Миссионерская молитва

Луч­ший пер­вый шаг на пу­ти воз­рож­де­ния пра­во­слав­ной мис­сии — это вве­де­ние мо­лит­вы о мис­си­о­не­рах в еже­днев­ное бо­го­слу­же­ние. Это же стран­но, что Цер­ковь не мо­лит­ся о сво­их мис­си­о­не­рах.
Отец Сер­гий Бул­га­ков со­вер­шен­но спра­вед­ли­во ска­зал, что в ре­ли­гии жи­во толь­ко то, что есть в куль­те. Те ис­ти­ны на­шей ве­ры, ко­то­рые по­сто­ян­но по­ют­ся и про­го­ва­ри­ва­ют­ся в хра­ме, — под­дер­жи­ва­ют­ся и ост­ро пе­ре­жи­ва­ют­ся людь­ми, а то, что от­сут­ству­ет в бо­го­слу­же­нии, оста­ет­ся уде­лом до­су­же­го лю­бо­пыт­ства ка­ких-ни­будь книж­ни­ков.
Ни один дру­гой за­вет Хри­ста не иг­но­ри­ру­ет­ся на­шей Цер­ко­вью столь от­кро­вен­но и по­сто­ян­но, как этот: Ви­дя тол­пы на­ро­да, Он сжа­лил­ся над ни­ми, что они бы­ли из­ну­ре­ны и рас­се­я­ны, как ов­цы, не име­ю­щие пас­ты­ря. То­гда го­во­рит уче­ни­кам Сво­им: жат­вы мно­го, а де­ла­те­лей ма­ло; итак мо­ли­те Гос­по­ди­на жат­вы, чтобы вы­слал де­ла­те­лей на жат­ву Свою (Мф.9:36-38). Хри­стос про­сит нас, чтобы мы мо­ли­лись Ему о нис­по­сла­нии мис­си­о­не­ров, — а мы уже сколь­ко ве­ков эту прось­бу Хри­ста не ис­пол­ня­ем. Это еван­гель­ское сло­во не рас­слы­ша­но на­шей цер­ков­ной ис­то­ри­ей. Мы при­вык­ли, что че­ло­век мо­лит о чем-то Бо­га. А тут Бог умо­ля­ет че­ло­ве­ка! Пря­мая моль­ба, пря­мая за­по­ведь Хри­ста, ко­то­рую на­ше бо­го­слу­же­ние пре­зи­ра­ет! Где у нас мо­лит­ва Гос­по­ди­ну жат­вы, чтобы Он мис­си­о­не­ров по­слал, де­ла­те­лей? О шоп-ту­ри­стах мы мо­лим­ся каж­дый день — о «пла­ва­ю­щих и пу­те­ше­ству­ю­щих». Но при­выч­ки мо­лить­ся о мис­си­о­не­рах у нас нет.
В на­шем го­дич­ном бо­го­слу­жеб­ном кру­ге нет ни од­ной мо­лит­вы о мис­си­о­не­рах.
Вслу­ша­ем­ся в служ­бу празд­ни­ка апо­сто­лов Пет­ра и Пав­ла. При­хо­жане вос­пи­ты­ва­ют­ся не при­зы­ва­ми Си­но­да, а стро­ем бо­го­слу­же­ния и те­ми мыс­ля­ми, ко­то­ры­ми про­пи­та­ны бо­го­слу­жеб­ные кни­ги. Ре­аль­ное от­но­ше­ние Церк­ви вто­ро­го ты­ся­че­ле­тия к мис­си­о­нер­ству яр­че все­го вид­но из служ­бы апо­сто­лам Пет­ру и Пав­лу: ибо это тот день, ко­гда Цер­ковь уж, ка­за­лось бы, долж­на ощу­щать се­бя имен­но апо­столь­ской и долж­на бы­ла бы мо­лить­ся о том, чтобы ее чле­ны под­ра­жа­ли апо­столь­ско­му слу­же­нию.
