Неделя по Богоявлении

Апостольское чтение

(Еф.4:7-13. – За­ча­ло 224)

[Един­ство ве­ры и раз­но­об­ра­зие бла­го­дат­ных да­ро­ва­ний]

[Бра­тья!] 7 Каж­до­му же из нас да­на бла­го­дать по ме­ре да­ра Хри­сто­ва. 8 По­то­му [Пи­са­ние] го­во­рит:

Взой­дя на вы­со­ту, Он пле­нил плен,

Он дал да­ры лю­дям (Пс.67:19).

9 А «взо­шёл» что озна­ча­ет, как не то, что Он и со­шёл в низ­шие пре­де­лы зем­ли?[1] 10 Нис­шед­ший, Он же – и вос­шед­ший пре­вы­ше всех небес, чтобы на­пол­нить всё. 11 И Он Сам по­ста­вил ко­го апо­сто­ла­ми, ко­го про­ро­ка­ми, ко­го бла­го­вест­ни­ка­ми, ко­го пас­ты­ря­ми и учи­те­ля­ми, – 12 для со­вер­шен­ство­ва­ния свя­тых к де­лу слу­же­ния, для со­зи­да­ния Те­ла Хри­сто­ва [Церк­ви], 13 по­ка мы все не при­дём к еди­ной ве­ре в по­зна­нии Сы­на Бо­жия, не ста­нем со­вер­шен­но­лет­ни­ми, до­стиг­нув пол­но­го воз­рас­та Хри­сто­ва.

 

Евангельское чтение

(Мф.4:12-17. – За­ча­ло 8)

[Иисус по­се­ля­ет­ся в Ка­пер­на­у­ме]

Мауриций Готлиб. Иисус проповедует в Капернауме
Мауриций Готлиб.
Иисус проповедует в Капернауме

[В то вре­мя,] услы­шав, что Иоан­на пре­да­ли, [Иисус] уда­лил­ся в Га­ли­лею. Оста­вив На­за­рет, Он при­шёл и по­се­лил­ся в Ка­пер­на­у­ме, что воз­ле мо­ря [Га­ли­лей­ско­го], в кра­ях За­ву­ло­на и Неф­фа­ли­ма, чтобы ис­пол­ни­лось ска­зан­ное через про­ро­ка Ис­айю, ко­то­рый го­во­рит:

«зем­ля За­вулона и зем­ля Неф­фалима на пу­ти к мо­рю,

край за Иор­да­ном, Га­ли­лея языч­ни­ков!

на­род, жи­ву­щий во мра­ке, уви­дел свет ве­ли­кий,

и тем, что жи­вут под се­нью смер­ти, –

рас­свет вос­си­ял им» (Ис.9:1-2).

С это­го вре­ме­ни Иисус на­чал воз­ве­щать и го­во­рить: «Тво­ри­те по­ка­я­ние, ибо Цар­ство Небес­ное близ­ко!»

 

Проповедь в Неделю по Богоявлении

Митрополит Сурожский Антоний (Блум)

Во имя От­ца и Сы­на и Свя­то­го Ду­ха!

Се­го­дняш­нее Еван­ге­лие го­во­рит нам о стра­нах, ле­жа­щих «во тьме и се­ни смерт­ной», в ко­то­рых, од­на­ко, вос­си­ял ве­ли­кий свет. Не от­но­сит­ся ли это и в на­ши дни к то­му ми­ру, в ко­то­ром мы жи­вем? С тех пор, как в Га­ли­лее и в при­мо­рье Свя­той Зем­ли вос­си­ял свет рож­де­ния, жиз­ни, про­по­ве­ди, смер­ти и Вос­кре­се­ния и Воз­не­се­ния Хри­сто­вых, еван­гель­ская весть раз­нес­лась по все­му ми­ру, но вос­при­ня­та она бы­ла так раз­но. Для неко­то­рых она ока­за­лась но­вой жиз­нью, веч­ной жиз­нью, уже до­стиг­шей до них, жиз­нью веч­ной уже здесь на зем­ле. Но для боль­шин­ства лю­дей (и, ска­жем чест­но, для боль­шин­ства из нас!) эта весть – о веч­ной жиз­ни для всей зем­ли, для Все­лен­ной – ста­ла толь­ко строй­ным, при­ем­ле­мым, вдох­нов­ля­ю­щим, но, увы, не пре­об­ра­жа­ю­щим нас до кон­ца ми­ро­воз­зре­ни­ем.

Как го­во­рил ещё в XIX ве­ке один из рус­ских пи­са­те­лей, Лес­ков, стра­на на­ша бы­ла кре­ще­на, но не бы­ла про­све­ще­на… И все мы в том же со­сто­я­нии, как на­ша род­ная Русь и как земли За­па­да (в ко­то­рых мы жи­вем): весть до нас до­шла, серд­це на­ше дрог­ну­ло, по­ра­зи­ла нас строй­ность и кра­со­та уче­ния Хри­сто­ва, Его див­ная лич­ность – и мы во­шли в этот по­ток та­ин­ствен­ной жиз­ни. Но как ча­сто этот по­ток нас про­сто несёт, слов­но мы – ино­род­ное те­ло, щеп­ка. Мы не сли­ва­ем­ся с эти­ми жи­во­твор­ны­ми во­да­ми, не ста­но­вим­ся их неотъ­ем­ле­мой ча­стью.

