Ваш город - Ашберн?

Для получения календаря в соответствии с Вашей временной зоной - пожалуйста, укажите город.

Не найден город с таким названием. Пожалуйста, укажите другой (например, ближайший региональный центр).

«Радость моя»

Се­го­дня, 2/15 ян­ва­ря, – па­мять свя­то­го пре­по­доб­но­го Се­ра­фи­ма Са­ров­ско­го, иеро­мо­на­ха, ас­ке­та и про­зор­лив­ца, ду­хов­но­го на­став­ни­ка,ос­но­ва­те­ля и по­кро­ви­те­ля Дивеев­ской жен­ской оби­те­ли, од­но­го из са­мых из­вест­ных (вплоть до при­жиз­нен­но­го порт­ре­та) и од­новре­мен­но – ед­ва ли не са­мо­го та­ин­ствен­но­го рус­ско­го свя­то­го. Се­ра­фим – его мо­на­ше­ское имя, а Са­ров­ским он на­зван по­то­му, что был на­сель­ни­ком Са­ров­ско­го мо­на­сты­ря в Ни­же­го­род­ской гу­бер­нии.

Сво­е­му пер­во­му био­гра­фу, сим­бир­ско­му по­ме­щи­ку Ни­ко­лаю Мо­то­ви­ло­ву, свя­той до­ход­чи­во разъ­яс­нял смысл «стяжания» хри­сти­а­ни­ном Свя­то­го Ду­ха, ссы­ла­ясь на опыт ино­го стя­жа­ния, хо­ро­шо зна­ко­мый ему по преж­ней жиз­ни. Дей­стви­тель­но, Про­хор Ис­идоро­вич Мошнин – так зва­ли пре­по­доб­но­го Се­ра­фи­ма в ми­ру – ро­дил­ся 19 (30) июля 1754 (1759?) го­да в Кур­ске в бо­га­той ку­пе­че­ской се­мье. Спо­соб­ный маль­чик мог бы стать до­стой­ным пре­ем­ни­ком ра­но умер­ше­го от­ца, но его влек­ло иное «стя­жа­ние»: он ча­сто хо­дил в храм и не участ­во­вал в невин­ных за­ба­вах сво­их сверст­ни­ков-ша­ло­па­ев, а за­тем, ещё юно­шей, ре­шил оста­вить ку­пе­че­скую жизнь и уй­ти в мо­на­стырь. Воз­мож­но, это бы­ло от­ве­том на два зна­ме­на­тель­ных со­бы­тия: в воз­расте се­ми лет он упал с ко­ло­коль­ни хра­ма Сер­гия Ра­до­неж­ско­го, ко­то­рый стро­и­ли его ро­ди­те­ли, но чу­дом остал­ся невре­дим, а позд­нее, во вре­мя тя­жё­лой бо­лез­ни, уви­дел во сне Бо­го­ро­ди­цу, обе­щав­шую ему ис­це­ле­ние.

По­се­тив сна­ча­ла то ме­сто, «от­ку­да есть пошло» рус­ское мо­на­ше­ство, Ки­е­во-Пе­чер­скую Лав­ру, Про­хор на­пра­вил­ся в Са­ров­ский мо­на­стырь, с ко­то­рым бу­дет свя­зан­ная вся его даль­ней­шая жизнь. (Мо­на­стырь был ос­но­ван в на­ча­ле XVIII ве­ка в го­ро­де Сарове на се­ве­ре Там­бов­ской гу­бер­нии в Темни­ков­ском уез­де; ныне Са­ров – часть Ни­же­го­род­ской об­ла­сти.) 20 но­яб­ря (1 де­каб­ря) 1778 го­да он ста­но­вит­ся по­слуш­ни­ком – по­но­ма­рит, сто­ляр­ни­ча­ет, пе­чёт просфо­ры и хлеб. На­сто­я­тель за­ме­ча­ет его склон­ность к ана­хо­рет­ству и не пре­пят­ству­ет в сво­бод­ное вре­мя ухо­дить в лес для уеди­нён­ной мо­лит­вы. 13 (24) ав­гу­ста 1786 го­да в по­стри­ге Про­хор по­лу­ча­ет имя Се­ра­фим («Пла­ме­не­ю­щий»), и это мо­на­ше­ское имя вполне от­ра­жа­ет сущ­ность его ду­хов­но­го де­ла­ния. В де­каб­ре 1787 го­да мо­нах Се­ра­фим ру­ко­по­ла­га­ет­ся во иеро­ди­а­ко­на, а 2 (13) сен­тяб­ря 1793 го­да ста­но­вит­ся иеро­мо­на­хом.