Но о чем же про­сят мо­лит­вы это­го дня? — «раз­ре­ши от уз гре­хов­ных вся воз­хва­ля­ю­щия тя» (2-я сти­хи­ра на сти­ховне); «мо­ли­ся раз­ре­ше­ние бед низ­по­сла­ти скор­бя­щим нам» (3-я сти­хи­ра на сти­ховне); «мир ми­ро­ви да­ро­ва­ти» (сти­хи­ра на ли­тии), «спа­сти­ся ду­шам на­шим» (2-я сти­хи­ра на ли­тии), «утвер­ди­те ста­до» (Сла­ва на ли­тии), «мо­ли­те гре­хов остав­ле­ние да­ро­ва­ти» (се­да­лен по 1-й ка­физ­ме)…
В мо­лит­вах «Пет­ро­пав­ло­ва дня» нет ни­че­го соб­ствен­но апо­столь­ско­го. Нет мо­лит­вы, в ко­то­рой бы Цер­ковь про­си­ла у Гос­по­да по­слать нам апо­столь­ские да­ры. И нет ни од­но­го об­ра­ще­ния к апо­сто­лам с про­ше­ни­я­ми ти­па «мо­ли­те, да да­ру­ет и нам Гос­подь ра­зум к про­по­ве­да­нию свя­та­го Еван­ге­лия Сво­е­го»; «мо­ли­те, да про­све­тят­ся Бо­жи­им про­све­ще­ни­ем труж­да­ю­щи­и­ся на ни­ве про­по­ве­да­ния свя­та­го Пра­во­сла­вия», «мо­ли­те­ся да спо­спе­ше­ству­ет Бо­жия все­по­беж­да­ю­щая си­ла на­шим бла­го­вест­ни­ком»; «мо­ли­те­ся о низ­по­сла­нии в серд­ца слу­жи­те­лей цер­ков­ных рев­но­сти в про­по­ве­да­нии сло­ва Бо­жия»…
Служ­ба апо­сто­лам Пет­ру и Пав­лу сло­жи­лась в им­пер­скую эпо­ху, ко­гда цер­ков­ное со­зна­ние ис­хо­ди­ло из урав­не­ния: все­лен­ная = им­пе­рия = хри­сти­ан­ский мир = Цер­ковь. Все граж­дане Им­пе­рии и так пра­во­слав­ны, и по­то­му мис­си­о­нер­ское, апо­столь­ское слу­же­ние уже не нуж­но. Апо­сто­лы те­перь про­сто обыч­ные хо­да­таи о на­ших гре­хах, по­доб­но пре­по­доб­ным, бла­го­вер­ным им­пе­ра­то­рам и иным по­движ­ни­кам бла­го­че­стия. От пу­стын­ни­ка, ушед­ше­го из ми­ра, и от апо­сто­ла, по­слан­но­го Хри­стом в мир, ожи­да­ет­ся од­но и то же.
Совре­мен­ное бо­го­слу­жеб­ное со­зна­ние очень чут­ко вы­яв­ля­ет ма­лей­шие ню­ан­сы в жи­ти­ях свя­тых и со­от­но­сит их с тем, ка­кой имен­но дар бу­дет ис­пра­ши­вать­ся у Бо­га через по­сред­ни­че­ство имен­но это­го угод­ни­ка. От це­ли­те­ля Пан­те­лей­мо­на (в ми­ру вра­ча) бу­дет ожи­дать­ся имен­но ис­це­ле­ние от те­лес­ных бо­лез­ней. К му­че­ни­ку Уа­ру (мо­лив­ше­му­ся о сво­их некре­ще­ных род­ствен­ни­ках) бу­дут об­ра­щать­ся с прось­бой о по­ми­на­нии некре­ще­ных близ­ких. Му­че­ни­ка Во­ни­фа­тия (быв­ше­го неко­гда пья­ни­цей) про­сят об из­бав­ле­нии от пьян­ства… Ка­за­лось бы, толь­ко есте­ствен­но бы­ло бы при об­ра­ще­нии к апо­сто­лам ис­пра­ши­вать по­мощь тем, кто дол­жен про­дол­жать апо­столь­ское слу­же­ние, — по­мощь мис­си­о­не­рам… Но это­го нет. На­ши бо­го­слу­жеб­ные кни­ги и, со­от­вет­ствен­но, на­ши об­ще­цер­ков­ные мо­лит­вы не за­ме­ча­ют, что жи­вем мы уже в дру­гом ми­ре, со­всем не в том, в ко­то­ром мож­но бы­ло ви­деть сов­па­де­ние меж­ду гра­ни­ца­ми ми­ра, им­пе­рии и Церк­ви.
