Неделя 4-я по Пятидесятнице

Апостольское чтение на Литургии

(Рим.6:18-23. – Зачало 93)

[Рабство греху и рабство Богу]

[Бра­тья,] осво­бож­ден­ные от гре­ха, вы бы­ли по­ра­бо­ще­ны пра­вед­но­сти. Го­во­рю по рас­суж­де­нию че­ло­ве­че­ско­му, ра­ди немо­щи пло­ти ва­шей. Как [неко­гда] вы пре­да­ли чле­ны ва­ши в ра­бы нечи­сто­те и без­за­ко­нию [и впа­ли] в без­за­ко­ние, так те­перь пре­дай­те чле­ны ва­ши в ра­бы пра­вед­но­сти к освя­ще­нию. Ведь ко­гда вы бы­ли ра­ба­ми гре­ха, то­гда бы­ли сво­бод­ны от пра­вед­но­сти.

Ка­кой же плод вы име­ли то­гда? Та­кие де­ла, ка­ких ныне са­ми сты­ди­тесь, по­то­му что за­вер­ше­ние их – смерть. Но те­перь, осво­бож­дён­ные от гре­ха и от­дан­ные в раб­ство Бо­гу, вы по­лу­чи­ли плод ваш к освя­ще­нию и, как ре­зуль­тат [это­го], – жизнь веч­ную. Ведь пла­та за грех – смерть, а дар бла­го­да­ти Бо­жи­ей – жизнь веч­ная во Хри­сте Иису­се, Гос­по­де на­шем.

Евангельское чтение на Литургии

(Мф.8:5-13. – Зачало 25)

[Исцеление слуги центуриона, или Вера, удивившая Иисуса]

Центурион римской армии
Центурион римской армии,
I в. н. э. (реконструкция)

(В то вре­мя,) ко­гда во­шёл Он [Иисус] в Ка­пер­на­ум, по­до­шёл к Нему цен­ту­ри­он («сот­ник»), про­ся о по­мо­щи и го­во­ря: «Гос­по­дин мой! У ме­ня до­ма ле­жит мой слу­га в па­ра­ли­че и страш­но му­ча­ет­ся». И го­во­рит ему Иисус: «Так Я при­ду его ис­це­лить».

И цен­ту­ри­он от­ве­тил Ему: «Гос­по­дин мой! Я недо­сто­ин, чтобы Ты во­шел под кров мой, но Ты толь­ко ска­жи сло­во, и мой слу­га ис­це­лит­ся. Я ведь сам че­ло­век под­на­чаль­ный, и у ме­ня во­и­ны в под­чи­не­нии. Го­во­рю од­но­му: «Пой­ди!», – и он идёт; а дру­го­му: «При­ди!» – и при­хо­дит; или то­му же слу­ге: «Сде­лай то и то!» – и он де­ла­ет.

Услы­шав это, Иисус изу­мил­ся и ска­зал тем, кто бы­ли с Ним: «Во­ис­ти­ну го­во­рю вам, та­кой ве­ры Я не на­шел ни у ко­го да­же в Из­ра­и­ле. А по­то­му го­во­рю вам, что мно­гие при­дут с во­сто­ка и за­па­да и воз­ля­гут на пир­ше­стве с Ав­ра­амом, Иса­а­ком и Иа­ко­вом в Цар­стве Небес­ном; а те, ко­му Цар­ство бы­ло уго­то­ва­но[1], из­вер­же­ны бу­дут во тьму внеш­нюю: там бу­дет плач и скре­жет зу­бов­ный».

И ска­зал Иисус цен­ту­ри­о­ну: «Иди, и да бу­дет те­бе, как ты ве­ро­вал». И его слу­га ис­це­лён был в тот же час.

