Неделя Святых Праотец

Се­го­дня – «Неде­ля свя­тых праотец (пра­от­цов)». Празд­но­ва­ние со­вер­ша­ет­ся в пред­по­след­нее вос­кре­се­нье пе­ред Рож­де­ством Хри­сто­вым, по­это­му фик­си­ро­ван­ной да­ты у него нет. В это вос­кре­се­нье за бо­го­слу­же­ни­ем Пра­во­слав­ная Цер­ковь вос­по­ми­на­ет всех древ­них ро­до­на­чаль­ни­ков (по-гре­че­ски пат­ри­ар­хов) бо­го­из­бран­но­го на­ро­да и их по­том­ков – от Ада­ма до Иоси­фа Об­руч­ни­ка, «юри­ди­че­ско­го» от­ца Мес­сии. Здесь пред на­ми сим­во­ли­че­ски пред­ста­ёт вся ис­то­рия до­хри­сти­ан­ско­го че­ло­ве­че­ства! В бес­ко­неч­ном пе­речне имён осо­бо вы­де­ля­ют­ся вет­хо­за­вет­ные про­ро­ки – лю­ди «про­по­ве­дав­шие Хри­ста», то есть го­то­вив­шие лю­дей к при­ня­тию Мес­сии, впро­чем, как и все биб­лей­ские пра­вед­ни­ки, движи­мые мес­си­ан­ским ожи­да­ни­ем.

Апо­столь­ское и еван­гель­ское ли­тур­гий­ные чте­ния на пер­вый взгляд не име­ют пря­мо­го от­но­ше­ния к те­ме бу­ду­ще­го празд­ни­ка Рож­де­ства Хри­сто­ва. Это не со­всем так: они сим­во­ли­че­ски, но до­ста­точ­но яс­но ука­зы­ва­ют, ка­ки­ми ка­че­ства­ми долж­ны об­ла­дать хри­сти­ане, же­ла­ю­щие до­стой­но встре­тить рож­да­ю­ще­го­ся Бо­гом­ла­ден­ца.

Апо­столь­ское чте­ние на Ли­тур­гии

(Кол.3:4-11 – За­ча­ло 257)

[Пре­об­ра­же­ние в но­во­го че­ло­ве­ка]

[Бра­тья,] ко­гда бу­дет яв­лен Хри­стос, жизнь ва­ша, то­гда бу­де­те яв­ле­ны и вы с Ним во сла­ве.

Итак, умерт­ви­те по­ро­ки, дей­ству­ю­щие в чле­нах ва­ше­го зем­но­го те­ла: блуд, нечи­сто­ту, страсть[1], дур­ные вле­че­ния и ко­ры­сто­лю­бие[2], ко­то­рое есть идо­ло­слу­же­ние, – за это при­хо­дит гнев Бо­жий. В них и вы неко­гда пре­бы­ва­ли[3], ко­гда так жи­ли. Те­перь же со­вле­ки­те[4] с се­бя всё [это]: гнев, ярость, зло­бу, ху­лу, сквер­но­сло­вие [ис­хо­дя­щее из] ва­ших уст. Не лги­те же друг дру­гу вы, со­влёк­шие с се­бя вет­хо­го че­ло­ве­ка с его де­ла­ми, и об­лёк­ши­е­ся в но­во­го, об­нов­ля­е­мо­го (или: пре­об­ра­жа­е­мо­го) для выс­ше­го зна­ния, по об­ра­зу[5] Со­тво­рив­ше­го его. Здесь уже нет ни эл­ли­на и иудея, ни об­ре­за­ния и необ­ре­за­ния, ни вар­ва­ра, ски­фа, ра­ба, сво­бод­но­го; но всё и во всех (или: во всём) – Хри­стос.

При­ме­ча­ния к апо­столь­ско­му чте­нию

[1] Греч. патхос, в позд­нем про­из­но­ше­нии пафос – озна­ча­ет всё, что че­ло­век пре­тер­пе­ва­ет или ис­пы­ты­ва­ет; здесь име­ют­ся в ви­ду необуз­дан­ные стра­сти, некон­тро­ли­ру­е­мые аф­фек­ты.

[2] Греч. плео­нексиа – букв. «при­об­ре­те­ние из­лиш­ков» (сверх необ­хо­ди­мо­го для жиз­ни), без­удерж­ное на­ко­пи­тель­ство; жад­ность.