И как то­гда Спа­си­тель Хри­стос, вы­хо­дя на про­по­ведь, об­ра­щал­ся не к лю­дям, си­дя­щим во тьме и се­ни смерт­ной, а к то­му на­ро­ду, ко­то­рый сто­ле­ти­я­ми уже хра­нил жи­вое и жи­во­твор­ное Бо­жие сло­во, с при­зы­вом: «По­кай­тесь!» – так и те­перь, сло­во о по­ка­я­нии, пер­вое сло­во про­по­ве­ди Хри­сто­вой, об­ра­ще­но к нам – к тем из нас, ко­то­рые се­бя на­зы­ва­ют и счи­та­ют ве­ру­ю­щи­ми, к тем из нас, ко­то­рые но­сят имя Хри­сто­во, к тем из нас, по ко­му лю­ди, «си­дя­щие во тьме и се­ни смерт­ной», су­дят о Бо­ге, о Его по­бе­де или о Его по­ра­же­нии. По­то­му что ес­ли они не ви­дят в нас ни­ка­ких пло­дов Его про­по­ве­ди, ни­ка­ких пло­дов Его жиз­ни и смер­ти, ни­ка­ких пло­дов та­инств Церк­ви, – то как мо­гут эти лю­ди, чуж­дые Хри­сту, чуж­дые Бо­гу, по­ве­рить Ему, уве­ро­вать?

По­это­му, к нам об­ра­ще­но это сло­во: «По­кай­тесь!» По­кай­тесь – это не зна­чит: плачь­те над со­бой, это не зна­чит: го­рюй­те о сво­ем бед­ствен­ном, по­ис­ти­не бед­ствен­ном со­сто­я­нии, по­то­му что мы ни­щие – не в зем­ном от­но­ше­нии, это бы ни­че­го! – но ни­щие по от­но­ше­нию к Цар­ству Бо­жию, ли­шён­ные то­го, что его со­став­ля­ет. Нет, речь не о том, чтобы опла­ки­вать на­шу ни­ще­ту и го­ре­вать, а о том, чтобы ду­шой, всей мыс­лью, всей кре­по­стью, всем су­ще­ством, всем серд­цем об­ра­тить­ся к жиз­ни – не к той мел­кой, жал­кой, по­лу­мёрт­вой жиз­ни, ко­то­рой мы жи­вём, а к то­му по­то­ку жиз­ни, ко­то­рый пред­став­ля­ют со­бой Бог и Веч­ность. К нам об­ра­ще­но это сло­во, и мы от­ве­тим, ра­но или позд­но, за то, что во­круг нас зем­ля всё ещё так страш­но по­хо­жа на «сень смерт­ную», на об­ласть тьмы.

Свет вос­си­ял, мы долж­ны быть его све­то­ча­ми. Си­я­ем ли мы во тьме? От­кры­ва­ем ли мы со­бой сла­ву но­вой жиз­ни?.. По­ка­ем­ся – то есть об­ра­тим­ся ли­цом к Бо­гу[2], обер­нём­ся ли­цом к ближ­не­му. С лю­бо­вью, с бла­го­го­ве­ни­ем ис­пол­ним за­вет Хри­стов – за­вет люб­ви, за­вет за­бот­ли­во­сти, за­вет со­стра­да­нья, за­вет ра­до­сти. И при­не­сём в этот мир, в ко­то­ром мы жи­вём, свет, жизнь и ра­дость. То­гда и ока­жет­ся, что мы при­нес­ли пло­ды по­ка­я­ния.

К нам об­ра­ще­но это сло­во: «По­кай­тесь!» По­ка­ем­ся же, и то­гда станет свет­ло во­круг нас! Аминь.

 