«Меч обо­ю­до­ост­рый»

Про­то­и­е­рей Алек­сандр Со­ро­кин[2]

Со­дер­жа­тель­ная глу­би­на и но­виз­на про­по­ве­ди свя­то­го апо­сто­ла Пав­ла во мно­гом опре­де­ля­лись ее эф­фект­но­стью и необыч­но­стью по фор­ме: язы­ко­вой ма­не­рой, сти­ли­сти­че­ски­ми при­е­ма­ми, на­бо­ром срав­не­ний и об­ра­зов. Ко­неч­но, мы су­дим об этом по его По­сла­ни­ям, со­став­ля­ю­щим зна­чи­тель­ный раз­дел Свя­щен­но­го Пи­са­ния Но­во­го За­ве­та, а так­же по его мис­си­о­нер­ским ре­чам, из­ло­жен­ным свя­тым апо­сто­лом Лу­кой в кни­ге Де­я­ний Свя­тых Апо­сто­лов. Апо­стол Па­вел су­мел рас­крыть спа­си­тель­ное зна­че­ние крест­но­го по­дви­га Иису­са Хри­ста во всей его остро­те, важ­но­сти, да­же, ска­жем так, «прон­зи­тель­но­сти», а, глав­ное, – ак­ту­аль­но­сти бук­валь­но для каж­до­го че­ло­ве­ка, неза­ви­си­мо от то­го, кем был этот че­ло­век преж­де, чем уве­ро­вал во Хри­ста.

Этой те­ме в осо­бен­но­сти мно­го уде­ле­но вни­ма­ния в од­ном из са­мых объ­ем­ных и бо­го­слов­ски на­сы­щен­ных по­сла­ний «апо­сто­ла язы­ков» – к Рим­ля­нам. С него на­чи­на­ет­ся кор­пус Пав­ло­вых по­сла­ний в Но­вом За­ве­те, с него же на­чи­на­ет­ся и круг ря­до­вых апо­столь­ских чте­ний на Ли­тур­гии по Пя­ти­де­сят­ни­це.

Апо­столь­ское чте­ние 4-й Неде­ли по Пя­ти­де­сят­ни­це (Рим.6:18-23) – хо­ро­ший при­мер то­го, на­сколь­ко яр­ким бы­ло Бла­го­ве­стие в ис­пол­не­нии ве­ли­ко­го апо­сто­ла. Оста­но­вим­ся на пер­вом сти­хе это­го от­рыв­ка. Име­ет смысл об­ра­тить­ся к раз­лич­ным ва­ри­ан­там пе­ре­во­да на рус­ский язык:

Си­но­даль­ный пе­ре­вод: «[Бра­тья,] осво­бо­див­шись от гре­ха, вы ста­ли ра­ба­ми пра­вед­но­сти». Пе­ре­вод епи­ско­па Кас­си­а­на (Без­об­ра­зо­ва): «Бу­дучи осво­бож­де­ны от гре­ха, вы бы­ли по­ра­бо­ще­ны прав­де». Пе­ре­вод ар­хи­манд­ри­та Иан­ну­а­рия (Ив­ли­е­ва): «Осво­бож­ден­ные от гре­ха, вы от­да­ны в раб­ство прав­де».

Как ви­дим, два по­след­них ва­ри­ан­та го­раз­до рез­че пе­ре­да­ют ту на­ме­рен­ную, под­чёрк­ну­тую вы­пук­лость вы­ска­зы­ва­ния апо­сто­ла Пав­ла, ко­то­рая под­ра­зу­ме­ва­ет нечто, ка­жет­ся, непри­ем­ле­мое для че­ло­ве­ка. В са­мом де­ле, что мо­жет быть ху­же раб­ства, и раз­ве мо­жет нор­маль­ный че­ло­век же­лать «быть от­дан­ным в раб­ство»?!

Нема­ло­важ­но, что цер­ков­но­сла­вян­ский пе­ре­вод со­хра­ня­ет эту непо­вто­ри­мую вы­ра­зи­тель­ность Пав­ло­вой ре­чи:

Свобожд­ше­ся от гре­ха, по­работи­сте­ся прав­де.

