Православное Богослужение
Переводы Богослужебных книг

 

Главная \ Церковь \ Богослужения \ Переводы богослужебных книг \ Триодь постная\ Оглавление\ Великий канон Андрея Критского

Понедельник • Вторник • СредаЧетверг 1-ой седмицы Великого постаЧетверг 5-ой седмицы Великого поста


 

ВЕЛИКИЙ КАНОН
ПРЕПОДОБНОГО ОТЦА НАШЕГО
АНДРЕЯ КРИТСКОГО И ИЕРУСАЛИМСКОГО

 

ВО ВТОРНИК
ПЕРВОЙ СЕДМИЦЫ ВЕЛИКОГО ПОСТА
НА ВЕЛИКОМ ПОВЕЧЕРИИ

 

Поем настоящий Великий канон преподобнаго отца нашего Андрея Критскаго, Иерусалимскаго. Творим же на коемждо тропаре метания три глаголюще и стих: Помилуй мя Боже, помилуй мя.

 

 

Поем настоящий Великий канон преподобного отца нашего Андрея Критского и Иерусалимского, повторяя на каждый тропарь припев: Помилуй меня, Боже, помилуй меня.

 

Песнь 1. Глас 6.

Ирмосы по дважды: Помощник и покровитель бысть мне во спасение, / Сей мой Бог, и прославлю Его, / Бог отца моего, и вознесу Его: / славно бо прославися.

 

Песнь 1, глас 6

Ирмос: Помощник и покровитель / сделался мне спасением: / Он – мой Бог, и прославлю Его, / Бог отца моего – и вознесу Его, / ибо славно Он прославился! (2)

Стих: Помилуй мя, Боже, помилуй мя.

 

Припев: Помилуй меня, Боже, помилуй меня.

Каиново прешед убийство, / произволением бых убийца совести душевней, / оживив плоть, и воевав на ню / лукавыми моими деяньми.

 

Каиново превзойдя убийство, / по произволению я сделался убийцей совести душевной, / оживив плоть и вооружившись против нее / лукавыми моими деяниями.

Авелеве Иисусе, не уподобихся правде, / дара Тебе приятна не принесох когда, / ни деяния божественна, ни жертвы чистыя, / ни жития непорочнаго.

 

С Авелем, Иисусе, я не сравнялся в праведности, / даров Тебе приятных не приносил никогда, / ни дел богоугодных, ни жертвы чистой, / ни жизни непорочной.

Яко Каин и мы, душе окаянная, / всех Содетелю деяния скверная, / и жертву порочную, / и непотребное житие принесохом вкупе: / темже и осудихомся.

 

Как Каин и мы, душа несчастная, / Создателю всего деяния скверные / и жертву порочную, / и жизнь негодную принесли вместе; / за то и осуждены.

Брение Здатель живосоздав, / вложил еси мне плоть и кости, / и дыхание и жизнь: / но о Творче мой, Избавителю мой, и Судие / кающася приими мя.

 

Глину, как Создатель, оживотворив, / Ты даровал мне плоть, и кости, / и дыхание, и жизнь; / но, Творец мой, Искупитель мой и Судия, / кающегося прими меня!

Извещаю Ти Спасе, грехи, яже содеях, / и души и тела моего язвы, / яже внутрь убийственнии помыслы / разбойнически на мя возложиша.

 

Открываю Тебе, Спаситель, грехи, которые соделал, / и души и тела моего раны, / которые внутренние убийственные помыслы / разбойнически на меня возложили.

Аще и согреших, Спасе, / но вем, яко Человеколюбец еси, / наказуеши милостивно, и милосердствуеши тепле: / слезяща зриши, / и притекаеши яко Отец, призывая блуднаго.

 

Если и согрешил я, Спаситель, / но знаю, что Ты Человеколюбец: / наказываешь сострадательно и милуешь радушно, / на плачущего взираешь / и поспешаешь как отец призвать блудного.

Слава, Троичен: Пресущная Троице, во Единице покланяемая, / возми бремя от мене тяжкое греховное, / и яко благоутробна, / даждь ми слезы умиления.

 

Слава, Троичен: Сверхсущественная Троица, во Единстве поклоняемая, / возьми от меня бремя тяжкое греховное / и, как Милосердная, / даруй мне слезы умиления.

Богородичен: Богородице, надежде и предстательство Тебе поющих, / возми бремя от мене тяжкое греховное, / и яко Владычица Чистая, / кающася приими мя.