Но же­ла­ние прой­ти пу­тём ав­вы Ан­то­ния бе­рёт верх над дав­но усто­яв­шей­ся ки­но­вий­ной жиз­нью, и уже через год мо­ло­дой иеро­мо­нах уеди­ня­ет­ся в де­ре­вян­ной ке­лье сре­ди гу­сто­го ле­са на бе­ре­гу реч­ки Са­ров­ки в пя­ти вер­стах от сво­е­го мо­на­сты­ря. Это ме­сто ста­но­вит­ся его еги­пет­ской пу­сты­ней Скит (позд­нее её на­зо­вут «Даль­няя пустынь­ка»). По­ми­мо скуд­но­го скар­ба, необ­хо­ди­мо­го для под­дер­жа­ния жиз­ни, он бе­рёт для еже­днев­но­го чте­ния Еван­ге­лие и из­бран­ные свя­то­оте­че­ские тво­ре­ния. Столь ра­ди­каль­ный раз­рыв с «офи­ци­аль­ной» мо­на­ше­ской жиз­нью на­хо­дит по­ни­ма­ние да­ле­ко не у всех его со­бра­тий и выс­ше­го ду­хов­но­го на­чаль­ства.

От­шель­ни­че­ская жизнь про­дол­жа­лась мно­го лет, при­чём, по­движ­ник пи­тал­ся «пло­да­ми рук сво­их»: он раз­вёл ого­род и устро­ил пчель­ник. Воз­дер­жа­ние и пост­ни­че­ство от­ца Се­ра­фи­ма до­шли до неимо­вер­ной сте­пе­ни, так что мо­на­стыр­ская бра­тия, с ин­те­ре­сом сле­див­шая за его по­дви­га­ми, удив­ля­лась, как ему уда­ёт­ся вы­жить не то чтобы ле­том, но да­же сту­дё­ной зи­мой. В 1804–1807 го­дах он при­об­ре­та­ет ас­ке­ти­че­ский опыт Си­мео­на Столп­ни­ка. При этом ста­рец тща­тель­но укры­вал свои по­дви­ги от лю­дей, хо­ро­шо со­зна­вая, что «вен­цы нетле­ния» мо­на­хи по­лу­ча­ют не по «пред­став­ле­нию Си­но­да»... Лишь по­сле на­па­де­ния на него трех раз­бой­ни­ков, из­би­тый до по­лу­смер­ти, пре­по­доб­ный на пять ме­ся­цев ока­зал­ся на из­ле­че­нии в мо­на­сты­ре, но за­тем вновь вер­нул­ся в пу­стынь. Пой­ман­ных зло­де­ев он про­стил и про­сил их не на­ка­зы­вать.