Раб­ство прав­де или раб­ство Бо­гу – это спе­ци­аль­но по­до­бран­ный апо­сто­лом Пав­лом об­раз, чтобы встрях­нуть на­ше со­зна­ние, оза­да­чить его, мо­жет быть, за­ста­вить воз­му­тить­ся, но, в ко­неч­ном ито­ге, по­ста­вить пе­ред необ­хо­ди­мо­стью по­ни­ма­ния, что раб­ство Бо­гу – это бла­жен­ное, ра­дост­ное, окры­ля­ю­щее слу­же­ние прав­де и люб­ви. Толь­ко этим мож­но объ­яс­нить проч­но во­шед­ший в цер­ков­ный лек­си­кон тер­мин «раб Бо­жий».

Соль, те­ря­ю­щая си­лу

К со­жа­ле­нию, в на­шей цер­ков­ной жиз­ни и про­по­ве­ди про­ис­хо­дит под­час не все­гда так, а со­всем на­обо­рот. Ко­гда-то про­зву­чав­шее Сло­во Бо­жие за­став­ля­ло лю­дей об­ра­тить­ся, по­ка­ять­ся, пе­ре­смот­реть ка­кие-то при­выч­ные прин­ци­пы и жиз­нен­ные пред­став­ле­ния. Ведь, по сло­вам ап. Пав­ла, это Сло­во «ост­рее вся­ко­го ме­ча обо­ю­до­ост­ро­го: оно про­ни­ка­ет до раз­де­ле­ния ду­ши и ду­ха, со­ста­вов и моз­гов, и су­дит по­мыш­ле­ния и на­ме­ре­ния сер­деч­ные» (Евр.4:12). Но в на­шей «бла­гост­ной» пра­во­слав­ной жиз­ни оно по­рой те­ря­ет свою остро­ту и си­лу, бу­дучи «кон­вер­ти­ро­ва­но» в стан­дарт­ный язык елей­ных фраз, при­ев­ших­ся бла­го­че­сти­вых вы­ра­же­ний и слад­ких для уха фигур ре­чи.

И на­ша про­по­ведь, и да­же на­ша «во­цер­ко­в­лён­ная» речь за­ча­стую яв­ля­ет­ся сви­де­те­лем де­валь­ва­ции Сло­ва Бо­жия в серд­цах лю­дей. Та­кая речь бес­по­лез­на, она бьет ми­мо це­ли, не до­но­сит всей си­лы Еван­ге­лия, имен­но из-за то­го, что мы при­вык­ли мыс­лить и вы­ра­жать­ся сло­жив­ши­ми­ся штам­па­ми – о спа­се­нии, о Хри­сте, о Бо­ге. Эти «кли­ше» вос­при­ни­ма­ют­ся как что-то са­мо со­бой ра­зу­ме­ю­ще­е­ся, при­ев­ше­е­ся для лю­дей в Церк­ви и став­шее ма­ло­по­нят­ным «шиф­ром» для лю­дей, взи­ра­ю­щих на Цер­ковь со сто­ро­ны и по­то­му не ре­а­ги­ру­ю­щих на её сло­во.

Здесь мож­но вспом­нить од­ну совре­мен­ную по­учи­тель­ную прит­чу:

«Од­на­жды в вет­ре­ную по­го­ду па­ра­шю­тист спрыг­нул с са­мо­ле­та; шква­ли­стый по­рыв вет­ра от­бро­сил его на мно­го миль в сто­ро­ну от за­пла­ни­ро­ван­но­го ме­ста при­зем­ле­ния. Его па­ра­шют за­це­пил­ся за де­ре­во, и ему при­шлось про­ви­сеть несколь­ко ча­сов в Бо­гом за­бы­том ме­сте, по­сто­ян­но мо­ля о по­мо­щи. На­ко­нец по­ка­зал­ся про­хо­жий.

– Как ты по­пал на де­ре­во? – спро­сил он.

Па­ра­шю­тист объ­яс­нил ему. За­тем по­ин­те­ре­со­вал­ся, где он на­хо­дит­ся.

– На де­ре­ве, – по­сле­до­вал от­вет.

– Э! – ска­зал па­ра­шю­тист, – Да ты, на­вер­ное, цер­ков­ник!

Незна­ко­мец силь­но уди­вил­ся и ска­зал:

– Точ­но. А как ты до­га­дал­ся?