 

 

 

И ныне, Богородичен: Богородица, Надежда и Защита Тебя воспевающих! / Возьми от меня бремя тяжкое греховное, / и как Владычица Чистая / кающегося прими меня.

 

 

Песнь 2.

Ирмос: Вонми, небо, и возглаголю, / и воспою Христа, / от Девы плотию пришедшаго. (2)

 

Песнь 2

Ирмос: Внимай, небо, – и возвещу, / и воспою Христа, / от Девы во плоти Пришедшего. (2)

Сшиваше кожныя ризы грех мне, / обнаживый мя первыя / боготканныя одежды.

 

Сшил кожаные ризы грех и мне, / сняв с меня первую / Богом сотканную одежду.

Обложен есмь одеянием студа, / якоже листвием смоковным, / во обличение моих самовластных страстей.

 

Облекся я одеянием стыда / как листьями смоковницы / во обличение моих самовольных страстей.

Одеяхся в срамную ризу, / и окровавленную студно, / течением страстнаго и любосластнаго живота.

 

Оделся я в одежду запятнанную / и окровавленную гнусно / течением страстного и чувственного жития.

Впадох в страстную пагубу / и в вещественную тлю, / и оттоле до ныне враг мне досаждает.

 

Подвергся я страстей мучению / и вещественному тлению, / и оттого ныне враг мне досаждает.

Любовещное и любоименное житие, / невоздержанием Спасе предпочет ныне, / тяжким бременем обложен есмь.

 

Жизнь в любви к вещам и стяжаниям / нестяжанию, Спаситель, предпочтя, / я теперь под тяжким бременем пребываю.

Украсих плотский образ / скверных помышлений различным обложением, / и осуждаюся.

 

Украсил я плоти истукан / гнусных помыслов разноцветною одеждою / и осуждаюсь.

Внешним прилежно благоукрашением / единем попекохся, / внутреннюю презрев / богообразную скинию.

 

Об одном внешнем благолепии / позаботился я усердно, / в пренебрежении оставив / внутреннюю богообразную скинию.

Погребох перваго образа доброту Спасе страстьми, / юже яко иногда драхму, / взыскав обрящи.

 

Скрыл я первого образа красоту, / Спаситель, страстями моими, / но Ты, как некогда драхму, / взыщи его и найди.

Согреших, якоже блудница вопию Ти: / един согреших Тебе, / яко миро приими Спасе / и моя слезы.

 

Согрешил я и как блудница взываю к Тебе: / "Один я согрешил пред Тобою, / как миро прими, Спаситель, / и мои слезы!"

Очисти, якоже мытарь вопию Ти, / Спасе, очисти мя: / никтоже бо сущих из Адама, якоже аз / согреших Тебе.

 

"Смилуйся", – как мытарь взываю к Тебе, / – "Смилуйся надо мною, Спаситель, / ибо никто из чад Адама, как я, / не согрешил пред Тобою!"

Слава, Троичен: Единаго Тя в триех Лицах, / Бога всех пою, / Отца, и Сына, и Духа Святаго.

 

Слава, Троичен: Тебя, Единого в трех Лицах / Бога всех, пою: / Отца, и Сына, и Духа Святого.

Богородичен: Пречистая Богородице Дево, / едина Всепетая, / моли прилежно, во еже спастися нам.

 

 

 

И ныне, Богородичен: Пречистая Богородица Дева, / единая всепрославленная, / моли усердно о спасении нашем.

 

 

Песнь 3.

Ирмос: Утверди, Господи, на камени заповедей Твоих / подвигшееся сердце мое, / яко Един Свят еси и Господь. (2)

 

Песнь 3

Ирмос: Утверди, Господи, на камне заповедей Твоих / колеблющееся сердце мое, / ибо Ты один Свят и Господь. (2)

Источник живота стяжах Тебе, / смерти низложителя, / и вопию Ти от сердца моего прежде конца: / согреших, очисти и спаси мя.

 

Источник жизни стяжал я в Тебе, / смерти Низложителе, / и взываю к Тебе от сердца моего прежде конца: / "Согрешил я, смилуйся и спаси меня!"

Согреших, Господи, / согреших Тебе, очисти мя: / несть бо иже кто согреши в человецех, / егоже не превзыдох прегрешеньми.

 

Согрешил я, Господи, / согрешил пред Тобою! Смилуйся надо мной: / ибо нет грешника между людьми, / которого я не превзошел согрешениями.