Цер­ковь по мно­гу раз в день мо­лит­ся о сол­да­тах, при­чем неред­ко о чу­жих сол­да­тах — сол­да­тах непра­во­слав­ных го­су­дарств, но не мо­лит­ся о сво­их мис­си­о­не­рах. Цер­ковь не мо­лит­ся о том, чтобы в ее слу­жи­те­лях и чле­нах умно­жил­ся дар имен­но апо­столь­ско­го слу­же­ния — бла­го­вест­ни­че­ско­го. Цер­ковь не про­сит это­го да­ра. Он ей и не да­ет­ся. Про­по­ведь на­ша мол­чит.
Со­хра­нил­ся и рев­ност­но со­блю­да­ет­ся апо­столь­ский пост. Совре­мен­ны­ми пра­во­слав­ны­ми он да­же стал бо­лее це­ним, чем преж­ни­ми. Ведь при пе­ре­хо­де на но­вый стиль (при усло­вии со­хра­не­ния ста­рой пас­ха­лии) Пет­ров пост мо­жет в иные го­да со­всем ис­че­зать (ес­ли Пас­ха бу­дет позд­ней, Тро­и­ца мо­жет ока­зать­ся столь близ­кой к 29 июня/12 июля, что не оста­нет­ся вре­ме­ни для по­ста). Че­ло­век осо­бо це­нит то, что мо­жет по­те­рять: по­сколь­ку пе­ре­ход на но­вый стиль угро­жа­ет утра­те Пет­ро­ва по­ста — то этот лет­ний пост осо­бен­но ста­но­вит­ся це­ним рев­ни­те­ля­ми цер­ков­ных тра­ди­ций.
И вот каж­дый год бла­го­че­сти­вые тол­ко­ва­ния объ­яс­ня­ют нам смысл это­го «апо­столь­ско­го по­ста»: «Цер­ковь при­зы­ва­ет нас к по­сту по при­ме­ру свя­тых апо­сто­лов, ко­то­рые в по­сте и мо­лит­ве при­го­тов­ля­лись ко все­мир­ной про­по­ве­ди Еван­ге­лия»…
Ме­ня ко­ро­бит, ко­гда я слы­шу та­кие объ­яс­не­ния.
Во-пер­вых, по­сти­лись не толь­ко и не столь­ко апо­сто­лы, сколь­ко те, кто их ру­ко­по­ла­гал… Вот во­прос на за­сып­ку к се­ми­на­ри­стам: кто ру­ко­по­ло­жил апо­сто­ла Пав­ла? Две­на­дцать? Нет… В Ан­тио­хии, в та­мош­ней церк­ви бы­ли неко­то­рые про­ро­ки и учи­те­ли: Вар­на­ва, и Си­ме­он, на­зы­ва­е­мый Ни­гер, и Лу­ций Ки­ри­не­янин, и Ма­наил, со­вос­пи­тан­ник Иро­да чет­вер­то­власт­ни­ка, и Савл. Ко­гда они слу­жи­ли Гос­по­ду и по­сти­лись, Дух Свя­тый ска­зал: от­де­ли­те Мне Вар­на­ву и Савла на де­ло, к ко­то­ро­му Я при­звал их. То­гда они, со­вер­шив пост и мо­лит­ву и воз­ло­жив на них ру­ки, от­пу­сти­ли их (Деян.13:1-3).
Ин­те­рес­но, от­че­го же сей­час не по­стят­ся епи­ско­пы пе­ред ру­ко­по­ло­же­ни­ем оче­ред­но­го со­бра­та…
Во-вто­рых, ис­то­ри­че­ски Пет­ров пост не име­ет ни­ка­ко­го от­но­ше­ния к по­сту, опи­сан­но­му в 13-й гла­ве Де­я­ний. Впер­вые упо­ми­на­ет об этом по­сте «Апо­столь­ское пре­да­ние» свя­то­го Ип­по­ли­та Рим­ско­го (III век). То­гда этот пост ни­как не свя­зы­вал­ся с апо­сто­ла­ми, а счи­тал­ся ком­пен­са­тор­ным, то есть: те, кто не смог по­стить­ся пе­ред Пас­хой, да по­стят­ся по окон­ча­нии празд­нич­но­го ря­да (от Пас­хи к Тро­и­це).
Се­го­дня же пост име­ну­ет­ся апо­столь­ским — и тут воз­ни­ка­ет огром­ней­шее недо­уме­ние: да в чем же имен­но мы под­ра­жа­ем апо­сто­лам! Как все пе­ре­вер­ну­лось с ног на го­ло­ву! Пусть, в са­мом де­ле, мы по­стим­ся в под­ра­жа­ние апо­сто­лам, ко­то­рые де­ла­ли это, преж­де чем пой­ти на про­по­ведь. Толь­ко у ме­ня во­прос: ска­жи­те, по­че­му мы под­ра­жа­ем апо­сто­лам в под­го­тов­ке к де­лу и не под­ра­жа­ем в са­мом де­ле?