К жи­тий­но­му по­вест­во­ва­нию о корм­ле­нии пре­по­доб­ным мед­ве­дя (и дру­гих зве­рей) очень мно­гие, да­же ве­ру­ю­щие, от­но­сят­ся с улыб­кой – как к ска­зоч­но­му эпи­зо­ду, необ­хо­ди­мо­му для при­да­ния ему ещё боль­шей свя­то­сти. Нет! На са­мом де­ле, здесь мы на­хо­дим опыт­ное под­твер­жде­ние той бо­го­слов­ской ис­ти­ны, что со­вер­шён­ное Хри­стом Спа­се­ние (букв. «Ис­це­ле­ние», «Увра­че­ва­ние»!) ка­са­лось не толь­ко че­ло­ве­ка, но и все­го Кос­мо­са. Он вер­нул его в то пер­во­на­чаль­ное со­сто­я­ние, ко­гда всё бы­ло «добро зело», и мы уже сей­час жи­вём в раю, хо­тя это и мо­жет по­ка­зать­ся на­смеш­кой. Но свя­тые, пре­одоле­вая про­ти­во­ре­чие меж­ду ви­ди­мой ре­аль­но­стью и та­ин­ствен­ным свер­ше­ни­ем, на ин­ди­ви­ду­аль­ном уровне вос­со­зда­ют во­круг се­бя рай­скую гар­мо­нию, в ко­то­рой нет враж­ды меж­ду бо­жьи­ми тва­ря­ми, по­это­му зве­ри и не чув­ству­ют в них «охот­ни­ков» и вра­гов. С жи­вот­ны­ми так­же «дру­жи­ли» пре­по­доб­ные Гер­ман Иор­дан­ский, Сер­гий Ра­до­неж­ский, Гер­ман Аляс­кин­ский и, уве­рен, мно­гие дру­гие, чьи име­на ве­до­мы лишь Бо­гу. А свя­той Фран­циск Ас­сиз­ский, пе­ре­вос­пи­тав­ший зло­го вол­ка-лю­до­еда, да­же об­ра­щал­ся к «бра­тьям» жи­вот­ным, пти­цам и ры­бам с про­по­ве­дью. Но мы, ра­цио­на­ли­сты, в это не ве­рим, про­дол­жая жить по «вет­хо­му» прин­ци­пу «око за око», по­это­му ни­че­го во­круг се­бя из­ме­нить не мо­жем. Свя­той это по­ни­мал, и его об­ра­щён­ная к нам за­по­ведь «стяжи дух мирен и во­круг спа­сут­ся ты­ся­чи» зву­чит как укор на­шей ду­хов­ной ле­ни.

По­сле 15 лет уеди­не­ния, в 1810 го­ду, отец Се­ра­фим вер­нул­ся в мо­на­стырь и по­се­лил­ся в сво­ей преж­ней ке­лье, но ещё 5 лет не про­из­нёс ни сло­ва. За­тем, по­чув­ство­вав, что вре­мя ду­хов­но­го уче­ни­че­ства за­вер­ши­лось и на­ста­ло вре­мя слу­же­ния всем лю­дям, ста­рец от­крыл две­ри ке­льи, и те­перь каж­дый мог прид­ти к нему для бе­се­ды и уте­ше­ния. То­гда и об­на­ру­жил­ся про­вид­че­ский и це­ли­тель­ный дар стар­ца. К каж­до­му при­хо­дя­ще­му он об­ра­щал­ся «Ра­дость моя!» и в лю­бое вре­мя го­да при­вет­ство­вал сло­ва­ми «Хри­стос вос­кре­се!» – к вя­ще­му неудо­воль­ствию «рев­ни­те­лей уста­ва», по­че­му-то за­бы­ва­ю­щих, что по­сле «от­да­ния» Пас­хи Хри­стос не уми­ра­ет. А в 1825 го­ду явив­ша­я­ся во сне Ма­терь Бо­жья раз­ре­ши­ла пре­по­доб­но­му вый­ти из мо­на­стыр­ско­го за­тво­ра и по­се­щать лю­би­мую им пу­стынь­ку, где его так­же на­хо­ди­ли бла­го­дар­ные па­лом­ни­ки. Ухо­дя, отец Се­ра­фим остав­лял за­жжён­ные пе­ред об­ра­за­ми све­чи го­ря­щи­ми. Ко­гда ему го­во­ри­ли, что мо­жет быть по­жар, ста­рец от­ве­чал: «По­ка я жив, по­жа­ра не бу­дет, а ко­гда я умру, кон­чи­на моя от­кро­ет­ся по­жа­ром». Так и слу­чи­лось.

Вто­ро­го (14-го) ян­ва­ря 1833 го­да в шесть ча­сов утра брат Па­вел по­чув­ство­вал за­пах ды­ма. Он по­сту­чал в дверь, но ни­кто не от­ве­тил. Бра­тия со­рва­ла за­кры­тую дверь, за­га­си­ла тлев­шие ве­щи, но в тем­но­те не раз­гля­де­ла стар­ца и ре­ши­ла, что он ушёл в свою пу­стынь. Лишь по­сле утрен­ней Ли­тур­гии в тем­ной ке­лье об­на­ру­жи­ли Се­ра­фи­ма, сто­яв­ше­го на ко­ле­нях в мо­лит­ве со сло­жен­ны­ми кре­сто­об­раз­но ру­ка­ми. Он был мёртв. (Цер­ков­ная па­мять пре­по­доб­но­го Се­ра­фи­ма при­хо­дит­ся в XX–XXI ве­ках на 15 ян­ва­ря по но­во­му сти­лю.)

