Неделя 21-я по Пятидесятнице

Апо­столь­ское чте­ние на Ли­тур­гии

(Гал.2:16-20, – 203 за­ча­ло)

[За­кон Мо­и­сея и ве­ра во Хри­ста]

Од­на­ко узнав, что ни­ка­кой че­ло­век не по­лу­ча­ет оправ­да­ние де­ла­ми за­ко­на, но толь­ко через ве­ру в Иису­са Хри­ста, и мы по­ве­ри­ли во Хри­ста Иису­са, чтобы быть оправ­дан­ны­ми ве­рою во Хри­ста, а не де­ла­ми За­ко­на, по­то­му что де­ла­ми За­ко­на не бу­дет оправ­да­на ни­ка­кая плоть. – 17Но ес­ли мы, ищу­щие оправ­да­ния во Хри­сте, ока­за­лись и са­ми греш­ни­ка­ми, то неуже­ли Хри­стос – слу­жи­тель гре­ха? – Немыс­ли­мо! 18Ведь ес­ли я вновь от­стра­и­ваю то, что раз­ру­шил, то сам се­бя и вы­став­ляю пре­ступ­ни­ком. – 19Ибо За­кон при­вёл ме­ня к смер­ти для За­ко­на, чтобы я жил для Бо­га. Я рас­пят со Хри­стом, 20и жи­ву уже не я, но жи­вет во мне Хри­стос. А что ныне жи­ву во пло­ти, то жи­ву ве­рою в Сы­на Бо­жия, воз­лю­бив­ше­го ме­ня и пре­дав­ше­го Се­бя за ме­ня. [21Так неуже­ли я от­верг­ну Бо­жий дар?! Ведь ес­ли оправ­да­ние мо­жет дать [Мо­и­се­ев] За­кон, зна­чит, Хри­стос умер на­прас­но!]

(Пе­ре­вод ар­хи­манд­ри­та Иан­ну­а­рия (Ив­ли­е­ва))

За­ме­ча­ния к Апо­столь­ско­му чте­нию

Се­го­дняш­нее апо­столь­ское чте­ние со­дер­жит в се­бе яд­ро уче­ния апо­сто­ла Пав­ла об оправ­да­нии ве­рой. Ес­ли сжать до пре­де­ла ос­нов­ную мысль это­го от­рыв­ка, то она бу­дет сле­ду­ю­щей: че­ло­ве­ка оправ­ды­ва­ют (а, сле­до­ва­тель­но, вво­дят в бла­жен­ство веч­ной жиз­ни) не его де­ла, но толь­ко ве­ра. При этом у Пав­ла речь идёт не об от­вле­чен­ных «доб­рых де­лах», как оши­боч­но ду­ма­ют мно­гие, но об очень кон­крет­ных пред­пи­са­ни­ях, ре­гла­мен­ти­ро­ван­ных За­ко­ном Мо­и­сея (То­рой). Пер­вые хри­сти­ане бы­ли пре­иму­ще­ствен­но из иуде­ев, и вме­сте с об­ре­за­ни­ем («та­ин­ством» вхож­де­ния в Вет­хо­за­вет­ную Цер­ковь) они при­ни­ма­ли на се­бя всё «бре­мя» это­го За­ко­на. И для них этот во­прос был чрез­вы­чай­но ак­туа­лен: от­ка­зать­ся от ис­пол­не­ния Мо­и­се­е­ва За­ко­на – зна­чи­ло при­знать его вре­мен­ный ха­рак­тер, что для пра­во­вер­ных иуде­ев бы­ло ко­щун­ством! Но «воз­му­ти­тель спо­кой­ствия» апо­стол Па­вел, ко­то­ро­го иудей­ству­ю­щие хри­сти­ане счи­та­ли «са­мо­свя­том», не по­лу­чив­шим ма­те­ри­аль­ной «хи­ро­то­нии» от Хри­ста при Его зем­ной жиз­ни или апо­сто­лов от Две­на­дца­ти (смот­ри­те апо­столь­ское чте­ние 20-й неде­ли, – Гал.1:11-19) и в дру­гих сво­их По­сла­ни­ях до­ка­зы­ва­ет тще­ту Мо­и­се­е­ва За­ко­на. Он го­во­рит, что За­кон (То­ра) был лишь «пе­да­го­гом» (бук­валь­но «де­то­во­ди­те­лем») ко Хри­сту, и утра­тил своё зна­че­ние с Его при­хо­дом, по­то­му что де­ла За­ко­на не мог­ли оправ­дать и при­ми­рить че­ло­ве­че­ство с Бо­гом, а, сле­до­ва­тель­но, спа­сти. Ни­ка­кое «то­ле­рант­ное» со­гла­сие здесь невоз­мож­но! И да­лее Па­вел в пре­дель­но рез­кой фор­ме пред­ла­га­ет сде­лать вы­бор меж­ду За­ко­ном и Хри­стом: «Так неуже­ли я от­верг­ну Бо­жий дар?! Ведь ес­ли оправ­да­ние мо­жет дать [Мо­и­се­ев] За­кон, зна­чит, Хри­стос умер на­прас­но!» (Гал.2:21). По­че­му-то этот стих в се­го­дняш­нее чте­ние не вхо­дит, хо­тя имен­но в нём Па­вел да­ёт от­вет на свои ри­то­ри­че­ские во­про­сы и под­во­дит итог.


