Ваш город - Сиэтл?

Для получения календаря в соответствии с Вашей временной зоной - пожалуйста, укажите город.

Не найден город с таким названием. Пожалуйста, укажите другой (например, ближайший региональный центр).

Неделя пред Богоявлением

Апо­столь­ское чте­ние (Неде­ли пред Бо­го­яв­ле­ни­ем)

(2Тим.4:5-8. – За­ча­ло 298)

[По­след­ние на­став­ле­ния апо­сто­ла Пав­ла]

[Сын мой Ти­мо­фей,] трез­вись во всём, пе­ре­но­си стра­да­ния, со­вер­шай де­ло бла­го­вест­ни­ка (еван­ге­ли­ста), ис­пол­ни своё слу­же­ние. Ибо я уже ста­нов­люсь жерт­вою[1], и вре­мя мо­е­го от­ше­ствия на­ста­ло. По­дви­гом доб­рым я под­ви­зал­ся[2], бег за­кон­чил, ве­ру со­хра­нил. А те­перь го­то­вит­ся мне ве­нец пра­вед­но­сти, ко­то­рый в День тот даст мне Гос­подь, пра­вед­ный Су­дия; и не толь­ко мне, но и всем, воз­лю­бив­шим яв­ле­ние Его.

Еван­гель­ское чте­ние (Неде­ли пред Бо­го­яв­ле­ни­ем)

(Мк.1:1-8. – За­ча­ло 1)

[Яв­ле­ние Иоан­на Пред­те­чи]

На­ча­ло Еван­ге­лия (Бла­го­ве­стия)[3] Иису­са Хри­ста, Сы­на Бо­жия. Как на­пи­са­но у про­ро­ка Ис­айи:

«Вот, Я по­сы­лаю Вест­ни­ка (Ан­ге­ла)[4] Мо­е­го пред ли­цом Тво­им,

ко­то­рый при­го­то­вит Те­бе путь.

Го­лос во­пи­ю­ще­го в пу­стыне:

„при­го­товь­те путь Гос­по­ду,

пря­мы­ми де­лай­те до­ро­ги Его“».

Явил­ся в пу­стыне Иоанн Кре­сти­тель, воз­ве­щая кре­ще­ние по­ка­я­ния ра­ди про­ще­ния гре­хов. И вы­хо­ди­ла к нему вся стра­на Иудей­ская и все жи­те­ли Иеру­са­ли­ма, и при­ни­ма­ли от него кре­ще­ние в ре­ке Иор­дан, ис­по­ве­дуя гре­хи свои.

Иоанн же но­сил одеж­ду из вер­блю­жьей шер­сти, и по­яс из ко­жи на бед­рах, и кор­мил­ся са­ран­чой и ди­ким мё­дом. И он про­по­ве­до­вал, го­во­ря:

«Идёт за мною Тот, Кто силь­нее ме­ня, у Ко­го я недо­сто­ин, на­кло­нясь, раз­вя­зать за­вяз­ки обу­ви. Я кре­стил вас во­дою, а Он бу­дет кре­стить вас Ду­хом Свя­тым!»

 


[1] Точ­нее: «ибо я вот-вот про­лью свою кровь как жерт­вен­ное воз­ли­я­ние...» (пе­ре­вод ар­хим. Иан­ну­а­рия (Ив­ли­е­ва)).

[2] Букв.: «Я всту­пил в пре­крас­ное со­стя­за­ние» (греч. τὸν καλὸν ἀγῶνα ἠγώνισμαι). Здесь, как и в дру­гих но­во­за­вет­ных текстах, упо­треб­ля­ет­ся ан­тич­ная спор­тив­ная тер­ми­но­ло­гия, по­нят­ная эл­ли­ни­сти­че­ским чи­та­те­лям это­го По­сла­ния. Па­вел на­зы­ва­ет де­ло сво­ей жиз­ни «пре­крас­ным (доб­рым) аго­ном». Агон – «со­стя­за­ние», борь­ба», «об­ще­ствен­ные иг­ры» – от­ли­чи­тель­ная чер­та гре­че­ско­го бы­та – стрем­ле­ние к со­стя­за­ни­ям по­чти во всех сфе­рах жиз­ни. Глав­ную роль иг­ра­ли спор­тив­ные, ху­до­же­ствен­ные (по­э­ти­че­ские и му­зы­каль­ные) и кон­ные со­стя­за­ния (аго­ны).