Для апо­сто­лов пост был сред­ством, чем-то слу­жеб­ным для их це­ли. Це­лью же бы­ла про­по­ведь Еван­ге­лия. А на­ми се­го­дня имен­но сред­ство блю­дет­ся со всею тща­тель­но­стью, вот толь­ко цель, ра­ди ко­то­рой это сред­ство блю­дет­ся, как-то за­бы­лась. Кто из пра­во­слав­ных от­прав­ля­ет­ся на про­по­ведь в Пет­ров день (12 июля по но­во­му сти­лю)? Кто в под­ра­жа­ние апо­сто­лам по­стит­ся до 12 июля с тем, чтобы 13-го упо­до­бить­ся апо­сто­лам и в том, чтобы уй­ти в мис­си­о­нер­ское пу­те­ше­ствие (хо­тя бы в со­сед­ний дет­ский лет­ний ла­герь)? Хо­ро­шо, пред­по­ло­жим, что ми­ряне не долж­ны нести апо­столь­ское слу­же­ние и брать­ся за «са­мо­чин­ную про­по­ведь». Но что же ду­хо­вен­ство? — Для нас в про­ме­жу­ток меж­ду Пет­ро­вым и Успен­ским по­ста­ми на­чи­на­ет­ся по­ра лет­них от­пус­ков…
Пред­ставь­те, ес­ли бы при­ход­ской свя­щен­ник ска­зал бы: «Бра­тья! Через неде­лю — день па­мя­ти свя­то­го кня­зя Алек­сандра Нев­ско­го, за­щи­тив­ше­го на­шу стра­ну от на­ше­ствия ла­ти­нян. По­чтим же его па­мять под­ра­жа­ни­ем его де­лам! Нам из­вест­но, что всю неде­лю до бит­вы дру­жин­ни­ки свя­то­го кня­зя при­ме­ря­ли коль­чуж­ки — ко­рот­ки они или нет. Вот и мы да­вай­те всю неде­лю бу­дем на­де­вать и сни­мать коль­чу­ги, чи­стить ме­чи… А в день свя­то­го Алек­сандра по­едем… Нет, нет, не на бит­ву — на за­го­род­ный пик­ник». Смеш­но? Ну, вот точ­но так же мы под­ра­жа­ем апо­сто­лам.
Есть в Церк­ви па­мять о свя­тых вра­чах бес­среб­ре­ни­ках (ска­жем, свя­тые Кос­ма и Да­ми­ан). Пред­ставь­те, ес­ли бы мы пред­ло­жи­ли: «Да­вай­те бу­дем под­ра­жать их по­дви­гу. Они из­го­тав­ли­ва­ли ле­кар­ства, а по­том бес­плат­но раз­да­ва­ли их страж­ду­щим. Вот и мы бу­дем ле­кар­ства ко­пить… ко­пить… ко­пить… ко­пить… А раз­да­вать ле­карств не бу­дем». Вот так­же из­де­ва­тель­ски вы­гля­дит на­ше пост­ное «под­ра­жа­ние апо­сто­лам».
Вме­сто под­ра­жа­ния апо­сто­лам по­лу­ча­ет­ся злая па­ро­дия на них. По­смот­ри­те, ка­кая схе­ма у апо­сто­лов: под­го­тов­ка к по­дви­гу и — сам по­двиг, а у нас: под­го­тов­ка к по­дви­гу — и па­де­ние. При­чем, па­де­ние за­пла­ни­ро­ван­ное, ожи­да­е­мое. Ведь апо­столь­ство в ка­че­стве це­ли и не ста­вит­ся. Мы вспо­ми­на­ем об апо­сто­лах, но не под­ра­жа­ем им. А по­том от­че­го-то оха­ем и удив­ля­ем­ся, что вот в об­ще­ствен­ном со­зна­нии все мень­ше при­зна­ков хри­сти­ан­ско­го при­сут­ствия.