Юрий Ру­бан, канд. ист. на­ук, канд. бо­го­сло­вия


Еван­гель­ское чте­ние на Ли­тур­гии

(Лк.8:5-15, – 35 за­ча­ло)

[Прит­ча о се­я­те­ле]

(Ска­зал Гос­подь та­кую прит­чу:)

Притча о сеятеле«Вы­шел се­я­тель, чтобы се­ять по­сев свой, и ко­гда он се­ял, часть зё­рен па­ла воз­ле до­ро­ги, где они бы­ли за­топ­та­ны, и пти­цы небес­ные по­кле­ва­ли их. А дру­гие упа­ли на ка­мень, и всхо­ды за­сох­ли, по­то­му что не бы­ло им вла­ги. И ещё зёр­на упа­ли в тер­ние, и вы­рос­ло тер­ние и за­глу­ши­ло их. А дру­гие па­ли на зем­лю доб­рую, и всхо­ды под­ня­лись и да­ли плод сто­крат­ный».

Ска­зав это, Он вос­клик­нул: «Кто име­ет уши, чтобы слы­шать, – пусть слы­шит!»

И ста­ли уче­ни­ки Его спра­ши­вать, что бы озна­ча­ла эта прит­ча? А Он ска­зал: «Вам да­ро­ва­но по­знать тай­ны Цар­ствия Бо­жье­го, а про­чим – в прит­чах, чтобы они, ви­дя, не ви­де­ли, и, слы­ша, не ра­зу­ме­ли (Ис.6:9-10.

Вот что озна­ча­ет эта прит­ча. Се­мя – это сло­во Бо­жие; а ме­сто при до­ро­ге – это те, что услы­ша­ли. Но по­том при­хо­дит диа­вол и по­хи­ща­ет сло­во из их сер­дец, чтобы они, уве­ро­вав, не об­ре­ли спа­се­ния. А ка­ме­ни­стое ме­сто – это те, ко­то­рые, услы­шав сло­во, с ра­до­стью его при­ни­ма­ют, но оно не име­ет в них кор­ня; они хра­нят ве­ру недол­го, а во вре­мя ис­ку­ше­ния впа­да­ют в от­ступ­ни­че­ство. А ме­сто в тер­ни­ях – это те, ко­то­рые услы­ша­ли сло­во, но на пу­тях жиз­ни обу­ре­ва­е­мы за­бо­та­ми, и бо­гат­ством, и жи­тей­ски­ми на­сла­жде­ни­я­ми, так что пло­ды их не до­зре­ва­ют. А зем­ля доб­рая – это те, ко­то­рые, услы­шав сло­во, хра­нят его в серд­це доб­ром и чи­стом и бла­го­да­ря по­сто­ян­ству при­но­сят плод». Ска­зав это, Он воз­гла­сил: «Кто име­ет уши слы­шать, – пусть слы­шит!»