При Нои, Спасе, / блудствовавшия подражах, / онех наследствовав осуждение, / в потопе погружения.

 

При Ное блудодействовавшим / подражал я, Спаситель, / и унаследовал наказание их: / в потопе погружение.

Хама онаго душе, / отцеубийца подражавши, / срама не покрыла еси искренняго, / вспять зря возвратившися.

 

Хаму всем известному, / отца оскорбителю, подражая, душа, / не прикрыла ты срамоты ближнего, / лицом отвернувшись назад / и возвратившись.

Запаления якоже Лот, / бегай душе моя греха: / бегай Содомы и Гоморры, / бегай пламене всякаго безсловеснаго желания.

 

Как пожара Лот, / избегай, душа моя, греха, / убегай от Содома и Гоморры, / избегай пламени всякого безрассудного желания.

Помилуй Господи, помилуй мя, вопию Ти, / егда приидеши со ангелы Твоими, / воздати всем по достоянию деяний.

 

Помилуй, Господи, помилуй меня, взываю к Тебе, / когда придешь со Ангелами Твоими / всем воздать по достоинству их деяний.

Слава, Троичен: Троице простая, несозданная, / безначальное Естество, / в Троице певаемая Ипостасей, / спаси ны верою покланяющияся / державе Твоей.

 

Слава, Троичен: Единство простое, не созданное, / безначальное Естество, / воспеваемое в Трех Ипостасях, / спаси нас, с верою поклоняющихся / могуществу Твоему.

Богородичен: От Отца безлетна Сына, / в лето Богородительнице, / неискусомужно родила еси, / странное чудо, / пребывши Дева, доящи.

 

 

 

И ныне, Богородичен: От Отца вне времени рожденного Сына / во времени, Божия Родительница, / не познав мужа, Ты родила, / – о необычайное чудо! / – Девой пребыв и молоком питая.

 

 

Песнь 4.

Ирмос: Услыша пророк / пришествие Твое, Господи, и убояся, / яко хощеши от Девы родитися / и человеком явитися, и глаголаше: / услышах слух Твой и убояхся, / слава силе Твоей, Господи. (2)

 

Песнь 4

Ирмос: Услышал пророк / о пришествии Твоем, Господи, и убоялся, / что Ты хочешь от Девы родиться и людям явиться, и возглашал: / "Услышал я весть о Тебе, и убоялся". / Слава силе Твоей, Господи! (2)

Бди о душе моя! / Изрядствуй якоже древле великий в патриарсех, / да стяжеши деяние с разумом, / да будеши ум зряй Бога / и достигнеши незаходящий мрак в видении, / и будеши великий купец.

 

Бодрствуй, о душа моя, / совершенствуйся, как великий среди патриархов, / чтобы приобрести тебе деяние с разумом, / дабы обогатиться умом, зрящим Бога, / и проникнуть в неприступный мрак созерцанием, / и сделаться великим купцом.

Дванадесять патриархов, / великий в патриарсех детотворив, / тайно утверди тебе / лествицу деятельнаго душе моя восхождения: / дети, яко основания: степени, / яко восхождения, премудренно подложив.

 

Двенадцать патриархов / великий среди патриархов породив, / таинственно утвердил для тебя, душа моя, / лестницу деятельного восхождения, / премудро детей как ступени, / а свои шаги – как восхождения / по ним расположив.

Исава возненавиденнаго подражала еси душе, / отдала еси прелестнику твоему / первыя доброты первенство, / и отеческия молитвы отпала еси, / и дважды поползнулася еси окаянная, / деянием и разумом: / темже ныне покайся.

 

Исаву презренному подражая, / отдала ты, душа, своему соблазнителю / первоначальной красоты первородство, / и отеческой молитвы лишилась, / и двояко подпала соблазну, несчастная: / делом и разумом; / потому ныне покайся.

Едом Исав наречеся, / крайняго ради женонеистовнаго смешения: / невоздержанием бо присно разжигаемь, / и сластьми оскверняемь, / Едом именовася, / еже глаголется разжжение души любогреховныя.

 

Эдомом Исав был прозван / за крайнее к женам вожделение; / ведь невоздержанием постоянно пылая / и наслаждениями оскверняясь, / он был наименован Эдомом, / что значит: "распаление души грехолюбивой".

