Неделя 5-я по Пятидесятнице

9 июля в 2017 го­ду

Апо­столь­ское чте­ние на Ли­тур­гии

(Рим.10:1-10. – За­ча­ло 103)

[Оправ­да­ние ве­рой, или «Ко­нец За­ко­на – Хри­стос»]

Бра­тья! Доб­рое на­ме­ре­ние мо­е­го серд­ца и моль­ба к Бо­гу о них [из­ра­иль­тя­нах] – во спа­се­ние. Ведь сви­де­тель­ствую им, что они име­ют рве­ние о Бо­ге, но не по ра­зу­ме­нию (рас­суд­ку). Ибо, не зная пра­вед­но­сти Бо­жи­ей и пы­та­ясь утвер­дить соб­ствен­ную пра­вед­ность, они не под­чи­ни­лись пра­вед­но­сти Бо­жи­ей. По­то­му что ко­нец За­ко­на – Хри­стос, к пра­вед­но­сти вся­ко­го ве­ру­ю­ще­го[1].

Мо­и­сей ведь пи­шет о пра­вед­но­сти по За­ко­ну: «Ис­пол­нив­ший его че­ло­век бу­дет жить им»[2]. А пра­вед­ность по ве­ре так го­во­рит: «Не го­во­ри в серд­це тво­ём: кто взой­дёт на небо?» (Втор.9:4, 30:12-13) – чтобы Хри­ста све­сти. Или: «кто сой­дёт в без­дну?» – чтобы Хри­ста из мёрт­вых воз­ве­сти.

Но что она[3] го­во­рит? «Близ­ко к те­бе сло­во, [оно] в устах тво­их и в серд­це тво­ём» (Втор.30:14), – это [то] сло­во ве­ры, ко­то­рое воз­ве­ща­ем. По­то­му что, ес­ли ты ис­по­ве­да­ешь (при­знаешь) уста­ми тво­и­ми Иису­са Гос­по­дом и по­ве­ришь в серд­це сво­ём, что Бог вос­кре­сил Его из мёрт­вых, – ты бу­дешь спа­сён. Ведь серд­цем ве­ру­ют к пра­вед­но­сти, а уста­ми ис­по­ве­ду­ют ко спа­се­нию.

Еван­гель­ское чте­ние на Ли­тур­гии

(Мф.8:28-9:1. – За­ча­ло 28)

[Ис­це­ле­ние Га­да­рин­ских бес­но­ва­тых]

[В то вре­мя,] ко­гда при­плыл Он [Иисус] на дру­гой бе­рег, в окрест­но­сти Га­да­ры[4], на­встре­чу Ему вы­шли из мо­гиль­ных пе­щер двое бес­но­ва­тых (одер­жи­мых де­мо­на­ми), до то­го жут­кие, что по той до­ро­ге ни­кто прой­ти не мог. И вот возо­пи­ли они, во­про­шая:

«Что Те­бе нуж­но от нас, Сын Бо­жий? Уж не при­шёл ли Ты сю­да, чтобы преж­де сро­ка по­му­чить нас?!»

А в от­да­ле­нии от них пас­лось боль­шое ста­до сви­ней. И ста­ли бе­сы про­сить Его, го­во­ря: «Ес­ли Ты нас из­го­ня­ешь, ото­шли нас в это сви­ное ста­до!» И Он ска­зал им: «Иди­те!»

И они, вый­дя, все­ли­лись в сви­ней. И вот устре­ми­лось всё ста­до по кру­тизне в мо­ре, и по­гиб­ли они в во­дах.

Пас­ту­хи же убе­жа­ли и, до­стиг­нув го­ро­да, рас­ска­за­ли обо всём, и о том, что бы­ло с бес­но­ва­ты­ми. И вот весь го­род вы­шел на­встре­чу Иису­су, и ко­гда Его уви­де­ли, ста­ли они про­сить Его оста­вить их края. И Он, вой­дя в лод­ку, пе­ре­пра­вил­ся об­рат­но и при­плыл в Свой го­род[5].


При­ме­ча­ния к Апо­столь­ско­му и Еван­гель­ско­му чте­ни­ям

[1] В сво­ей «рев­но­сти» – то есть стрем­ле­нии сле­до­вать бук­ве Мо­и­се­е­ва За­ко­на (То­ры) – иудеи не по­ня­ли, что ко­неч­ная цель и смысл все­го Мо­и­се­е­ва За­ко­на – при­ход Хри­ста (Мес­сии). Это – один из цен­траль­ных пунк­тов бо­го­сло­вия апо­сто­ла Пав­ла. Да и са­мо По­сла­ние к Рим­ля­нам мож­но счи­тать сум­мар­ным из­ло­же­ни­ем всей его бо­го­слов­ской си­сте­мы. Его ос­нов­ная те­ма – спа­се­ние через ве­ру, и она ука­за­на уже в на­ча­ле По­сла­ния (Рим.1:16-17).