[3] Букв. «в ко­то­рых и вы неко­гда хо­ди­ли», т. е. бы­ли в пле­ну у этих дур­ных на­клон­но­стей.

[4] Греч. апо-титхе­ми – сла­гать, остав­лять, сни­мать (одеж­ду) и др. Здесь об­раз­ное вы­ра­же­ние: апо­стол Па­вел пред­ла­га­ет сбро­сить с се­бя вет­хо­за­вет­ную «одеж­ду злых чувств» и на­деть одеж­ду чи­сто­ты, ко­то­рую да­ро­вал всем нам Хри­стос, – т. е. пе­ре­ме­нить свое со­зна­ние, внут­ренне стать но­вым че­ло­ве­ком; об этом он и го­во­рит да­лее.

[5] Т. е. по об­ра­зу Хри­ста, Ко­то­рый есть ис­тин­ный Об­раз Бо­жий; здесь че­ло­ве­че­ско­му гнози­су (зна­нию) про­ти­во­по­став­ля­ет­ся эпигно­сис (выс­шее зна­ние) во Хри­сте. В этом но­вом со­сто­я­нии че­ло­ве­ку от­кры­ва­ет­ся чу­до еди­не­ния всех лю­дей во Хри­сте (Но­вом Ада­ме; см. 1Кор.15:45-49) и упразд­не­ние раз­де­ле­ний по эт­ни­че­ско­му или со­ци­аль­но­му при­зна­ку.

Бла­го­да­рю сво­е­го дру­га и кол­ле­гу ар­хи­манд­ри­та Иан­ну­а­рия (Ив­ли­е­ва) за уточ­не­ние пе­ре­во­да это­го апо­столь­ско­го чте­ния.


Юрий Ру­бан

Еван­гель­ское чте­ние на Ли­тур­гии

(Лк.14:16-24 – За­ча­ло 76)

[Прит­ча о зва­ных на ве­че­рю]

Неде­ля свя­тых пра­о­тец[Рас­ска­зал Гос­подь прит­чу:] «Некто устра­и­вал ве­ли­кий пир и со­звал мно­же­ство го­стей. А ко­гда при­шел час пи­ра, по­слал он слу­гу ска­зать го­стям: "При­хо­ди­те, всё уже го­то­во". И при­ня­лись го­сти, все как один, от­го­ва­ри­вать­ся. Пер­вый ска­зал ему: "Я ку­пил по­ле, и мне необ­хо­ди­мо пой­ти осмот­реть его; уж ты из­ви­ни ме­ня!" И дру­гой ска­зал: "Я ку­пил пять упря­жек во­лов и пой­ду по­смот­рю, ка­ко­вы они в де­ле; уж ты из­ви­ни ме­ня!" Ещё один ска­зал: "Я же­нюсь и по­то­му прид­ти не мо­гу!" И слу­га, вер­нув­шись, до­ло­жил всё это сво­е­му гос­по­ди­ну. То­гда хо­зя­ин до­ма, при­дя в гнев, ска­зал сво­е­му слу­ге: "Сту­пай сей­час же в го­род, на ули­цы и в за­ко­ул­ки, и при­ве­ди сю­да убо­гих, и ка­лек, и слеп­цов, и хро­мых!" И ска­зал слу­га: "Гос­по­дин мой, при­ка­за­ние твоё ис­пол­не­но, и ме­сто ещё есть". И гос­по­дин ска­зал слу­ге: "Вый­ди на до­ро­ги и к из­го­ро­дям и си­лой за­ставь лю­дей вой­ти, чтобы дом мой на­пол­нил­ся. Го­во­рю же вам, что ни­кто из тех, кто был зван, не бу­дет вку­шать за мо­им пир­ше­ством, [ибо мно­го зва­ных, но ма­ло из­бран­ных(*)]"».

(*) При­ме­ча­ние. В на­уч­ном из­да­нии гре­че­ско­го тек­ста Но­во­го За­ве­та и в пе­ре­во­де под ре­дак­ци­ей епи­ско­па Кас­си­а­на (Без­об­ра­зо­ва) эти сло­ва (в квад­рат­ных скоб­ках) от­сут­ству­ют; они чи­та­ют­ся в Еван­ге­лии от Мат­фея (Мф.22:14) и во­шли в эту прит­чу яв­но «по ана­ло­гии».

Прит­ча о зва­ных на ве­че­рю

Мит­ро­по­лит Су­рож­ский Ан­то­ний (Блум)

Во имя От­ца и Сы­на и Свя­то­го Ду­ха!