Иова на гноищи слышавши, / о душе моя, оправдавшагося, / того мужеству не поревновала еси, / твердаго не имела еси предложения, во всех яже веси, / и имиже искусилася еси, / но явилася еси нетерпелива.

 

Об Иове на гноище услышав, / ты, о душа моя, и его оправдании, / не поревновала ему в мужестве, / не имела твердой воли во всем, что узнала, / что видела, что испытала, / но оказалась нетерпеливой.

Иже первее на престоле, / наг ныне на гноищи гноен: / многий в чадех и славный, / безчаден и бездомок напрасно: / палату убо гноище, / и бисерие струпы вменяше.

 

Бывший прежде на троне / – теперь обнаженный, на гноище, в язвах; / богатый детьми и славный / стал бездетным и бездомным внезапно; / и вот, чертогом своим считал он гноище / и язвы – жемчугами.

Слава, Троичен: Нераздельное Существом, / неслитное Лицы / богословлю Тя, Троическое Едино Божество, / яко единоцарственное и сопрестольное, / вопию Ти песнь великую, / в вышних трегубо песнословимую.

 

Слава, Троичен: Нераздельное по существу / и неслиянное в Лицах, / богословствую о Тебе, Троичное Единое Божество, / как о единоцарственном и сопрестольном. / Возглашаю Тебе песнь великую, / в мире горнем троекратно воспеваемую.

Богородичен: И раждаеши, и девствуеши, / и пребываеши обоюду естеством Дева: / Рождейся обновляет законы естества, / утроба же раждает нераждающая. / Бог идеже хощет, побеждается естества чин: / творит бо, елика хощет.

 

 

 

И ныне, Богородичен: И рождаешь, и остаешься Девой, / сохраняя всегда девство по естеству; / Рожденный от Тебя обновляет законы естества, / и рождает чрево девственное. / Где угодно Богу, там преодолевается порядок естества, / ибо Он творит все, что хочет.

 

 

Песнь 5.

Ирмос: От нощи утренююща, / Человеколюбче, просвети, молюся, / и настави и мене на повеления Твоя, / и научи мя, Спасе, / творити волю Твою. (2) 

 

Песнь 5

Ирмос: От ночи с рассвета / стремящегося к Тебе, Человеколюбец, / просвети, молю, / и наставь и меня в повелениях Твоих, / и научи меня, Спаситель, / творить волю Твою. (2)

Моисеов слышала еси ковчежец душе, / водами, волнами носим речными, / яко в чертозе древле бегающий дела горькаго / совета фараонитска.

 

О Моисее в ковчежце ты слышала, душа, / в древности по воде носимом волнами речными / и как в чертоге избегшем горького бедствия / замысла фараонова.

Аще бабы слышала еси, убивающия иногда / безвозрастное мужеское, душе окаянная, целомудрия деяние, / ныне яко великий Моисей, / сси премудрость. 

 

О повивальных бабках ты слышала, несчастная душа, / что должны были некогда убивать / младенцев мужского пола – действие целомудрия; / но теперь, как великий Моисей, / пей молоко премудрости.

Яко Моисей великий / египтянина, ума уязвивши / окаянная, не убила еси душе: / и како вселишися, глаголи, / в пустыню страстей покаянием?

 

Как Моисей великий / египетскому разуму удар нанеся, / ты, несчастная душа, его не убила; / и как ты заселишь, скажи, / пустыню страстей покаянием?

В пустыню вселися великий Моисей, / гряди убо подражай того житие, / да и в купине богоявления душе, / в видении будеши.

 

В пустыне поселился великий Моисей; / иди же и ты, душа, подражай его жизни, / дабы и тебе при созерцании / Богоявления в терновом кусте присутствовать.

Моисеов жезл воображай душе, / ударяющий море, и огустевающий глубину, / во образ Креста Божественнаго: / имже можеши и ты / великая совершити.

 

Моисеев жезл изобрази, душа, / ударивший море и огустивший глубину, / знамением Креста божественного, / которым сможешь и ты / великое совершить.

Аарон приношаше огнь Богу, непорочный, нелестный: / но Офни и Финеес, яко ты душе, / приношаху чуждее Богу оскверненное житие.

 

Аарон приносил Богу огонь беспримесный, чистый; / но Офни и Финеес принесли как ты, душа, / отчужденную от Бога нечистую жизнь.

Слава, Троичен: Тя Троице славим, Единаго Бога: / Свят, Свят, Свят еси Отче, Сыне, и Душе, / простое Существо, / Единице присно покланяемая.

