Скрыть

Толкования:

Амвросиаст

но в членах моих вижу иной закон, противоборствующий закону ума моего и делающий меня пленником закона греховного, находящегося в членах моих

Павел здесь упоминает два закона, один из которых он видит в членах своих, то есть во внешнем человеке, который есть плоть, или тело. Этот закон враждебен, он борется с разумом, пленяя и вводя его в состояние греха, не давая ему вырваться и найти помощь. Другой же — закон разума; это либо закон Моисея, либо закон природы, который живет в душе. На него давит сила греха и собственное невежество. Любя порочное, человек подчиняется греху и становится пленником привычки грешить - привычка же правит человеком.

Павел называет четыре закона. Первый - закон духовный; он же закон природы, реформированный через Моисея и получивший власть, это - закон Бога. Затем закон разума, согласного с законом Божиим. Третий - закон греха, который обитает в членах человека вследствие грехопадения первого человека. Четвертый проявляется в членах наших, соблазняя нас согрешить, и уходит. Но эти четыре закона могут быть сведены к двум - законам добра и зла. Ведь закон разума тот же, что закон духовный, или Моисеев, который именуется законом Божиим. А закон греха тот же, что появляется в наших членах, противореча закону разума нашего.

Комментарий на Послание к Римлянам.

Блаж. Августин

но в членах моих вижу иной закон, противоборствующий закону ума моего и делающий меня пленником закона греховного, находящегося в членах моих

Привычка плоти связывает каждого человека с законом греха, который, по словам Павла, живет в его членах, противоборствует уму и держит человека в своей власти. Отсюда можно сделать вывод, что человек, здесь описанный, еще не находится под действием благодати. Ибо если грех только восстает в теле, но не побеждает, в этом нет осуждения, которое мы навлекаем на себя, когда подчиняемся и предаемся нечистым желаниям плоти (см. 2Тим. 1:7).

Некоторые темы из Послания к Римлянам.


Ни с кем в этой жизни не может случиться так, чтобы в членах его вообще не было борьбы закона [греховного] против закона разума, потому что, если даже дух человека станет так сопротивляться, чтобы никогда не поддаться этому, закон все равно будет противоборствовать.

Переосмысления.


Павел находит удовольствие в законе Божием по внутреннему человеку, но видит иной закон в членах своих, противоборствующий закону ума. Он видит его теперь, не говорит, что он был; он тяготится настоящим, а не вспоминает прошедшее. Он видит закон не только противоборствующий, но и делающий его пленником закона греховного, который есть в членах его, но не был в них…

Вот какой ущерб нанесло человеческой природе непослушание воли!

О природе и благодати.


Павел допускает плен там, где не исполнилась праведность. Ибо там, где он находит удовольствие в законе Божием, он не пленник, а друг закона и потому - свободен.

Трактат на Евангелие от Иоанна.


Вот какую схватку ведем мы с нашими смертными грехами, как показывает этот смелый воин Христа и вечный учитель Церкви! Как же мертв грех, когда он во многом действует на нас и если мы боремся против него? Что же есть это многое, как не глупые и вредные желания, обрекающие соглашающихся с ними на смерть и погибель? А вот претерпевать их и им не уступать означает борьбу, схватку, битву. Между кем битва, как не между добром и злом? Не природы против природы, а природы против порока, который уже мертв, но еще должен быть погребен, то есть окончательно исцелен.

Против Юлиана.

Блаж. Иероним Стридонский

но в членах моих вижу иной закон, противоборствующий закону ума моего и делающий меня пленником закона греховного, находящегося в членах моих

Если апостол Павел, поручитель избранничества, бранил свое тело и рабствовал ему; если, прославляя других, самого себя находил дурным; если он говорил: В членах моих вижу иной закон, противоборствующий закону ума моего и делающий меня пленником, и далее: Бедный я человек! Кто избавит меня от сего тела смерти?; если даже он боялся тенет тела, то можем ли мы быть спокойны?

Трактат на Псалмы.