[2] Но уже сам Мо­и­сей ука­зы­ва­ет на то, что, кро­ме пра­вед­но­сти по За­ко­ну (Лев.18:5), есть оправ­да­ние ве­рой (Втор.30:12-14). Чтобы оправ­дать­ся ве­рой, не нуж­но сво­дить Хри­ста с Неба, – по­то­му что Он уже Сам со­шел и во­че­ло­ве­чил­ся. Не нуж­но воз­во­дить Его из «се­ни смерт­ной» на ли­цо зем­ли, – по­то­му что Он уже вос­крес. На­ше ис­куп­ле­ние уже со­вер­ши­лось, нуж­но толь­ко уве­ро­вать в него серд­цем («вся­кий ве­ру­ю­щий в Него не по­сты­дит­ся» – Ис.28:16) и ис­по­ве­до­вать эту ве­ру уста­ми («вся­кий, кто при­зо­вёт имя Гос­подне, – спа­сёт­ся» – Иоил.2:32).

[3] То есть это го­во­рит пра­вед­ность («она»). Так в на­уч­ном гре­че­ском из­да­нии Но­во­го За­ве­та. В ста­ром тра­ди­ци­он­ном тек­сте – «го­во­рит Пи­са­ние».

[4] Или: «стра­на Га­да­рин­ская»; в Си­но­даль­ном пе­ре­во­де – «стра­на Гер­ге­син­ская». Биб­лей­ские кар­ты раз­ли­ча­ют го­ро­да Гер­ге­са (на во­сточ­ном по­бе­ре­жье Ти­ве­ри­ад­ско­го озе­ра) и Га­да­ра (к юго-во­сто­ку от него). В лю­бом слу­чае, эта тер­ри­то­рия вхо­ди­ла в Декаполь, или Де­ся­ти­гра­дие – со­юз де­ся­ти за­и­ор­дан­ских са­мо­управ­ля­е­мых эл­ли­ни­сти­че­ских го­ро­дов, на­се­лён­ных, в ос­нов­ном, языч­ни­ка­ми. Имен­но они и раз­во­ди­ли сви­ней, что иуде­ям бы­ло стро­го за­пре­ще­но Мо­и­се­е­вым За­ко­ном.

[5] Име­ет­ся в ви­ду Ка­пер­на­ум, го­род на се­ве­ро-за­пад­ном по­бе­ре­жье Ти­ве­ри­ад­ско­го озе­ра, слу­жив­ший при­ста­ни­щем Хри­сту и апо­сто­лам во вре­мя слу­же­ния в Га­ли­лее. См.: Мк.1:21-34, 2:1-17; Лк.7:1-10, 10:15.

Юрий Ру­бан, канд. ист. на­ук, канд. бо­го­сло­вия

* * *

Ис­це­ле­ние двух бес­но­ва­тых

Мит­ро­по­лит Су­рож­ский Ан­то­ний

Во имя От­ца и Сы­на и Свя­то­го Ду­ха!

Раз за ра­зом мы слы­шим еван­гель­ские рас­ска­зы о лю­дях, ис­це­лён­ных от бо­лез­ней. В Еван­ге­лии это ка­жет­ся та­ким про­стым и яс­ным: вот, су­ще­ству­ет нуж­да – и Бог на неё от­зы­ва­ет­ся. И вста­ет пе­ред на­ми во­прос: по­че­му же это не слу­ча­ет­ся с каж­дым из нас? Ведь каж­дый из нас нуж­да­ет­ся или в ис­це­ле­нии те­ла, или в ис­це­ле­нии ду­ши, а ис­це­ля­ют­ся толь­ко немно­гие?! По­че­му?

Ко­гда мы чи­та­ем Еван­ге­лие, то упус­ка­ем из ви­ду, что Хри­стос не ис­це­лял всех и каж­до­го: один че­ло­век в тол­пе ока­зы­вал­ся ис­це­лён­ным, а мно­гие, то­же недуж­ные те­лом или ду­шой, ис­це­ле­ны не бы­ли. И это объ­яс­ни­мо: ведь для то­го, чтобы при­нять дей­ствие бла­го­да­ти Бо­жи­ей во ис­це­ле­ние те­ла или ду­ши, мы долж­ны рас­крыть­ся Са­мо­му Бо­гу; рас­крыть­ся не ис­це­ле­нию, а Бо­гу.

Мы ча­сто хо­те­ли бы (и хо­тим) ис­клю­чить бо­лезнь из на­ше­го жиз­нен­но­го опы­та не толь­ко по­то­му, что она за­труд­ня­ет жизнь, не толь­ко по­то­му, что бо­лезнь идёт бок о бок с бо­лью, но так­же – или да­же глав­ным об­ра­зом! – по­то­му, что она на­по­ми­на­ет нам о на­шей хруп­ко­сти. Бо­лезнь слов­но бы го­во­рит нам: «Не за­бы­вай­ся! Ты смер­тен, ты смерт­на! И это твое стра­да­ю­щее те­ло сей­час об­ра­ща­ет­ся к те­бе и го­во­рит: „У те­бя нет вла­сти вер­нуть мне здо­ро­вье; ты ни­че­го не мо­жешь сде­лать; я мо­гу уме­реть, угас­нуть; я мо­гу об­вет­шать и за­чах­нуть – и это бу­дет ко­нец тво­ей зем­ной жиз­ни...“». Не это ли глав­ная при­чи­на, по­че­му мы изо всех сил бо­рем­ся за вы­здо­ров­ле­ние, хо­тим вы­мо­лить се­бе здра­вие?