 

Слава, Троичен: Тебя, Троица, мы славим, Единого Бога: / "Свят, свят, свят Ты: Отец, Сын и Дух, / – простое Существо, / Единица непрестанно поклоняемая.

И ныне, Богородичен: Из Тебе облечеся в мое смешение, / нетленная безмужная Мати Дево, / Бог создавый веки, / и соедини Себе человеческое естество.

 

 

 

И ныне, Богородичен: Из Тебя облекся в мой состав, / нетленная, не знавшая мужа Матерь-Дева, / Бог, века сотворивший, / и соединил с Собою человеческое естество.

 

 

Песнь 6.

Ирмос: Возопих всем сердцем моим / к щедрому Богу, / и услыша мя от ада преисподняго, / и возведе от тли живот мой. (2)

 

Песнь 6

Ирмос: Воззвал я всем сердцем моим / к милосердному Богу, / и Он услышал меня из ада глубочайшего, / и вывел из погибели жизнь мою. (2)

Волны Спасе прегрешений моих / яко в мори Чермнем возвращающеся, / покрыша мя внезапу, / яко Египтяны иногда, и тристаты.

 

Волны, Спаситель, грехов моих, / как в Красном море, возвратившись, / внезапно покрыли меня, / как некогда египтян и их всадников.

Неразумное душе произволение имела еси, / яко прежде Израиль: / Божественныя бо манны предсудила еси безсловесно, / любосластное страстей объядение.

 

Неразумен твой выбор, душа, / как у Израиля в древности: / ибо божественной манне ты предпочла безрассудно / сластолюбивое страстями пресыщение.

Кладенцы душе, предпочла еси хананейских мыслей, / паче жилы камене, / из негоже премудрости река, яко чаша / проливает токи богословия.

 

Колодцы предпочла ты, душа, хананейских помыслов / камню с жилою водною, / из которого как бы премудрости чаша / проливает струи богословия.

Свиная мяса и котлы, и Египетскую пищу, / паче небесныя предсудила еси душе моя, / якоже древле неразумнии людие в пустыни.

 

Свиное мясо, и котлы, и египетскую пищу / небесной пище предпочла ты, душа моя, / как некогда безрассудный народ в пустыне.

Яко удари Моисей раб Твой / жезлом камень, / образно животворивая ребра Твоя прообразоваше, / из нихже вси / питие жизни Спасе, почерпаем.

 

Когда ударил Моисей, служитель Твой, / жезлом о камень, / он образно предъизобразил животворящие ребра Твои, / из которых все мы, Спаситель, / черпаем напиток жизни.

Испытай душе и смотряй, якоже Иисус Навин / обетования землю, какова есть, / и вселися в ню благозаконием.

 

Испытай, душа, и обозри, как Иисус Навин, / обетованную землю, какова она, / и поселись в ней чрез исполнение закона.

Слава, Троичен: Троица есмь проста, нераздельна, / раздельна Личне, / и Единица есмь, Естеством соединена, / Отец глаголет, и Сын, и Божественный Дух.

 

Слава, Троичен: "Троица Я несложная, нераздельная, / различаемая по Лицам, / и Единство, естеством соединенное", / – Отец возглашает, и Сын, и Божественный Дух.

Богородичен: Утроба Твоя Бога нам роди, / воображенна по нам: / Егоже яко Создателя всех моли Богородице, / да молитвами Твоими оправдимся.

 

И ныне, Богородичен: Чрево Твое Бога родило нам, / Принявшего наш образ, / Которого как Творца всего моли, Богородица, / чтобы нам по молитвам Твоим оправдаться.

Таже: Господи, помилуй. (3) Слава, и ныне:

 

 

 

Господи, помилуй (3). Слава, и ныне:

 

 

Кондак:

Душе моя, душе моя, востани, что спиши? / Конец приближается, и имаши смутитися. / Воспряни убо, да пощадит тя Христос Бог, / везде сый и вся исполняяй.

 

 

 

Кондак, глас 6

Душа моя, душа моя, восстань, что ты спишь? / Конец приближается, и предстоит тебе смутиться. / Воспрянь же, да пощадит тебя Христос Бог, / вездесущий и все наполняющий!

 

 

Песнь 7.