[3] Гре­че­ское сло­во εὐαγγέλιον, эван­ге́ли­он бук­валь­но пе­ре­во­дит­ся как «доб­рая (ра­дост­ная) но­вость» (лю­бая по со­дер­жа­нию); в сла­вян­ском тек­сте – «бла­гая весть», «бла­го­ве­стие». В Ан­тич­ном ми­ре оно упо­треб­ля­лось во мно­гих зна­че­ни­ях: весть о по­бе­де, вос­ше­ствие на пре­стол но­во­го им­пе­ра­то­ра и др. В хри­сти­ан­ском оби­хо­де этот при­выч­ный всем тер­мин сна­ча­ла стал обо­зна­чать «ра­дост­ную весть» о на­ступ­ле­нии Мес­си­ан­ско­го Цар­ства, воз­ве­щен­ную Са­мим Мес­си­ей (Хри­стом) и Его уче­ни­ка­ми (как в дан­ном слу­чае), а позд­нее – «по­вест­во­ва­ния» о зем­ной жиз­ни и вос­кре­се­нии Хри­ста, сна­ча­ла уст­ные, а вско­ре – пись­мен­ные (см. Лк.1:1). От­сю­да – тер­мин «Еван­ге­лие» как осо­бый (не био­гра­фи­че­ский в совре­мен­ном смыс­ле!) жанр ран­не­хри­сти­ан­ской пись­мен­но­сти. В этом зна­че­нии сло­во «Еван­ге­лие» впер­вые, ви­ди­мо, упо­тре­бил (в при­ве­ден­ном вы­ше фраг­мен­те) еван­ге­лист Марк (ок. 70 н. э.): «На­ча­ло Еван­ге­лия Иису­са Хри­ста, Сы­на Бо­жия», или «На­ча­ло Ра­дост­ной Ве­сти об Иису­се Хри­сте, Сыне Бо­га» (Мк.1:1).

[4] Гре­че­ское су­ще­стви­тель­ное ἄγγελος, а́нге­лос (от гл. ἀγγέλλω, ан­ге́лло – «воз­ве­щать», «со­об­щать», «объ­яв­лять»), во­шед­шее без пе­ре­во­да и в наш язык, бук­валь­но озна­ча­ет «вест­ник», «по­сла­нец», «го­нец», но в ре­ли­ги­оз­ной пись­мен­но­сти ча­сто упо­треб­ля­ет­ся для обо­зна­че­ния бес­плот­ных ду­хов, со­тво­рен­ных Бо­гом имен­но для «воз­ве­ще­ния» лю­дям Сво­ей во­ли (это их ос­нов­ная слу­жеб­ная функ­ция). Сме­ше­ние этих по­ня­тий при­ве­ло к то­му, что Иоан­на Кре­сти­те­ля, глав­ное де­ло жиз­ни ко­то­ро­го так­же со­сто­я­ло в «воз­ве­ще­нии» гря­ду­ще­го за ним Мес­сии (Хри­ста), ста­ли изо­бра­жать с «ан­гель­ски­ми» кры­лья­ми (кры­лья­ми стре­ми­тель­но­го вест­ни­ка) и про­сто на­зы­вать «Ан­ге­лом» («Вест­ни­ком»). Так воз­ник ико­но­гра­фи­че­ский тип «Иоанн Кре­сти­тель – Ан­гел Пу­сты­ни».

Ком­мен­та­рии Юрия Ру­ба­на, канд. ист. на­ук, канд. бо­го­сло­вия.