Се­го­дняш­нее еван­гель­ское чте­ние за­вер­ша­ет­ся очень страш­ны­ми сло­ва­ми: «Мно­го зва­ных, но ма­ло из­бран­ных!» По­че­му?

Гос­подь, со­тво­рив­ший наш мир для то­го, чтобы по­де­лить­ся с ним веч­ной, Бо­же­ствен­ной ра­до­стью, встре­ча­ет­ся, од­на­ко, в этом ми­ре с хо­лод­ным от­ка­зом. Он при­зы­ва­ет всех – но из­бра­ние за­ви­сит от нас. Он всех со­тво­рил лю­бо­вью для ра­до­сти и веч­ной жиз­ни – но мы долж­ны от­ве­тить лю­бо­вью на лю­бовь и вой­ти в ту ра­дость, ко­то­рую нам пред­ла­га­ет Гос­подь. При этом кар­ти­на, от­кры­ва­ю­ща­я­ся нам в Еван­ге­лии, – очень про­ста и очень точ­но опи­сы­ва­ет все со­сто­я­ния на­шей ду­ши, все при­чи­ны, по ко­то­рым нам нет вре­ме­ни на Бо­га и нет ин­те­ре­са к Веч­но­сти.

Гос­подь при­го­то­вил пир ве­ры, пир веч­но­сти, пир люб­ви, и по­сы­ла­ет сво­е­го слу­гу за те­ми, ко­го Он дав­но пре­ду­пре­дил, что бу­дет та­кой пир и что они долж­ны быть к нему го­то­вы.

Но один от­ве­ча­ет: «Я ку­пил кло­чок зем­ли, на­до мне его обо­зреть, на­до мне им овла­деть; ведь зем­ля – моя ро­ди­на; на зем­ле я ро­дил­ся, на зем­ле жи­ву, в зем­лю же ля­гу ко­стьми, как мне не по­за­бо­тить­ся о том, чтобы хоть ка­кой-то кло­чок этой зем­ли был мой? Небо – Бо­жие, а зем­ля пусть бу­дет моя...» Раз­ве и мы не так по­сту­па­ем, раз­ве не ста­ра­ем­ся уко­ре­нить­ся на зем­ле так, чтобы уже ни­что нас не по­ко­ле­ба­ло, обес­пе­чить се­бя зем­лей и на зем­ле? И ду­ма­ем, что вот-вот обес­пе­чим се­бя; что при­дет вре­мя, ко­гда всё зем­ное бу­дет сде­ла­но, а то­гда уже бу­дет вре­мя по­ду­мать о Бо­ге.

Дру­гой зва­ный от­ве­тил: «Я ку­пил пять пар во­лов, на­до их ис­пы­тать». У нас есть за­да­ние на зем­ле, у нас есть ра­бо­та, мы не мо­жем оста­вать­ся без де­ла; ма­ло при­над­ле­жать зем­ле – на­до при­не­сти плод, на­до за со­бой оста­вить след. Нам неко­гда пи­ро­вать в Цар­стве Бо­жи­ем, оно слиш­ком ра­но при­хо­дит со сво­им при­зы­вом к веч­ной жиз­ни, к со­зер­ца­нию Бо­га, к ра­до­сти вза­им­ной люб­ви, – на­до на зем­ле что-то ещё за­кон­чить... А ко­гда все бу­дет сде­ла­но, ко­гда оста­нут­ся для Бо­га толь­ко жал­кие остат­ки че­ло­ве­че­ско­го ума, те­ла, сил, спо­соб­но­стей, – то­гда уж пусть Он Се­бе бе­рет то, что оста­нет­ся от зем­ли. А сей­час де­ло идет о зем­ле – род­ной, сво­ей, ко­то­рая при­но­сит плод, на ко­то­рой на­до оста­вить веч­ный след… Как буд­то что-ни­будь оста­нет­ся от нас через од­но-дру­гое де­ся­ти­ле­тие по­сле на­шей смер­ти!