К по­ни­ма­нию ис­то­ри­че­ско­го смыс­ла прит­чи о се­я­те­ле

Свя­щен­ник Кон­стан­тин Пар­хо­мен­ко на­зы­ва­ет прит­чу о се­я­те­ле са­мой «про­стой и од­новре­мен­но… са­мой слож­ной и за­га­доч­ной прит­чей из всех, что мы чи­та­ем в Еван­ге­лии». Раз­би­рая её по тек­сту у Мар­ка (Мк.4:1-20), он спра­вед­ли­во за­ме­ча­ет, что «она ока­за­лась го­раз­до глуб­же, неже­ли пред­став­ля­ли се­бе преж­ние по­ко­ле­ния тол­ко­ва­те­лей», сво­див­шие ска­зан­ное к неза­мыс­ло­ва­той мо­ра­ли­сти­ке. Её на­ме­рен­но за­ву­а­ли­ро­ван­ный (Са­мим Хри­стом!) смысл рас­кры­ва­ет­ся в кон­тек­сте ев­рей­ских на­цио­наль­но-по­ли­ти­че­ских ожи­да­ний то­го вре­ме­ни.

«<…> Те­перь пред­ставь­те, ко­гда Хри­стос на­чал рас­ска­зы­вать эту прит­чу, как жад­но впи­ты­ва­ли её окру­жа­ю­щие и пы­та­лись раз­га­дать. А ло­мать го­ло­ву бы­ло над чем. Со­глас­но прит­че – се­я­ние на­ча­лось, се­я­тель вы­шел се­ять! То есть сбы­ва­ет­ся то, о чем пред­ска­зы­ва­ли про­ро­ки. Кто ока­зы­ва­ет­ся се­я­те­лем? Иисус! Но вот ужас для слу­ша­те­лей! Ока­зы­ва­ет­ся, этот ожи­да­е­мый сев бу­дет не од­но­знач­но удач­ным, как на то на­де­я­лись евреи. У про­ро­ков не най­дем упо­ми­на­ний о ка­ких-ли­бо непри­ят­но­стях во вре­мя «свя­щен­ной по­сев­ной». А тут… Иисус про­сто ре­во­лю­цию устра­и­ва­ет. Он го­во­рит, что Бог в Его ли­це на­чал се­ять, да ещё и то, что мно­гие се­ме­на по­гиб­нут или не да­дут пло­да и за­сох­нут…

Од­но се­мя упа­ло на ка­ме­ни­стую поч­ву, дру­гое по­кле­ва­ли пти­цы (а пти­цы в Вет­хом за­ве­те бы­ли си­но­ни­мом языч­ни­ков, или бе­сов). По­лу­ча­ет­ся, что Бог-то се­ет, то есть ожи­да­ния и обе­ща­ния как бы сбы­ва­ют­ся, но всё про­ис­хо­дит со­всем не так, как то­го ожи­да­ли иудеи.

Итак, по­вто­рю, что озна­ча­ет по­сев се­ме­ни в прит­че Иису­са: это ис­пол­не­ние про­ро­честв – то есть со­вер­ше­ние спа­се­ния для Из­ра­и­ля. Эта прит­ча о са­мом глав­ном: Бог в ли­це Иису­са на­чал се­ять, как это пред­ска­зы­ва­ли про­ро­ки. И те­перь толь­ко от Его слу­ша­те­лей за­ви­сит, ка­кое от­но­ше­ние бу­дет это иметь к каж­до­му из них: ли­бо сев прой­дет ми­мо них, спа­се­ние как бы обой­дет их сто­ро­ной, ли­бо они его при­мут, оно в них про­рас­тет и при­не­сет обиль­ный плод.