Про­по­ведь в Неде­лю пред Бо­го­яв­ле­ни­ем

Мит­ро­по­лит Су­рож­ский Ан­то­ний (Блум)

Во имя От­ца и Сы­на и Свя­то­го Ду­ха!

В од­ном из сво­их По­сла­ний апо­стол Па­вел го­во­рит, что всё, со­дер­жа­ще­е­ся в Свя­щен­ном Пи­са­нии, по­лез­но и на­пи­са­но для на­ше­го на­уче­ния и про­све­ще­ния (см. 2Тим.3:16). И се­го­дняш­нее Еван­ге­лие вме­сте с по­сла­ни­ем апо­сто­ла к Ти­мо­фею да­ёт нам об­раз то­го, как мож­но вчи­ты­вать­ся в Свя­щен­ное Пи­са­ние, как мож­но его осу­ществ­лять и жить им. Об­раз ве­ли­ко­го Иоан­на Кре­сти­те­ля здесь пе­ре­пле­та­ет­ся с об­ра­зом уче­ни­ка Пав­ла. И тот и дру­гой услы­ша­ли сло­во Бо­жие не ухом, а серд­цем, не толь­ко слу­хом, но всей спо­соб­но­стью вос­при­я­тия, и оба вы­шли на про­по­ведь. И каж­дый из них при­нёс это сло­во лю­дям в его чи­сто­те, не опо­ро­чен­ным недо­стой­ной жиз­нью, а в си­я­нии кра­со­ты соб­ствен­ной жиз­ни, в ко­то­рой это сло­во бы­ло осу­ществ­ле­но. В чи­сто­те ещё и по­то­му, что сло­во бы­ло пе­ре­да­но та­ким, ка­ким и по­лу­че­но. Это и за­по­ве­ду­ет Па­вел сво­е­му уче­ни­ку. Всё это осу­ще­стви­лось и в ли­це Иоан­на Кре­сти­те­ля (о ко­то­ром мы сей­час вспо­ми­на­ем, по­то­му что гря­дет на нас день Кре­ще­ния Гос­под­ня), и в ли­це Ти­мо­фея, и в ли­це са­мо­го апо­сто­ла Пав­ла. Сло­во, ко­то­рое они про­по­ве­до­ва­ли, бы­ло так зна­чи­тель­но, про­по­ведь их бы­ла так ве­ли­ка, что са­ми они как бы ис­чез­ли в её си­я­нии: сло­во за­сло­ни­ло го­во­ря­ще­го. Жизнь, по­лу­чен­ная людь­ми через сло­во, за­ста­ви­ла их про­сто жить и на пер­вых по­рах слов­но бы за­быть тех, кто её при­нес; и лишь впо­след­ствии ока­за­лось воз­мож­ным вспом­нить о них с бла­го­дар­ным бла­го­го­ве­ни­ем.

Об­раз Иоан­на ве­лик тем, что сло­во, ко­то­рое ему ко­гда-то ска­зал Гос­подь, он вос­при­нял в ду­шу и в жизнь. Он так его при­нял, что стал толь­ко гла­сом, толь­ко го­ло­сом, через ко­то­рый это сло­во про­зву­ча­ло и до­стиг­ло до слу­ха всех. Па­вел то­же услы­шал сло­во и по­лу­чил ви­де­ние, и весь ушёл в это сло­во и в это ви­де­ние. У него уже не оста­лось ни­ка­кой жиз­ни, кро­ме про­по­ве­ди, кро­ме ра­до­сти да­вать дру­гим то, что он по­лу­чил. Бла­го­да­ря это­му он сам воз­ро­дил­ся к веч­ной жиз­ни; и к то­му же он при­зы­ва­ет Ти­мо­фея. Я, – го­во­рит он, – сей­час уми­раю, а ты жи­вешь; иди и про­по­ве­дуй сло­во, чтобы дру­гие то­же жи­ли...