Ирмос: Согрешихом, беззаконновахом, / неправдовахом пред Тобою, / ниже соблюдохом, ниже сотворихом, / якоже заповедал еси нам; / но не предаждь нас до конца, / отцев Боже. (2)

 

Песнь 7

Ирмос: Согрешили мы, соделали / беззаконие, неправду пред Тобою, / и не соблюли, и не сотворили, / как Ты заповедал нам. / Но не предай нас до конца, / отцов Боже! (2)

Кивот яко ношашеся на колеснице, / Зан оный, / егда превращшуся тельцу, / точию коснуся, Божиим искусися гневом: / но того дерзновения убежавши душе, / почитай Божественная честне.

 

Когда везли на колеснице ковчег, / Оза, тебе известный, / в то время, как в сторону телец свернул, / коснувшись только, испытал на себе гнев Божий; / но избегай его дерзости, душа, / почитай Божественное благоговейно.

Слышала еси Авессалома, / како на естество воста? / Познала еси того скверная деяния, / имиже оскверни ложе Давида отца, / но ты подражала еси того страстная / и любосластная стремления.

 

Ты слышала об Авессаломе, / как он на естество восстал; / знаешь его скверные деяния, / которыми он обесчестил ложе Давида-отца. / Но сама подражала его страстным / и сластолюбивым стремлениям.

Покорила еси неработное твое достоинство телу твоему: / иного бо Ахитофела обретши врага, душе, / снизшла еси сего советом, / но сия разсыпа Сам Христос, / да ты всяко спасешися.

 

Покорила ты свободное свое достоинство телу твоему, / ибо найдя иного Ахитофела – врага, / ты, душа, склонилась на его советы; / но их разрушил сам Христос, / чтобы ты спаслась всесовершенно.

Соломон чудный, / и благодати премудрости исполненный, / сей лукавое иногда пред Богом сотворив, / отступи от Него: / емуже ты проклятым твоим житием, душе / уподобилася еси.

 

Соломон чудный / и благодати премудрости преисполненный / некогда злое против Бога сотворив, / отступил от Него. / Ему ты сама, душа, по жизни своей, / проклятия достойной, уподобилась.

Сластьми влекомь страстей своих оскверняшеся, / увы мне, рачитель премудрости, / рачитель блудных жен, и странен от Бога: / егоже ты подражала еси умом о душе! / Сладострастьми скверными.

 

Услаждениями влекомый страстей своих, / Соломон осквернился. / Увы, ревнитель премудрости / стал любителем распутных жен и чуждым для Бога. / Ты сама, душа, подражала ему в уме / сладострастием скверным.

Ровоаму поревновала еси / не послушавшему совета отча, / купно же и злейшему рабу Иеровоаму, прежнему отступнику душе, / но бегай подражания, и зови Богу: / согреших, ущедри мя.

 

Ровоаму поревновала ты, душа, / не послушавшему советников отца своего, / а вместе и злейшему рабу, Иеровоаму, древнему мятежнику. / Но оставь подражание им и взывай к Богу: / "Согрешила, пожалей меня!"

Слава, Троичен: Троице простая, нераздельная, / единосущная, и Естество едино, / Светове и Свет, и Свята три, и едино Свято / поется Бог Троица, / но воспой, прослави Живот и Животы, душе, / всех Бога.

 

Слава, Троичен: Троица Простая, Нераздельная, / Единосущная и Естеством Единая: / как Светы и Свет, и – Три Святых и Единое Святое / воспевается Бог Троица; / но воспой, прославь Жизнь и Жизни, душа, / – всех Бога.

Богородичен: Поем Тя, благословим Тя, / покланяемся Ти Богородительнице, / яко неразлучныя Троицы породила еси / единаго Христа Бога, / и Сама отверзла еси нам / сущим на земли небесная.

 

 

 

И ныне, Богородичен: Воспеваем Тебя, благословляем Тебя, / поклоняемся Тебе, Божия Родительница, / ибо носила Ты во чреве / Единого из Нераздельной Троицы – Христа Бога / и Сама открыла нам, / живущим на земле, небесное.

 

 

Песнь 8.

Ирмос: Егоже воинства Небесная славят, / и трепещут Херувими и Серафими, / всяко дыхание и тварь, / пойте, благословите / и превозносите во вся веки. (2)

 

Песнь 8

Ирмос: Кого воинства небесные славят, / и пред Кем трепещут Херувимы и Серафимы, / все что дышит и сотворено, / пойте, благословляйте / и превозносите во все века! (2)

Ты Озии душе поревновавши, / сего прокажение в себе стяжала еси сугубо: / безместная бо мыслиши, беззаконная же дееши: / остави яже имаши, / и притецы к покаянию.