Но в та­ком слу­чае вста­ет во­прос о вто­рой ча­сти прит­чи. По­че­му все Еван­ге­ли­сты, при­во­дя­щие эту прит­чу, не за­бы­ва­ют при­ве­сти тол­ко­ва­ние, дан­ное Иису­сом? От­ме­тим, очень стран­ное тол­ко­ва­ние: Се­я­тель сло­во се­ет. По­се­ян­ное при до­ро­ге озна­ча­ет тех, в ко­то­рых се­ет­ся сло­во…

При­чем тут сло­во?.. А при­том, что в Вет­хом За­ве­те сло­во озна­ча­ло де­я­тель­ное, ди­на­мич­ное ис­пол­не­ние обе­ща­ний Бо­жи­их. Про­чи­тай­те этот от­ры­вок из про­ро­ка Ис­айи, и вам станет по­нят­на вза­и­мо­связь: Бог – се­мя – сло­во.

«Как дождь и снег нис­хо­дит с неба и ту­да не воз­вра­ща­ет­ся, но на­по­я­ет зем­лю и де­ла­ет её спо­соб­ной рож­дать и про­из­ра­щать, чтобы она да­ва­ла се­мя то­му, кто се­ет, и хлеб то­му, кто ест, – так и сло­во Моё <…> не воз­вра­ща­ет­ся ко Мне тщет­ным, но ис­пол­ня­ет то, что Мне угод­но, и со­вер­ша­ет то, для че­го Я по­слал его» (Ис.55:10-11). (Про­чти­те и да­лее.)

<…> Прит­ча, ко­то­рую мы раз­би­ра­ем, ис­клю­чи­тель­но важ­на! <…> Это, кста­ти объ­яс­ня­ет тот факт, что её при­ве­ли все трое си­ноп­ти­ков: Мат­фей, Марк и Лу­ка. Ни­как нель­зя бы­ло её опу­стить…

А как ещё мож­но вы­ра­зить­ся о прит­че, в ко­то­рой чет­ко ска­за­но: ожи­да­е­мый дол­гие сто­ле­тия и пред­ска­зан­ный про­ро­ка­ми чу­дес­ный сев на­чал­ся! И те­перь от каж­до­го слу­ша­те­ля за­ви­сит, как он при­мет сло­во Хри­ста, или (что то же са­мое) – ре­аль­ность Спа­се­ния! Ли­бо са­та­на (не без уча­стия са­мих лю­дей, да­ю­щих ему воз­мож­ность так по­сту­пать) по­хи­тит эти дра­го­цен­ные се­ме­на и они не про­рас­тут в че­ло­ве­ке… Ли­бо они услы­шат сло­во Хри­ста и устре­мят­ся за Ним, но по­сле­ду­ю­щие скорб­ные об­сто­я­тель­ства их от­вра­тят от ве­ры… Есть и те, ко­то­рые услы­шат сло­во, од­на­ко «за­бо­ты ве­ка се­го, обо­льще­ние бо­гат­ством и дру­гие по­же­ла­ния» за­глу­шат в них сло­во. Впро­чем, бу­дут и те, кто при­не­сет ве­ли­кий плод. Кто об­ра­тит­ся ко Хри­сту, и в ком это об­ра­ще­ние про­из­ве­дет ре­аль­ное пре­об­ра­же­ние.

Иисус ста­вит во­прос реб­ром: та ис­то­рия, ко­то­рую ждут иудеи, – их вы­мы­сел. Вот сей­час – имен­но сей­час! – воз­ве­ща­ет­ся дру­гой сю­жет ис­то­рии, и Он – Иисус – глав­ное дей­ству­ю­щее ли­цо это­го сце­на­рия. Не про­ис­хож­де­ние, не на­цио­наль­ность – твой ко­зырь, то, что те­бя спа­сёт и спа­сёт как бы по­ми­мо тво­их лич­ных уси­лий, а то, как ты от­не­сёшь­ся к воз­ве­ща­е­мо­му Иису­сом сло­ву! По­то­му что сло­во это – есть сло­во Спа­се­ния… То, что воз­ве­ща­ет Хри­стос, и есть дол­го­ждан­ное Спа­се­ние! Вот цен­траль­ный пункт этой прит­чи.

