемой в существах премудрости и проповедующее в видимом великую славу Божию, по сказанному: Небеса поведают славу Божию, - по ясности и доброзвучности наставления само делается велегласной трубой, как говорит один из пророков: вострубил Бог свыше. А, кто очистил себя и изострил слух сердца, тот, приняв этот звук, разумею производимый обозрением существ, путеводится им к ведению Божией силы, так что проникает разумом туда, где Сам Бог.

О жизни Моисея законодателя.


См. Толкования на Быт. 1:3

О шестодневе, слово защитительное брату Петру.

Свт. Иоанн Златоуст

Ст. 2-5 Небеса поведают славу Божию, творение же руку его возвещает твердь. День дни отрыгает глагол, и нощь нощи возвещает разум. Не суть речи, ниже словеса, ихже не слышатся гласи их. Во всю землю изыде вещание их, и в концы вселенныя глаголы их

Сказав, что «небеса поведают о славе Божией», и что «день дню изливает слово, и ночь ночи возвещает знание», он не остановился на этом, но прибавил: «нет наречий и языков, где не слышны были бы голоса их». Смысл слов его следующий: день и ночь и небо не только имеют голос, но и такой голос, который звучнее, яснее и сильнее голоса человеческого. Как и каким образом? Послушай сам слова его: «нет наречий и языков, где не слышны были бы голоса их». Что же это такое? Одобрение голоса, похвала звука. Мой голос понятен для говорящего на одном со мною языке, а для говорящего на другом языке – нет; напр.: когда я говорю на греческом языке, тогда, кто знает этот язык, поймет меня; а скиф, фракиянин, мавр, индиец – нет, потому что различие языка не позволяет моей речи быть для него понятною.

Также, когда говорит скиф или фракиянин, я не могу понимать его, а другой – языка другого. У неба же, дня и ночи – не то, но голос их таков, что он слышен, понятен и ясен для всякого языка, всякого наречия, всякого народа. Потому пророк, сказав, что «день дню изливает слово, и ночь ночи возвещает знание», прибавил: «нет наречий и языков, где не слышны были бы голоса их». Смысл этих слов следующий: такое имеют наречие, такой имеют голос день, ночь, небо и все твари, что всем языкам, всем народам понятен голос их. «Нет наречий», говорит, т.е. нет народа, нет языка, где бы не слышен был голос неба; но и скиф, и фракиянин, и мавр, и индиец, и савромат, и всякое наречие, всякий язык, всякий народ может понимать этот голос. Как и каким образом? Теперь выслушай это, чтобы тебе узнать, как небо говорит молча. Когда ты увидишь эту красоту, величие, положение, постоянство, блеск, и, размыслив о всем этом в самом себе, прославишь Создателя, восхвалишь Творца, тогда небо издало голос и вознесло славу Богу посредством твоего языка. Таков смысл слов: «небеса поведают о славе Божией». Как и каким образом? Располагая зрителя красотою своего блеска – удивляться Создателю.

Таким образом «день дню изливает слово, и ночь ночи возвещает знание», не издавая голоса, но своим порядком, стройностью, равенством и беспрепятственною соразмерностью громче трубы возвещая Создателя не в одном каком-нибудь углу вселенной, но везде, где только солнце освещает землю. Эти звуки раздаются по всей вселенной, так как везде небо, везде день, везде ночь; и наставление свое простирают они по земле и по морю. Потому пророк не сказал просто: небеса возвещают славу Божию, но: «поведают», т.е. научают и других, имеют учениками своими род человеческий и распростерты на виду, как величайшее училище, вместо книг и букв предлагая и простым и мудрым и всем созерцать красоту их природы, преподавая заключающееся в них самих, как бы в книге, учение о премудрости и силе Божией. Так и люди не только словами, но и молча прославляют Бога чрез других: потому и Христос говорил: «так да светит свет ваш пред людьми, чтобы они видели ваши добрые дела и прославляли Отца вашего Небесного» (Мф.5:16). Как кто-нибудь, видя светлую жизнь другого, хотя бы сам живущий и молчал, воздает славу Богу, так точно и взирая на красоту неба прославляют Творца. Потому пророк и сказал: «небеса поведают о славе Божией, и о творении рук Его возвещает твердь. День дню изливает слово, и ночь ночи возвещает знание». Какое «знание»? Разумение о св. Творце.

Беседа на слова пророка: Я, Господь Бог, создал свет и тьму.

Стих: Предыдущий Следующий Вернуться в главу
Цитата из Библии каждое утро в Telegram.
t.me/azbible