Я пом­ню од­ну цер­ков­ную пе­ре­да­чу (ее вел слиш­ком из­вест­ный че­ло­век — чтобы на­зы­вать ее имя), и это был ка­нун Пет­ро­ва дня. И он го­во­рит: «Зав­тра, до­ро­гие бра­тья и сест­ры, день свя­тых апо­сто­лов Пет­ра и Пав­ла. Что это озна­ча­ет? А это озна­ча­ет, что кон­чил­ся Пет­ров пост». Все. Неуже­ли толь­ко это для него зна­чит па­мять об этих апо­сто­лах?
Пе­ре­клю­чаю на дру­гой ка­нал, а там про­те­стант­ская пе­ре­да­ча, где рас­ска­зы­ва­ет­ся о том, что ка­кие-то аме­ри­кан­ские бап­ти­сты за­фрах­то­ва­ли «бо­инг», устро­и­ли в нем гос­пи­таль и ле­та­ют в нем по раз­ным стра­нам и ле­чат лю­дей, де­ла­ют бес­плат­ные опе­ра­ции. Мы ра­ди Бо­га — по­стим­ся, они — по­мо­га­ют боль­ным. Так где в дан­ном слу­чае на­сто­я­щий по­двиг, а где его ими­та­ция?
Ну, по­че­му свя­тым мы под­ра­жа­ем толь­ко од­ним пу­тем? Ведь пост — не един­ствен­ный по­двиг, ко­то­рым от­ли­чи­лись свя­тые бы­лых вре­мен. Но от­че­го же лишь этой сто­роне их по­дви­га мы ста­ра­ем­ся под­ра­жать — чуть-чуть в по­сте, чуть-чуть в мо­лит­ве?
Мне стран­но, что к лю­бо­му цер­ков­но­му празд­ни­ку се­го­дня нас при­зы­ва­ют го­то­вить­ся га­стро­но­ми­че­ским пу­тем. Но по­че­му бы не при­звать день свя­тых Ки­рил­ла и Ме­фо­дия — день сла­вян­ских пе­да­го­гов — не по­свя­тить об­ще­нию с детьми? Как бы сын за­пом­нил этот день, о ко­то­ром отец ему за­ра­нее объ­явил: «Ты зна­ешь, этот день я в тво­ей вла­сти. Не пол­ча­са по­сле ра­бо­ты, а весь мой день зав­тра бу­дет тво­им!».
А вот ес­ли бы ска­зать: «Зав­тра день Кос­мы и Да­ми­а­на, свя­тых це­ли­те­лей-бес­среб­ре­ни­ков. Бра­тия и сест­ры, в этот день мы не бу­дем слу­жить все­нощ­ное бде­ние, не бу­дем про­слав­лять этих свя­тых сло­ва­ми. Да­вай­те по­чтим их па­мять де­лом. Да­вай­те се­го­дня ве­че­ром пой­дём всем при­хо­дом в боль­ни­цу. Ста­нем про­сто бе­се­до­вать с плен­ни­ка­ми боль­нич­ных ко­ек»…
Да. Да. По­ни­маю. Да, непри­ят­но­стей не обе­решь­ся… Нет, это не вли­я­ние про­те­стан­тиз­ма. Это вли­я­ние Еван­ге­лия. Да, та­кое мо­жет пред­ло­жить толь­ко безум­ньм и юро­ди­вый. Да, знаю, с юро­ди­вы­ми со­гла­ша­ют­ся толь­ко по­сле их смер­ти…
Пе­чаль­ный вы­вод на­пра­ши­ва­ет­ся сам со­бой: ви­ди­мо, цер­ков­ным со­зна­ни­ем по­ка не ощу­ща­ет­ся нуж­да в мис­си­о­не­рах. Нет мо­лит­вы вро­де: «Свя­тии апо­сто­ли, мо­ли­те­ся ко Гос­по­ду низ­по­сла­ти пас­ты­рем на­шим рев­ность про­по­ве­да­ния Свя­та­го Еван­ге­лия Тво­е­го, умо­ли­те Гос­по­ди­на жат­вы из­ве­сти де­ла­те­лей на ни­ву Хри­сто­ву… Гос­по­ди, яви и со­хра­ни в Пра­во­сла­вии на­ших мис­си­о­не­ров, да­руй си­лу сло­вам их…». Раз нет та­ко­го ни на от­дель­ных мо­леб­нах, ни во все­днев­ных служ­бах — зна­чит, Цер­ковь не мо­лит­ся о мис­си­о­не­рах, не про­сит их у Гос­по­да, а зна­чит, и Гос­подь их не да­ет.

протодиакон Андрей Кураев

Из книги "Перестройка в Церковь".

Случайный тест