По­чи­та­ние по­движ­ни­ка на­ча­лось ещё при его жиз­ни, но лишь в июле 1903 го­да бы­ли от­кры­ты мо­щи пре­по­доб­но­го стар­ца, и со­сто­я­лось его тор­же­ствен­ное про­слав­ле­ние в ли­ке свя­тых к неудо­воль­ствию мно­гих чи­нов­ни­ков от Церк­ви, в первую оче­редь – обер-про­ку­ро­ра Си­но­да Кон­стан­ти­на По­бе­до­нос­це­ва. По­движ­ни­ка ещё при жиз­ни об­ви­ня­ли в сим­па­ти­ях к «рас­коль­ни­кам» (на ико­нах мож­но ви­деть в его ру­ках «лестов­ку» – ста­ро­об­ряд­че­ские чёт­ки), в гор­дыне (де­скать, мно­го мнил о се­бе: чем ему не уго­дил офи­ци­аль­ный мо­на­стыр­ский уклад, за­чем на­до бы­ло ме­нять бла­го­устро­ен­ный брат­ский кор­пус на по­ко­сив­шу­ю­ся хи­бар­ку?) и в дру­гих «гре­хах». Ве­ли­кие лю­ди все­гда вы­зы­ва­ют за­висть и раз­дра­же­ние по­сред­ствен­но­стей, «о чём в ис­то­рии мы тьму при­ме­ров слы­шим...». Но не рас­ста­вав­ший­ся с Еван­ге­ли­ем пре­по­доб­ный ве­рил сло­вам Хри­ста: «Бла­жен­ны вы, егда по­но­сят вас...». Точ­ку в спо­рах по­ста­вил сам им­пе­ра­тор Ни­ко­лай II, в се­мье ко­то­ро­го ни­ко­гда не со­мне­ва­лись в свя­то­сти бла­жен­но­го Се­ра­фи­ма.

В со­вет­ские вре­ме­на след мо­щей пре­по­доб­но­го Се­ра­фи­ма за­те­рял­ся, но они бы­ли чу­дес­но со­кры­ты (ино­го не ска­жешь) в Ка­зан­ском со­бо­ре то­гда ещё Ле­нин­гра­да и об­на­ру­же­ны в 1990 го­ду (тор­же­ствен­ное вто­рое обрете­ние и пе­ре­не­се­ние, по­сле ра­бо­ты ко­мис­сии, со­сто­я­лось в 1991 го­ду), а ныне по­ко­ят­ся в Ди­ве­ев­ском Тро­иц­ком со­бо­ре Ни­же­го­род­ской об­ла­сти.

Из­вест­ный цер­ков­ный ис­то­рик XIX сто­ле­тия ар­хи­епи­скоп Фила­рет (Гу­милев­ский) на­звал пре­по­доб­но­го Се­ра­фи­ма Са­ров­ско­го «са­мым ве­ли­ким по­движ­ни­ком бла­го­че­стия по­след­них вре­мён». С этим труд­но не со­гла­сить­ся.

Ли­те­ра­ту­ра – как на­зи­да­тель­ная, так и ис­сле­до­ва­тель­ская – о свя­том Се­ра­фи­ме огром­на, и её лег­ко най­ти как на пол­ках биб­лио­тек, так и в ин­тер­не­те. По­сле опуб­ли­ко­ва­ния ста­тьи о нём в «Пра­во­слав­ной эн­цик­ло­пе­дии» мож­но бу­дет го­во­рить о под­ве­де­нии пред­ва­ри­тель­ных ито­гов ис­то­рии изу­че­ния и осмыс­ле­ния уни­каль­но­го опы­та это­го ве­ли­ко­го по­движ­ни­ка, на­ро­чи­то – для на­ше­го вра­зум­ле­ния – при­зван­но­го Бо­гом к слу­же­нию Ему и лю­дям в офи­ци­оз­ную Си­но­даль­ную эпо­ху, под­го­то­вив­шую страш­ный по­жар на­ча­ла XX ве­ка.

Юрий Ру­бан,
канд. ист. на­ук, канд. бо­го­сло­вия

Случайный тест

(2 голоса: 5 из 5)