Ес­ли мы толь­ко из та­ких по­буж­де­ний про­сим Бо­га нас ис­це­лить, вер­нуть нас в со­сто­я­ние цель­но­сти, – то это зна­чит, что мы про­сим толь­ко о за­бы­тье, о том, чтобы за­быть о на­шей смерт­но­сти, вме­сто то­го, чтобы она бы­ла нам на­по­ми­на­ни­ем и про­буж­де­ни­ем, и мы осо­зна­ли бы, что дни про­хо­дят, что вре­мя ко­рот­ко. Ес­ли мы хо­тим до­стичь пол­но­го ро­ста, к ко­то­ро­му мы при­зва­ны на зем­ле, мы долж­ны спе­шить стрях­нуть с се­бя всё, что в нас са­мих есть смер­то­нос­но­го. По­то­му что бо­лезнь и смерть обу­слов­ле­ны не толь­ко внеш­ни­ми при­чи­на­ми. В нас при­сут­ству­ют и зло­па­мят­ство, и го­речь, и нена­висть, и жад­ность, и мно­же­ство дру­гих чувств, ко­то­рые уби­ва­ют в нас жизнь ду­ха и не да­ют нам спо­кой­но жить те­перь, в на­сто­я­щем вре­ме­ни, веч­ной жиз­нью; – то есть жить той веч­ной жиз­нью, ко­то­рая и есть по­про­сту жизнь в бук­валь­ном смыс­ле сло­ва, жизнь в её пол­но­те.

Что же мы мо­жем сде­лать? Мы долж­ны в пол­ной ме­ре осо­зна­вать свои це­ли. Ко­гда мы при­хо­дим к Бо­гу с прось­бой об ис­це­ле­нии, мы долж­ны ещё рань­ше при­го­то­вить се­бя к ис­це­ле­нию. По­то­му что быть ис­це­лён­ным – не зна­чит лишь стать «це­лым» для то­го, чтобы вер­нуть­ся к та­кой жиз­ни, ка­кой мы жи­ли преж­де. Нет! Это зна­чит стать «це­лым» для то­го, чтобы на­чать но­вую жизнь, как ес­ли бы мы осо­зна­ли, что мы умер­ли в ис­це­ля­ю­щем дей­ствии Бо­жи­ем. Наш «вет­хий че­ло­век» (те­ло тле­ния), о ко­то­ром го­во­рит апо­стол Па­вел, – тот вет­хий че­ло­век дол­жен уй­ти, чтобы жил «но­вый че­ло­век». Мы долж­ны быть го­то­вы стать этим но­вым че­ло­ве­ком через смерть про­шло­го для то­го, чтобы на­чать жить за­но­во, как Ла­зарь, ко­то­рый был вы­зван из гро­ба не про­сто об­рат­но в преж­нюю его жизнь. В ис­це­ле­нии мы при­зва­ны к то­му, чтобы, пе­ре­жив нечто, не под­да­ю­ще­е­ся опи­са­нию ни­ка­ки­ми че­ло­ве­че­ски­ми сло­ва­ми, вой­ти в жизнь вновь, на но­вых ос­но­ва­ни­ях.

Спо­соб­ны ли мы при­нять та­кое ис­це­ле­ние? Го­то­вы ли мы, со­глас­ны ли мы при­нять на се­бя от­вет­ствен­ность но­вой цель­но­сти для то­го, чтобы сно­ва вой­ти в мир – в ко­то­ром мы жи­вём – с ве­стью о но­визне, чтобы быть све­том, быть со­лью, быть ра­до­стью, быть на­деж­дой, быть лю­бо­вью, – то есть жить но­вой жиз­нью, от­да­вая се­бя и Бо­гу, и лю­дям?

За­ду­ма­ем­ся над этим, по­то­му что мы все боль­ны, так или ина­че, мы все хруп­ки, мы все сла­бы, мы все неспо­соб­ны жить пол­но­той да­же той жиз­ни, ко­то­рая нам да­ро­ва­на на зем­ле! За­ду­ма­ем­ся над этим и по­пы­та­ем­ся стать спо­соб­ны­ми от­крыть­ся Бо­гу так, чтобы Он не толь­ко мог со­тво­рить Своё чу­до ис­це­ле­ния, сде­лать нас но­вы­ми, но и так, чтобы мы нес­ли свою но­виз­ну – по­ис­ти­не Бо­жию но­виз­ну – в мир, в ко­то­ром мы жи­вём. Аминь.

23 июля 1989 г.

Случайный тест

(0 голосов: 0 из 5)