Блаж. Феофилакт Болгарский

но в членах моих вижу иной закон, противоборствующий закону ума моего и делающий меня пленником закона греховного, находящегося в членах моих

См. Толкование на Рим. 7:22

Лопухин А.П.

но в членах моих вижу иной закон, противоборствующий закону ума моего и делающий меня пленником закона греховного, находящегося в членах моих

См. Толкование на Рим. 7:22

Прп. Ефрем Сирин

но в членах моих вижу иной закон, противоборствующий закону ума моего и делающий меня пленником закона греховного, находящегося в членах моих

Но кроме того, усматриваю и другой также закон в плоти моей, ибо он есть сама греховная привычка (склонность ко злу), которая застарела в плоти моей, - закон, вооружающийся и противоборствующий закону, которому радуется ум мой, - пленяющий меня законом греха, который (грех) я поселил в плоти моей.

Толкование на послания божественного Павла. К Римлянам.

Прп. Макарий Великий

но в членах моих вижу иной закон, противоборствующий закону ума моего и делающий меня пленником закона греховного, находящегося в членах моих

<…> которые делают худое по произволению, те предают волю свою пороку, услаждаются им, дружатся с ним, те — в мире с сатаною, и в помыслах своих не ведут брани с диаволом; а которые делают то не по произволению, те имеют в себе грех, по Апостолу, «противовоюющ во удех» их, в тех при произволении есть темная сила и покрывало, и они не соглашаются на помыслы, не услаждаются ими, не повинуются им, а противоречат и противодействуют, и сами на себя гневаются. Последние гораздо лучше и драгоценнее пред Богом, нежели первые, которые, по собственному произволению, предают волю свою пороку и услаждаются им.

Собрание рукописей типа II. Беседа 27.

Прп. Нил Синайский

но в членах моих вижу иной закон, противоборствующий закону ума моего и делающий меня пленником закона греховного, находящегося в членах моих

Да не будет сего! Не о себе говорит божественный Апостол: «вижду ин закон во удех моих, пленяющ мя законом греховным» (Рим. 7:23), но говорит это от лица тех, кого тревожат плотские страсти, но кто, впрочем, сопротивляется им и многократно побеждает, иногда же и побеждается по минутному увлеченью.

Письма на разные темы. Схоластику Олимпию.

Свт. Иоанн Златоуст

Вижду же ин закон во удех моих, противувоюющь закону ума моего, и пленяющь мя законом греховным, сущим во удех моих

См. Толкование на Рим. 7:21

Свт. Кесарий Арелатский

но в членах моих вижу иной закон, противоборствующий закону ума моего и делающий меня пленником закона греховного, находящегося в членах моих

Тогда родился этот закон, когда был нарушен первый закон. Тогда, говорю я, родился этот закон, когда был нарушен и презрен первый закон,

Проповеди.

Свт. Феофан Затворник

Вижду же ин закон во удех моих, противувоюющь закону ума моего, и пленяющь мя законом греховным, сущим во удех моих

Когда только замышлял я доброе, злое лишь предлагало себя; когда же появилось во мне сочувствие добру и соуслаждение им, злое мое воздвигло противочувствие тому и противоуслаждение. Борьба растет. Злое противодействует по мере действия добра, противовоюет закону ума. Ум здесь то же, что внутренний человек, — дух. Вышеозначенные действия духа святые Антоний Великий, Василий Великий, Григорий Богослов, Григорий Нисский и другие называют умом. Святой Исаак Сирианин — иногда умом, иногда духом. Закон ума, или духа, составляют требования страха Божия и совести, содержащей естественный закон и приемлющей в себя закон писанный. По действию страха Божия, совесть всякое, законным сознаваемое, действие приемлет на свою опеку и стоит за него. Следствием этого и есть соуслаждение закону Божию по внутреннему человеку. Но когда сие происходит, злое наше восстает против сего закона ума и начинает противовоевать ему, возбуждая противоположные ему сочувствия и соуслаждения. Это, говорит Апостол в лице падшего, я вижу в себе: вижду ин закон во удех моих. Не закон удов видит, но закон во удех, — как нечто пришлое. Естественный, природный удам закон не ин от закона ума и не противовоюет ему; противовоюет закон во удех, появившийся помимо естества, пришлый. В следующих за сим словах Апостол назвал его законом греховным. Сей закон точно привзошел в естество и уды стал обращать в орудия себе — и есть потому ин закон во удех, — при законах удов. Можно это переложить так: вижу грех, действующий в членах моих и противовоюющий закону ума. Святой Златоуст говорит: «законом противовоюющим Апостол опять назвал здесь грех не по достоинству, а по чрезмерному послушанию покорствующих ему. Как мамону называет господином и чрево богом не по собственному их достоинству, а по великому раболепству подчиненных; так и здесь назвал грех законом, потому что люди служат ему и боятся покинуть оный столько же, сколько принявшие закон страшатся не исполнить закон». — Сами люди возвели его в закон себе.