И всё, что слу­чи­лось то­гда, неко­гда, что по­вто­ря­лось в те­че­ние всей хри­сти­ан­ской ис­то­рии, от­но­сит­ся непо­сред­ствен­но и к нам. Мы то­же слы­ша­ли это сло­во про­по­ве­ди, сло­во Еван­гель­ское, сло­во апо­столь­ское, сло­во мо­лит­вен­ное; и мы все ко­гда-то от это­го сло­ва дрог­ну­ли, ожи­ли, за­тре­пе­та­ли ра­до­стью, на­деж­дой. И все мы при­зва­ны вне­сти это сло­во в жизнь и про­не­сти через всю на­шу жизнь. Сна­ча­ла – са­мой жиз­нью, жи­вя до­стой­но то­го, что от­кры­лось в на­шей ду­ше, жи­вя до­стой­но той глу­би­ны на­шей ду­ши, в ко­то­рой мо­жет го­во­рить Гос­подь. За­тем – про­не­сти это сло­во так, чтобы его услы­ша­ли дру­гие лю­ди и то­же воз­ра­до­ва­лись и востре­пе­та­ли.

Но на этом пу­ти, как на пу­ти Пав­ла и Ти­мо­фея, как на пу­ти ве­ли­ко­го Иоан­на и всех, сто­ит нечто, пу­га­ю­щее мно­гих. По ме­ре то­го, как вы­рас­та­ет об­раз Хри­ста, по ме­ре то­го, как сло­во ста­но­вит­ся жиз­нью, мы, го­во­ря­щие это сло­во, долж­ны отой­ти в сто­ро­ну. Мы долж­ны ума­лять­ся, долж­ны стать про­зрач­ны­ми до та­кой сте­пе­ни, чтобы через нас лил­ся Бо­же­ствен­ный свет, и при этом ни­кто не за­ме­тил бы нас, – тех, через ко­го этот свет про­хо­дит. Но – увы! – мы слиш­ком за­мет­ны. Мы со­бой за­сло­ня­ем этот свет, мы его за­тем­ня­ем, мы при­да­ем ему свои от­тен­ки – блед­ные, се­рые, туск­лые, – ко­то­рых нет в этом лу­че­зар­ном си­я­нии. Мы все­гда за­мет­ны в этой про­по­ве­ди сло­ва и жиз­ни. Нам – каж­до­му из нас – преж­де все­го на­до учить­ся жить так, чтобы на­ша жизнь не от­ри­ца­ла прав­ди­во­сти Сло­ва Бо­жия; жить так, чтобы стать про­зрач­ны­ми, чтобы это сло­во би­лось в че­ло­ве­че­ской ду­ше од­ной сво­ей си­лой и осве­ща­ло че­ло­ве­че­скую жизнь толь­ко сво­им си­я­ни­ем. И то­гда эти боль­шие, див­ные об­ра­зы, ко­то­рые мы на­хо­дим в Но­вом и Вет­хом За­ве­те, ста­нут для нас при­ме­ром и ста­нут для нас ме­рой, по ко­то­рой мы мо­жем жить.

Дай Бог, чтобы мы сво­ей жиз­нью хоть для ко­го-ни­будь – а сколь­ко та­ких нуж­да­ю­щих­ся! – ока­за­лись пред­воз­вест­ни­ка­ми Хри­ста, гря­ду­ще­го к ним лич­но встре­тить ду­шу жи­вую, жаж­ду­щую веч­ной жиз­ни. Да­вай­те отой­дём и не бу­дем за­сло­нять со­бой иду­ще­го Хри­ста.

Вот че­му нас учит вся про­по­ведь древ­но­сти и ве­ли­кий об­раз Иоан­на Кре­сти­те­ля, ко­то­ро­го мы сей­час вспо­ми­на­ем в ка­нун гря­ду­ще­го празд­ни­ка. Аминь.

16 ян­ва­ря 1966 г.

Случайный тест

(2 голоса: 5 из 5)