 

Ты Озии, душа, поревновав, / его проказу в себе носишь вдвойне, / ибо о недолжном мыслишь и беззаконное делаешь. / Оставь то, чего держишься, / и прибегни к покаянию.

Ниневитяны душе слышала еси / кающияся Богу, вретищем и пепелом, / сих не подражала еси, но явилася еси злейшая всех, / прежде закона, и по законе прегрешивших.

 

О ниневитянах слышала ты, душа, / каявшихся Богу в рубище и пепле, / им ты не подражала, но оказалась упорнее всех, / до закона и после закона согрешивших.

В рове блата слышала еси Иеремию душе, / града Сионя рыданьми вопиюща, / и слез ищуща, / подражай сего плачевное житие и спасешися.

 

Ты слышала о Иеремии, душа, / во рве с грязью ко граду Сиону / с рыданиями взывавшем и слез искавшем; / подражай его плачевной жизни и спасешься.

Иона в Фарсис побеже, / проразумев обращение ниневитянов, / разуме бо яко пророк Божие благоутробие: / темже ревноваше / пророчеству не солгатися.

 

Иона в Фарсис бежал, / предвидя обращение ниневитян: / ибо он знал, как пророк, милосердие Божие, / и потому ревностью пламенел, / чтобы не явилось пророчество ложным.

Даниила в рове слышала еси, / како загради уста, о душе зверей: / уведела еси, како отроцы иже о Азарии, / погасиша верою пещи пламень горящий.

 

Слышала ты, о душа, / как Даниил во рве заградил пасти зверей; / узнала, как бывшие с Азарией отроки / угасили верою печи пламень горящий.

Ветхаго Завета вся / приведох ти душе, к подобию, / подражай праведных боголюбивая деяния, / избегни же паки лукавых грехов.

 

Из Ветхого Завета / всех я привел тебе, душа, в пример, / подражай праведных богоугодным деяниям, / но, напротив, избегай / грехов порочных людей.

Слава, Троичен: Безначальне Отче, Сыне собезначальне, / Утешителю Благий, Душе Правый: / Слова Божия Родителю, / Отца безначальна Слове, / Душе живый, и зиждяй, / Троице Единице помилуй мя.

 

Слава, Троичен: Безначальный Отче, Сын собезначальный, / Утешитель благой, Дух правый; / Слова Божия Родитель, / Отца безначальное Слово, / Дух живой и созидающий, / Троица-Единица, помилуй меня.

Богородичен: Яко от оброщения червленицы Пречистая, / умная багряница Еммануилева, / внутрь во чреве Твоем плоть исткася. / Темже Богородицу / воистинну Тя почитаем.

 

 

 

И ныне, Богородичен: Как бы из пурпурного состава, Пречистая, / мысленная багряница – плоть Эммануила / внутри чрева Твоего соткалась; / потому мы Тебя, Богородицу, / истинно почитаем.

 

 

Песнь 9.

Ирмос: Безсеменнаго зачатия Рождество несказанное, / Матере безмужныя нетленен Плод, / Божие бо рождение обновляет естества. / Темже Тя вси роди, / яко Богоневестную Матерь, / православно величаем. (2)

 

Песнь 9

Ирмос: От зачатия без семени рождение неизъяснимо, / у Матери, не знавшей мужа, непорочен Плод: / ибо обновляет Божие рождение законы естества. / Потому Тебя мы, все роды, / как Бога нашего Матерь / православно величаем. (2)

Христос искушашеся, / диавол искушаше, / показуя камение, / да хлеби будут: / на гору возведе / видети вся царствия мира во мгновении. / Убойся о душе, ловления, / трезвися молися на всякий час Богу.

 

Христос был искушаем: / диавол искушал Его, / показывая камни, / да превратит их в хлебы; / возвел Его на гору, / да узрит все царства мира в одно мгновение; / бойся, о душа, дела сего, / трезвись и молись ежечасно Богу.

Горлица пустынолюбная, / глас вопиющаго возгласи, / Христов светильник, проповедуяй покаяние, / Ирод беззаконнова со Иродиадою. / Зри душе моя, да не увязнеши в беззаконныя сети, / но облобызай покаяние.