Какое же следствие такого противовоевания? Пленение грехом: пленяющь мя законом греховным. Как происходит перевес на эту сторону, Апостол не сказывает, а свидетельствует только, что так бывает. Но как же так бывает? И там закон, и здесь закон, — и там желание, и здесь предложение, будто даже меньше, — и там соуслаждение, и здесь противоуслаждение. Всё поровну. От чего же перевес на эту, злую сторону, а не на ту, добрую? Выше поминал Апостол, что так бывает потому, что грех прельщает (ср.: 7, 11). Чем прельщает? Сластию греховною. Эта сласть греховная доразумевается здесь в слове: противувоюющь закону ума. Ибо если это противовоевание вызвано соуслаждением закону, то оно не иначе могло явиться, как в виде противоуслаждения беззаконному. Но такое соуслаждение беззаконному, как только появляется, тотчас и влечет уже на свою сторону. В самом акте появления своего оно заслоняет собою соуслаждение закону и занимает сердце, вместо него; сердце и переходит на его сторону. Грех подкупает произволение сластию, и оно преклоняется к нему. Подкупает же потому, что оно первоначально, — в падении, — поддалось на такой подкуп. Грех и пользуется этою первою ошибкою, как контрактом: это для него стало будто правом и для падших законом. Под законом греховным, сущим во удех, можно разуметь именно эту сласть греха, обещающую попитать наше самоугодие. Хоть эта сласть всегда оказывается призрачною, тотчас, — в самом действии греха, — исчезающею; но всякий раз, как только появляется, опять увлекает. В этом — пленение. Святой апостол Иаков возникающие несогласия между людьми производит от сластей, воюющих во удех (ср.: Иак. 4, 1). Если и они — от сластей, тогда как сами в себе содержат некую горечь; то конечно, по сему Апостолу, этот же источник и всех других грехов.

Рождается вопрос: неужели же такой ход дел в нас запечатлен неизбежною необходимостию, так что, коль скоро поднялась сласть греховная, неизбежно следует грех? Никакой необходимости нет; а так бывает по нашей слабости и испорченности. Это стало законом, как сказал святой Златоуст, потому что мы сами возвели то в закон для себя или, — лучше, всякий раз возводим в закон. Сласть греховную можно предупредить и не допустить до сердца или в сердце до такой степени, чтоб она вытеснила соуслаждение закону ума. Можно и после того, как сласть сия захватит сердце, опять ее выгнать и восставить соуслаждение добром, хоть это довольно трудно. Но горе наше в том, что не хотим, по причине властвующего в нас самоугодия и сластолюбия, не хотим побороться с собою и боль себе причинить отказом. Грех этою слабостию нашею и берет в нас силу. Скажут: но как же, — ведь закон ума тут же и сознается? Грех не отвергает сего закона и не требует отмены его; но влечет согрешить только в этот раз. И человек грешащий грешит только в этот раз, а после загадывает уж всегда делать по закону. Теперь же извиняет себя тем, что сласть взяла: что будешь делать? Этими двумя моментами: сластию и тем, что не навсегда отвергается закон, грех всегда берет верх и увлекает на грешные дела, — всегда пленяет.

Толкование послания апостола Павла к Римлянам.

Стих: Предыдущий Следующий Вернуться в главу
Цитата из Библии каждое утро в Telegram.
t.me/azbible