При­ме­ча­ния

[1] В 8-м сти­хе, – ци­та­та из Пс.67:19: «Ты вос­шёл на вы­со­ту, пле­нил плен, при­нял да­ры для лю­дей». А да­лее (сти­хи 9–10) – хри­сто­ло­ги­че­ское тол­ко­ва­ние этой ци­та­ты из Псал­ма. В Псал­ме речь шла о по­бе­де Бо­га. Он вос­сел на Свой пре­стол на вы­со­те, то есть на Сво­ей го­ре. Как по­бе­до­нос­ный три­ум­фа­тор, Он увёл за Со­бой («пле­нил») по­беж­дён­ных ца­рей (сло­во «плен», aichmalōsia, озна­ча­ет так­же «пле­нён­ные»). Бог взял с них (с лю­дей) дань. В ев­рей­ском тек­сте – «при­нял да­ры от лю­дей», у LXX-ти – «при­нял да­ры для лю­дей». (От­сю­да вид­но, что ав­тор По­сла­ния к Ефе­ся­нам поль­зо­вал­ся Сеп­ту­а­гин­той, вряд ли зная ев­рей­скую Биб­лию. Апо­сто­лу Пав­лу это по­сла­ние не при­над­ле­жит.) Эта транс­фор­ма­ция ори­ги­наль­но­го тек­ста поз­во­ля­ет ав­то­ру по­сла­ния по­ни­мать эти «да­ры» как пе­ре­чис­ля­е­мые да­лее ха­риз­мы, ко­то­рые Гос­подь по­слал лю­дям по­сле «пле­не­ния» упо­мя­ну­тых в 3:10 «на­чальств и вла­стей на небе­сах» и в 6:12 «на­чальств, вла­стей, ми­ро­пра­ви­те­лей тьмы ве­ка се­го и ду­хов зло­бы под­не­бес­ной» (точ­нее, не «под­не­бес­ной», а «небес­ной», то есть опять же «на небе­сах»). Здесь мы име­ем ран­ний при­мер отож­деств­ле­ния Иису­са Хри­ста с са­мим Бо­го­яв­ле­ни­ем. Во Хри­сте Сам Бог сна­ча­ла со­шёл на зем­лю (во­пло­ще­ние), а по­том вос­шёл «на вы­со­ту», прой­дя все небе­са и по­бе­див де­мо­ни­че­ские си­лы воз­ду­ха и ниж­них небес. Сму­ща­ю­щее в Си­но­даль­ном пе­ре­во­де вы­ра­же­ние «в пре­ис­под­ние ме­ста зем­ли» от­нюдь не озна­ча­ет «ада». Греч. ta katōtera – про­сто «ни­зи­ны», и озна­ча­ет, что Иисус неко­гда «со­шёл» на зем­лю. Не «нис­хо­дил», а имен­но од­на­жды «со­шёл» (аорист). Зем­ля бы­ла са­мым низ­шим ме­стом Его пу­ти с небес. – Ком­мен­та­рий ар­хим. Иан­ну­а­рия (Ив­ли­е­ва).

[2] Сле­ду­ет вспом­нить, что «за­ез­жен­ное» до непри­ли­чия и по­те­ряв­шее для боль­шин­ства вся­кий смысл сло­во «по­ка­я­ние» со­от­вет­ству­ет греч. метанойа – «пе­ре­ме­на ума», «из­ме­не­ние со­зна­ния», а так­же евр. те­шува – «воз­врат», «воз­вра­ще­ние». Ве­ро­ят­но, это зна­че­ние тер­ми­на опре­де­ли­ло ме­та­фо­ру в прит­че Хри­ста о блуд­ном сыне (о са­мо­на­де­ян­ном юно­ше, за­блу­див­шем­ся в ми­ре «кра­си­вых» язы­че­ских со­блаз­нов), где греш­ник имен­но воз­вра­ща­ет­ся к от­цу (по­дроб­нее см.: Сер­гей Аве­рин­цев. Пе­ре­во­ды: Еван­ге­лия. Кни­га Иова. Псал­мы. Ки­ев, 2004. С. 184–185). По­ня­тие «блуд­ный» (то есть за­блу­див­ший­ся) от­но­сит­ся к ин­тел­лек­ту­аль­ной и воле­вой со­став­ля­ю­щей че­ло­ве­ка. Мы же при­ми­ти­ви­зи­ру­ем его, от­но­ся к об­ла­сти «физио­ло­ги­че­ской рас­пу­щен­но­сти». Это след­ствие за­бве­ния клас­си­че­ских язы­ков – ев­рей­ско­го, гре­че­ско­го и ла­тин­ско­го, без зна­ния ко­то­рых Свя­щен­ное Пи­са­ние «мол­чит» для про­фа­на, а так­же ис­то­ри­че­ских ре­а­лий биб­лей­ско­го бо­го­сло­вия, ча­сто не сов­па­да­ю­щих с совре­мен­ны­ми. С дру­гой сто­ро­ны, воз­ни­ка­ет во­прос: ка­ем­ся ли мы так, как к то­му при­зы­вал Иоанн Пред­те­ча и ждёт от нас Хри­стос? Ме­ня­ем ли мы раз и на­все­гда на­ше по­лу­язы­че­ское со­зна­ние и ре­ши­тель­но воз­вра­ща­ем­ся к тем от­но­ше­ни­ям с От­цом, ка­кие бы­ли у Ада­ма до гре­хо­па­де­ния? А ведь по­сле крест­ной жерт­вы Хри­ста, да­ро­вав­ше­го нам неоску­де­ва­ю­щую спа­си­тель­ную бла­го­дать, это воз­мож­но каж­до­му! – Ю. Р.

Случайный тест