Он на­столь­ко ра­ди­ка­лен, что мысль эту нуж­но вы­ска­зы­вать за­ву­а­ли­ро­ван­но, непро­зрач­но. Она и на са­мом де­ле вы­ска­за­на не со­всем по­нят­но. К ду­ма­ю­щим лю­дям Иисус об­ра­ща­ет сло­ва: «Кто име­ет уши слы­шать, да слы­шит!» Это вы­ра­же­ние озна­ча­ет, что нуж­но быть вни­ма­тель­ным, чтобы уло­вить то важ­ное, что Иисус хо­чет им со­об­щить.

Но не все лю­ди ум­ны и адек­ват­ны в сво­ем по­ве­де­нии. Кое-кто мо­жет сде­лать непра­виль­ные вы­во­ды из прит­чи и это спро­во­ци­ру­ет нестро­е­ния, вос­ста­ния, ко­то­рые мо­гут пло­хо окон­чить­ся. Имен­но по­это­му Хри­стос го­во­рит Апо­сто­лам и та­кие сло­ва: «Вам да­но знать тай­ны Цар­ствия Бо­жия, а тем внеш­ним – всё бы­ва­ет в прит­чах; так что они сво­и­ми гла­за­ми смот­рят, и не ви­дят; сво­и­ми уша­ми слы­шат, и не ра­зу­ме­ют, да не об­ра­тят­ся, и про­ще­ны бу­дут им гре­хи…»

Этот за­га­доч­ный пас­саж, со­вер­шен­но непо­нят­ный в Си­но­даль­ном пе­ре­во­де, пра­виль­нее пе­ре­ве­сти так: «Вам – да­на тай­на Цар­ствия Бо­жия, тем же, ко­то­рые вне, – всё да­ет­ся в прит­чах. Чтобы смот­ря­щие – смот­ре­ли и не уви­де­ли, слы­ша­щие – слы­ша­ли и не по­ни­ма­ли; чтобы не об­ра­ти­лись они, и [или: но, несмот­ря на это] бы­ло про­ще­но им».

При­выч­ный Си­но­даль­ный пе­ре­вод за­тем­ня­ет смысл, то­гда как из точ­но­го пе­ре­во­да яв­ствен­но сле­ду­ет, что Хри­стос на­ме­рен­но не го­во­рит мас­се, тол­пе, окру­жа­ю­щей Его, пря­мую Ис­ти­ну, чтобы не спро­во­ци­ро­вать лю­дей (осо­бен­но иудей­скую вер­хуш­ку) на неадек­ват­ные дей­ствия. Помни­те, в прит­че о наг­лых ви­но­гра­да­рях <…> ска­за­но, что Хри­ста хо­те­ли схва­тить. Ко­гда всё по­из­но­сит­ся слиш­ком от­кро­вен­но, то мно­гие мо­гут дей­ство­вать слиш­ком по­спеш­но и рез­ко. А для это­го ещё не вре­мя… Хри­стос рас­ска­зы­ва­ет прит­чу, чтобы её за­пом­ни­ли, чтобы её пе­ре­ска­зы­ва­ли и она бы­ла… ми­ной за­мед­лен­но­го дей­ствия. Чтобы не сей­час, а поз­же, ко­гда Он со­вер­шит ис­ку­пи­тель­ную Смерть и Вос­кре­се­ние, ко­гда пру­жи­на Ис­то­рии начнет стре­ми­тель­но рас­прям­лять­ся, – лю­ди вспом­ни­ли всё это и им от­кры­лась ис­ти­на.

Как в де­тек­тив­ном ро­мане мно­гие ча­сти ка­жут­ся бес­смыс­лен­ны­ми, по­ка не про­изой­дет куль­ми­на­ция, ко­гда не бу­дет ска­за­но: кто есть кто, и всё это не осве­тит все эле­мен­ты по­вест­во­ва­ния и всё не станет до шо­ка по­ра­зи­тель­но оче­вид­ным, – так и здесь… Хри­стос не хо­чет, чтобы лю­ди в сво­ей мас­се сра­зу по­ня­ли прит­чу. По­это­му прит­ча как бы и по­нят­на, и од­новре­мен­но непо­нят­на. <…>».

(Пол­ный текст см.: Зо­ло­то Еван­гель­ской муд­ро­сти: Прит­чи. О се­я­те­ле)

Случайный тест