И к тре­тье­му по­сы­ла­ет Гос­подь, а он Ему от­ве­ча­ет: «В мою жизнь во­шла зем­ная лю­бовь, я же­нил­ся, – неуже­ли мне от­ры­вать­ся от этой люб­ви, чтобы всту­пить в цар­ство дру­гой люб­ви?.. Да, ко­неч­но, небес­ная лю­бовь про­стор­ней, глуб­же охва­ты­ва­ет всех… Но я не хо­чу этой все­объ­ем­лю­щей люб­ви, я хо­чу лич­ной лас­ки! Я хо­чу од­но­го че­ло­ве­ка лю­бить так, чтобы ни­кто и ни­что на зем­ле не зна­чи­ло бы столь­ко, сколь­ко зна­чит для ме­ня этот че­ло­век. Мне недо­суг те­перь всту­пать в веч­ные чер­то­ги: там лю­бовь без­гра­нич­ная, все­объ­ем­лю­щая, веч­ная, Бо­жия, – а здесь лю­бовь по мас­шта­бу мо­е­го че­ло­ве­че­ско­го серд­ца. По­это­му оставь ме­ня, Гос­по­ди, на­сла­дить­ся мо­ей зем­ной лю­бо­вью, а ко­гда ни­че­го боль­ше не оста­нет­ся, то­гда при­ми ме­ня в чер­то­ги Тво­ей люб­ви...»

Так мы и по­сту­па­ем: мы се­бе на зем­ле на­хо­дим труд та­кой неот­лож­ный, что для Бо­жье­го де­ла, для жиз­ни с Бо­гом вре­ме­ни нет. И мы та­кую лю­бовь на­хо­дим се­бе на зем­ле, что до Бо­жьей люб­ви нам нет де­ла. «Вот при­дёт смерть – то­гда успе­ем», – это всё тот же от­вет на Бо­жью лю­бовь.

Хри­стос го­во­рит: «При­идите ко Мне, все труж­да­ю­щи­е­ся и обре­ме­нен­ные, и Я упо­кою вас...». То есть дам вам всё, дам лю­бовь: встре­ти­тесь вы, лю­ди Бо­жии, ли­цом к ли­цу, – не так, как на зем­ле, ту­ман­но друг дру­га ви­дя, не по­ни­мая друг дру­га, недо­уме­вая, раня один дру­го­го. Вста­не­те в Цар­стве Бо­жи­ем – и всё бу­дет про­зрач­но: и по­ни­ма­ние ума, и веде­ние серд­ца, и стрем­ле­ние во­ли, и лю­бовь; всё бу­дет, как хру­сталь, яс­но... А мы от­ве­ча­ем: «Нет, Гос­по­ди, на это бу­дет своё вре­мя: дай ис­чер­пать зем­лю, на ко­то­рой мы жи­вем...». И чер­па­ем, и жи­вём, и кон­ча­ет­ся тем, что, по сло­ву Бо­жию, дав нам всё, что она толь­ко мог­ла дать, зем­ля об­рат­но бе­рет всё, что она са­ма да­ла и что Гос­подь дал: «Ты – зем­ля, и в зем­лю отой­дёшь...». И то­гда куп­лен­ное по­ле ока­зы­ва­ет­ся мо­гиль­ным по­лем; то­гда труд, ко­то­рый ото­рвал нас от Бо­га, от жи­вых от­но­ше­ний с людь­ми, от жи­во­го об­ще­ния с Бо­гом, рас­се­и­ва­ет­ся да­же и в па­мя­ти лю­дей; то­гда зем­ная лю­бовь, ко­то­рая ка­за­лась та­кой ве­ли­кой, пред­станет нам в веч­но­сти уз­кой тю­рем­ной ке­льей... И ра­ди все­го это­го мы ска­за­ли Бо­гу: «Нет! Не Те­бя, Гос­по­ди, – а зем­лю, труд, зем­ную лю­бовь мы хо­тим пе­ре­жить до кон­ца!»

Ма­ло из­бран­ных не по­то­му, что Бог стро­го вы­би­ра­ет, не по­то­му, что Он ма­ло ко­го на­хо­дит до­стой­ным Се­бя; а по­то­му, что ма­ло кто на­хо­дит Бо­га до­стой­ным то­го, чтобы по­сту­пить­ся клоч­ком зем­ли, ча­сом тру­да, мгно­ве­ни­ем лас­ки... Мно­го при­зван­ных, – то есть все мы при­зва­ны, но кто же из нас от­зо­вёт­ся? А ведь до­ста­точ­но на лю­бовь от­ве­тить лю­бо­вью, чтобы вой­ти в пир веч­но­сти, в жизнь веч­ную. Неуже­ли мы не от­ве­тим на Бо­жию лю­бовь од­ним лишь сло­вом: «Люб­лю Те­бя, Гос­по­ди!» Аминь.

30 де­каб­ря 1973 г.

Случайный тест