 

Горлица пустыннолюбивая, / голос вопиющего возгласил, / Христов светильник, проповедуя покаяние; / но Ирод сотворил беззаконие с Иродиадой: / смотри, душа моя, не запутайся в сетях беззаконников, / но возлюби покаяние.

В пустыню вселися благодати Предтеча, / и Иудея вся и Самария / слышавше течаху, / и исповедаху грехи своя, / крещающеся усердно: / ихже ты не подражала еси душе.

 

В пустыне поселился благодати Предтеча, / и со всей Иудеи и Самарии / слушавшие его стекались / и исповедывали грехи свои, / крещение принимая усердно. / Но ты им не подражала, душа.

Брак убо честный, и ложе нескверно: / обоя бо Христос прежде благослови, / плотию ядый, / и в Кане же на браце воду в вино совершая, / и показуя первое чудо: / да ты изменишися о душе.

 

Брак – честен и ложе – непорочно, / ибо Христос их некогда благословил, / плотию пищу вкушая, / и в Кане на браке воду в вино претворяя, / и показав это первое чудо, / чтобы ты изменилась, о душа.

Разслабленнаго стягну Христос, / одр вземша, / и юношу умерша воздвиже, вдовиче рождение, / и сотнича отрока, / и самаряныне явися, / в Дусе службу / Тебе, душе предживописа.

 

Расслабленного укрепил Христос, / свое ложе поднявшего, / и юношу умершего воздвиг – чадо вдовицы, / как и отрока сотника; / и, самарянке открывшись, / в Духе служение Богу / тебе, душа, предначертал.

Кровоточивую исцели / прикосновением края ризна Господь: / прокаженныя очисти: / слепыя и хромыя просветив, исправи: / глухия же и немыя, и ничащия низу исцели словом: / да ты спасешися окаянная душе.

 

Кровоточивую исцелил / прикосновением к краю одежды Господь, / прокаженных очистил, / слепых и хромых, просветив, исправил, / глухих же и немых, и согбенную исцелил словом, / дабы ты спаслась, несчастная душа.

Слава, Троичен: Отца прославим, Сына превознесем, / Божественному Духу верно поклонимся, / Троице нераздельней, Единице по Существу, / яко Свету, и Светом, и Животу, и Животом: / животворящему, и просвещающему концы.

 

Слава, Троичен: Отца прославим, Сына превознесем, / Божественному Духу с верой поклонимся / – Троице нераздельной, Единице по существу, / как Свету и Светам, и Жизни и Жизням, / животворящему и просвещающему мира концы.

Богородичен: Град Твой сохраняй / Богородительнице Пречистая: / в Тебе бо сей верно царствуяй, / в Тебе и утверждается, / и Тобою побеждаяй, / побеждает всякое искушение, / и пленяет ратники, / и проходит послушание. 

 

И ныне, Богородичен: Град Твой сохраняй, / Божия Родительница Пречистая. / Ибо под Твоею защитой он с верою царствует, / и от Тебя получает крепость, / и при Твоем содействии / победоносно отражает всякое искушение, / и берет в плен неприятелей, / и держит их в послушании.

Преподобне отче Андрее, моли Бога о нас.

 

Припев: Преподобный отче Андрей, моли Бога о нас.

Андрею: Андрее честный, и отче треблаженнейший, / пастырю Критский, / не престай моляся о воспевающих тя, / да избавимся вси гнева, и скорби, и тления, / и прегрешений безмерных, / чтущии твою память верно.

 

Андрей досточтимый и отче треблаженнейший, / пастырь Критский! / Не переставай молиться о воспевающих тебя, / да избавимся все мы от гнева, и скорби, и тления, / и согрешений безмерных, / чтущие твою память с верою.

Таже поем оба лика, ирмос: Безсеменнаго зачатия Рождество несказанное, / Матере безмужныя нетленен Плод, / Божие бо рождение обновляет естества. / Темже Тя вси роди, / яко Богоневестную Матерь, / православно величаем.

И прочее последование Повечерия.

 

 

Ирмос: От зачатия без семени рождение неизъяснимо, / у Матери, не знавшей мужа, непорочен Плод: / ибо обновляет Божие рождение законы естества. / Потому Тебя мы, все роды, / как Бога нашего Матерь / православно величаем.

 



(c) Переводы Св. Писания и Богослужебных текстов: о. Амвросий (Тимрот).
При любом использовании материалов сайта, ссылка на автора обязательна.

 

 
Рейтинг@Mail.ru Система Orphus