– Очень про­сто, – ска­зал па­ра­шю­тист, – то, что ты го­во­ришь, с од­ной сто­ро­ны – ис­тин­но, а с дру­гой – со­вер­шен­но бес­по­лез­но!»

Два по­лю­са

Воз­вра­ща­ясь к апо­столь­ско­му по­сла­нию, мож­но сме­ло утвер­ждать, что успех и си­ла его про­по­ве­ди и за­клю­ча­лись в том, что она «до­ста­ва­ла» лю­дей: слу­шая его речь, лю­ди от­кры­ва­ли для се­бя путь че­ло­ве­че­ской жиз­ни как путь, пол­ный непре­хо­дя­ще­го смыс­ла. Ведь и в са­мом де­ле, нет бо­лее про­ти­во­по­лож­ных и бес­ко­неч­но да­ле­ко от­сто­я­щих друг от дру­га ве­щей, чем пра­вед­ность и грех, Хри­стос и смерть, спа­се­ние и по­ги­бель... Эти про­ти­во­сто­я­щие друг дру­гу по­лю­са апо­стол Па­вел вос­при­ни­ма­ет как два цен­тра тя­го­те­ния, к од­но­му из ко­то­рых устрем­ля­ет­ся че­ло­век, на­по­до­бие то­го, как один из двух маг­ни­тов – тот, что силь­нее или бли­же, при­тя­ги­ва­ет к се­бе ме­тал­ли­че­ский пред­мет. Че­ло­век слу­жит или од­но­му, или дру­го­му. Он все­гда в дви­же­нии, в «век­то­ре», он все­гда тя­го­те­ет или к прав­де, или к гре­ху.

«Ко­гда вы бы­ли ра­ба­ми гре­ха, вы бы­ли сво­бод­ны от пра­вед­но­сти, – пи­шет даль­ше апо­стол Па­вел. – Ка­кой же плод име­ли вы то­гда? Де­ла, ко­то­рых вы те­перь сты­ди­тесь, ибо ко­нец их – смерть. Но те­перь, осво­бож­дён­ные от гре­ха и от­дан­ные в раб­ство Бо­гу, вы по­лу­чи­ли плод к освя­ще­нию, а в кон­це – жизнь веч­ную» (пе­ре­вод епи­ско­па Кас­си­а­на).

Вот как ри­су­ет Па­вел две пер­спек­ти­вы и два столь раз­ных фина­ла этих дви­же­ний: жизнь во Хри­сте, т. е. в раб­стве прав­де, как он пи­шет, и жизнь в гре­хе, или точ­нее, в раб­стве гре­ху. Что вы­брать, ку­да устре­мить­ся, к че­му тя­го­теть, ко­му ра­бо­тать? Пра­виль­ность и своевре­мен­ность от­ве­та во мно­гом за­ви­сит от яс­но­сти и чет­ко­сти по­ста­нов­ки во­про­са.


При­ме­ча­ния

[1] В Си­но­даль­ном пе­ре­во­де – «сы­ны цар­ства». Речь идет об иуде­ях, «сы­нах Ав­ра­ама», гор­див­ших­ся сво­ей вре­мен­ной из­бран­но­стью и счи­тав­ших се­бя на­след­ни­ка­ми Мес­си­ан­ско­го цар­ства лишь в си­лу на­цио­наль­ной при­над­леж­но­сти. На са­мом же де­ле в этом Цар­стве (то есть Церк­ви Хри­сто­вой) на­цио­наль­ный фак­тор упразд­ня­ет­ся. Смот­ри­те: Мф.3:9, Ин.8:39, Рим.9:6-7, Гал.3:7, Кол.3:9-11.

[2] В ка­че­стве ком­мен­та­рия к Апо­столь­ско­му чте­нию этой неде­ли по­ме­ща­ем про­по­ведь про­то­и­е­рея Алек­сандра Со­ро­ки­на, опуб­ли­ко­ван­ную в жур­на­ле «Во­да Жи­вая. Санкт-Пе­тер­бург­ский цер­ков­ный вест­ник» (2007. № 6, с. 10–11).

Случайный тест